Последние новости

ЗА ЕВРОПОЙ - В ПРОПАСТЬ?

События развиваются стремительно. Европейские страны поспешно принимают законы об однополых браках, поддерживают пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних, предпринимаются шаги по легализации педофилии, инцеста... Конечно, можно считать, что это проблемы самой Европы,  надеяться, что новые веяния нас обойдут. Но реальность подтверждает иное. Используя все возможные рычаги, Запад последовательно  навязывает нам так называемые европейские ценности. 

В каком обществе будет жить новое поколение армян? Как уберечь нашу страну от опасных тенденций, остаться верными христианским традициям? - эти вопросы обсуждали участники круглого стола, проведенного "ГА".



Генрих ГРИГОРЯН, профессор философии:
- При обсуждении  этих проблем важно избежать эмоциональных оценок.  Необходимо определиться, что мы называем пороком и  что понимается под его легализацией. Пороки не возникают на пустом месте, они имеют  основы в человеческой природе и  связаны с тем, что мы называем инстинктивной, животной частью нашего существа. Вопрос в том, насколько эти инстинкты регулируются культурой, но они часто проявляют себя. Ницше в свое время выступал против ложной морали. Культура заставляет человека   отказываться от некоторых инстинктов. Огромный шаг с точки зрения культуры сделало христианство, потому что  наложило запрет на инцест – сексуальные отношения между родственниками, в том числе между родителями и детьми. В языческой культуре многие инстинкты рассматривались как естественные  человеческие проявления. К пороку в его нынешнем понимании были склонны даже такие  личности, как Сократ и Платон. В "Диалогах" Платона на это недвусмысленные намеки. А в языческой Греции гомосексуализм воспринимался как нечто естественное. Возникает вопрос: почему такие великие мыслители, как Сократ и Платон, относились к этому  как-то спокойно? Ницше называл это ресентиментом. Ресентимент – это когда человек изменяет своей душе. Инцест в языческом мире был совершенно естественным. То, что сейчас мы называем легализацией порока, это своего рода неоязыческий реванш – против христианства, против культуры, возврат к животным инстинктам, которые выплескиваются наружу под ложным понятием свободы. Ложное понятие свободы идентифицируется через свободу инстинкта, которую воспел в понятии ресентимента Ницше. И он говорит о том, что подлинность человека зависит от того, насколько он живет естественной жизнью. То есть удовлетворяет свои потребности, и в первую очередь  инстинкты, а не запрещает себе их проявления, не  контролирует. Здесь, по мнению Ницше, начинается лицемерие. А лицемерие – это феномен культуры, нравится нам это или нет.

Геворг ПОГОСЯН, член-корреспондент НАН, директор Института философии, социологии и права:
- Инстинкт убийства – тоже инстинкт. Но мы же не будем поощрять его только потому, что это инстинкт. Или же мы будем считать,  что возврат к прежнему хаосу, из которого культура вытащила человека, нужен, потому что согласуется с человеческим естеством. И даже если Платон или какие-то другие известные личности имели дурные  склонности, это не  значит, что все наше общество должно принимать гомосексуализм или инцест как абсолютно приемлемые явления только потому, что они имеют природную основу. То есть вы предлагаете  вернуться  в первобытное состояние? Тот же Ницше говорил о закате Европы, имея в виду все, что там происходит. Что мы выбираем – путь заката, полной деградации - как нравственной, так и физической, - или путь развития, который человечество культивировало 2000 лет благодаря христианству? Кстати, запреты на инстинкты ведь не просто так возникли. Почему запретили инцест? Для этого есть серьезные основания. Практика показывает, что браки, совершающиеся внутри семьи, между родственниками, как правило, недолговечные и, что еще более важно, от этих браков  родится  слабое и болезненное потомство. Не говоря уже о том, что сексуальные отношения между родителями и детьми, педофилия  - явления совершенно чудовищные. Но и их в нынешней Европе пытаются оправдать, узаконить и дать им биологические обоснования.   Многие инстинкты имеют опасные проявления. Но если мы - люди и хотим выжить в этом качестве, нужно отказаться от многих инстинктов. То, что происходит сегодня в Европе, - гибельный путь.

