Последние новости

ЛУЧЕЗАРНОЕ ИСКУССТВО ГАРЗУ

В армянском изобразительном искусстве диаспоры нет художника, который был бы так всенародно популярен, как Гарзу (Гарник Зулумян). Это знают все, и может проверить каждый. Среди множества зарубежных армянских мастеров его имя приходит первым. Наша память и мысль подсказывают его прежде других. Ни одно из дорогих нам имен не заслонит собой безмерную и беспримерную известность Гарзу. Он самый полномочный из представителей искусства диаспоры, творчество которого стало вехой в истории культуры не только Франции, но и всего мира. В общенародном сознании это армянский Художник с большой буквы. Все способствовало этому: огромное жизненное долголетие (он прожил без малого целый век), неиссякаемый творческий труд, широта тем, неординарность их воплощения.

Артистизм, изящество, легкость и особое очарование изобразительных средств - эти качества позволили художнику создать уникальные произведения. Кто хотя бы однажды видел его картины, тот без труда узнает его манеру, его "голос". В искусстве Гарзу содержится до такой степени ни на кого не похожее, индивидуальное мировосприятие, что забываешь о привычных подходах, мерках и оценках. Он не подходит ни под какие категории. Живописные полотна, многочисленные литографические листы ярко отражают сущность его ума, его душу и мироощущение.

В 17 лет Гарзу жил в атмосфере Парижа и был одержим этим городом, где каждый уголок напоминал о рождении живописных шедевров, великих книг, восторженных, поэтических строк. На перекрестках улиц, манящих всех художников и поэтов города, встречались века, эпохи, нравы. Конечно, обрести собственное лицо в такой стране, как Франция, было нелегко. Богатые художественные традиции французского искусства и вдохновляли, и подавляли молодых художников. Что мог противопоставить тогда еще мало кому известный художник величайшим авторитетам европейской живописи? Оказалось, мог. Более полувека имя Гарзу - среди величайших художников XX века, о чем свидетельствует неутихающий интерес к его творчеству и во Франции, и за ее рубежами. Картины его украшают стены музеев многих стран. Его талант от Бога подкреплялся удивительной работоспособностью.

Разумеется, на Гарзу повлияла европейская школа живописи. И не только живописи, но и всей культуры. Однако это не следует понимать прямолинейно. Многое от творчества предшественников было воспринято Гарзу, но его искусство - это прежде всего самое полное выражение внутренней жизни художника, неутомимой работы мысли, сложного противоборства волновавших его чувств. Все передуманное и перечувствованное им самим облекалось в творчестве в художественный образ и поднималось на высоту художественного обобщения. У картин Гарзу свои законы, свое кровообращение, своя нервная система. Он стоит вне какого-либо влияния других художников.

Власть его искусства мы испытали еще в далекие 60-е годы прошлого столетия, когда он впервые приехал в Армению уже известным художником. Это стало огромным событием не только для армянских зрителей, перед которыми открывался совершенно новый, самобытный мир, но и для самого художника, который впервые оказался на родине своих предков.

По словам художника, он решил ехать в Ереван поездом. "Возможность лететь самолетом меня не прельщала. Хотелось въехать в Армению не сразу, а постепенно. Подобно тому как постепенно раскрывается занавес в театре и зрители попадают в волшебный мир, передо мной постепенно раскрывался образ страны, которую я мечтал увидеть всю свою жизнь. И у меня создавалось ощущение, что я давно уже знаю Армению, более того, видел ее в своих произведениях, и чувствовал себя армянским художником, прожившим часть жизни в родной стране".

Откликаясь на первую выставку работ Гарзу в Армении, искусствовед Генрих Игитян писал о том, что мы начинаем видеть по Гарзу очертания современных зданий, подъемные краны, железнодорожные пути, строящиеся корпуса заводов, цепкие кустарники, рассыпанные по склонам армянских гор. "Это прежде всего говорит о том, что Гарзу - глубоко современный и национальный художник. Национальное своеобразие определяется не этнографической или фольклорной окраской, а той внутренней жизнью, темпераментом, конструктивным мышлением, которые характеризуют лучшие творения армянской культуры", - подчеркивал Г.Игитян.

