Последние новости

ПЕРЕЧЕРКИВАЯ НАСЛЕДИЕ БАКИХАНОВА

Азербайджанская Академия наук носит имя Аббас Кули-ага Бакиханова – известного ученого первой четверти XIX в., сына бакинского хана Мирзы Мухаммеда II. Он изложил историю Ширвана и Дагестана с XII по XIX вв. Его главное исследование - "Гюлистан-и Ирем" - отличается широтой замысла, богатством фактического материала, непредубежденным отношением к народам. Для написания этого труда Бакиханов использовал и сведения, почерпнутые из сочинений античных, армянских, грузинских, персидских, арабских и других средневековых авторов, широко использовал литературные памятники и материал топонимики, нумизматики и эпиграфики. Этот труд был высоко оценен русскими и зарубежными учеными.

В этом труде Бакиханов описывает миграцию тюркских племен в регион и пишет о демографической политике чингизидов и Тимура: "Каджары - это племя джалаирских тюрок из числа тех 200 тысяч семейств, которые были переселены Хулагу-ханом (внуком Чингисхана) в Персию. Сартак - один из влиятельных людей этого племени, был наставником Аргун-хана и правителем Хорасана и Табаристана. Он имел сына по имени Каджар, от которого пошло это племя. Часть каджаров некогда переселилась в Анатолию и Сирию. Эмир Теймур переселил 50 тысяч семейств каджаров в Кавказский край и поселил их в Эриване, Гандже и Карабахе, где они в течение времени умножились. Многие из этих каджаров при сефевидских шахах были государственными деятелями и управляли Арменией и Ширваном. Это от них произошли эриванские и ганджинские ханы".

Иными словами, человек, имя которого носит Академия наук Азербайджана, прямо отмечает (еще в начале XIX в.), что современные ханы – потомки переселенных тюрок. Тем не менее азербайджанские власти практически игнорируют научное наследие Бакиханова, причем делалось это всегда. Иранисты Виллем Флор и Хасан Джавади отмечают факт преднамеренного искажения еще Буниятовым перевода сочинения Бакиханова "Гюлистан-и Ирем": "Это особенно возмутительно, поскольку он (Буниятов) замалчивает, например, упоминание территорий, населенных армянами, тем самым не только фальсифицируя историю, но и не уважая мнение самого Бакиханова о том, что историк должен работать без предубеждений, невзирая на религию, этничность, политику и прочее".

История с Бакихановым вспомнилась не случайно. 31 октября азербайджанский президент Ильхам Алиев выступил с заявлением на церемонии открытия памятника певцу, народному артисту СССР Бюльбюлю в Баку: "Имя Бюльбюля непосредственно связано с Карабахом, потому что живописная природа, воздух, родники, красота Карабаха придавали ему силу и вдохновение. Город Шуша, в котором он родился, уже более 20 лет находится под армянской оккупацией. Армяне провели против азербайджанцев политику этнической чистки, в результате которой более одного миллиона азербайджанцев оказались в положении беженцев и переселенцев на своей родной земле. Против нас был совершен геноцид. Разрушены наши религиозные, исторические, культурные памятники. В их числе находившиеся в Шуше бюсты Бюльбюля, Хуршидбану Натаван, Узеира Гаджибейли были изрешечены армянскими пулями. Сегодня эти бюсты хранятся в Музее искусств. Разрушен дом Бюльбюля в Шуше. Это большая трагедия, большое горе. Но я уверен, что Азербайджан восстановит свою территориальную целостность, свой суверенитет. Есть различные факторы, дающие основание говорить так".

Ритуальность убийств обеспечивалась Нури-пашой (сводным братом Энвера-паши) и его дядей, османским Халил-пашой.Сегодня азербайджанские власти отказываются не только от наследия Бакиханова, но и от всего, что может иметь связь с наукой. В частности, ими игнорируется тот факт, что, по статистическим данным Российской империи за 1916 год, население Шуши составляло 43 869 человек, из которых 23 396 – армяне (53%) и 19 121 – татары (44%). Примерно тот же показатель в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона (56,5% армян, 43,2% мусульман). Таким было соотношение армяно-мусульманского населения в преддверии мартовской резни 1920 года.

В марте 1920 года в период советизации АДР в арцахский культурный центр Шуши была привнесена традиция пантюркистских изуверств: ритуальность убийств обеспечивалась Нури-пашой (сводным братом Энвера-паши) и его дядей, османским Халил-пашой. В советский период об этом предпочитали официально не вспоминать. Итальянский специалист по истории восточного христианства Джованни Гуайта пишет: "Азербайджанские и советские власти десятилетиями неизменно отрицали и старательно замалчивали массовое убийство около тридцати тысяч армян в Шуши". Некоторые зарубежные исследователи сообщают о двадцати тысячах жертв. В частности, специалисты из Public International Law and Policy Group и Центра международного права и политики Школы права Новой Англии отмечают, что "по имеющимся оценкам, в марте 1920 года в Шуше было убито более двадцати тысяч армян".

