Последние новости

СЕМЕЙНЫЙ ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ

Маргрит Бюнеман-Ахназарян по национальности немка, родилась в г. Любек в семье архитектора, росла, училась, жила в Германии. Выйдя замуж за Армена Ахназаряна, однокурсника по архитектурному факультету университета Аахена, молодая женщина, ничего прежде не знавшая об Армении, приняла ее в свое сердце, изучила ее язык, историю, архитектуру и сочла своим долгом помогать мужу в изучении и восстановлении армянских храмов, находящихся за пределами современной Армении

Но прежде родной ей стала семья мужа. Маргрит не просто интегрировалась, как модно нынче говорить, в эту армянскую семью - она прикипела к ней всей душой. И даже когда я попросила ее рассказать о себе, начала повествование с рассказа о семье мужа, его отце, матери, бабушке и ее сестре, к которым Армен был очень привязан и которые оказали огромное влияние на саму Маргрит. Иначе, наверное, и быть не могло: каждого из членов этой семьи отличала высокая культура, прекрасное образование и горячая любовь к Армении, от которой злым провидением они были тогда отлучены. Рассказ Маргрит Бюнеман - Ахназарян тянет на интереснейшую книгу, но рамки газетной статьи ограничены, и мне, к величайшему сожалению, придется ограничиться скупой констатацией фактов.

Отец Армена Ованес был единственным из семьи Ахназарян, кто спасся во время турецкой резни в 1918 году. То, что подросток остался жив, было поистине чудом. Устроив резню армян в Агулисе, турки гнали женщин с детьми в горы, стреляя в спины отстающим. Тем, кто одолел гору, стреляли уже в лицо - еще одна группа озверевших турецких молодчиков поджидала безоружных женщин и детей у вершины. Только нескольким подросткам, в том числе Ованесу, посчастливилось тогда вырваться из капкана и добраться до Джавахка. Но душа мальчишки не смогла смириться с гибелью родных, и, надеясь на чудо, он вернулся в местность, где когда-то счастливо жила вся его большая семья. Надежда оказалась тщетной. Обратная дорога была еще трудней, но подросток сумел уйти и на этот раз.

Рана от этой трагедии кровоточила всю жизнь, но отныне Ованес делит свой путь уже по образовательным вехам: школа, духовная семинария в Эчмиадзине, университет в Тегеране. После окончания вуза ему как блестящему знатоку грабара и пехлеви (древний фарси) предложили преподавательскую должность в этом же университете. Здесь он и проработал всю жизнь. Но личное благосостояние никогда не было для него доминантой. Главным делом жизни стала организация армянских школ. Сначала в Тегеране, а потом и в других городах Ирана Ованес Ахназарян открывает армянские школы и не только обустраивает их, но и на протяжении десятков лет активно участвует в работе всех 33 школ, помогает учащимся материально. "Армяне должны знать родной язык независимо от страны проживания, ибо язык - основа нашей идентичности", - не раз говорил он.

В Тегеране он встречает и свою будущую жену Арусяк Мелик-Маркарян. Отец Арусяк - преуспевающий промышленник родом из Салмаста (регион северо-западного Ирана) - сначала в Тифлисе, а потом в Петербурге основывает компанию по торговле сухофруктами, экспортируя их в разные страны, вплоть до американской Калифорнии. Семья его тоже обосновывается в Петербурге, Арусяк становится студенткой консерватории, занимается у Дмитрия Шостаковича и Арама Хачатуряна. В середине 30-х годов, когда кто-то из друзей отца был расстрелян, кто-то сослан, семье Мелик-Маркарян, сохранившей иранские паспорта, удалось перебраться в Иран. Арусяк начинает преподавать в тегеранской консерватории и вскоре выходит замуж за Ованеса Ахназаряна.

В 1941 году у молодой четы родился сын Армен. Говорят, для детей важны не слова взрослых, а их поступки. Армен рос в семье, для которой понятия Родина, корни были синонимом конкретных дел. Мечтая познакомить мир с древней культурой Армении, он выбирает свою стезю - изучение армянских памятников архитектуры, находящихся за пределами Армении. А чтобы делать это на высоком профессиональном уровне, поступает на архитектурный факультет университета Аахена, где учится и Маргрит Бюнеман. Венчались они в армянской церкви Парижа. Для этого протестантка Маргрит перешла в лоно Армянской Апостольской церкви.

Первые годы совместной жизни прошли в Аахене. Она преподавала в университете, он учился в докторантуре. Получив степень доктора архитектуры, Армен вместе с женой переезжает в Тегеран. Будучи единственным сыном, он считал себя не вправе жить вдали от родителей. В 1973 году у них родилась дочь Талин, а в 1975 году вторая дочь - Шариз. В те годы Армен работал архитектором на юге Ирана, принимал участие в строительстве Бама - города в пустыне, где растут лучшие в мире финики. В домах Бама, хотя они построены посреди раскаленных песков, по словам Маргрит, всегда прохладно. Предусмотрено это уникальной конструкцией зданий - воздух сначала проходит через резервуары с водой и потом, уже охлажденный, поступает в квартиры. Маргрит вместе с мужем проектировали для Бама жилые дома, больницы, школы, библиотеки.

