Последние новости

ИЗ АМЕРИКИ О ЗАКАТЕ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ

Книга Роальда Решетникова "Разрушение" (издана в Нью-Йорке в 2011 г.) попала в редакцию с некоторым опозданием и привлекла внимание прежде всего потому, что в ней сделана попытка осмыслить, что произошло в Азербайджане на этапе перелома от СССР к Азербайджанской Республике. Заключительный раздел "В те далекие годы" состоит из очерков и рассказов, основанных на детских и юношеских впечатлениях автора о Баку конца 30-х - начала 60-х годов.

Главная часть повествования из 18 глав открывается посвящением армянам, "безвинно погибшим и пострадавшим в трагических сумгаитских и бакинских событиях 1988-1990 гг." Автор предваряет эти позорнейшие и преступные страницы эпохи заката советской власти в Азербайджане экскурсом в 70-е годы, вскрывая известный функционеру его уровня механизм решения республиканскими властями различных хозяйственных вопросов в союзной Москве.

В этой части записок для осведомленной части людей с советским прошлым чего-либо нового нет. Да и сейчас азербайджанская политическая знать продолжает успешно культивировать икру, балычки, коньячки в общении в пределах и за пределами суверенного Азербайджана, только не для задабривания "московских ревизоров", а с прицелом на Запад и с прибавлением более весомых аргументов, чем рыба с закусью. Так что оставим в покое 70-е и догорбачевское начало 80-х годов, хотя степень коррупционности братских закавказских республик была тогда все-таки разной, и об этом прекрасно знал простой люд, приезжающий из обладающих несравненно более благоприятными экономическими условиями Азербайджана и Грузии в Армению за сельхозпродукцией и другими товарами.

Короче, экономические и политические выкладки автора знающим людям советской эпохи ничего не прибавят. А потому самое ценное в подобного рода полумемуарах то, что человек увидел сам. Как оценил - не столь важно. И именно с этой точки зрения хотелось бы поделиться впечатлением о прочитанном.

Жена Роальда Решетникова - армянка. Обычно в этом статусе, позиция "зятей армянского народа" несколько отличается от нейтральной. Но в данном случае интересно, что на страницах книги бакинца, прожившего около 60 лет на берегах Каспия, почти нет армян, за исключением художника Ю.Саркисова. Ничего предосудительного - так уж, выходит, получилось. И выводы о роли в вкладе армянства в развитие Баку XIX и XX веков из чьих-то частных мемуаров делать не надо. Книга преследовала совершенно иную цель - поделиться увиденным.

А здесь, к сожалению, для широкого читателя, жаждущего прежде всего фактов, у Решетникова маловато увиденного своими глазами. Естественно, он не был в "те дни" в Сумгаите и ничего своего сказать не может. Правда, потом он еще долго жил в Баку, сооружая бункер под полом 1-го этажа и надеясь, что статус "русского" по паспорту обезопасит его от того, что случилось с братьями во Христе - армянами.

Вообще эта деталь в поведении русских и русскоязычных (оставаться там, где пахнет мясом заживо сгоревших в сумгаитских кострах армян-христиан) заслуживает отдельного этнопсихологического исследования. Решетников прибавляет интересный штрих (стр. 121). При описании антиармянских митингов в Баку конца 1988 года автор указывает: "Шли и просто группами, как мы. И не только азербайджанцы - было много русских, евреев и людей других национальностей. Не было только армян".

Далее идет описание, как всех митингующих там бесплатно кормили и поили, как все они там под деревьями справляли естественную нужду и т.д. и т.п. Если я сейчас напишу, что у нас все во многих (если не во всех) смыслах происходило в ту пору совершенно иначе, "разные прочие европейцы" не поверят. Разве лишь "посторонние" советские люди иных национальностей, случайно оказавшиеся в Ереване в 1988 году, подтвердят, что армянские митинги были удивительно сплоченными, цивилизованными и не направленными против азербайджанцев. Даже после Сумгаита.