Самвел СУКИАСЯН, доктор медицинских наук, профессор:
- Дело в том, что есть европейские правительства и есть европейские народы. Не надо думать, что это одно и то же. Развития, о которых мы говорим, имеют отношение именно к правительствам. Скажу как врач: человек - конгломерат трех основных начал: биологического, социального и психологического. Эти три начала и дополняют друг друга, и вступают в противоречие. Причем биологическое изначально заложено в человеке, все остальное пришло потом. Биологическое начало – это совокупность определенных инстинктов, от которых нам не убежать. Кстати, любая психическая болезнь – шаг назад, к началу. A начало наше – это инстинктивное, животное. А человеческое общество ограничивает некоторые животные проявления. Так и должно быть. Естественно, как христиане и как нормальные люди, мы понимаем, что путь потакания инстинктам ведет к концу. И нынешняя  ситуация это подтверждает. Психическая патология сегодня становится нормой, а нормальные психические процессы становятся атипичными. Причем психические заболевания стали   протекать атипично, не так, как  200 лет назад. Животные механизмы взаимодействия стали выходить на первый план. Люди всегда страдали патологиями, но сегодня психические заболевания меняют форму, и то, что раньше считалось тяжелой патологией, сегодня квалифицируется как вариант нормы. Пределы нормы расширяются, и, таким образом, стирается грань между патологией и нормой. Если патология начинает восприниматься как  норма, она  становится еще более тяжелой патологией. Как врач, я считаю гомосексуальные наклонности патологией. Но сегодня речь идет об осознанной эксплуатации порока. Кому-то это выгодно, кому-то это надо.

Анжела ВАРТАНЯН, психоаналитик, кандидат психологических наук:
- XXI век – это век бизнеса, который руководит всем. Кому-то  действительно  выгодна и гомосексуальность, и педофилия… Почему? Потому что, например, если раньше продавался парфюм только для женщин, то сегодня – и для  нежных мужчин. Это новая сфера бизнеса. То есть идет развитие всего того, что выгодно бизнесу, а бизнес не знает ни морали, ни нравственности. Человек везде один, но обратите внимание на другую сторону, которую мы не замечаем, – тот общественный эксгибиционизм, который сегодня присутствует в мире. Человек живет публично за счет виртуальных вещей. Мы осуждаем сегодня гомосексуализм, а вы знаете, какие сегодня существуют формы виртуального секса? Это же просто страшно. Когда 10-летняя девочка с 30-летним мужчиной играет в секс, там идет раннее совращение, даже если нет секса, и хуже этого порока, наверное, ничего не может быть.  Если говорить с позиций закона, то гомосексуалисты редко кого-то  совращают. Они вступают в отношения с такими же, как они, по возрасту и взаимному согласию.

Когда два взрослых человека желают любить друг друга особым способом, то общество может на это не реагировать. Но, когда они  публично демонстрируют свои отношения, это совершенно другое дело. Почему гомосексуалист идет на демонстрацию и кричит: "Да здравствуем!", а натурал не идет? Потому что он чего-то боится, а не потому, что он всех хочет превратить в гомосексуалов. На самом деле это невозможно. Там, где касается вопрос выбора объекта, с позиций XXI века мы не можем поступать, как поступали в средние века, – вешать, убивать... 

Почему эти браки легализуют? Я изучала этот вопрос. Двое мужчин имели семью, потом поняли, что она им не нужна, и хотят жить вместе. Они, к примеру, заводят совместный бизнес, и если они не могут оформить брак и один умирает, то другой остается ни с чем. Но у нас никто не выступает за легализацию однополых браков.  Чего мы боимся? Мы были страной, где были четкие устои, и все равно тайно  гомосексуализм был. До 18-22 лет чаще всего психосексульный выбор и идентичность не завершены. У подростков есть гомосексуальные игры. Но потом большинство выбирает полноценный вариант. Для того чтобы стать натуралом, надо быть зрелым человеком. Гомосексуализм - это инфантилизм. Гомосексуалисты боятся женщин, у них отклонения - психическое и психологическое. С этим можно бороться запретами? Нет. Надо просто развивать здоровое общество.

