Последние новости

ПЛОЩАДЬ ШАУМЯНА МОЖНО СПАСТИ

Какой многозначительный в своем архитектурном содержании комплекс здесь возможно создать! Ведь современное здание банка строится в непосредственном соседстве с двумя уже существующими, своими архитектурными образами и историческими контекстами олицетворяющими царскую и советскую эпоху, и простейшая логика буквально диктует архитектурную идею, основанную на объединении старых и новых объемов, интерьеров всех зданий и открытых пространств в грандиозный комплекс, символизирующий преемственность и благосостояние!

Три замечательных здания, включенные в Список недвижимых памятников истории и культуры Еревана (Сельскохозяйственный банк и жилой дом для служащих банка, Тифлисский коммерческий банк, дом Степана Тиграняна), в связи со строительством здания нового банка на площади Шаумяна находятся под угрозой разрушения.

Наши знания о недалеком прошлом Еревана, осмелюсь предположить, достаточно скудны, поэтому, прежде чем перейти к собственно поставленной проблеме, предлагаем читателю, но прежде всего заказчику и автору проекта нового комплекса и банка на площади Шаумяна короткую историческую справку, которая позволит всякому здравомыслящему человеку сделать выводы.

В сплетении старого и нового

Площадь Шаумяна была сформирована по генеральному плану 1856 года как главная парадная площадь. Это было местом собраний народа в дни государственных и городских празднеств. Позже, в годы Первой Республики, именно здесь отмечались все знаменательные события, и отсюда армянские солдаты после молебна отправлялись в бой. Предназначение главной парадной площади города сохранилось вплоть до формирования площади Ленина (Республики), главный ансамбль которой был закончен в 1950-х годах.

В первое десятилетие XX века ансамбль площади, называемой в то время Соборной, составляли построенные архитектором Б.Меграбяном репрезентативные в своем неоклассическом стиле монументальные здания городской Думы и Управы, приблизительное место которых ныне занимает безликая гостиница "Конгресс", и Эриванского отделения Тифлисского коммерческого банка (позже Кавказский банк) на углу с улицей Мовсеса Хоренаци. В средней части, на границе с бульваром, возвышался роскошный Николаевский собор, спроектированный местным архитектором М.Буйновым. В застройку площади органично вписывались изящный портал Английского сада, живописная зелень Колюбякинского бульвара (сквер им. Шаумяна), ряд гостиниц, караван-сараев и магазинов. Само пространство площади перетекало в известную со средневековья главную Торговую площадь, центр которой занимало обнесенное аркадой здание базара, а по границе с Английским садом тянулись великолепные торговые ряды, снесенные при прокладке бульвара вдоль нынешней улицы Италакан во время сооружения памятника Мясникяну. Организованный двумя площадями район составлял городской центр Еревана, в котором объединялись административная и торговая зоны.

В 1920-1930-х годах Соборная площадь в соответствии с генеральным планом А.Таманяна была реконструирована и переименована в честь Шаумяна. И хотя в результате большевистского идеологического вандализма в числе многих городских церквей был утрачен и Николаевский собор, место которого занял памятник Степану Шаумяну, созданный известными скульптором С.Меркуровым и архитектором И.Жолтовским, сама площадь сохранила ансамблевую целостность благодаря исключительной деятельности главного архитектора города Никогаеса Буниатяна, который нашел виртуозное решение всей совокупности архитектурно-градостроительных задач.

По проекту Н.Буниатяна застройку площади дополнили Сельскохозяйственный банк, воздвигнутый на углу бывших улиц Налбандяна и Энгельса (нынешней Вазгена Саркисяна и Аптечной), крыло которого по улице Энгельса составлял жилой дом для служащих банка, и гостиница "Севан", зафиксировавшая угол улиц Шаумяна и Маркса (Вазгена Саркисяна и Мовсеса Хоренаци). В те же годы архитектором были реконструированы здания городской Думы и Управы, поднятые на один этаж и расширенные со стороны правого крыла; находящийся между Тифлисским и Сельскохозяйственным банками дом С.Тиграняна увенчался двухэтажной надстройкой.

Нечего и говорить о беспрекословном профессионализме великого Н.Буниатяна в вопросе реконструкции существующих зданий, ибо новые части гармонично продолжили первоначальную авторскую идею. При этом, с одной стороны, старое и новое сплелось в органичном архитектурном единстве, с другой - осталась визуально выявленной разновременность их строительства - высочайшие критерии в методике реконструкции памятников архитектуры. Главным итогом изменений стала общая градостроительная концепция, при которой застройка площади, изменив масштаб, удержала свои ансамблевые качества.

Как величественная достопримечательность Еревана площадь Шаумяна должна была бы продолжить свое существование в память о прославленных мастерах современного армянского зодчества, создавших и развивших незаурядный по своим архитектурно-градостроительным качествам ансамбль.

Реконструкция - очередной вандализм

Не углубляясь в дебри безответственных разрушений на площади в начале XXI века, проходящих в безразличном молчании со стороны городских властей, Союза архитекторов и общественности, остановимся на констатации нынешней трагической ситуации.

Первое. Сегодня здесь сохранился единственный фрагмент застройки, включающий два выдающихся здания банков, которые своими уникальными интерьерами операционных залов, внешними архитектурно-художественными формами и архитектурно-конструктивными особенностями демонстрируют достижения армянской архитектуры XX века, а также объединяют в их ансамбль дом С.Тиграняна.

