Последние новости
0
474

А В ЧЕМ НЕОЖИДАННОСТЬ?

Предъявление обвинения военнослужащему, по громкому инциденту со стрельбой, произошедшему 1 июня во дворе дома бывшего марзпета Сюника Сурена Хачатряна, безусловно, дело тонкое. Сей факт не мог быть воспринят однозначно. В то же время, к сожалению, надо признать, что моральные и юридические оценки во многом подменены эмоциональными заявлениями, вплоть до призывов военным, друзьям и соратникам полковника А. Будагяна "принять меры", "не молчать".

ИТАК, ОБЩЕСТВО ОЦЕНИЛО ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ БУДАГЯНУ НЕОДНОЗНАЧНО. Были озвучены как крайние, так и умеренные позиции. Заметим, что обвинение ему предъявлено по первой части статьи 137 УК РА (угроза убийства, причинение тяжкого вреда здоровью или уничтожение имущества в крупном размере, если при этом была реальная опасность осуществления этой угрозы). Это преступление наказывается штрафом от 50 до 150 тысяч драмов, или арестом до двух месяцев, или лишением свободы до двух лет.

Несколько удивляет, почему сам факт предъявления обвинения многим кажется непонятным и даже неожиданным. А некоторые специалисты, как бы подчеркивая свои способности предвидения, говорят, что они заранее предугадали, что Военная прокуратура пойдет на этот шаг. Между тем с юридической точки зрения это было совершенно очевидно. Ведь передача расследования уголовного дела в следственное управление Министерства обороны, с соответствующим надзором над следствием со стороны Военной прокуратуры объяснялась именно наличием среди подозреваемых военнослужащего. И единственным военнослужащим, проходящим по делу, был полковник Будагян.

Понятно и то, почему обвинение не было предъявлено с самого начала - по причине ранения и госпитализации последнего, в силу чего он не имел возможности давать показания. Все это оговорено частью 5 статьи 190 УПК РА. Но предъявление обвинения воспринимается неожиданным, а где-то и необоснованным не из-за фактических данных уголовного дела, а в первую очередь исходя из личности самого военнослужащего, поскольку он - заслуженный офицер и потерял брата во время инцидента.

Оценивать действия следственных органов не беремся, но не сказывается ли при таком подходе в обществе синдром двойных стандартов? Действительно, очень жаль, что на фоне постоянных призывов азербайджанского президента развязать войну армянскому офицеру предъявлено обвинение. С другой стороны, если такой же офицер совершает уголовное преступление в войсковом подразделении, в том числе против своих подчиненных, то мы вполне справедливо требуем, чтобы ответственность несли не только сами провинившиеся офицеры, но и их начальники, не сумевшие предотвратить беззаконие.

ТРУДНО НЕ СОГЛАСИТЬСЯ С КОМАНДОСОМ, АРКАДИЕМ ТЕР-ТАДЕВОСЯНОМ, человеком с большим жизненным и военным опытом, который однозначно высказал мнение, что за инцидент ответственны и бывший марзпет, и офицер. Он считает, что офицер не должен был позволить втянуть себя в бытовой скандал с угрозами.

Возвращаясь к теме предъявления обвинения Будагяну, заметим, что это вовсе не означает в дальнейшем обязательного привлечения к уголовной ответственности. Скорее всего, это определенный этап следствия, а постановление может быть и опротестовано, и отменено. А может и остаться в силе. Но и в этом случае, как мы уже сказали, тем более с учетом личности обвиняемого, производство уголовного дела, возможно, будет прекращено.

Несогласные с решением следственного органа приводят факты, сами по себе имеющие юридическое значение, однако никоим образом не связанные с определением правомерности данного постановления. Так, например, указывают на то, что при обыске в доме С. Хачатряна было изъято большое количество оружия. В связи с этим бывший марзпет, помнится, высказал мысль о соответствующих чувствах, которыми руководствуются жители приграничных районов, имея перед глазами реальную угрозу войны. Или же требование дать адекватную оценку инциденту, предшествовавшему событиям во дворе дома экс-марзпета. Все это, конечно же, немаловажно, но непосредственно с правомерностью статуса Будагяна по уголовному делу не связано.

Для выяснения обоснованности обвинения, по мнению специалистов, надо руководствоваться не общими рассуждениями, а поставить вопросы. Ведь сама статья оговаривает угрозы убийства при реальной опасности. Например. Какие именно прозвучали угрозы и прозвучали ли? Кому они были адресованы и чем обусловлены? Хотели просто напугать или нет?

Ответить на эти и другие вопросы могут только следствие и суд. А участие в деле с обеих сторон профессиональных адвокатов является своеобразным залогом успеха.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ОБЕЩАЮТ В КОНЦЕ КОНЦОВ ОБЪЯСНИТЬ
      2018-09-17 18:51
      1746

      Скандальная история с прослушкой записи телефонной беседы глав Службы национальной безопасности и Специальной следственной службы Артура Ванецяна и Сасуна Хачатряна, опубликованная 11 сентября, получила продолжение 17 сентября с утра пораньше. Сотрудники 6-го управления Полиции РА совместно со Следственным комитетом провели обыск в редакции сайта  Yerevan.today и в доме его владельца.

    • ЧТО ПРОЯВИЛА ЗАПИСЬ
      2018-09-14 19:43
      1918

      14 сентября в мультимедийном пресс-центре Sputnik Армения состоялась пресс-конференция адвокатов Роберта Кочаряна - Айка Алумяна, Арама Орбеляна и Ованеса Худояна. Последние, как и было обещано, изучили содержание записи, опубликованной 11 сентября, на которой главы СНБ и ССС обсуждают уголовные дела и меру пресечения в отношении второго президента РА Роберта Кочаряна и генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, и выступили с заявлением.

    • А ТЫ ЗВОНИЛ, СОГЛАСОВАЛ?
      2018-09-12 18:09
      1680

      Скандальная запись телефонного разговора между главой Службы национальной безопасности Артуром Ванецяном и главой Специальной следственной службы Сасуном Хачатряном, без преувеличения, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Тут же последовало выступление в прямом эфире премьер-министра, а собеседники по его распоряжению незамедлительно провели пресс-конференцию.

    • НОВЫЕ "МЕТОДЫ" ВЕДУТ К РЕГРЕССУ
      2018-09-12 12:09
      2998

      Карен САРДАРЯН: "Всего лишь заявление о преступлении может оказаться достаточным для распространения официального сообщения о раскрытии преступления и вине человека"






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