Последние новости

ТАКАЯ КОРОТКАЯ, НО ЯРКАЯ ЖИЗНЬ

В этом году художнику Ашоту Баяндуру исполнилось бы 65... Его уже нет с нами 9 лет. Но память об этой уникальной личности удивительно стойка. Он был настоящим человеком искусства, обладал личным обаянием и безграничной любовью к своей стране, своему городу, людям. Он радовал своих друзей культурой, поэтическим отношением к жизни, изобретательностью - всем тем, что досталось ему от родителей: матери - тончайшего лирика Маро Маркарян, отца - образованнейшего человека, долгие годы возглавлявшего журнал "Советакан арвест". Много общего было и с сестрой - блистательной переводчицей Анаит Баяндур. Увы, сейчас нет с нами никого из этой замечательной семьи...

Порой трудно сказать, что интереснее - картина или человек, ее написавший. Я имею в виду хорошие картины, потому что плохие тем и плохи, что рождаются как результат унылой поденщины, и тут сквозь краски не просвечивает ни малой капли души человеческой, судьбы, облика, неповторимой натуры автора. Ашот Баяндур написал мало. Может, мог бы создать больше. Но есть иная точка зрения: художник может написать столько, сколько он написал. Пожалуй, эта точка зрения не лишена смысла, если не иметь в виду чрезвычайные случайности, обрывающие жизнь художника безвременно и трагически. Ашот ушел из жизни от инфаркта - самой распространенной болезни нашего века. Было ему всего 56 лет...

С именем Ашота Баяндура у поколения художников середины 70-х связано нечто совершенно очаровательное. Те, кто знал Баяндура лично, помнят мягкое обаяние его человеческих качеств и одновременно очень высокую требовательность серьезного живописца.

Ашот Баяндур был, что называется, не от мира сего, обладал благородной мужской красотой и душевным изяществом. Невысокого роста, с внимательным и деловым взглядом добрых серовато-зеленых глаз, глубоко посаженных под густыми бровями, он располагал к себе сразу. Всех его друзей и знакомых привлекали щедрость и неиссякаемость воображения художника, его эрудиция. Он любил общество самых разных людей, любил споры (особенно если речь шла об искусстве или поэзии, путешествиях), где он сразу становился естественным центром в силу изящества ума, остроумия, необыкновенной свободы, с которой он вел разговор, и того доброжелательства, которое как магнит притягивало к нему людей. Вся его жизнь была пронизана творческим светом, и эта черта сказалась и в его живописи.

Замечательный художник, Ашот в течение 30 лет радовал нас своим искусством. Его выставки открывались в России, Франции, Люксембурге, не раз его работы демонстрировались в Ереване. Независимый, свободный, "гуляющий сам по себе", он был ценим многими, но понимаем, что избранными, теми, кто способен разглядеть исключительное, что еще не отчуждено пиететом музейности.

Его картины - настоящий праздник пластических символов. Добираясь до души изображаемого явления, Ашот безраздельно отдавался интуиции и чувству, жертвуя при этом правдоподобием. И все же его художественное наследие представляет ценность не только для современников, но и для новых поколений, так как в его произведениях трепетала живая душа, горячо влюбленная в жизнь и замечательно тонко резонирующая на ее сложности.

Он был действительно современным художником - не только внешне, но и внутренне современным. Он обладал органическим чувством времени, поэзии, правды. Поэтому его произведения были наполнены яркостью, наводнены острым чувством темы, абсолютной искренностью.

Так получилось, что его первая персональная выставка прошла не в Ереване, а в Москве, где он сразу завоевал массу поклонников. Известный критик Станислав Рассадин в своем обзоре писал: "У армянского художника Ашота Баяндура нет ни одного автопортрета. Я во всяком случае не видел. И все-таки знаю, что он за человек. Точнее, узнаю, глядя на его работы. Он добрый, веселый... Хотя иногда веселится так, что становится чуточку грустно. Он и созорничать не прочь. Он умный, я это тоже вижу, угадывая за его добрыми и смешными фантазиями любовь к размышлению, короче говоря, он художник... По его картинам и рисункам видно, что он очень любит свое детство и хотел бы в него вернуться..."

Мир его искусства населен персонажами из сказок - милыми и странными людьми, животными, вещами: тут и воздушный шар, сплющенный, как дыня, человечки с крыльями, яблоки огромные, как Земля, циркачи и птицы, волы и ослики, цветы, валящиеся с неба...

Мир, придуманный Баяндуром, привлекает и взрослых, и детей, так как фантастичен и в то же время прост. Не случайно у художника особое место в творчестве занимали иллюстрации к книгам разных авторов. Здесь сливались воедино субъективные и объективные, сознательные и подсознательные, интуитивные и рациональные моменты психологии творчества. Это особенно ясно видно и на сложных, полифонических по структуре полотнах Баяндура. Главное свойство его полотен, по-моему, и состоит в том, что они имеют особый язык подтекста, намеков, ассоциаций и иллюзий. Между тем "междустрочное чтение" и поиск кода произведения проходят через обманчиво простые, пластические ходы. За простотой его композиций очень много работы: ведь простота требует безошибочного решения.

Сейчас, с течением времени, картины Баяндура, полные юмора, написанные непринужденно, чуть ли не шаловливо, по-новому открывают свой непростой и глубокий смысл. Стоит только взглянуть на них - и вас подхватит волна движущейся, захватывающей, поражающей своей полярностью жизни. Вас, как некогда и их создателя, окружат чудаки и мечтатели, фантазеры, искатели правды, наивные мыслями и чистые сердцем. Вам встретится немало и грустного, но еще больше - смешного: будет дождь пополам с солнцем, и откроется целый мир, где солнечные и печальные краски смешались, исполняя совершенно особую, удивительную гамму.

