Последние новости

ЭНЕРГИЯ ЧЕСТИ

К 90-летнему юбилею Хажака ДРАМПЯНА

Конечно, для того чтобы стать человеком чести, нужно родиться в соответствующей семье. Семье, где помнят великих предков и уважают родню, преданную своему народу. К примеру, архиепископа Армянской Апостольской Церкви в Тегеране Рубена Дрампяна, отечески заботившегося о каждой армянской семье ареала. Или основателя Национальной картинной галереи Рубена Григорьевича Дрампяна, оставившего по настоянию Александра Мясникяна работу в Русском музее Петрограда и переехавшего в нищий, наполненный беженцами Ереван, чтобы способствовать превращению его в культурную столицу армянства. Или деда по материнской линии, священника тер Ованеса, принесшего в дар Ереванскому государственному университету два воза старинных книг своей личной библиотеки. Вот так просто: два полных воза книг - в подарок нарождавшемуся студенчеству Армении. С них и началась библиотека ЕГУ. А еще среди предков были герои, землепашцы, коммерсанты, интеллектуалы. Словом, это был один из обычных благородных армянских родов, но ценная его необычность - хорошая память потомков на подвиги предков.

Однако удача с рождением в хорошем роду - лишь одно из условий для долгой и плодотворной жизни на благо родины. На самом деле источником продуктивной жизни является энергия, скапливающаяся от постоянного самоограничения, свойственного людям чести. Самоограничения в повадках и желаниях, слабостях и пристрастиях. Самоограничение в стиле жизни семьи, которое суть является ограничением потребностей жены и детей. Это самоограничение - сила великая, неисследованная за пределами точных наук и созидательная. Потому что оно всегда лежит в основе создания крепких коллективов. А их на счету этого удивительного человека много.

ЖД переезд.Хажак Андраникович Дрампян родился в декабре 1922 года в семье армавирского крестьянина - трудолюбивого, честного и заботящегося о семье, родне, своей земле и домашней живности. Какими и должны быть крестьяне по определению Господа бога. Мать - дочь сельского священника помнила волнующие беседы с великим Комитасом, приезжавшим в их село для записи старинных баязетских песен и гостившем именно в их семье. Конечно, светлоглазый первенец четы Дрампянов был назван Хажаком и целых одиннадцать хорошо запомнившихся лет провел на сельской воле, запечатлев в памяти все: и очарование родной природы, и купание буйволов в ближней речке, и чарующие, мастерски прерванные на самом интересном месте народные сказки, что зимними вечерами неизменно излагались сельскими мастерами разговорного жанра не где-нибудь, а в чистом и теплом коровнике Дрампянов.

Переезд в город сулил хорошее образование, и юноша отучился сперва в ереванской средней школе им. Мравяна, а затем - в Государственном электротехническом техникуме. В дальнейшем, коротая ночи над учебниками после работы на заводе, он получил и высшее образование экономиста. А пока, в начале Великой Отечественной войны, с учетом диплома электротехникума Хажак Дрампян был направлен на переподготовку в авиашколу. По окончании учебы в звании старшего сержанта и в статусе бортмеханика был послан на Северокавказский фронт. Эшелон бомбили дважды, были колоссальные потери, и даже в тяжелых военных условиях командование справилось у солдат, согласны ли они пересечь дорогу в полтыщи километров пешим строем. Вооруженные лишь противогазами и саперными лопатками, новобранцы радостно согласились спрыгнуть из ловушки на колесах и обрекли себя на долгие марш-броски по сорок километров. Вот где понадобился юному Хажаку опыт сельской жизни!