Геворг ПОГОСЯН:
- Вы говорите о том, что гомосексуализм – это реальность, которой не стоит  бояться. Но есть и другая реальность. Есть люди, которые едят людей, например. Зачем этого бояться – так, что ли? Человек ест другого человека – это инстинкт. Скажем, что бояться не надо, потому что таким образом человек себя проявляет? Так давайте под это еще законы подведем – если он ест родственника, это ничего, если -  чужого, должен заплатить штраф. Вы предлагаете исходя из того, что у нас есть инстинкты, развивать их во всю мощь, ничего не бояться и даже подводить под эти проявления законодательную базу?

Тер ШМАВОН, иерей церкви Сурб Ованес:
- Здесь о многом говорилось, но один фактор всегда обходится стороной – это фактор сатаны. Сегодня мы живем в мире, где  главенствует зло. Сначала мы  отвергаем Господа – нашими помыслами и деяниями, а потом удивляемся тому, что происходит сегодня в мире. Мы – христиане и не должны допускать подобного, не должны оправдывать, объяснять и пытаться узаконить грех. Но мы поддаемся соблазну. Всякое деяние, которое начинает поощряться и охраняться законом,  выходит за рамки  отрицательного поля и начинает восприниматься как приемлемое и естественное. Если до сих пор мы, армяне, считали, однополые отношения пороком, грехом, то сегодня у трансвеститов появились свои территории, и только попробуй сказать им худое слово! 


Грех пытаются возвести в норму – вот в чем беда. Аморальное становится моральным. Конечно, можно  легализовать   грех, но  грех ведь остается грехом. Для нас он легальным грехом становится. И это очень плохо, потому что, если до этого мы могли бороться с грехом, потому что он был нашим противником, сегодня он в законе, и мы не можем с ним бороться. Все это ведет к тому, что мы еще больше отдаляемся от Бога. Всякое поощрение порока рикошетом или даже прямой наводкой бьет по нашим семьям, нашим детям. 

Я недавно общался с моим другом, у которого дочь 15-16 лет ушла с мужчиной  37 лет. Они живут вместе, но  сексуальных отношений у них пока нет. Но она готова на это. Я тоже стал бояться за свою дочь, хотя ей всего 10 лет. То, что происходит сегодня в нашем обществе, создает серьезные основания для беспокойства. Теперь многие верующие боятся за своих детей, особенно за своих дочерей. Что будет с ними? Люди  живут в тревоге, потому что их дети не защищены, потому что порок не только не осуждается, он легализуется.

Легализация однополых браков, педофилия, инцест - не для нас. Мы древний христианский народ, и именно следование христианской морали, традиционность армянского общества помогли нашему народу преодолеть все исторические испытания. А если Европа избрала для себя иной путь, если правительства многих европейских стран готовы отказаться от христианской морали, узаконить порок, более того, способствовать его распространению, то это их выбор. Ведь ни для кого не секрет, что некоторые видные европейские политические деятели осуждают Россию за запрет пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних!  В Европе ведется работа по легализации педофилии, инцеста. Это путь в пропасть.  Но самое страшное, что  эти чудовищные нормы будут навязываться и нам. Мы должны быть готовы противостоять этим тенденциям. И каждый армянин обязан задуматься над тем, хочет ли он,  чтобы его дети и внуки жили в обществе, где порок не только узаконен, но и воспринимается как норма. Не надо думать, что эти опаснейшие тенденции обойдут нас стороной.

