Последние новости

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

Времена не выбирают. Он жил в свое время, как живем все мы, современники, любя и страшась, воодушевляясь и падая духом, и вновь обретая утраченную веру. В этом году Вениамину Андреевичу Сырцеву - журналисту, многолетнему главному редактору газеты "Коммунист" - исполнилось бы 100 лет.

Большая часть жизни и биографии этого незаурядного человека была связана с Арменией. Нет смысла говорить о том, откуда взялась и буйно проросла любовь к нашей земле, как возникло глубокое понимание ее людей, истории. Вместе с республикой он прошел этапы ее большого пути, в котором отразились периоды созидания и расцвета, хрущевская оттепель и эпоха брежневского застоя. Человек строгих партийных взглядов, он верил в социализм с человеческим лицом.

Вениамин Андреевич жил полнокровной жизнью, отдавая газете все, что было в его щедрой человеческой природе. На каждое общественное явление он откликался по-своему, но прежде всего - как коммунист, все решающий с позиций актуальных задач времени, задач, общих для всей советской Армении.

Не боюсь ошибиться, сказав, что в 1960-70-е годы он играл не только очень заметную, но и, по ряду признаков, совершенно исключительную роль в жизни республики. Он состоял членом множества комиссий, в течение двадцати четырех лет избирался депутатом Верховного совета республики, являлся членом ЦК КП Армении. Сильный духом (всю войну Вениамин Андреевич был на фронте, много писал, был редактором фронтовых газет), он не шел на компромиссы, не поступался своими взглядами и убеждениями. Его неуступчивая принципиальность не могла не производить глубокого впечатления. Мало к кому прислушивались так внимательно, как к Сырцеву, и мало кто так сильно влиял на общественное мнение. Он знал свое время и своей предназначенной деятельностью главного редактора, общественного деятеля влиял на ход событий в Армении.

Пожалуй, вернее всего к оценке деятельности Сырцева применить те мерки, которые он сам для себя избрал и которым неукоснительно следовал всегда. Берясь за то или иное дело или чтение новой статьи, он задавал себе один и тот же вопрос: "Ну а теперь разберемся, что же это даст республике?" И когда убеждался, что выбор темы верен, считал себя вправе подписать статью в набор.

В быстрой прессе, как иногда называют газетно-журнальную периодику, в понятие профессионализма вкладывается многое: умение выделить из общего потока информации самую важную тему, развить ее, отделив главное от частного, придать материалу законченную форму, будь то информация на 10-15 газетных строк или большая статья. И все это - в считанные часы, а иногда минуты. Этим мастерством Вениамин Андреевич владел в совершенстве. Коллеги, бывшие сотрудники "Коммуниста" до сих пор вспоминают о его фантастической способности к работе сверхсрочной, особо ответственной, требующей предельного напряжения сил. Это чувство величайшей ответственности, которое нельзя переложить на чужие плечи и от которого некуда уйти, было главным в его характере. Он действительно был из тех, кто непрерывно и жестко спрашивал прежде всего с самого себя. С коллектива, которым руководил. Спрашивал, стараясь обойтись без всяких сделок с совестью.

Наверное, невозможно сосчитать, сколько номеров газеты вышло в свет с подписью Сырцева за долгие годы, сколько выполнено просьб, поручений. Заранее можно сказать - цифры покажутся неправдоподобными. Только его коллеги, друзья и члены семьи знали, что работа в любое время суток была естественным состоянием этого человека, казавшегося неутомимым. Праздность не была его стихией. В редакции сохранились факсимильные свидетельства: рабочие гранки, прочитанные нашим главным редактором, - точность замечаний поразительна, не упущена ни одна мелочь... Так не работал никто из мало-мальски заметных профессионалов пера, подолгу вынашивающих каждый замысел, собирающих материал, "вылизывающих" слог и композицию, уточняющих акценты, выверяющих цифры, факты, имена.

Возглавляя коллектив, в котором блистали мощные журналистские имена - Карен Калантар, Борис Мкртчян, Владимир Шахназарян, Елена Алексанян, Нелли Саакян и другие, он стал свидетелем того, как многие из них предпочли уйти в свободное плавание. Но школа высочайшего мастерства, выпестованная в "Коммунисте", сказывалась в их дальнейшей творческой работе. И это факт. Сырцев воспитал десятки профессионалов, передав им увлеченность, бескомпромиссность и преданность профессии.

Хотя за столько лет общественной и редакторской деятельности В.Сырцев успел сделать очень много и многого достичь, он не был похож на гладкого, обласканного, счастливого человека. С виду был колюч, суров, губы твердо сжаты. На летучках, которые в те годы проводились два раза в месяц, он, как правило, почти не говорил. Слушал докладчика, искоса исследуя лица сидящих, сверял реакции, ловил на лицах отсвет каким-то своим мыслям. Взгляд был испытывающе серьезен. Ощущение, что постоянно его снедали заботы и вопросы. Смеющимся его почти не помню: улыбался одними скулами.