Решетников всего этого не видел, не знает. И лучше бы ему ограничиться рассказом об увиденном, а не делать кое-где ничем не обоснованные попытки подвести к какому-то относительному тождеству то, что происходило тогда в Азербайджане и Армении. Нет, прямых попыток он почти не делает, но, скажем, на стр. 212 несет чушь, рассуждая об азербайджанских беженцах 1992 года. Здесь и во многих других случаях в голове автора все перепуталось, ибо к 1992г. азербайджанцы давно уже (до 7 декабря 1988-го) дружно покинули Армению, продав квартиры и дома, а беженцев из прилегающих к НКАО районов еще не было. Наоборот, многие армяне покидали Карабах. Итак, на стр. 212 автор говорит о "массах неприкаянных беженцев, раненых, покалеченных мирных жителей, детей со следами гнусных издевательств (это было с обеих сторон - ибо зло рождает зло!) - все это крайне обозлило многослойное гражданское общество республики".

Конец цитаты. Непонятно только, откуда взял автор (русский по отцу, еврей по матери) факты о насилии над азербайджанскими детьми? Даже сами азербайджанцы, тиражирующие по всему свету миф об армянской вине в Ходжалу, остерегаются от обвинений в насилии армян над детьми...

Когда посвящаешь книгу жертвам армянских погромов в Сумгаите и Баку, нужно быть крайне осторожным в подборе фактов. Комментарии или оценки - дело другое. Можешь называть Гейдара Алиева выдающимся государственным деятелем, Шуши - Шушой и величать "древним азербайджанским городом" (почему не древнейшим? - А.Т.). Но не надо путать элементарные вещи, пытаясь увязать потерю Шуши и Агдама с позицией М.Горбачева (стр. 156). Горбачев приказал долго жить в качестве президента СССР в декабре 1991 года, Шуши армяне освободили в 1992 году, а Агдам - в 1993-м, и Горбачев при всем желании не мог на это влиять каким-либо образом.

Еще раз повторяю, автор, который на стр.137 сообщает, что азербайджанцы бежали из Армении "от средневекового насилия и жестокости и в одночасье лишились всего", должен был хотя бы вспомнить, что попытка азербайджанских депутатов в ходе съезда Верховного Совета народных депутатов СССР в Москве поспекулировать на этой надуманной теме, получила жесткий документированный отпор армянской делегации (в частности, выступление Зория Балаяна): публично были представлены конкретные цифры и факты - сколько домов и по какой общей цене продали в Армении азербайджанцы, уезжая.

Зорий Гайкович, правда, не указал, сколько деревьев полили кислотой уезжающие и сколько взрывных устройств-сюпризов оставили, но отклики этих фактов есть даже в книге Решетникова. Он пишет, как приехавший из далекого армянского села "ераз" избивает бакинца-армянина, чтобы тот согласился на обмен бакинской квартиры с сельским домом.

Могу прибавить, уже проданному, потому что к нам в редакцию не раз заходили люди с проблемами, возникшими из-за дома, проданного хозяином-азербайджанцем сразу двум разным армянам...

В книге Р.Решетникова при описании убийств армян в Баку в январе 1990г. есть один интересный вывод, стоящий над проблемами межнационального конфликта: "Нужно читать... чтобы ненавидеть этих подонков, этот лживый, бессердечный строй, допустивший невиданные зверства в конце цивилизованного двадцатого века".

Хочу напомнить автору, что прожившие 70 лет в условиях упомянутого "лживого, бессердечного строя" советские армяне пальцем не тронули азербайджанцев, даже узнав правду о Сумгаите. И потом тоже дали азерам спокойно уехать. Но ни Р.Решетников, никто из так называемого объективного мирового сообщества не хочет понять и оценить по достоинству этот уникальный факт. Клюнуть на клевету о Ходжалу, конечно, гораздо легче и по своей похожей сущности понятнее.

А теперь в противовес всем рецензиям, которые обычно начинаются с обилием тостов "за здравие" и завершаются легким "заупокойным" уколом, хочу все же поблагодарить Роальда Решетникова за книгу воспоминаний. Особо хочу отметить приведенные цитаты из книги генерала А.Лебедя "За державу обидно" (44 страницы). Лебедь наскоком (конец 1988-го и январь 1990г.) увидел и понял больше, чем сам автор. Впрочем, допускаю, что автор знает гораздо больше того, о чем написал. Тем более что сам признается в конце (стр. 269): "Не все легло на бумагу. По разным причинам".

Не легло - так не легло. Человек со всем родом живет в наидемократичнейшей (после Грузии) стране на свете - в США. На обложке устами издателей этой самой страны заклеймены как СССР, так и Система вообще, "так долго процветающая на шестой части нашего огромного мира".