Арам АКОПЯН, сексолог:
- По-моему, сексология - тот краеугольный камень, вокруг которого вертится сегодняшний разговор. Здесь часто повторялось слово "боюсь". Боюсь, как  будут воспитывать детей. Почему боитесь? Отец и мать воспитывают детей. Общество не имеет такого влияния на процесс воспитания. Церковь не занимается воспитанием отдельно взятых детей, этим занимаются родители. Второе: чтобы воспитывать детей, надо быть зрелым не только анатомически, а также морально, эмоционально, философски, религиозно и т.д. Все институты предрасположены к тому, чтобы  организовать  морально-этический, культурный, социальный компоненты так, чтобы вести ребенка к здоровому общественному поведению. А инстинкты  не меняются. В процентном отношении количество гомосексуалистов во всем мире не меняется. Бороться с этим явлением посредством законов, запретов невозможно, невозможно таким образом бороться с инстинктами. Вы считаете, что вы настолько слабые родители, что не можете защитить своего ребенка и рассчитываете на помощь социальных институтов?  На поведенческие нормы, конечно, влияют школа, армия и т.д., но инстинкты они не меняют. 

Вартан ХАЧАТРЯН, преподаватель факультета богословия ЕГУ:
- Проблема легализации порока уже актуальна для Армении, и  точно проиграем эту борьбу, если не будем представлять ясно, с кем имеем дело. Я бы хотел уточнить факты, которые прозвучали здесь. В Древней Греции и тем более в Древнем Риме такого распространения гомосексуализма, как здесь  говорилось, не было. Тут приводился пример Сократа, но у него, между прочим, была жена. Те люди, о которых говорил г-н Григорян, были как минимум бисексуальными. Конечно, существовали и гомосексуалы, но в Древнем Риме за это казнили. В Древнем Риме этот порок  стал процветать только после того, как император Август отменил смертную казнь за гомосексульные связи. И, заметьте, после этого начался закат  Римской империи. Почему так произошло в Древнем Риме и, кстати, в Древней Греции тоже? Да потому, что это антисистема, которую вводят в общественную нормальную систему. Это своего рода раковая клетка, которая убивает организм. А когда мы говорим сегодня об этом, так давайте говорить на профессиональном уровне. 

Сейчас существует  теория, оправдавшая себя на практике. Ее называют "пятью шагами Овертона". Речь идет о том, как начать легализацию порочных отношений, не только гомосексуальных, но и педофилии, и инцеста, и т.д. В Штатах существует общество, объединяющее 30 тысяч психиатров, считающих, что  пришло время сменить определенные понятия. Почему мы перестали называть гомосексуализм содомией? Если мы - христианский народ, верим Библии, то не должны забывать о том, что произошло с Содомом. Сейчас мы не только называем содомию гомосексуализмом, но и людей, не принимающих его, называем гомофобами, дословно -человеконенавистниками. Все это хорошо организованный, профинансированный процесс огромного, я бы сказал, мирового масштаба. Надо серьезно задуматься о том, кто и чего всем этим добивается. К чему мы придем в конечном итоге? А идем мы к тому, что мы перестанем отличать добро от зла. Американские психологи теперь заявляют, что необходимо изменить формулировку педофилии. Оказывается, педофилы должны называться minor attracted persons, то есть людьми, которых заворожили или привлекли дети. То есть дети  виновны. Более того, последовательно внедряется мысль, что никаких психологических последствий для ребенка насилие со стороны педофила не имеет. Дескать, ребенок очень легко преодолевает все это. Огромное количество лжи вокруг.

Протоиерей Арсений ГРИГОРЯНЦ, благочинный Ереванского церковного округа Русской Православной Церкви:
- Мне кажется, что мы постоянно обсуждаем сразу три основные аспекта проблемы, в результате чего обсуждение становится неконструктивным. Эти аспекты: природа явления, причины его лавинообразного распространения в современном обществе, способы противостояния распространению пороков. Прежде чем сказать по порядку о каждом из аспектов, позволю себе реплику по поводу высказанной здесь мысли о том, что культура есть система запретов, рождающая лицемерие. Это не так, по крайней мере в отношении христианской культуры. Лицемерие - это внутреннее желание следовать пороку, сдерживаемое или прикрываемое внешним поведением в границах культурных стереотипов. Христианская культура и аскетика - это, напротив, способ научиться видеть в себе корни порока, бороться с ним и побеждать, имея искреннее стремление к этому. Христианство - это борьба с искушением. И здесь нет никакого лицемерия.

