Последние новости

ФОБИЯ

В середине 90-х годов, в период парламентских (1995 г.) и президентских (1996 г.) выборов, система армянского политического (в широком смысле) устройства еще окончательно не сложилась. Несмотря на то что с перестройкой критика в адрес социалистических принципов ведения государственного хозяйства возрастала по нарастающей, постепенно покидала кухонное пространство и становилась все более и более трибунной, тем не менее советская система ценностей и нравов (по крайней мере декларируемая) все еще оказывала решающее воздействие на общественное сознание.

РАСПРОЩАТЬСЯ С ПРОШЛЫМ ВСЕГДА ЛЕГЧЕ ДЕКЛАРАТИВНО, НА ОФИЦИАЛЬНОМ УРОВНЕ, нежели ментально: элементарные понятия хорошего и плохого, доброго и злого, достойного и позорного, отважного и трусливого, сильного и слабого, справедливого и несправедливого… все еще определяли главные ориентиры и собирали под свою эстетику массы. Этому способствовали и особенности стартового этапа современной армянской истории (землетрясение, блокада, энергетический кризис, беженцы, война), в круговороте которых процесс размывания ценностей протекал в ускоренном режиме. На глазах одного поколения рождались, как грибы в одночасье, герои и предатели, вожди и изгои, и трудно было понять, где бледная поганка, где зеленый маховик.

В условиях войны и массового обнищания населения, в условиях прорастания на этом фоне первых ростков буржуазного классообразования совокупный разум обесточился точно так, как обесточилась энергетическая система республики, он был заблокирован на манер наших железнодорожных коммуникаций. Переплетение в сознании сотен тысяч людей пестрого спектра многочисленных и концептуально новых постановок не давало возможности понять сути происходящего. В итоге вышло так, что виноватым оказался первый президент республики и руководимая им правящая партия: в восприятии подавляющего большинства наших граждан именно они и сделали слабость силой, злое назвали добрым, позорное превратили в достойное, несправедливость провозгласили единственно справедливым путем развития.

Мы очень и очень далеки от мысли выступать адвокатом именно этого политика и именно этой партии, однако вопрос, который рассматривается в материале, все же несколько иной: в середине 90-х в массовом сознании имели место антропоморфизация целой системы, антропоморфизация всех проявлений социальной несправедливости и даже антропоморфизация панацеи - отстранение от власти президента и правящей партии может восстановить справедливость.

КОНЕЧНО, ЦИНИЧНЫЕ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ, ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛИТИКОВ И ЦЕЛЫХ ПАРТИЙ, тотальные наезды на прессу, позиция по карабахскому урегулированию и многие другие субъективные рецидивы добавляли решительности населению и убеждали его в обоснованности претензий и правильности видения путей разрешения проблемы. Но даже с учетом несостоятельности руководства строить новое государство главные причины массового негодования имели объективную природу. Именно подобная позиция и предопределила неизбежность мощнейшего протестного движения (на выборах 1995 и 1996 гг.), масштабность которого так до сих пор и осталась непревзойденной.

ВыборыПрезидентские выборы 1996 года - единственные, о которых можно говорить уверенно: победа была за оппозиционным кандидатом. Во всех последующих пяти случаях возникали вопросы, которые, с одной стороны, при всей очевидности эксплуатации властями административного, финансового, силового ресурсов, с другой – именно с учетом такой нещадной эксплуатации не позволяют (если подходить взвешенно и беспристрастно) утверждать о победе в голосовании представителя оппозиции.

Вопрос не в достоинствах того или иного кандидата: просто никогда уже не было такого стечения обстоятельств, такого редкого сочетания целого ряда факторов, которые в итоге обусловили беспрецедентную (в разрезе последующих 17 лет) консолидацию почти всех общественно значимых оппозиционных сил (это было в 1996г. в зале филармонии, когда партии сошлись во мнении о представлении единого кандидата) и всплеска массовой активности. Однако есть еще одно обстоятельство, позволяющее нам выделить президентские выборы 1996 года в качестве водораздельных.

Дело в том, что смена власти в 1998 году и десятилетний политический курс второго президента (именно тогда и сложилась окончательно нынешняя система) вынудили весьма существенную часть армянского электората отказаться от антропоморфизации всего (и болезни, и панацеи), так как стало очевидно, что язва социальной несправедливости если не обострилась, то по крайней мере не перестала быть менее злободневной: солидное число избирателей уяснило для себя, что рецидивы носят системный характер. Прозрение привело к тому, что сотни тысяч людей утратили интерес к выборам, если оппонентом власти выступает системная оппозиция.

С учетом того факта, что весь реальный сектор армянской оппозиции является системным, указанный контингент (а это десятки и сотни тысяч избирателей) просто не принимает участия в выборных мероприятиях. В нынешних условиях единственный внесистемный фактор, который действительно может занять место в хронике армянской политической (в широком смысле) жизни, - восстановление в избирательных списках графы "против всех", о чем мы уже писали. Это та графа, которая способна активизировать и пробудить массы, однако именно по причине своей же внесистемности она отвергается, причем отвергается как системной властью, так и системной оппозицией (обе силы очень боятся девальвации своего надуманного "золотого стандарта").