Автобус Икарус.Сокрушительные первые годы войны были богаты героизмом, но бедны техникой: ну не было еще достаточного числа танков и самолетов. И бортмеханик Дрампян стал пехотинцем, а получив тяжелое осколочное ранение в битве за Моздок в декабре 1942-го, как раз в день своего двадцатилетия, чуть было не стал трупом. Приехавший ночью обоз собрал тела погибших, и одно из них застонало по дороге: "майрик джан!" Стоял страшный мороз, возница-армянин укутал ветошью заледеневшего в собственной крови паренька и отвез в госпиталь, а остальных - куда было суждено. Пролежав с незаживающей раной и обмороженными ногами в прифронтовом госпитале, затем - в оборудованной под лазарет армянской школе бакинского района Арменикент и далее - в ереванском госпитале в районе Тохмаха около года, Дрампян был демобилизован в конце 1943-го как негодный к воинской службе. Но к гражданской-то был годен - да еще как!

Вот краткая схема неуклонного профессионального и карьерного роста Хажака Дрампяна за почти полвека:

мастер - завэлектроцехом - главный энергетик Ереванского шинного завода (всего 8 лет);

завотделом промышленности и транспорта Ленинского райкома Еревана - инструктор аналогичного отдела в ЦК КП Армении (всего 9 лет);

первый секретарь Иджеванского райкома Компартии - управделами ЦК Компартии (всего 7 лет);

замминистра транспорта (4 года);

начальник Управления газификации при правительстве Армении (8 лет);

министр транспорта Армении (11 лет).

Газификация.И каждое новое назначение ознаменовывалось освоением новых моделей военного и гражданского назначения на Ереванском шинном заводе; закладкой обширных плодовых садов на основе научно-обоснованной культивации земли, расширением посевных площадей, строительством Коврового комбината, завода бентонита и новых жилых кварталов в Иджеване; прокладкой линий газопроводов и обеспечением всех промышленных предприятий Армении природным газом и охватом им населения республики, созданием стратегических газохранилищ.

Мне совестно перечислять все достижения Дрампяна-руководителя через запятую, как того требует жанр юбилейной статьи. Совестно, так как представляю, каких усилий и недосыпов, нервотрепки и тонкой дипломатии стоили эти свершения.

Возьмем, к примеру, Министерство транспорта, где молодой заместитель министра успел насмотреться страшных аварий, трагические картины которых всплывали по ночам и долго мучили. Когда спустя годы, осенью 1977-го, Первый секретарь ЦК КП Армении Карен Демирчян предложил Дрампяну пост министра транспорта, тот отказался от высокой должности и по этой причине. Он вообще не любил новые назначения: отказал самому Григорию Арутюнову, когда руководитель республики предлагал оставить родной завод и уйти на партийную работу. И лишь спустя год был назначен чуть ли не силком. Долго отказывался от назначения первым секретарем Иджеванского райкома партии. Потому что срастался со своей работой, ее спецификой и людьми, планами развития и проблемами, которые предстояло решать. Вы можете себе представить такое здесь же, в Армении, сегодня?

Но вернемся в Министерство транспорта. Весной 1978-го было принято решение ЦК о назначении Дрампяна министром, и ему было уже не отвертеться. Возможно, читатели в летах помнят тот период, когда в промышленных районах на транспортных остановках скапливались сотни людей, которые висли на подножках подъезжающих переполненных вагонов. Бывало, что ночевали на заводах из-за перебоев с транспортом. Из-за отсутствия автодеталей и ремонтных площадей простаивали самосвалы и грузовики, нарушались графики строительства и связь городов с деревнями. Транспортная проблема становилась камнем преткновения в развитии промышленности республики, и сюда-то и был "переброшен" Хажак Дрампян из своей, уже достаточно благополучной газовой отрасли.

Всего за несколько первых лет работы он в четыре раза увеличил число автобусов, завезя из Украины ПАЗы, а из Венгрии - новенькие апельсиновые "икарусы", и даже с прицепами. Вышли в рейс экспресс-автобусы во все райцентры республики. Было налажено автобусное сообщение во все стороны Советского Союза, где имелось армянское население. На месте пустырей в Армении было отстроено 40 автотранспортных парков с забором и проходной, оборудованных ремонтными цехами, душевыми и столовыми, поликлиниками для водителей и ремонтников. В огромном количестве были завезены КрАЗы и КамАЗы, налажено производство запчастей для грузовых машин, а в Ленинакане построен завод по капитальному ремонту "икарусов". Для подготовки квалифицированных кадров в Давидашене был открыт учебный комбинат, а всего в отрасли стали трудиться 36000 человек.