В тот же период Армен Ахназарян, уже известный архитектор, автор многих интересных проектов, воплощенных в разных городах и странах, начинает вплотную заниматься изучением памятников армянской архитектуры. Маргрит как всегда рядом. Сначала на заработанные нелегким трудом деньги Армен вместе с боготворившими его студентами ездил на территорию Западной Армении, делал обмеры старинных церквей, фотографировал надписи, документировал построенные армянами мосты, гражданские сооружения, библиотеки. Собранный материал отправлял во все университеты мира, где работали кафедры арменологии, и непременно в Конгресс США. Стремясь довести до всех сведения об армянских памятниках на территории Турции, он выступал с докладами в США, Канаде, Англии, Франции, Италии, рассказывал, как великолепны были храмы и другие сооружения в Западной Армении и что от них, в результате вандализма турок осталось. Маргрит иллюстрировала доклады показом слайдов.

В 1982 году Ахназарян создал в Германии Ассоциацию по изучению армянской архитектуры. Под ее грифом выходили книги, посвященные армянским историческим памятникам. Естественно, такая деятельность вызвала недовольство турецких властей. Армена вносят в черный список нежелательных для Турции граждан. Армена это не останавливает. Теперь по разработанным им программам, маршрутным схемам и, что не менее важно, на его деньги в Турцию приезжают его студенты, а потом и Маргрит. В поездках по Хоторджуру, Артвину и Испиру, где когда-то было много армянских деревень, она фотографирует руины, делает обмеры церквей, крепостей, мостов и других строений, фиксирует армянские надписи.

Эти поездки, каждая длительностью по три-четыре недели, были сложными во всех отношениях. Турки с неприязнью (и это еще мягко сказано) относились ко всем попыткам изучения и фотографирования армянских исторических памятников, но Маргрит продолжала ездить. Привозимый ею материал был не просто интересным, а и уникальным: ей, немецкому архитектору, удавалось сфотографировать, зафиксировать, обмерить даже те строения, что постоянно находились под прицелом турецких вражеских глаз. После этих поездок по настоянию Армена Маргрит стала сама выступать с докладами, и не только на английском, но и на армянском языке, когда аудиторию составляли армяне. Никогда ранее публично не акцентировавший внимания на ее деятельности по изучению армянской архитектуры, Армен за два месяца до смерти впервые написал, что половину всей его работы делала Маргрит. Это было наивысшей и самой дорогой для нее похвалой, признанием в том, что она оказалась достойной его любви, оправдала его веру в нее.

После обретения Арменией независимости архитектор Ахназарян регулярно приезжал на историческую родину. В 1988 году он открыл в Ереване Центр по изучению памятников армянской архитектуры, И хотя дом его оставался в Германии, большую часть последних десяти лет жизни он провел в Армении, знакомил мир с памятниками армянской архитектуры на территории Западной Армении, Арцаха, нынешней Армении и стран, где когда-то компактно проживали армяне. Сам же финансировал деятельность созданной им в Ереване организации, хотя и не был человеком богатым.

В этом году Центр по изучению армянской архитектуры, руководимый ныне Самвелом Карапетяном, выпустил книгу "Три монастыря Артаза". Это последняя работа Армена Ахназаряна. Он успел написать текст, сделал чертежи, оставил фотографии. Маргрит помогала ему, ездила в Артаз во время реставрации храмов, а когда книга готовилась к печати, еще раз побывала в этих монастырях, сделала новые снимки. Армянские храмы Артаза дороги ей еще и потому, что в одном из них, а именно в монастыре Степаноса Нахавка (Святой Стефан Первомученик) прошли крестины их дочерей. Еще при жизни Армена они заказали дверь для монастыря. Выполненная по старым эскизам, она и ныне украшает этот огромный монастырский комплекс в ущелье реки Аракс, построенный еще в XYII веке. Согласно документальным свидетельствам X века, ранее здесь тоже находилась армянская церковь, и именно на ее месте и был возведен этот монастырь. Шариз, младшая дочь Армена и Маргрит, живет в Германии, преподает в школе ботанику, математику, химию, ее сыну полтора года. Старшая дочь Талин психолог, работает с детьми-инвалидами.

В настоящее время ереванский Центр по изучению армянской архитектуры готовит к изданию переведенную на английский язык книгу отца Армена - Ованеса Ахназаряна "Провинция Гохтан". Есть определенная мистика в том, что, сообщив днем о завершении работы над книгой о своей родине - Агулисе, Ованес Ахназарян скончался в ту же ночь от остановки сердца. Миссия была выполнена. Книга на армянском языке была издана в Тегеране еще при жизни Армена. В издание, которое выйдет в Армении, Маргрит планирует добавить фотографии и поместить древо семьи Ахназарян, составленное известным скрипачом, профессором Ереванской консерватории Суреном Ахназаряном. Когда Сурен Ахназарян выступал с концертами в Лондоне, Рубен Галесчян принес ему книгу Ованеса Ахназаряна "Провинция Гохтан". Прочтя ее, Сурен понял, что они с Арменом близкие родственники. Деды их были родными братьями.

