Последние новости

"ЧУЖДО МНЕ СЛОВО В БЛЕСКЕ ПАРАДНОМ"

Когда отмечают награждением таких людей, как Юрий Саакян, радуешься тому, что высокое отличие отметило достойную душу. Заслуженный деятель культуры. В данном случае - более чем заслуженный. Седенький старенький поэт представлен народу.

ЮРИЙ АКОПОВИЧ СААКЯН. ГУСТАЯ СЕДИНА С МЫСИКОМ В САМОМ ЦЕНТРЕ ЛБА. Когда я познакомилась с ним, мы были молоды, но Юра уже был сед. Добрый лучистый взгляд, немногословность, в ответ на обычный вопрос "вонцес" - вечное "бабат" и "бари ор амен ор". Юру любили все, симпатия так и лилась на него непрерывным потоком. Я бы очень удивилась, если бы узнала, что у него есть хоть один недоброжелатель. Бывает ли так у поэтов, вообще у творческих людей? А вот у Юры все так и было.

Он рано потерял мать. Для любого человека это громадная рана, потеря невосполнимая. Для поэта же это горе двойное, учитывая поэтическую впечатлительность. В нашей неприкаянной юности мы жили с ним неподалеку друг от друга в стареньких осыпающихся домах еще дореволюционной постройки и часто захаживали друг к другу. Первое же стихотворение, которое он попросил меня перевести, называлось "Мама". Я перевела. Но только теперь, когда я собираю небольшую книгу своих переводов с армянского, я понимаю, какая это была жемчужина.

Ты с поля спешила домой
к исходу нелегкого дня
и нежной усталой рукой
к груди прижимала меня.

И мигом сливалось с твоим
биение крови моей.
Ты свет приносила и с ним
далекую свежесть полей.

Давно тебя нет на земле,
лишь сладкая память жива,
но запах далеких полей
коснется дыханья едва,

как сердца опять не уймешь,
к исходу нелегкого дня
все жду я: вот-вот ты войдешь
и снова обнимешь меня.

И, МОЖЕТ БЫТЬ, ИМЕННО ИЗ-ЗА СВОЕГО РАННЕГО СИРОТСТВА Юра прекрасный отец и муж, у него сплоченная семья, и дети платят ему благодарностью и любовью. Над такой семьей даже мысль о миграции не витает, ибо укорененность Юры в родную почву пожизненная. Эта устойчивость и ценится в нем особенно.

Помню еще очень музыкальный свой перевод одного его стихотворения о детстве, которое даже названия не имело:

Ты, далекое детство мое,
как следы на прибрежном песке,
промелькнуло, как сон.
Только в сердце остался прибой
и гудящий сквозной океан,
и какой-то неясный напев
без встающих отчетливо слов -
не мотив,
а скорей просто лад,
что навеки остался в крови
и которому вторит душа.

Писал Юра и верлибры, но, к счастью, этим не увлекался, несмотря на тогдашнюю моду. А вот чем он действительно увлекся, так это детской поэзией, стихами для детей. Сказались его доброта, отзывчивость его сердца. И сегодня он один из лучших детских поэтов Армении. Помогло ему и то, что стиль его стихов всегда был прозрачным, ясным, кристальным и очень скромным. Сама немногословность Юры тоже очень подошла детской поэзии, ведь дети не любят усложненности и многоречивости. Не говоря уже о фальши.

Немногословен в счастье язык мой,
немногословен в горе и грусти,
чуждо мне слово в блеске парадном -
в простеньком платье все мои песни,
как слезы счастья,
как слезы горя.

По-моему, прелестное стихотворение, и я перевела его тогда же, в нашей общей молодости, вложив в его чистый смысл частичку и своего чистого восхищения.
Недавно Юра перенес инсульт. Увы, возраст сказывается. Никуда не денешься от сердечно-сосудистого века. Одна надежда, что сплоченная, крепкая семья раньше времени уйти из жизни ему не даст. Вот когда становится столь важна семейная теплота, опора на семью.

Дорогой Юрочка! Поздравляю тебя от всей души с тем, что ты давно заслужил. Помаши мне приветливо рукой и скажи привычные "бабат" и "бари ор амен ор".

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ВАРПЕТ ТАТУЛ
      2017-03-09 12:53
      735

      Юбилеи уже без юбиляра… В них заключен не только грустный урок живым. Так ощущаем мы время, его неудержимое, стремительное течение, сам напор жизни, который безжалостен. Правильный выбор в жизни – это все, как бы говорят нам эти юбилеи, без него нет ни судьбы, ни призвания, ни признания.             В многолюдном сверкающем зале собрался весь ансамбль песни и танца Армении. Но того, кто дал этому ансамблю жизнь, не было на сцене… Он не подошел привычно к рампе среди грома оваций, не поклонился залу взволнованно и смущенно, как это делал не раз, хотя артисты и зрители собрались ради него, человека, оставшегося непревзойденным. Это было самой высокой точкой его признания, но он уже не застал этого… И не было в зале человека, который не вспомнил бы печальных, но и победительно-торжествующих слов Гиппократа: "Жизнь коротка, искусство долговечно".

    • ПОЭТ, СКАЗАВШИЙ МНОГО ИСТИН
      2017-03-03 17:04
      934

      Считаю свою журналистско-писательскую жизнь счастливой еще и потому, что люди, у которых я брала интервью, были не просто талантливыми, но и, прямо скажем, выдающимися. Это дефицит во все времена.

    • ГРИГОР ИЗ НАРЕКА
      2017-02-02 11:50
      3742

      Эссе (Публикуется с сокращениями) По утрам вставали дали, просыпалась глубина. Вода неслышно лежала под солнцем, как еще час назад она лежала, придавленная туманом рассвета. Глубокая тень проползала по соседнему склону. Небо освобождало себя от рассветной алости и от облаков. Приглушенным далеким эхом долетали первые звуки села. Рождался новый день. Рождался и ждал первой ясной молитвы еще свежего сердца. Творец затеплил светильник дня – ярчайший и прекраснейший из светильников. Жизнь одарила святого отца Григора еще одним рассветом. Щедрость, о которой мало задумываешься в молодости. Но не в годы высшей зрелости.

    • РЕЦЕНЗЕНТ
      2016-10-10 16:40
      2100

      В самый последний год существования Советского Союза я отнесла в местное издательство книгу своих эссе "Армянское нагорье". В отделе книг, издававшихся на русском языке, рукопись приняли, но сказали, что нужны две рецензии и лучше специалистов - историка или географа. Их, видно, смутило название. Я как-то постеснялась сказать, что моя книга - это писательские, художественные эссе, так что уж скорее рецензентом должен быть свой брат - писатель. Кстати, забегая вперед, скажу, что, когда книга была напечатана, меня снова ждал тот же самый казус, теперь уже в книжном магазине: "Армянское нагорье" положили на полки отдела географии. Это было похоже на то, как если бы роман Толстого "Война и мир" отправили бы в отдел военной литературы, а роман Достоевского "Преступление и наказание" - в отдел литературы юридической и криминальной... Бывает.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