Ах как хочется рассказать о свершениях Хажака Андраниковича и на посту управделами ЦК! Но ограничусь лишь упоминанием завершения им комплекса зданий ЦК КП Армении по проекту и с участием архитектора Марка Григоряна. Здания, где уютно разместились сегодня наши разнообразные депутаты.

Социально ориентированная страна имела социально ориентированных руководителей еще со времен Александра Мясникяна и Агаси Ханджяна. Они зорко вглядывались в молодежь, подобную Хажаку Дрампяну, взращивали наиболее достойных в новых руководителей, способных служить своему народу. И те служили. И всегда это была забота о людях коллектива, условиях их работы и здоровья, повышении эффективности отрасли как таковой. Отрасли - транспортной ли, газовой ли, - назначением которой было служение народу, а не кучке алчных нуворишей. Даже оставшись не у дел в наступившую эпоху презумпции чуждых нашему народу неолиберальных ценностей, Дрампян уселся за свой пустовавший из-за вечных разъездов по строящимся объектам письменный стол и написал две очень важные для истории армянского народного хозяйства и полезные для претендентов на хозяйствование книги: "Счастье созидания" ("Арарман беркранк", Ереван, 2007 г., 320 стр.) и "Размышления о прошлом и будущем" ("Мторумнер анцйяли ев апагаи масин", Ереван, издательство ВМВ Принт, 2010, 500 стр.).

Вот жил себе и жил нормальный парень - Лемюниель Гулливер. Да, честный и умный мореплаватель, хорошего телосложения. Но не такого, чтобы побеждать на конкурсах, которых тогда еще не было. Однако случилось кораблекрушение - и Гулливер очутился в стране, где все придворные с премьер-министром и королем оказались с его мизинчик. И обычный честный малый в сравнении с ними оказался великаном. Когда после просмотра в интернете новостей моей страны я читаю книги Дрампяна, он представляется таким вот Гулливером - гигантом, в чьих пустых карманах разместилось бы правительство моей страны и пары соседних, правда, с вывернутыми карманами. Иначе не влезут. Почему, спрашиваю я себя, продолжительная работа на одном посту являлась во времена Дрампяна показателем высокой эффективности министра или другого ответственного работника в деле служения народу? И почему они назывались именно ответственными? Так почему же сегодня долговременное пребывание невежд и разгильдяев на поверхности общества - всего лишь признак стационарности властвующих партий? Быть может, дело в слове?

Есть в армянской десятичной системе слово "бюр", обозначающее десять тысяч. Назначенных в античном Риме и Византии администраторов из числа наиболее грамотных и обладающих организаторскими способностями людей называли "бюр/а/крац", что означало "носитель десяти тысяч (достоинств)", то есть заведомо - грамотей и лидер. И подбор кадров неизменно осуществлялся исходя именно из незаурядных способностей претендентов: слово-то было живое, говорящее, обязывающее, как должностная инструкция! Но стоило вытравить из административного термина его первоначальный, армянский смысл, представить его как помесь современного французского (bureau, состав лиц, руководящих обществом) с древним греческим (kratos, власть), что, согласитесь, смешно, - и посмотрите, что стало с человечеством, в какую глобальную проблему превратились повсеместно бюрократические аппараты, чьих служащих уж никак не причислишь к эрудитам и командирам! И пошло обюрокрачивание всего: звеньев управления наукой и культурой, школы и вуза, исторических партий и камуфляжных сообществ, "зеленых" и "голубых".