Впрочем, один раз мне все-таки довелось услышать его смех. В редакцию он приходил раньше всех. В 9 часов, выходя из кабинета, он обходил свои владения - комнаты сотрудников. Здороваясь, всегда задавал один и тот же вопрос: "А где остальные?" И вот однажды я пришла на час раньше, чтобы успеть написать в номер. Не успела достать бумагу и вооружиться ручкой, как в дверях появилась фигура Главного. Оторопев от волнения, позабыв поздороваться, я обратилась к нему с вопросом: "А где остальные?" Вениамин Андреевич как-то обреченно посмотрел на меня, и вдруг глаза его засверкали озорным блеском, он неожиданно засмеялся и быстро ушел в свой кабинет.

Сырцев любил и умел заниматься не собой, а другими. И это уникальный дар. Его многообразная деятельность по поддержке деятелей культуры и вообще простых людей создала ему репутацию ходатая по чужим делам. За помощью к нему обращались десятки, сотни людей. Сырцев редко кому отказывал, но прежде всего старался помочь тем, кто больше всех пострадал от несправедливости властей. Авторитет его был непререкаем.

В редакции он установил жесткую дисциплину. Даже днем, уходя на задание, мы расписывались в журнале у секретаря: когда и на сколько времени ушли. Но парадокс: при этой тотальной несвободе мы были внутренне свободны. Зажатые в тиски идеологических норм, сотрудники "Коммуниста" находили отдушину во всестороннем и скрупулезном изучении конкретных проблем социального бытия - экономического, производственного, научного, творческого, морально-нравственного... По сути дела, это было формой легального сопротивления: нас загоняют в стойло идеологических догм, но, вопреки всему, оставались свободными, и никакими постановлениями и регламентациями нас не укротить.

Работать так было принято, и поэтому, говоря о сырцевской организаторской одаренности, нельзя забывать о той беспрецедентной по-своему ситуации, в которой реализовывалась эта одаренность, а также и о требованиях, которые предъявлялись в ту пору газетчикам.

Конечно, не надо оголтелой пропагандой заменять реальное отображение действительности. Но мне кажется, что бывают исторические обстоятельства, когда пресловутая объективность оборачивается все той же пропагандой, только на этот раз разрушительной. Тем более, если это сопровождается злорадством по поводу любых неудач в стране. Глумление - это уже основная окраска, стилистический прием нынешней журналистики, очевидная мировоззренческая установка.

На смену советской идеологии пришел полный идеологический крах. Мутным потоком к нам устремилось все, что создавалось за пределами СССР. Достаточно включить телевизор, чтобы понять: разрушается нравственность, пропагандируется насилие... А где сейчас большая часть молодежи? В охране, в услужении у крупных частников, самый цвет молодежи - продавцы, клерки, дельцы и работники шоу-бизнеса. Вот наша реальность. А лучшие перья страны заняты политической публицистикой. Выходит, заниматься журналистским расследованием - удел безнадежно отсталых.

Вот почему, отринув социалистическую идеологию, наша страна сейчас остро нуждается в собственной идеологии. Идеологии, способной убедить гражданина в том, что он сегодня счастлив, свободен, полон гордости за свою делающую первые нелегкие шаги в своем становлении страну - в этом настоятельная нужда. Причем важно, чтобы гражданин этим словам поверил и в будущем вел себя примерно, то есть законопослушно.

...Кто может себе представить, сколько было продумано, переоценено, сколько горестных размышлений, сожалений, надежд принесло Вениамину Андреевичу Сырцеву новое время, в котором ему довелось жить так недолго. К сожалению, нам это уже не дано знать.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • НЕОСТЫВАЮЩИЙ СЛЕД
      2017-02-17 14:48
      1084

      17 февраля – день рождения поэта Давида Ованеса. Ему бы исполнилось 72 года, а в июле минувшего года поэта не стало. Его поэзия, овеянная всеми ветрами последней четверти двадцатого века и неполной четверти непредсказуемого нынешнего столетия, полная философских раздумий, составляет одну из ярких страниц современной литературы.

    • ПЕСНЯ, ПРЕРВАННАЯ, КАК И СУДЬБА (видео)
      2017-02-07 12:08
      3715

      Десять лет назад в своем доме в Америке выстрелом из пистолета завершила жизнь известная певица Эльвина Макарян. Запомнился образ артистки: темпераментный, искренний, пылкий. Такой она завоевала признание, увлекая энергией, силой, очарованием молодости. Влюбленность в пение, жажда пения делали ее искусство праздником. Вот почему до сих пор не тускнеет в нашей памяти ее образ, сохранивший свою странную и тревожную легкость. Сегодня разглядывая фотографии, запечатлевшие лицо певицы, некоторые излюбленные или случайно схваченные объективом позы, нелегко представить себе, как мгновенно менялись на сцене и лицо артистки, и поза. В ее улыбке, печали, жестикуляции, во вспышках и затмениях ее бесконечно подвижного лица нам открывалась способность души к вечной смене, вечному обновлению. 

