Последние новости

МУЛЬТИКУЛЬТУРНЫЙ КАННИБАЛИЗМ

Цель – стереть маркеры памяти, заявила "ГА" тюрколог Ануш ОГАНЕСЯН

- Г-жа Оганесян, на днях в прессе появилось сообщение о том, что один из красивейших храмов Трапезунда - памятник поздневизантийского зодчества вновь превращен турками в мечеть. Речь идет о храме Святой Софии. Причем интересно то, что отдельные лица в администрации Трабзона протестовали против такого решения, акцентируя фактор туризма: с превращением Святой Софии в мечеть денежных притоков от туристов станет меньше, ибо мечетей в Трабзоне достаточно и многие из них стоят пустыми. Однако дело сделано. Турки в очередной раз показали свое истинное лицо…

- Так оно и есть. Храм Святой Софии в Трапезунде – один из немногих сохранившихся памятников византийской архитектуры. Строительство храма было завершено в 1263 году трапезундским императором Мануилом I Комнином. После захвата города Мехметом и падения последнего островка византийской цивилизации турки превратили церковь Святой Софии в мечеть. После освобождения Трапезунда русскими войсками в 1916 году храм вместе с остальными церквами, превращенными в мечети, был изъят из ведения мусульманской администрации. После ухода русских турки снова использовали его как мечеть до 1964 года. В 1964 году профессорами Эдинбургского университета были проведены реставрационные работы, отмыта часть уцелевших средневековых фресок. Храм стал действовать как музей. Сегодня в третий раз совершается акция по превращению храма в мечеть.

Вообще практика превращения христианских церквей в мечети характерна для Османской империи – об этом писали сами турецкие историографы, например, известный турецкий ученый и путешественник Эвлия Челеби, чьи труды переведены на русский и армянский языки. Есть такой термин – "Мультикультурный каннибализм" – пожирание чужого культурного наследия. В Турции он действует по отношению к христианскому наследию в целом - архитектурные памятники либо уничтожаются, либо используются не по назначению. Особенно ужасающая картина наблюдается в отношении армянских памятников, которые или целенаправленно разрушаются, или используются в качестве загонов для скота, зернохранилищ и т.д. Греческим памятникам все же больше повезло, в частности - памятникам византийской архитектуры.

Храм Святой Софии в Трапезунде.- Они находятся в фокусе большего внимания европейского сообщества – их так просто под корень не срубишь, потому что сразу поднимется шум…

- Именно. Кстати, если мы говорим о превращении церкви Святой Софии в Трапезунде в мечеть, то следует обратиться и к знаменитому храму Святой Софии в Стамбуле. При завоевании Константинополя тем же Мехметом Святая София была превращена в главную мечеть завоеванного города, но после провозглашения Турцией республики, во время Кемаля Ататюрка, было принято решение о превращении Святой Софии в музей. Есть редкие исключения – в основном же в Турции ведется политика целенаправленного уничтожения христианских архитектурно-исторических, культурных памятников. Игнорирование – тоже способ уничтожения, равно как и пресловутое кладоискательство, разрушившее не один храм. Особенно страдают армянские церкви. Возвращаясь к храму Святой Софии в Стамбуле, хотелось бы обратить внимание на следующий факт: два года назад в связи с заявленным правительством Эрдогана курсом на евроинтеграцию Турция продемонстрировала ряд показательных шагов якобы по улучшению положения национальных, в частности христианских меньшинств.

- Вы имеете в виду решение вернуть христианским меньшинствам их общинное имущество?

- Да. Речь идет о церквах, фондах, имениях и т.д., незаконно и несправедливо отобранных во время кемалийского правления. Общинам было предложено представить имущественные списки. Между тем из огромного перечня, куда входили отобранные когда-то церкви, школы, благотворительные больницы, доходные дома и т.д., возвращен был мизер. Тогда, на волне якобы благих намерений, декларированных правительством Эрдогана, многие европейские политики заговорили о том, что не худо бы вернуть истинным владельцам, то есть грекам, Святую Софию в Константинополе или хотя бы разрешить совершать там время от времени литургию. Но такого уже ни правительство, ни вся националистическая Турция вытерпеть не могли. Начались активные протестные движения. На том все разговоры и закончились. Греческой общине, поднимавшей вопрос церкви Святой Софии в Трапезунде, тоже дали по шапке. В итоге ее быстро превратили в действующую мечеть. Иначе быть и не могло, тем паче что Трапезунд нынче славится своим ярым радикальным исламизмом и национализмом. Вспомним, что вдохновители убийства Гранта Динка тоже из трапезундской организации.