Хажак Дрампян был руководителем в исконном, античном смысле. И он остается им по складу ума, по глубоко народному представлению о том, что есть добро для нации, а что - зло. И что в понятии "власть"- от Бога, а что - от лукавого. Он знает это по опыту своему - и опыту предков, по памяти собственной - и памяти исторической. И делится этими знаниями без нравоучений и брюзжания. Делится, потому что знает: этот опыт жизненно важен для тех, кто не имел счастья работать под началом подобных ему талантливых организаторов, честных и ответственных людей. А он имел. И с благоговением вспоминает примеры лучших управленцев: Григория Арутюняна, Сурена Товмасяна, Якова Заробяна, Антона Кочиняна, Карена Демирчяна - всех, с кем посчастливилось работать, а значит, и учиться. И удивляется, что секретарша нашего симпатичного молодого мэра Еревана отказывает ему в разговоре с градоначальником. А ведь в результате теряет не Дрампян и даже не очень - Тарон Маргарян, но без прозорливых советов одного из последних патриархов грамотного управления теряют жители города! Наставничество было древней и мудрой традицией, но этот институт за прошедшие два десятка лет успешно угроблен повсеместно. Между тем опыт Дрампяна - национальная ценность, которая подлежит не простой архивации, а распространению как руководство к действию.

Высокое представление о Чести как о базисе ответственного человека и глубина Самоограничения как его градиент - та дефицитная кривая, которую на заре независимости мы обменяли на дефицит вещей-однодневок, этой пустопорожней неолиберальной ценности. Но этими редкими достоинствами обладает Хажак Андраникович Дрампян как феномен национальной культуры управления. Мы желаем ему новых юбилейных дат, новых книг, новых последователей и прежней энергии. Энергии Чести.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • О КЛЮШКАХ, МОЗГАХ И ДРУГИХ ОБЪЕКТАХ МАРКЕТИНГА
      2013-09-24 00:00
      347

      Хорошие люди встречаются чаще, чем хорошие фильмы. Ну хотя бы потому, что человека создал Господь, а уж чего там напортачит человек – вопрос его совести и таланта. Но я пока про кино. Есть у Голливуда замечательные фильмы, которые являются вакцинацией от социального ротозейства. Их за весь период работы фабрики штук десять, и один из последних, обязательных для нашего обозрения и прозрения, - "Семейка Джонсов".

    • КАРЛСОН, КОТОРЫЙ УЛЕТЕЛ СО ШВЕДСКОЙ КРЫШИ
      2013-09-07 00:00
      584

      Хорошая книжка – "Малыш и Карлсон", которую непревзойденная Астрид Линдгрен писала с 1955 по 1968 годы. В трилогии описана обычная шведская семья 50-60-х годов прошлого века: служащий папа, домохозяйка-мама и трое детей. Папа работает, мама день-деньской готовит всякие вкусности - и в том числе плюшки, передоверенные в советском мультике домоправительнице. А вот когда папа приходит с работы, семья собирается за овальным обеденным столом, и это любимое время дня всех участников. А еще дети и родители любят вместе болтать по вечерам в гостиной и пить кофе – с теми самыми плюшками. Как они после этого засыпают – секрет кофейного рецепта и шведского темперамента. Но это счастливая семья, где чокнутая фрекен Бок появляется только дважды: из-за болезни мамы во второй книжке и в третьей в связи с ее отъездом в двухнедельное путешествие вместе с папой.

    • КАК ВЗЯТЬ ПРИЗ "ГГГ" НА КОНКУРСЕ ПЕТУКУРЫ
      2013-07-30 00:00
      408

      Информация для участников и болельщиков Вот люблю я совпадения, которых, как известно, не бывает. Просто закономерности вьются-вьются и - бац! – сходятся в поле твоего обозрения. "Батюшки! Ну и совпадение! - таращатся простаки. "Мммм, так вот к чему они нас подталкивали", - щурятся конспирологи. Но с момента запуска "оранжевых революций" и "арабской весны" конспирология как обзываловка отменена за ненадобностью. Все, в чем мы подозревали заокеанскую мафию и ее всеевропейскую колонию, уже пару лет, как дается открытым текстом и демократически навязывается с применением удавки и беспилотников. А потому с чистой душой, но длинной памятью обратимся к закономерностям.