Ашот не хотел признавать будничное неинтересным, потому что для него оно было интересным и захватывающим. Надо лишь уметь это увидеть. Так умеют видеть будничное дети. И очень редко сохраняют эту особенность взрослые. Ашот сохранил. Оттого, должно быть, и вспоминал он свои ранние годы, словно продолжал в них жить.

И, наверное, этот мир останется с нами надолго. Потому что он уникален. Как всегда, уникально настоящее искусство. И еще потому, что в этом мире, каким бы жестоким он ни представал, никогда не гаснет свет добра и надежды.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПРАЗДНИЧНЫЙ МАРАФОН ПРОДОЛЖАЕТСЯ...
      2018-10-15 15:00
      258

      XII Международный фестиваль классической музыки, пиком которого стали недавние выступления знаменитого скрипача Сергея Хачатряна, задавшего высокий тон начавшимся событиям, продолжается. В рамках фестиваля помимо ярчайшего концерта, открывающего этот крупный осенний марафон, состоялись еще несколько праздничных вечеров, в которых приняли участие солисты самых разных стран. И если новых имен среди них не слишком много, эта проблема все же не так остра, как репертуарная.

    • ЕДИНСТВЕННАЯ ВСТРЕЧА С ВЕЛИКОЙ ПЕВИЦЕЙ
      2018-10-08 15:23
      4618

      Мир стремительно скудеет на великие личности. В эти дни ушла из жизни еще одна величайшая звезда - легендарная Монсеррат Кабалье, известнейшая испанская оперная певица, величайшее сопрано современности. Монсеррат Кабалье была послом Мира, послом Доброй воли ЮНЕСКО. Широчайший диапазон голоса, непревзойденное мастерство и яркий темперамент дивы покорили главные сцены ведущих театров планеты.

    • С ЛЮБОВЬЮ О ВЫДАЮЩЕМСЯ ХУДОЖНИКЕ
      2018-10-05 15:36
      4306

      В ереванском издательстве "Айагитак" вышла первая книга трехтомной документальной монографии, посвященная жизни и творчеству выдающегося армянского живописца и педагога Ваграма Гайфеджяна. Автор и составитель Эллен Гайфеджян.

    • ИСКУССТВО ВЫСОКОЙ ПРОБЫ
      2018-09-26 15:05
      4758

      Осуществлен один из самых крупных проектов года: в Национальной галерее Армении развернута выставка работ Ованеса Зардаряна с продолжением в Доме художника Армении, посвященная 100-летию со дня рождения мастера.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПРИЗВАНИЕ И ВЫБОР КАРЕНА ДОЛУХАНЯНА
      2018-08-27 16:04
      812

      Путь Карена Долуханяна в живопись был на зависть интересным, нетрадиционным и нетипичным. Архитектор по специальности, он успешно работал в мастерских известных армянских архитекторов Артура Месчяна, Спартака Хачикяна и Степана Кюркчяна, участвовал во всесоюзных конкурсах и дважды удостаивался премий. Первый раз - за лучшую идею проекта кинотеатра, во второй - за оригинальный проект жилого дома.

    • КАК ЗАМЕДЛИТЬ АРМЯНСКОЕ ВРЕМЯ?
      2018-08-20 17:23
      4109

      Памяти Николая НИКОГОСЯНА В одночасье столкнулись два армянских мира: 17 августа проходит митинг в поддержку Никола Пашиняна и хоронят в Пантеоне народного художника СССР Николая Багратовича Никогосяна. Неделя напряжения, и все-таки выбор судьбы пал на Армению. Любому кладбищу Москвы Никогосян оказал бы честь, не был бы там одинок, столько друзей и почитателей его дара и гражданской позиции у него было. Но покоиться в Армении с ее сегодняшними реалиями, девальвацией, напряженным поиском - это значит еще раз рядом с Комитасом, Сильвой Капутикян, Сергеем Параджановым и другими выдающимися, великими людьми подтвердить ценность и уникальность творца, принадлежащего армянскому и всему миру.

    • КАК САРЬЯН РИСОВАЛ "ЦВЕТЫ" НА СТЕКЛЕ
      2018-03-07 15:55
      2117

      В день рождения Мартироса Сарьяна – 28 февраля - в его Доме-музее впервые была выставлена уникальная картина мастера – "Цветы" и продемонстрированы документальные кадры из фильма "Мартирос Сарьян", в котором камера оператора Марата Варжапетяна шаг за шагом фиксирует творческий процесс создания художником этой работы.      

    • НАЙТИ СВОЕ "Я" И ТВОРИТЬ
      2018-02-12 15:26
      915

      Когда человек подходит к 70-летнему рубежу, правильнее не подчеркивать сделанное, а задуматься о том, что он не успел сделать. Ведь после 70-ти время летит еще быстрее, и поспеть за ним гораздо труднее. Впрочем, художник Борис Шахвердян особо не зацикливается на времени, возрасте. Он считает себя свидетелем эпохи, очевидцем череды происходящих событий, о которых надо рассказать современникам и тем, кто родится позже. А сделать это лучше всего карандашом или кистью. "Ничто так не сохраняется в памяти, как в рисунке, - сказал как-то в беседе художник. - Ведь произнесенные слова исчезнут, а полотна бессмертны".