Теперь о природе явлений гомосексуализма, педофилии и прочих аналогичных им. Проблема имеет два аспекта - физиологический и духовный. С духовным аспектом все понятно. Если мы считаем себя христианами, то должны следовать учению Библии и позиции христианства в отношении этих явлений. И в Ветхом, и в Новом Завете имеются однозначные указания на то, что это тяжкий грех. Вспомним Содом и Гоморру. Предание говорит нам, что именно эти грехи свели с неба Бога, явившегося Аврааму в виде трех ангелов, которые низвели огненный и серый дождь на согрешившие города. И сегодня Мертвое море есть печальное напоминание об этих событиях. Что касается физиологической стороны, единственный аргумент оппонентов: эти явления имеют животную природу. Но это уже вопрос к специалистам.

Следующий аспект проблемы - быстрое распространение в современном обществе. Одна из многочисленных причин этого состоит в том, что, к сожалению, секулярное общество и государство отказываются заниматься вопросами нравственности. Сегодня государства как институты утрачивают желание управлять нравственными процессами в обществе. Секуляризация привела к наступлению эпохи нравственного релятивизма. Считается, что нравственность - личное дело каждого и для каждого нравственно то, что он считает нравственным. Законы и формулировки, касающиеся нравственных ограничений, постепенно исчезают из правовых документов. И это самое страшное. Известная статья Конституции РА о семье была изменена так, что утрачена связь между семьей, материнством и детством. А это значит, что и у нас могут быть приняты законы европейского образца.

И, наконец, о третьем аспекте: есть ли у нас шанс противостоять опасным тенденциям? Честно говоря, я пока не вижу реальных решений. На мой взгляд, единственный способ противостоять легализации порока и его пропаганде - это изменение позиции государства в сторону возвращения функции контроля над нравственностью общества. Это в нашей ситуации можно сделать, только провозгласив традиционные христианские ценности государственными (при этом не обязательно их называть христианскими). Но для такого шага, неизбежно влекущего отдаления от европейского сообщества и возможные экономические последствия такого отдаления, нужна серьезная политическая воля. Для наличия такой воли необходимо осознание себя на государственном уровне частью восточнохристианской цивилизации, ценности которой далеки (если не диаметрально противоположны) ценностям Запада в их современном выражении. Присутствует ли у наших государственных мужей такое осознание? Думаю, нет. Отсюда и мой пессимизм.

В заключение отмечу, что мы сегодня не коснулись проблемы, тесно связанной с обсуждаемыми вопросами и заслуживающей отдельного обсуждения. Это ювенальная юстиция - система правосудия для несовершеннолетних. Лишь вкратце отмечу, что это правовая основа для грубого вмешательства государства в семейные отношения, а именно отношения между родителями и детьми. Одна из жутких сторон этой системы - возможность отнять детей у нормальных семей с последующим усыновлением их однополыми семьями. Если события будут развиваться такими темпами, скоро мы станем свидетелями внедрения этой системы в Армении.

Генрих ГРИГОРЯН:
- Необходимо говорить о христианском самосознании.

ТЕР-ШМАВОН:
- Все 70 лет  в СССР воспитательная и идеологическая работа велась на основе  библейских ценностей, которые озвучивались не как христианские, а как моральные. И это работало. Тогда общество было намного  более нравственным.

Самвел НАВОЯН, евангельский пастор, почетный доктор богословия:
- В 2008 году в ООН была принята резолюция против дискриминации лиц нетрадиционной половой ориентации.  Армения присоединилась к этой декларации. Но ни США, ни Россия, ни Ватикан не присоединились. А  в прошлом году была резолюция против насилия над человеком, какой бы он ни был ориентации. Дискриминация - это другое дело. Никто не призывает к дискриминации и тем более к насилию. Но  ограничения для лиц нетрадиционной ориентации необходимы. Эти люди не должны работать в школе, детском саду. Но государства Европы переходят к другой морали. Советом Европы принята  декларация относительно международного  дня борьбы с гомофобией. И под этим  международным документом Армения поставила подпись. Получается, что наша страна тоже может перейти к другим ценностям. В настоящее время в Армении уже  прошел третье чтение законопроект  о равных правах и равных возможностях мужчины и женщины. В его третьей статье определяется понятие "гендер". В резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы 2010 года этот термин уже определен: сексуальная ориентация, которая может быть  гетеросексуальной, бисексуальной и гомосексуальной является принципиальным компонентом самоидентификации каждого человека. Гендерная идентичность сопряжена с глубоким внутренним восприятием индивидуума. Армения подписала и эту резолюцию. Получается, что Армения должна свое законодательство синхронизировать с международным правом. Фактически мы уже принимаем эту систему ценностей.