    • ДЕЛОВАЯ МЕРА, или ЕЩЕ РАЗ О ПРЕДАТЕЛЯХ
      2012-09-20 00:00
      371

      Кто о чем, а я о пользе чтения. Потому что всего лишь один значительный том художественной литературы способен будить душу и обогащать опытом более, чем десяток прожитых иными лет. Роман М.Пьюзо "Крестный отец" не художественный шедевр, но кладезь житейской мудрости в наш мафиозный век. И есть в нем такой фрагмент: Дон Вито Корлеоне и его отучившийся в университете, отслуживший на фронтах Второй мировой и побывавший в сицилийском изгнании сын Майкл напряженно ждут подставы со стороны противоборствующих кланов. Дон уверен, что будет предан кем-либо из ближайшего окружения, и сообщает сыну: "Кто из наших вызовется организовать встречу с противниками и стать мнимым гарантом нашей безопасности, тот и предатель". Вито Корлеоне был стреляным волком и как в воду глядел: как раз после его смерти Майклу позвонил верный соратник Дона - caporegimes Тессио, предложил встречу с оборзевшим Барзини, гарантировал безопасность. Неделю спустя, разоблаченный в предательстве, он сознается и объяснит: "Это была деловая мера". А не по годам мудрый Майкл поставит диагноз: "Он самый умный, и сделал то, что с его точки зрения умней всего. Он подставляет меня Барзини - и наследует семейство Корлеоне". Ведь по законам мафии, самый умный - еще и самый подлый предатель.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ВИРТУОЗ РОБЕРТ МЕРАБОВ
      2017-03-23 14:57
      157

      Несколько лет назад в нашей прессе активно представлялась информация о том, что современный вариант аккордеона был изобретен в 1829 году жившим в Вене мастером Кириллом Дамяном (1772-1849), армянином, уроженцем румынского города Арменополис (ныне Герла). Это, конечно, здорово, но что-то достойных наследников у нас сегодня не наблюдается. И вот из грузинской прессы узнал, что в столице Грузии живет великолепный музыкант, исполнитель на аккордеоне Роберт МЕРАБОВ. Причем интересен он не только виртуозной игрой, но и тем, что уже много лет является органистом лютеранской церкви в Тбилиси. 

    • У КОГО НА СТЕНЕ РУЖЬЕ?
      2017-03-22 18:16
      411

      С недавних пор в политической палитре Армении обнаружились новые краски, вернее, полутона, а если точнее и без аллегорий, вдруг после многолетней паузы, откуда ни возьмись, объявился человек с претензиями на важную роль в политических процессах. Зовут его Самвелом Бабаяном, и, в отличие от многих иных, переполняемых амбициями на пустом месте, биография у него есть.

    • "ТВОИ "СИНИЧКИ В РУКАХ" УЖЕ СОСТАВЛЯЮТ СТАЮ И ЗАВОЕВЫВАЮТ НЕБО..."
      2017-03-22 15:32
      465

      Творческий путь Левона Мкртчяна настолько насыщен крупными достижениями, что едва ли не каждый год возникают поводы для юбилеев. И 2017-й не исключение. Сорок лет назад, в 1977 году, в ереванском издательстве "Советакан грох" увидели свет два уникальных издания: антологический двухтомник "Армянская классическая лирика" и "Книга скорби" Григора Нарекаци. Оба издания, несмотря на фантастический по нынешним временам тираж (20000 - Нарекаци и 10000 - двухтомник), сразу же стали библиографической редкостью. 

    • КАК ТВОРИЛ, ТАК И ЖИЛ
      2017-03-22 15:22
      2245

      Два дня назад Ереван прощался с замечательным живописцем, народным художником, профессором Художественной академии Армении Анатолием ГРИГОРЯНОМ. Он был блестящим художником. Это определение обозначает исключительную отточенность, переливающуюся всеми красками талантливость, радость бытия, приподнятость над бытом. И, наверное, эта приподнятость, эта отрешенность от "грязи", этот зов в какую-то прекрасную даль и доставляли зрителям особую - григоряновскую - радость. И зритель начинал ощущать себя таким же талантливым и радостным, как и его персонажи. Его воспламенная душа преобразовывала нашу мрачную действительность, делала ее светлее, лучезарнее.