ВМЕСТЕ С ТЕМ СУЩЕСТВЕННАЯ ЧАСТЬ ЭЛЕКТОРАТА ПРИНИМАЕТ УЧАСТИЕ в президентских выборах и голосует за того или иного оппозиционного деятеля. Это очень разный контингент, который все еще продолжает считать, что наступление лучших времен связано с отставкой действующего главы государства. Здесь присутствует много разных нюансов (начиная с фактора личной неприязни, кончая искренней убежденностью в том, что "далее так жить нельзя" и "необходимо что-то менять кардинально"). Кардинальность же изменений связывается в таких случаях со сменой президента.

В любом случае, эта часть наших соотечественников не отказалась от персонификации "бед и спасений", что наглядно проявилось еще в 1998 году, когда поддерживающий бывшего первого секретаря ЦК КП Армянской ССР избиратель склонен был все достижения своего кандидата, зарегистрированные в период руководства советской республикой, представлять в контексте его личных успехов (хотя это были достижения системы), а весь негатив приписывал системе. В последующие пятилетия личностный момент оставался магнитом, притягивающим часть протестного электората.

Действующий глава республики и его оппонент на Театральной площади – при всей полярности мышления и мироощущения, при всех биографических и конституциональных (функциональных) отличиях – остаются представителями одной и той же системы. Например, они ни при каких условиях не станут рассуждать о целесообразности некоторого смещения экономики на социалистические рельсы, не будут настаивать на национализации земли, базовых производств, общественного транспорта, не будут говорить о восстановлении кооперативного хозяйства, госпредприятий и т. д.

Повторимся: если бы обе стороны – и власть, и парламентская оппозиция - были честны до конца, если бы они не состояли в одной системе, то восстановили бы в избирательных списках графу "против всех", которая указала бы всем силам их истинное место, – реальный рейтинг, высветила бы перед ними пределы амбиций и не позволила преследовать запредельные цели. В конце концов, это было бы справедливо, а ведь именно справедливости желает население все эти двадцать лет.

Но наличие подобной графы констатировало бы такой кризис системы нашего государственного устройства, продемонстрировало бы такое недоверие к партийным институтам, что острая необходимость в кардинальных изменениях обнажилась бы безо всякого смущения. Именно этого боятся наши политические организации, которые вполне комфортно чувствуют себя на маленькой доске своего шахматного королевства, со своими рокировками, двумя королями, двумя инаугурациями и многочисленными пешками.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "КЛОУН - ЭТО МОЕ ХОББИ"
      2016-03-17 14:27
      2730

      15 марта Леониду Енгибарову исполнился бы 81 год За пять минут до смерти он еще добивался свидания. Молоденькая медсестра, которая собиралась делать ему укол в сердце, не знала даже, как себя вести в столь неординарной ситуации: в училище этого не преподавали. Она, как, впрочем, и сам врач, вообще мало что соображала в этот вечерний час: 25 июля 1972 года в Москве было действительно жарко.

    • "ЕРЕВАН: С КРЕСТОМ ИЛИ НА КРЕСТЕ"
      2016-02-17 16:32
      2809

      Арис КАЗИНЯН: "Прошлое и будущее в Азербайджане моделируется на основе указов и программных выступлений президента" Столица Республики Армения, Ереван, превратилась в особую мишень азербайджанской информационной войны: с начала 1990-х официальный Баку тиражирует тезис об "исконно азербайджанской принадлежности" как армянской столицы, так и земель, на которых она располагается. Об этом пишет армянский журналист и исследователь Арис Казинян в предисловии к книге "Ереван: с крестом или на кресте", являющейся попыткой фиксации и осмысления чрезвычайно пестрого спектра процессов, прямо или опосредованно слагавших характер развития данной территории, предопределив неизбежность превращения именно Еревана в главный центр Восточной Армении, а позже – в столицу восстановленного армянского государства.

    • "СВЯЩЕННЫЙ ДЖИХАД" ПРОТИВ АРМЯН ОБЛОМИЛСЯ В КАРАБАХЕ
      2015-11-30 13:34
      3250

      Именно в Карабахе, в ходе "священной войны" против армян, прошли первичную апробацию некоторые формы террористических действий, равно как и формы координации этих действий, которые ввиду преступного безразличия международного сообщества, приобрели позднее глобальный охват

    • ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ СПОСОБНА СТАТЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ ФАКТОРОМ
      2015-06-29 12:48
      2026

      Продолжение интервью с известным журналистом и исследователем Арисом КАЗИНЯНОМ - В отношении армянского протестного движения есть десятки разных ракурсов восприятия и толкования – внутриполитический, внешнеполитический, экономический, социальный, административно-бюрократический, нравственный, интеллектуальный, художественный… Кто-то видит в них в большей степени одно, другой выделяет в большей степени другое. В чем, по вашему мнению, главная особенность этого движения?






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