Приведу высказывание лесбиянки Маши Гессер: "Институт семьи не должен существовать". В февральском номере российской газеты "Аргументы и факты" написано: "В 1977 году во влиятельной газете "Монд" было опубликовано письмо в защиту трех лиц, которым грозил тюремный срок за сексуальные связи с несовершеннолетними. За этих преступников вступись очень влиятельные люди Франции - Жан-Поль Сартр, Симона Бевуар, Луи Арагон и т.д. Была там и подпись Бернара Кушнера, который был главой МИД Франции в правительстве Николя Саркози".

Еще более радикальная позиция была высказана в открытом письме в газете "Либерасьон" в марте 1979 года в поддержку педофила Жерара Э. Авторы утверждали, что он невиновен, потому что сделал детей счастливыми. В письме говорится, что любить детей означает любить их тела, а сексуальные отношения, совершаемые без принуждения, вполне допустимы  между взрослыми и детьми. Все, подписавшие это письмо, - участники французских событий 1968 года, происходивших под лозунгом абсолютной свободы, в том числе и сексуальной.

Еще один пример. Даниел фон Бендик работал воспитателем в детском саду во Франкфурте. В 1975 году он описал свои сексуальные игры с подопечными. Это не помешало ему сделать блестящую карьеру. Долгие годы он был в немецкой партии зеленых. Еще один пример: английская учительница, которая повела детей на фильм "Ромео и Джульетта", была уволена с работы за пропаганду гетеросексуальных отношений.  При этом в Европе мы не знаем примеров, когда кто-то подвергался преследованиям за пропаганду гомосексуализма, в том числе и среди несовершеннолетних.

Виктория АРАКЕЛОВА, доцент ЕГУ:
- И грех как таковой не нов, он сопровождает человека с самой ранней его истории; и всплеск греховности отнюдь не новое явление, в истории были более чем одиозные в этом отношении периоды. И тем не менее нынешняя ситуация качественно новая. Грех не просто легализуется, он активно промотируется на всех уровнях: от общественных организаций до лоббинга в госструктурах. Мы видим решительную, даже агрессивную и очень профессиональную правовую защиту греха, более того, тенденции специального подведения законодательной базы под греховное существование, создание греху режима наибольшего благоприятствования. Яркий пример – ювенальная юстиция и попытки вмешательства в традиционную семью; передача детей из традиционных семей в однополые – одна из наиболее вопиющих тенденций, набирающих рост в ряде стран. Несомненно, мы имеем дело с целенаправленно внедряемой программой, начатой отнюдь не сегодня и имеющей конечной целью уничтожение традиционных устоев и традиционной этики отношений.

Для того чтобы защищать грех открыто, его необходимо представить как норму, как некую альтернативную форму праведности, то есть, по сути, размыть границу между добром и злом. Необходимо это просто потому, что абсолютное большинство людей все же сознательно стоят на стороне добра и вряд ли выберут разрушительное начало, если оно не будет подано в красивом обрамлении. Именно поэтому пропаганда греха активно использует вызывающие доверие понятия добра, терпимости, цивилизованности – правда, в крайне искаженном их понимании. Прежде чем представить грех в виде альтернативной нормы, в общество последовательно внедрялось понятие альтернативы как неотъемлемого элемента цивилизованности. Причем альтернативная "норма" должна была присутствовать практически во всем, включая те сферы жизни и сознания, где альтернатива просто противоречит естеству человека, разрушает Богом данный модус отношений.