    • ЧИСТЫЙ "ОЛИМПИЕЦ" ПЕДАГОГИКИ
      2017-01-30 17:12
      7434

      Кажется, класс Петра Асатуровича Айказяна и он сам существовали в музыкальной школе им. Саят-Новы и музыкальной десятилетке им. Чайковского всегда. Без него трудно представить богатую событиями музыкальную жизнь Еревана и других городов Армении, дальнего и ближнего зарубежья. Выступления воспитанников Айказяна гарантируют уникальные встречи с юными самобытными музыкантами и вызывают огромный слушательский интерес. А причина всего лишь в том, что Петр Асатурович - это необыкновенная творческая активность, невероятная работоспособность.

    • АРНО БАБАДЖАНЯН В ВОСПОМИНАНИЯХ ДРУЗЕЙ
      2017-01-30 16:37
      4611

      Нынешний год - год многих замечательных музыкальных дат - обращает наш взгляд и к Арно Бабаджаняну, представляющему в искусстве XX века армянскую национальную традицию. 22 января исполнилось 96 лет со дня рождения выдающегося композитора и почти 34 года со дня его безвременной кончины. Его яркая жизнь в искусстве, его наследие, остающиеся и сегодня музыкой новой, освоение которой еще предстоит в масштабе мировой истории, - все еще задача для думающего слуха, лишь постоянно постигающего заложенную в ней естественность.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПРИЗНАНИЕ И БЛАГОДАРНОСТЬ "ГРИБОЕДУ"
      2017-02-13 17:24
      1496

      В субботу, 11 февраля, в Ереване снова пошел снег. Улицы в столице побелели, все стало относительно нарядно, трещины и выбоины на тротуарах и проезжей части, регулярно возникающие, несмотря на усилия дорожных служб (точнее – вследствие их некачественной работы), стали менее заметны. В этот день активисты общественной организации "Российско-Армянское молодежное единство" (РАМЕ) пришли в гости к выдающемуся русскому поэту, драматургу и дипломату, талантливому композитору и пианисту Александру Грибоедову (1795-1829), возложив цветы к его памятнику в центре Еревана. Этот памятник работы скульптора Ованеса Беджаняна установлен в 1974 году.

    • СУДЬБА И ЛЕГЕНДА
      2017-02-10 14:38
      675

      В день рождения писателя состоялась презентация фильма "Исповедь" - о жизни и творчестве Зория БАЛАЯНА Еще в начале 60-х прошлого века русский писатель Леонид Жуховицкий, впервые познакомившись на Камчатке с Зорием Балаяном, сразу же угадал в нем "человека интересного - без оговорок, на все случаи". Тогда, на Камчатке, Зорий только начинал свой литературный путь. Работал врачом после завершения учебы в Рязанском (бывшем третьем Московском) мединституте и сотрудничал с печатными изданиями - как местными, так и центральными. В их числе знаменитая "Литературная газета" и не менее знаменитая "Комсомольская правда", выходящие многомиллионными тиражами. Однажды тот же Леонид Жуховицкий в центральной печати назвал Зория гидом Камчатки, объясняя это тем, что никто, кроме Зория, не сумеет так хорошо и толково рассказать приезжему человеку буквально все об этом далеком полуострове. Такую характеристику себе Зорий без ложной скромности воспринял как высокую для себя награду. Ведь одно дело для армянина быть гидом Армении или гидом Арцаха, другое - гидом Камчатки, которую он, зная о ней поначалу всего лишь понаслышке и ассоциируя ее с последней партой в школьном классе, впоследствии вдоль и поперек облазил и на собаках, и на оленях. И даже пешком. Отсюда и характеристика: человек интересный - "сам по себе, по характеру, по натуре". А в одном из своих очерков Леонид Жуховицкий, характеризуя его как личность, написал: "Это Зорий, только Зорий, именно Зорий - и никто иной".

    • МУЗЫКА БАБАДЖАНЯНА - ВНЕ ВРЕМЕНИ
      2017-02-06 15:52
      732

      В прошлом году Арно Арутюновичу исполнилось 95 лет, и в связи с этим во многих больших и малых городах бывшей советской страны прошли музыкальные вечера, посвященные этой юбилейной дате. И, конечно, Ереван не был исключением. 

    • ПОБЕЖДАЯ СМЕРТЬ
      2017-02-03 15:08
      1874

      Нежно люблю рассказы участника Арцахской войны, офицера и писателя Леона Агаджанова. Когда Командос после очередного нашего интервью подарил сборник военных миниатюр Агаджанова со словами "почитай, тебе понравится", я и не думала, что эта книга станет для меня таким открытием,– открытием новых граней самой жизни, человеческого духа, сути армянского воина-освободителя. Отвага и героизм побеждают на поле боя, юмор и смех побеждают ад войны. Смех и улыбки – это победа над смертью и проявление героизма высшей пробы.