Так что не станем требовать от "нашего зятя", проживающего в США, большего про "империю зла". Ведь этой в общем-то счастливой семье Решетникова (по сравнению с подавляющим большинством сумгаитских и бакинских семей) удалось продать квартиру, погрузить имущество и без единого синяка уехать. Да еще оказаться в США. В стране, без каких-либо признаков "лживого и бессердечного строя", которая и пальцем в течение веков не трогала индейцев и не кидала в 1945 году атомных бомб на практически капитулировавших японцев. Короче, политической лжи и бессердечия там не было и быть не могло. И ничему подобному в различных уголках земного шара они никогда не потворствовали.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "КОСМИЧЕСКИЙ ОТГОЛОСОК АРЦАХСКОЙ ДУШИ"
      2017-06-19 16:04
      676

      Поэзия - это сплав чувства и мысли. Когда чувства больше, строка становится лиричней. Когда довлеет мысль, раскрепощается философия. В идеале желательно всегда соблюдать баланс. Иначе лирика обнажает то, что является тайной твоего "я", а философия трансформируется в занудливую, лишенную поэтичности рассудочность. Кто придерживается в течение всего своего творчества баланса, остается поэтом. Удается это не всем.

    • ВЕСЬ МИР ТЕАТР...
      2017-06-14 15:08
      3034

      ...а люди в нем актеры. Да, слыхали, помним хрестоматийное изречение Шекспира, в справедливости которого убеждаемся порой на собственном опыте. А вот режиссер, актер, музыкант, кинодокументалист, писатель Гарник АРАЗЯН на протяжении всего своего творческого пути постоянно перевоплощается, играя вышеобозначенные (в профессиях) роли, к которым прибавляется еще и пение, и миниатюры юмористического жанра. В нынешнем году Аразян завершил работу над одним крупным проектом, о котором и рассказал во время приезда из Москвы в Ереван.

    • МАТЬ РАССКАЗАЛА ОБ УБИЙСТВЕ СЫНА
      2017-06-09 14:15
      5972

      7 июня в суде общей юрисдикции Эребуни и Нубарашена состоялось очередное заседание по делу об убийстве 58-летнего Егише Хачатряна на нубарашенском шоссе группой лиц. Показания давала очевидица произошедшего, 77-летняя мать покойного Эмма Абрамян.

    • "РИСУЮ, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, ЗАЧЕМ ЖИВУ..."
      2017-06-07 14:26
      2719

      Это кредо художника-самоучки Бориса Шахвердяна, уроженца села Мадраса (Шемахинский район Азербайджана), переселившегося в Армению в конце 80-х. Книгу о его жизненном и творческом пути написал Юрий Багдасарян. Учитель по профессии, он в последние годы занялся литературным трудом.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • КЛАССИК, ЖИВУЩИЙ РЯДОМ С НАМИ
      2017-06-26 15:01
      1113

      На днях в Музее литературы и искусства имени Егише Чаренца прошла презентация книги Аревшата АВАГЯНА "Пульс космоса".

    • Состоялась презентация книги армянской писательницы о войне в Алеппо
      2017-06-22 12:46
      79

      Писательница Лала Минасян-Мискарян представила российским журналистам книгу "Сирийский дневник" на армянском языке о страданиях жителей Алеппо в годы оккупации города боевиками, передает ТАСС. 

    • "КОСМИЧЕСКИЙ ОТГОЛОСОК АРЦАХСКОЙ ДУШИ"
      2017-06-19 16:04
      676

      Поэзия - это сплав чувства и мысли. Когда чувства больше, строка становится лиричней. Когда довлеет мысль, раскрепощается философия. В идеале желательно всегда соблюдать баланс. Иначе лирика обнажает то, что является тайной твоего "я", а философия трансформируется в занудливую, лишенную поэтичности рассудочность. Кто придерживается в течение всего своего творчества баланса, остается поэтом. Удается это не всем.

    • В ЖИЗНИ МИКАЭЛА ТАРИВЕРДИЕВА БЫЛА И ЕСТЬ ВЕРА
      2017-06-19 15:55
      2545

      Микаэл Таривердиев, автор музыки к культовым советским фильмам "Семнадцать мгновений весны" и "Ирония судьбы", по праву считается одним из любимейших композиторов XX века. Его музыка стала неотъемлемой частью души и идентичности многих поколений огромной страны. Наследие композитора настолько велико, что поколения века текущего все еще будут делать для себя музыкальные открытия, доказывающие, что горизонта Таривердиева сложно достичь.