Подобному деструктивному порядку вещей гораздо более эффективно противостоят традиционные общества, даже если традиция не закреплена законодательно. Поэтому отнюдь не случайно объектом давления становятся именно традиционные общества. Их атомизацию, расщепление на множественные группы - не важно, будут ли это религиозные или сексуальные меньшинства - политические партии, гендерные группы активно поддерживают на Западе. Подобный раскол позволяет поборникам греха активно внедрять свои принципы, защищая права и свободы разнообразных меньшинств, а если надо, то и отдельного индивидуума, старательно противопоставляя их правам большинства, если последнее все еще традиционно, и "святым" для европейца принципом демократии как гласу большинства приходится поступиться.

Поразительно, но структуры некогда считавшей себя христианской Европы навязывают искаженную норму прежде всего тем, кто так или иначе представляет собой часть христианской цивилизации. Трудно представить, чтобы подобные требования выдвигались в адрес Саудовской Аравии, да и любой иной страны мусульманского Востока, официально провозгласившей ценности ислама в качестве идеологической, мировоззренческой, а порой и законодательной основы собственных государств. Это лишь подтверждает уже высказанную здесь мысль о необходимости провозглашения христианских ценностей в качестве национальных приоритетов как единственно возможного механизма защиты против навязываемых порочных законов.

Есть у нынешней ситуации и еще один, не менее важный аспект. Воспитание целых поколений в твердой убежденности того, что порок есть норма, изначально лишает людей возможности осознания собственной греховности, осмысления своих поступков, всего образа жизни как греха. Если же ни у родителей, ни у ребенка нет понимания того, что происходящее греховно, что это недопустимо, то вряд ли с этим можно справиться. А следовательно, целые поколения лишаются возможности покаяния просто потому, что не понимают, что живут во грехе.

Грех в чем-то подобен болезни, но, чтобы вылечиться, нужно назвать болезнь болезнью, а не альтернативным здоровьем, не альтернативной нормой. Если же такое однозначно греховное состояние подается как норма, помочь человеку становится крайне трудно, ведь он не видит проблемы, даже если внутри него и созреет духовный кризис (а это обязательно произойдет рано или поздно). То, что такой греховный кризис назрел причем на уровне всего общества, очевидно уже сейчас – если в современной Европе для многих единственной традиционной силой видится лишь ислам. Поэтому проблему эту нельзя рассматривать вне контекста духовности, вне контекста того, что псевдохристианские ценности искажают картину мира, современной Европы в частности. То, что исторически принято воспринимать как домен христианства, совершенно утратило подлинно христианские ценности, подменив их либерально-демократическими.

На что обречены дети, выросшие в обществе, где грех назван нормой? Уже сейчас современному взрослому европейцу безальтернативный традиционный взгляд на вещи видится пещерностью, нецивилизованностью, отсталостью. Бескомпромиссное отношение к греху – единственно возможная позиция христианина – характеризуется в Европе как отсутствие терпимости. А новые законодательства постепенно превращают христианина, да и просто традиционного человека, в нетерпимого преступника ("гомофоба", "инцестофоба" – следуя новой терминологии). Как же легко будет изъять ребенка из "нетолерантной" атмосферы традиционной семьи с тем, чтобы обеспечить ему порочный взгляд на вещи с гомосексуальной парой. Одаривая человека свободами, такое общество лишает личность единственной подлинной свободы – свободы от греха.

 В контексте же возрождения духовности очень важна проблема авторитетов. Именно с многовековым авторитетом церкви, да и с традицией как таковой, активно боролись весь XX век. Отсюда утрата человеком дара ученичества. Просто "порвалась связь времен", которую трудно восстановить. Современному человеку "предписывается" иметь исключительно собственное мнение по любому вопросу, причем чаще всего мнение, ни на чем не основанное. При этом если чья-то точка зрения не деструктивна, здорова в своем начале, то она уже и не воспринимается как индивидуальный взгляд на мир, а целенаправленно высмеивается как апология "косности, пещерности" и проч.