Гарзу видел современность в звуках, ощущая ее в красочных, ярких, беспокойно-насмешливых красках. И, может быть, поэтому, глядя на его работы, ощущаешь звуки Парижа, сложную полифонию вечно прекрасного города. Он слушал музыку Парижа, улавливал ее в природе, в звуках и красках окружающей действительности и стремился по-новому воплотить все виденное и слышанное. Да, музыка прежде всего. Потому что Гарзу и музыка Парижа навечно слиты. Он словно бог музыки, которая звучит, захватывая зрителя, и обостряет наше восприятие его полотен, их сокровенного смысла.

У Гарзу в Армении было много друзей, для которых двери его дома в Париже и мастерской всегда были открыты. Среди них и искусствовед, заслуженный деятель искусств РА Шаэн Хачатрян, с которым художника связывала искренняя дружба.

- С выдающимся художником Гарзу я познакомился в 1966 году, когда он впервые приезжал на родину с выставкой графических работ, - гравюр и книжных иллюстраций, - рассказывает Ш.Хачатрян. - Тогда Гарзу был известен нам лишь одним своим произведением - живописным полотном, которое он прислал в дар нашей Картинной галерее в 1963 году. Все работы, составившие экспозицию выставки, художник также подарил родине. Я опубликовал о Гарзу статью и с тех пор неоднократно писал о нем, включал его произведения в свои книги и альбомы. В 1984 году по приглашению Академии художеств и Союза художников СССР я организовал в Москве крупную выставку мастера, и он присутствовал на ее открытии.

Работа Гарзу (Гарника Зулумяна)

Мы много раз встречались в Париже, и всякий раз Гарзу посылал со мной в Ереван несколько новых литографий. В 1989 году, после землетрясения, я попросил его помочь ленинаканским художникам, в одночасье лишившимся мастерских, а часто и средств к существованию. Фонд культуры, где я был тогда исполнительным директором, предполагал устроить выставку-продажу примерно полусотни работ, которые Гарзу, не задумываясь, передал мне. Выставка-продажа спустя некоторое время состоялась, однако я уже не имел к ней отношения: в Фонде культуры произошли кадровые перестановки. Через непродолжительное время меня немало озадачило, что два десятка литографий, которые я, повторяю, собственноручно привез в Ереван, вдруг обнаружились в США, где их продавали по несравнимо более высокой цене...

Помню, тогда же я попросил, чтобы мастер отозвался на землетрясение не только в качестве гражданина, но и как художник. Прошло несколько месяцев, и я получил от него эскиз картины "Надежда": из земли, на которой стоит разрушенный город, словно дерево, прорастает обнаженная женщина, на ее голове не волосы, а густая поросль молодых цветущих побегов... К сожалению, этой картины Гарзу так и не написал. Армянская тема, точнее, тема Геноцида возникла также во фресках, которыми художник расписал средневековую церковь в городе Маноске на юге Франции...

В середине 90-х мы снова встретились, и мастер пригласил меня пообедать в ресторан, украшенный его фресками. Атмосфера беседы была самой непринужденной, и я счел возможным посетовать, что Национальная картинная галерея все еще располагает лишь одной живописной работой Гарзу. Мы приехали к нему. Жены художника не было дома, и он заговорщически подмигнул: "Выбери несколько работ, только никому об этом здесь не говори"... Из привезенных мной семи десятков работ несколько графических и четыре живописные работы я проиллюстрировал в своей книге "Музейный воин".

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ЧЕТЫРЕ НЕЗАБЫВАЕМЫХ ВЕЧЕРА
      2017-05-22 15:51
      1894

      Весна нынешнего года в музыкальном отношении была достаточно насыщенной. Как и ежегодно, было множество концертов, гастролей. Но, к сожалению, подлинно ярких событий наблюдалось немного. Не стали откровением и встречи с зарубежными музыкантами, хотя в сонме этих исполнителей были артисты, достойно отражающие нынешний музыкальный процесс. Меньше всего хотелось бы вникать в причины этого, поскольку в каждом отдельном случае срабатывают свои законы и играют роль свои обстоятельства. Важнее другое: "не дать забыть" конкретные факты искусства, его существенные проявления, хранимые, как всякое музыкальное событие, лишь в форме впечатления. Итак, подлинными фактами искусства стали четыре концерта музыкантов, в основном наших соотечественников, которые оказались способны создать некий микромир, микроклимат, реальную ауру волшебства - конкретного и живого.