Несмотря на то что оценки численности перебитых в Шуши армян несколько разнятся, ясно одно: бывший культурный центр практически лишился своего градообразующего населения. Он очень долго не восстанавливался, видимо, за неимением рук, способных строить именно город. В этом отношении показателен следующий факт: когда Шуши посетил Осип Мандельштам вместе с супругой, а произошло это через десять лет после мартовской резни 1920 года, он застал лишь руины.

Надежда Мандельштам вспоминала: "В этом городе, когда-то, очевидно, богатом и благоустроенном, картина катастрофы и резни была до ужаса наглядной. Мы прошлись по улицам, и всюду одно и то же: два ряда домов без крыш, без окон, без дверей… Говорят, после резни все колодцы были забиты трупами… Внизу, на базарной площади, копошилась кучка народу, но среди них ни одного армянина, только мусульмане. У Осипа Мандельштама создалось впечатление, будто мусульмане на базаре – это остатки тех убийц, которые с десяток лет назад разгромили город, только впрок им это не пошло: восточная нищета, чудовищные отрепья, гнойные болячки на лицах. Люди на базаре предлагали нам переночевать у них, но я боялась восточных болячек, а Мандельштам не мог отделаться от мысли, что перед ним погромщики и убийцы".

Поэт посвятил жертвам шушинской резни стихотворение "Фаэтонщик". Там есть такие строки:

Так в Нагорном Карабахе,
В хищном городе Шуше,
Я изведал эти страхи,
Соприродные душе.

Сорок тысяч мертвых окон
Там видны со всех сторон,
И труда бездушный кокон
На горах похоронен.

В самом начале тридцатых годов Осип Мандельштам не мог отделаться от мысли, что перед ним погромщики и убийцы. Последующие поколения оказались достойными отцов. Как оказался "достойным отцов" Ильхам Алиев - действующий президент Азербайджана, который на прошлой неделе заявил: "Я уверен, что мы в ближайшее время будем отмечать день победы. После этого памятники Бюльбюлю, Натаван, Узеиру Гаджибейли вновь будут установлены в Шуше. Уверен, что мы будем участвовать в открытии этих памятников и в Ханкенди, в Шуше будет развеваться национальный флаг Азербайджана".

Наверное, азербайджанским властям стоит все же серьезно призадуматься над переименованием своей Академии наук. Пусть она, например, носит имя Зии Буниятова. По крайней мере этот последний, в отличие от Бакиханова, ощущал себя азербайджанцем.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "КЛОУН - ЭТО МОЕ ХОББИ"
      2016-03-17 13:27
      1466

      15 марта Леониду Енгибарову исполнился бы 81 год За пять минут до смерти он еще добивался свидания. Молоденькая медсестра, которая собиралась делать ему укол в сердце, не знала даже, как себя вести в столь неординарной ситуации: в училище этого не преподавали. Она, как, впрочем, и сам врач, вообще мало что соображала в этот вечерний час: 25 июля 1972 года в Москве было действительно жарко.

    • "ЕРЕВАН: С КРЕСТОМ ИЛИ НА КРЕСТЕ"
      2016-02-17 15:32
      1606

      Арис КАЗИНЯН: "Прошлое и будущее в Азербайджане моделируется на основе указов и программных выступлений президента" Столица Республики Армения, Ереван, превратилась в особую мишень азербайджанской информационной войны: с начала 1990-х официальный Баку тиражирует тезис об "исконно азербайджанской принадлежности" как армянской столицы, так и земель, на которых она располагается. Об этом пишет армянский журналист и исследователь Арис Казинян в предисловии к книге "Ереван: с крестом или на кресте", являющейся попыткой фиксации и осмысления чрезвычайно пестрого спектра процессов, прямо или опосредованно слагавших характер развития данной территории, предопределив неизбежность превращения именно Еревана в главный центр Восточной Армении, а позже – в столицу восстановленного армянского государства.

    • "СВЯЩЕННЫЙ ДЖИХАД" ПРОТИВ АРМЯН ОБЛОМИЛСЯ В КАРАБАХЕ
      2015-11-30 12:34
      1423

      Именно в Карабахе, в ходе "священной войны" против армян, прошли первичную апробацию некоторые формы террористических действий, равно как и формы координации этих действий, которые ввиду преступного безразличия международного сообщества, приобрели позднее глобальный охват

    • ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ СПОСОБНА СТАТЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ ФАКТОРОМ
      2015-06-29 12:48
      1074

      Продолжение интервью с известным журналистом и исследователем Арисом КАЗИНЯНОМ - В отношении армянского протестного движения есть десятки разных ракурсов восприятия и толкования – внутриполитический, внешнеполитический, экономический, социальный, административно-бюрократический, нравственный, интеллектуальный, художественный… Кто-то видит в них в большей степени одно, другой выделяет в большей степени другое. В чем, по вашему мнению, главная особенность этого движения?






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