Если наше государство действительно разглядит реальную угрозу в нынешних веяниях из Европы, если решится на конкретные и, главное, последовательные меры для защиты христианских ценностей на законодательном уровне, то следует осознавать, что стаем мы на сложный и драматичный путь потерь – существенных, но все же материальных. Зато оставим за собой свободу от греха. Это тот случай, когда единственно рациональным может стать иррациональное с экономической и политической точки зрения решение.

Самвел НАВОЯН:
- В нашей Конституции есть еще одна опасная лазейка - статья 4.1. В ней, когда перечисляется проявление дискриминации, говорится: "...и по другим личным и социальным обстоятельствам". Неизвестно, что за другие личные социальные обстоятельства? Так что у нас все еще впереди.

Генрих ГРИГОРЯН:
- Это все современный модернизированный сатанизм. Государство сказало, что отделяет себя от Церкви, которая занимается и вопросами нравственности. Фактически государство умыло руки. Как бы по-разному мы ни мыслили, все мы против легализации однополых браков, тем более против пропаганды и поощрения порока. Это явный признак дегуманизации человека.  Как бы мы глубоко ни понимали природу инстинкта, если человек не преодолевает его, то идет против Бога. Необходимо, чтобы наш парламент не принимал антихристианских  законов. Если Армения хочет выжить, необходимо вернуться к христианским традициям.  Многим кажется, что формальное принятие законов - это одно, а реальность - другое. Не надо думать, что европейские тенденции нас не коснутся. Наше общество меняется на глазах. Многое из того, что еще десять лет назад казалось невозможным, сегодня становится привычным, воспринимается как естественные явления. Легкомысленное отношение к этим вопросам недопустимо. Это чревато трагическими последствиями для нашего народа, страны.

Вардан ХАЧАТРЯН:
- Наши требования должны быть  услышаны. Парламент должен обратиться в Конституционный суд и потребовать разъяснений. Государство обязано задуматься о  судьбе будущих поколений.  Европа - на грани полного перехода к другому обществу, с другой моралью. От нас требуют того же.

Самвел НАВОЯН:
- Мы сейчас ищем депутатов, которые смогут разработать альтернативный закон, собрать подписи. Сидеть сложа руки нельзя.

Круглый стол провели Гаянэ САРМАКЕШЯН, Зара ГЕВОРКЯН, Тигран МИРЗОЯН





Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • БИОРАЗНООБРАЗИЕ - НЕОБХОДИМОЕ УСЛОВИЕ ЖИЗНИ
      2017-03-16 12:54
      7718

      В Национальной академии наук Армении проведен круглый стол, посвященный разным проблемам сферы. 

    • УЧЕБНИКИ ТРЕБУЮТ ПЕРЕСМОТРА
      2017-02-24 15:47
      7691

      Учебники, предназначенные для школ Армении, все чаще вызывают нарекания. И если на глаза родителей, чьи дети получают по этим учебникам образование, попадают откровенные ляпы, огрехи и информационные неточности, то специалисты отмечают серьезные упущения, связанные в первую очередь с языком учебников. Речь идет о нашем родном армянском языке, на котором написаны не только учебники по языку и литературе, но и по остальным гуманитарным и естественным дисциплинам, преподаваемым в средней и высшей школах республики.

    • Трамп, трансгендеры и туалеты
      2017-02-23 11:14
      344

      Администрация президента США Дональда Трампа объявила о пересмотре правил посещения трансгендерами общественных туалетов, которые были приняты при предыдущем президенте страны Бараке Обаме.Согласно введенным Обамой правилам, государственные школы должны разрешать школьникам-трансгендерам посещать туалеты в соответствии с полом, с которым они идентифицируют себя сами. Эти нововведения рассматривались как одно из важнейших достижений президентства Барка Обамы.

    • СЕМЬЯ - ТЕРРИТОРИЯ УГРОЗЫ?
      2017-02-07 11:45
      2662

      Пожаловал к нам очередной гендерный десант. И в ходе обсуждения на тему "Предотвращение насилия в отношении женщин. Европейский опыт", естественно, всплыла другая фишка, ради которой, собственно, все и затевалось. Речь идет о законе о предотвращении семейного насилия и борьбе против этого, необходимость принятия которого вдалбливают в наши несознательные умы уже давно.