- А как обстоит дело с армянскими памятниками?

- Ситуация самая плачевная. Целенаправленное уничтожение армянских памятников в Турции – продолжение Геноцида армян, целью которого является скрыть следы преступления, следы совершенного геноцида. На исторической родине армянского народа турками был совершен Геноцид, и надо уничтожить улики, уничтожив следы пребывания армян на этой земле. Мы недавно были в Муше, служившем в свое время крупнейшим цивилизационным, культурным центром армян. Мы ходили в Муше по армянским кварталам – все уничтожено. Церкви Сурб Карапет и Сурб Аракелоц разрушены полностью – это известный факт. Но в самом городе еще оставались дома, принадлежавшие армянам, – свидетельство нашего архитектурного, культурного, исторического наследия. Между тем весь армянский квартал стерт с лица земли. Недавно была запущена программа строительства в Муше новых кварталов "Обновленный Муш". И вот все исторические армянские памятники (то осталось от армянской бани, например, церковь Святой Марине, дома и т.д.), весь армянский квартал, весь этот огромный культурный пласт уничтожен бульдозерами. Причем многие местные жители обратились с просьбой к властям сохранить хоть что-нибудь, потому что это выгодно с точки зрения развития туризма.

- Конечно, ведь в Муш приезжают туристы, потомки тех, кто жил в армянском квартале – словом, это ценный туристический бизнес.

- Определенно это так. Но с ходатайством ничего не вышло, бульдозеры сделали свое дело. Мы видели, как надпись на фасаде армянского торгового дома на территории рынка в Муше просто грубо выковорена, осталась только надпись на турецком. Это не может быть случайностью или небрежностью. Сейчас уже практически не осталось следов пребывания армян в Муше. За полтора года все уничтожено. Повторюсь: цель очевидна – с уничтожением любых материальных маркеров, к коим относятся памятники архитектуры, культуры, быта, уничтожить все следы пребывания армян на своей исторической земле, стереть специфические маркеры памяти. В той же струе переименование топонимов, тоже являющихся маркерами памяти. Отдельные же пиар-акции правительства Эрдогана – не более чем показательные выступления, обращенные к внешнему миру. Основная политика притеснения прав национальных меньшинств, особенно в контексте уничтожения и присвоения культурных памятников, продолжается с удвоенной силой. В Турции идет процесс радикализации, он охватил всю страну, от умеренного ислама Турция движется к радикальному исламу семимильными шагами. Крепчают расизм и ксенофобия. Вспомним недавние убийства престарелых армянок в Саматии. А месяц назад уже в другом районе Стамбула вновь жестоко избили пожилую армянку. И такого рода явления будут продолжаться, учитывая приближающуюся дату 100-летия Геноцида армян. Причем акции, направленные против армян, и организации, их совершающие, активно финансируются из Азербайджана.

- Почему мы бездействуем?

- Проблема в том, что у Армении нет непосредственных отношений с Турцией, то есть влиять мы можем только через третьи страны и международные организации. Но этого, к сожалению, тоже не делается. Например, в контексте уничтожения армянских памятников в Муше можно было создать фонд, выкупить хотя бы несколько домов, представляющих историческую, культурную ценность. Люди армянской национальности не могут приобретать собственность в Турции. Но до меня дошли сведения, что в Карсе, например, многие армянские дома были куплены армянами через подставных лиц (армянская фамилия не должна фигурировать). Речь идет о российских армянах. Правда, насколько это соответствует действительности, не знаю. Но это тоже один из выходов. И шум мы должны поднимать, обращаясь в международные организации, чтобы не допустить полного уничтожения армянских памятников, нашего христианского наследия.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ПРОВОКАТОРЫ И СМУТЬЯНЫ НА СЛУЖБЕ ОВЕРТОНОВСКОЙ МОДЕЛИ
      2018-07-16 17:05
      1914