Я разговаривала с Маргрит в ее ереванском доме на улице Кери. Яркие лучи солнца заливали комнату, ласково касаясь тонкого лица женщины. Дом этот построен по проекту своего хозяина. Такой же светлый и солнечный, каким остался в моей памяти Армен Ахназарян. Дом обставлен мебелью, которую архитектор привез из Тегерана, продав родительский особняк. Касаясь столешницы большого стола из красного дерева, понимаешь - только такой, сработанный на века стол и мог быть у этой красивой и благородной семьи. Такими людьми, как Армен и Маргрит Ахназаряны могла бы гордиться любая страна.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПАМЯТИ АНТОНИНЫ ПОВЕЛАЙТИТИ- МААРИ
      2018-10-08 16:06
      2200

      Не стало Антонины Михайловны Повелайтити-Маари, вдовы писателя Гургена Маари, члена Союза писателей Армении. Она была сильным, гордым, неординарным человеком, сохранившим, несмотря на годы, неиссякаемый интерес к жизни, людям. Из тех могикан, кто грудью отстаивает свои интересы, встречает удары судьбы с открытым забралом. Ее книги-воспоминания издавались в разных странах, с интересом воспринимались в диаспоре. А живые, теплые, берущие за душу небольшие рассказы не раз печатались на страницах нашей газеты.

    • ПРЕДМЕТ СОТРУДНИЧЕСТВА - АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЕ РУКОПИСИ
      2018-10-01 16:16
      4394

      В минувшую пятницу в Институте древних рукописей -Матенадаране прошла научная конференция на тему "Работы казахских и армянских ученых в исследовании армяно-кыпчакских памятников письменности".

    • НАШИ РАЗРАБОТКИ ЖДУТ ПРИМЕНЕНИЯ,
      2018-09-24 12:03
      5671

      говорит в интервью "ГА" руководитель лаборатории Института химической физики НАН РА доктор технических наук Седа ДОЛУХАНЯН - Седа Кареновна, ваша лаборатория высокотемпературного синтеза и технологий неорганических соединений известна инновационными предложениями. Чем вы занимаетесь сегодня?

    • ТЫСЯЧИ ЭКСПОНАТОВ, ВКЛЮЧАЯ КЯМАНЧУ САЯТ-НОВЫ И РУКОПИСИ ЧАРЕНЦА
      2018-09-19 16:00
      2347

      Сегодня в Музее литературы и искусства имени Егише Чаренца пять выставочных залов. Два первых посвящены литературе, третий - театральному искусству, четвертый - кино и пятый - музыке. Залы различаются по цвету и оформлению. Стены литературного зала окрашены в синий, олицетворяющий чернила, зал кино в сером облике представляется в виде киноэкрана, а театральный и музыкальный залы напоминают подмостки.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • НЕТ ДОМА - НЕТ ПРОБЛЕМЫ?
      2018-10-05 15:26
      2280

      Уже полтора месяца об угрозе обрушения здания знают и в Минкульте, и в Комитете по градостроительству, и в мэрии, но до сих пор меры не предприняты. Складывается впечатление, что эти госструктуры специально тянут время, чтобы здание само разрушилось.

    • КИЛИКИЙСКИЕ МОТИВЫ ВОСКЕВАЗА
      2018-10-05 15:18
      1353

      В строительстве винного городка использованы интересные архитектурные решения, детали и армянские исторические символы. В основном все сооружения построены по типу сводчатого зала. Он использовался при возведении замков и крепостей Киликийского царства

    • "АРАГИЛ" С ПЕРЕБИТЫМИ КРЫЛЬЯМИ
      2018-09-26 14:59
      8209

      Стены ресторана разрушены в двух местах. Повреждено несколько несущих конструкций, и сегодня существует опасность разрушения всего здания.  Деревянные двери с замечательным орнаментом выдающегося зодчего выцвели, и местами орнамент вообще разрушен

    • "СЫРЫЕ" РЕШЕНИЯ ПО МАРМАШЕНСКОМУ МОНАСТЫРЮ?
      2018-09-07 15:51
      1296

      Во время недавнего пресс-тура, организованного Международным центром разработки миграционной политики в Ширакскую область, в беседе с руководителем общины Мармашен Кареном АРШАКЯНОМ обсуждался и вопрос состояния монастырского комплекса, находящегося рядом с селом. По словам главы общины, постоянно ухудшающееся состояние строений комплекса напрямую связано с плотиной мини-ГЭС, стоящей неподалеку на реке Ахурян, из-за которой резко поднялся уровень грунтовых вод.