Второе. Сегодня тихо и мирно оградившись от любопытного взора, в этой части площади ведутся предварительные строительные работы, связанные с возведением здания банка. Авторская идея предлагает грубейшее вмешательство в архитектуру сохранившегося фрагмента исторической застройки: средний объем, вернее, стена фасада дома С.Тиграняна будет отодвинута в глубь участка и два, композиционно соединенные в свое время Н.Буниатяном корпуса банков будут отделены друг от друга открытым пространством, которое одновременно сольется с пространством площади, еще более снизив архитектурную мощь двух банков.

Третье. Самое страшное решение связано с уничтожением самих зданий банков, от которых остаются только внешние стены. Безусловная неповоротливость в понимании архитектурной задачи просто ставит в тупик. Ведь, казалось бы, на примере Крытого рынка наконец-то поняли, что архитектурный памятник означает здание в целом, а фасад, он и есть фасад, т.е. это стена, определенный фрагмент здания. И к такому приему сохранения, если бы и можно было прибегнуть с учетом объективных факторов, как, например, утерянные интерьеры, то в случае Крытого рынка и двух банков на площади Шаумяна, в которых интерьеры уникальны и физически сохранены, подобные подходы, без сомнения, недопустимы и преступны.

На ситуацию с Крытым рынком очень похожа и морально-юридическая сторона дела. И здесь и там строят без утвержденного проекта. И здесь и там налицо бесцеремонность заказчиков, в нашем случае орудующего под покровительством высоких чиновников очередного "благодетеля", хотя именно к нему и хотелось бы обратиться, прося о снисхождении в отношении к старым банкам, поскольку уповать на государственные органы, занимающиеся охраной памятников, или Союз архитекторов, выборочно устраивающий ажиотаж в соответствии с собственными предпочтениями, - малая гарантия благополучного исхода.

Что касается "истории" самого проекта. Он действительно был отклонен заседаниями двух градостроительных советов и комиссии Министерства культуры. На обсуждении в Министерстве культуры в целом единогласно (не будем порочить друзей, тем более что они старались помочь собственным друзьям, хотя и за счет городских интересов) было предложено проект переделать с учетом исторического обоснования территории (в "оправдание" автора проекта можно лишь напомнить, что обыкновенно ереванские архитекторы редко утруждают себя попыткой вникнуть в сложившуюся архитектурно-историческую средовую ситуацию и единственной достопримечательностью данного места изначально предполагают собственное "творение").

В связи с проектом нового банковского здания на площади Шаумяна крайне поражает полнейшее отсутствие и со стороны заказчика, и со стороны автора проекта осмысления того, какой благодатной ситуацией в территориальном, историческом и символическом аспекте они в действительности владеют! Какой многозначительный в своем архитектурном содержании комплекс здесь возможно создать! Ведь современное здание банка строится в непосредственном соседстве с двумя уже существующими, своими архитектурными образами и историческими контекстами олицетворяющими царскую и советскую эпоху, и простейшая логика буквально диктует архитектурную идею, основанную на объединении старых и новых объемов, интерьеров всех зданий и открытых пространств в грандиозный комплекс, символизирующий преемственность и благосостояние!

Хочется напомнить, что в следующем году отмечается 130-летний юбилей архитектора Никогаеса Буниатяна. Его 120-летие город "ознаменовал" сносом гостиницы "Севан", все следующее за этим десятилетие мы планомерно унижаем его творения - где надстройкой, где уродливой многоцветной окраской фасадов, где застройкой художественно вычерченных даланов.

Что это - противостояние злонравных потомков архитектурному гению или примитивная идеология уничтожения прошлого с целью собственного возвышения?

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ЕЩЕ РАЗ О ПРОЕКТЕ "СТАРЫЙ ЕРЕВАН"
      2017-07-04 13:39
      5681

                  Единственная цель нашей статьи ведет к просьбе, мольбе: оставьте людей, которым интересна идея "Старого Еревана", в покое, и не надо окутывать общественность дезинформацией и собственными измышлениями, составленными в кругу "братьев по оружию", нацеленному на проект, и исходящими из личных и далеких от объективности мотивов

    • "СТАРЫЙ ЕРЕВАН" НЕ ИМЕЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ
      2012-10-27 00:00
      1415

      В задачах общественного движения в поддержку сохранения архитектурно-исторического наследия Еревана XIX - начала XX вв., как известно, отдельным требованием стоял вопрос о сохранении квартала между улицами Абовяна, Павстоса Бюзанда, Езника Кохбаци и Арами, хотя, принимая во внимание активные действия властей в противоположном направлении, он казался неосуществимым. И вот вдруг нежданно-негаданно предложение сохранить памятники архитектуры этого периода получило государственный резонанс, и, когда городские власти вынесли решение о реализации проекта "Старый Ереван", представилось возможным чрезвычайно медленно, но, предположительно, реально сделать важный шаг по улучшению эстетического климата Еревана в сфере сохранения исторических зданий. Программа "Старого Еревана" – это не только архитектурно-градостроительная работа, но и надежда, что ее результат косвенно будет способствовать формированию этического, гуманного мировоззрения в отношении к объектам культурного наследия города.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