      Группа граждан, предводительствуемая несколькими священниками, уже на протяжении месяца целенаправленно и безнаказанно расшатывает Армянскую Апостольскую Церковь, совершая кощунственные набеги на Первопрестольный и вальяжно устраиваясь в его стенах, словно в закусочной. Священник-раскольник объявляет, что одна из самых черных страниц новейшей армянской истории - теракт в парламенте 27 октября 1999 года, оборвавший, в частности, жизнь премьер-министра Вазгена Саркисяна, вовсе не чудовищное преступление, а "чудо Господне".

    • ИНТЕРВЕНЦИЯ
      2018-07-16 12:37
      1829

      "В самом определении ЛГБТ-христиане уже заложен парадокс", - заявил в интервью "ГА" иерей Шмавон ГЕВОНДЯН

    • МЫ И РОССИЯ: СТРАТЕГИЧЕСКИЙ СОЮЗ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ВЫЗОВОВ
      2018-07-09 14:55
      1188

      "Стратегический союз Армения - Россия: реалии и современные вызовы" - тема, ставшая предметом серьезных аналитических докладов и плодотворного обсуждения в ходе форума, точнее - "мозгового штурма", организованного исследовательско-аналитической общественной организацией "Интеграция и развитие" и Евразийским экспертным клубом и прошедшего в минувшую субботу в Ереване.

    • МЕНЯТЬ ВСЕХ НА ВСЕХ?
      2018-07-09 12:18
      1254

      "О каком опыте идет речь? Нам отнюдь не нужен опыт прежних должностных лиц", - заявил на днях министр территориального управления и развития Армении Сурен Папикян. Категорично, даже очень. Но разумно ли? Понятно, что любая революция, переворот, смена власти (называйте как хотите) влекут за собой кадровые изменения, и процесс этот зачастую весьма болезненный и даже драматичный. Особенно если он происходит под довольно сомнительным, с точки зрения целесообразности, лозунгом "меняем всех на всех". А это именно те реалии, которые мы наблюдаем в постреволюционной Армении, где кадровые "чистки" в пылу революционной эйфории имеют место быть во всех сферах и на всех уровнях.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • СМИ: Первопрестольный Эчмиадзин под ударом
      2018-07-21 14:17
      53

                 После «бархатной революции» последнее, что нужно Армении, - это продолжение дальнейших социальных волнений. Народное восстание,  которое привело к власти  Никола Пашиняна, еще не принесло своих дивидендов. Общественность пока не увидела никаких изменений в своей повседневной жизни, кроме эйфории, порожденной революцией. Если ожидания не будут своевременно реализованы, эйфория может оказаться эфемерной, пишет TheArmenianMirrorSpectator. Об  этом сообщает NEWS.am.

    • 7 ОБЪЕКТОВ В СПИСКЕ.ЧТО ДАЛЬШЕ?
      2018-07-20 15:20
      217

      Как только объект попадает в список охраняемых государством, он начинает жить в ином режиме. Он предполагает совершенно иное отношение не только со стороны государства, но и со стороны собственника.

    • ПРОВОКАТОРЫ И СМУТЬЯНЫ НА СЛУЖБЕ ОВЕРТОНОВСКОЙ МОДЕЛИ
      2018-07-16 17:05
      1914

      Группа граждан, предводительствуемая несколькими священниками, уже на протяжении месяца целенаправленно и безнаказанно расшатывает Армянскую Апостольскую Церковь, совершая кощунственные набеги на Первопрестольный и вальяжно устраиваясь в его стенах, словно в закусочной. Священник-раскольник объявляет, что одна из самых черных страниц новейшей армянской истории - теракт в парламенте 27 октября 1999 года, оборвавший, в частности, жизнь премьер-министра Вазгена Саркисяна, вовсе не чудовищное преступление, а "чудо Господне".

    • Борьба против Католикоса вышла за рамки церкви: помогла полиция
      2018-07-15 12:01
      472

      В сети появилось видео, на котором видно, как Католикос всех армян, которому его противники преградили дорогу на пути в монастырь Гндеванк, покидает место под охраной сотрудников полиции.