    • ВЕРНУТЬ ОПЕРЕ ПОКЛОННИКОВ
      2017-05-05 15:36
      5633

      Поразительна жизнь этого талантливого музыканта - он так легко преодолевает расстояния, страны, разные творческие коллективы и везде успешен и интересен. Как это ему удается - непонятно. Но удается! Покинув Москву, он в статусе художественного руководителя Национального академического театра оперы и балета им. А.Спендиарова пытается вывести из кризиса театр, оживить и сдвинуть с места этот огромный застывший корабль. Успешно ли - пока не будем судить. Во всяком случае проведенный недавно Первый оперный международный фестиваль внушает надежду на позитивные перемены и новое кровообращение.

    • АПРЕЛЬ: КУЛЬМИНАЦИЯ СЕЗОНА
      2017-05-01 16:40
      5131

      Первый международный оперный фестиваль, блистательно завершивший апрель, стал едва ли не самым значительным событием оперного года. Это было достойное посвящение памяти выдающегося певца, художественного руководителя Национального академического театра оперы и балета им. А.Спендиарова Гегама Григоряна.

    • НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ДАР ЕСТЕСТВЕННОСТИ
      2017-04-26 15:01
      7545

      Памяти выдающегося певца Есть люди, которые обладают даром необыкновенного человеческого обаяния. При жизни это счастливое свойство дарит им многочисленных друзей и поклонников, а после смерти память о них щедро раскрывает людские сердца. Это так и с Гегамом Григоряном, выдающимся певцом, художественным руководителем Национального академического театра оперы и балета им. Спендиарова, год назад ушедшего из жизни. Свой большой талант принес певец на алтарь театра - театра больших переживаний. У Гегама Григоряна была судьба артиста, не вмещающегося в стереотипы. Он был словно астероид, оторванный от самого солнца. Его немыслимый талант не был подвержен никаким влияниям звездных тяготений.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПАЗЛЫ ВКУСНОЙ И КРАСИВОЙ ПИЩИ
      2017-05-24 14:44
      319

      На всех телеканалах что-то варят-парят (есть даже специализированные ТВ-каналы), рассказывают о секретах приготовления того или иного блюда, снимают художественные фильмы о поварах... И очень многие зрители с вожделением наблюдают за процессом приготовления еды (появился даже термин "гастропорно"). Потом появилась информация о проводимых у нас один за другим фестивалях толмы, шашлыка, широко освещаются фестивали вина и коньяка... Все это интересно, весело, а главное - нужно! Мне удалось поговорить с Анной Мазманян, которая в эти дни специально прилетела из Москвы, чтобы работать над проведением очередного гастропраздника.

    • МИР АВЕТИКА АВЕТИСЯНА
      2017-05-19 16:48
      762

      Старый одноэтажный Ереван, роскошные виллы последних лет и высотные современные здания – все это можно увидеть с балкона квартиры художника Аветика Аветисяна. Удержаться и не писать любимый город, каждый раз разный в зависимости от времени года и дня, выбора точки наблюдения и перспективы, невозможно. Аветисяна это касается в первую очередь, он умеет разглядеть красоту в самых простых вещах, чувствовать то, что неведомо многим. 

    • Ученый Нерсес Крикорян – один из разработчиков ядерной программы США
      2017-05-17 11:04
      60

      96-летний Нерсес Крикорян живет в Лос-Аламос – населенном пункте, не имеющем статуса города или поселка. Именно здесь в 1943 годы была основана Лос-Аламосская национальная лаборатория для работы над Манхеттенским проектом - кодовое название программы США по разработке ядерного оружия, передает Новости Армении - NEWS.am.

    • ПОСВЯЩЕНИЕ АРМЯНСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ
      2017-05-12 15:25
      1958

      Имя Николая Токарского, архитектора, историка архитектуры и арменоведа, тесно связано с историей изучения армянской архитектуры. Это личность, внесшая большой вклад в данную сферу деятельности, пишет Sputnik.