Последние новости

ГОРА В ТУМАНЕ

176 лет назад Армению посетил царь Николай I

По "царской" дороге

В первых числах октября 1837 года Николай I в сопровождении высокой свиты (графы Орлов, Адлерберг и др.) выехал из Тифлиса по ахалцихской дороге через живописное Боржомское ущелье в направлении Армении. Обозрение библейского края воспринималось самодержцем не только в качестве военно-стратегической необходимости, но и проявлялось сквозь призму личных амбиций; ведь это именно ему, Никсу Незабвенному, и удалось осуществить то, к чему так стремился великий прадед Петр I: ступить ботфортами своих солдат на араратские подножия.

ДОРОГУ, ПО КОТОРОЙ ПРОЛЕГАЛ ПУТЬ САМОДЕРЖЦА, позже назовут фольклорно – "царской". 2 октября царь прибыл в район Гюмрийской крепости, где специально к визиту государя был расписан сценарий закладки камня в фундамент русской церкви Александры Римской - христианской святой, фигурирующей в Житие Георгия Победоносца в качестве не только мученицы, но и жены императора Диоклетиана. Следует отметить, что с позапрошлого века эта святая стала в России небесной покровительницей нескольких императриц, а впервые – супруги Николая I (принцессы Прусской Фредерики Шарлотты, дочери Фридриха Вильгельма III и королевы Луизы), которая после перехода в православие приняла имя императрицы Александры Федоровны. Вот и переименовали Гюмрийскую крепость в Александропольскую.

Далее путь пролегал к Араратской долине, в Вагаршапат (Эчмиадзин), где располагалась резиденция главы Армянской Апостольской Церкви (на основании Высочайшего повеления от 11 марта 1836 г. здесь был учрежден Армяно-григорианский синод). При подходе к кафедралу императора встретил начальник Армянской области князь Василий Бебутов, завершивший к тому времени кропотливый процесс официального разграничения российских и персидских владений, за что удостоился не только русских орденов, но и персидских (получил персидский орден Льва и Солнца I степени). 5 октября император под звон колоколов въехал в Вагаршапат.

Перед резиденцией армянского первоиерарха навстречу императору – в строгом протокольном порядке - вышел сам Католикос Иоаннес (Ованнес) VIII Карбеци. Новый глава Церкви был не только последовательным апологетом русской ориентации армян (в атмосфере национальных чаяний начала XIX в. по-иному, очевидно, и быть не могло), но и послушным инструментом в руках расквартированного в Эривани русского бюрократического аппарата. Оказанный царю пышный прием являл собой помпезное зрелище, контрастирующее с традицией поведения служителей армянской духовности.

Николай I осмотрел музейные древности, типографию и библиотеку, посетил семинарию и общежитие, после чего направился непосредственно в резиденцию. Католикос извинился перед монархом за то, что заказанный портрет маслом государя все еще не готов, на что Николай I ответил: "Не извольте беспокоиться, вместо портрета, Мы сами здесь".

Следует, однако, заметить, что учтивый тон императорского ответа никак не передает того расположения духа, в котором к моменту посещения Эчмиадзина пребывал государь. К тому времени он чувствовал себя скверно: проливной дождь практически не прекращался на всем протяжении пути, чем размыл изначальные ожидания монарха относительно встречи с библейской землей. В некоторых позднейших толкованиях именно непогода и представлялась главной виновницей резкой смены царского настроения, хотя на самом деле все обстояло несколько иначе. В любом случае, Николай I отказался от обеда в Эчмиадзине и направился в Эривань.

Чем же было вызвано государево негодование?

5 октября император под звон колоколов въехал в Вагаршапат.Прояснение под дождем

Изначально царь находился в самом добром расположении духа и, между прочим, именно на радостях в течение всего трех квартирных дней, проведенных в Тифлисе, пять раз наградил высочайшим благоволением командира Отдельного Кавказского корпуса генерала от инфантерии барона Григория Розена. Многие крупные военачальники за долгую и верную службу не удостаивались даже одного такого знака внимания. Впрочем, государь действительно очень высоко оценивал последнюю русско-персидскую кампанию.

НО НЕПОСРЕДСТВЕННО ПЕРЕД ВЫЕЗДОМ ЦАРСКОГО ЭКИПАЖА из Тифлиса государь был поставлен в известность о том, что некоторые офицеры позволяют себе на новых землях бесчинства. Еще до путешествия в Эривань царь уже приступил к кадровым перестановкам, которые с учетом крутого нрава самодержца обрекались на радикальные проявления. Таким образом, настроение государя омрачилось раньше пресловутой погоды, на которую все потом и списалось.

Уже в Тифлисе он приказал отстранить от должности (с привлечением к военному суду) тифлисского полицмейстера майора Ляхова, встретившего царский экипаж в состоянии сильного опьянения. Лишь совместными усилиями барона Розена, тифлисского военного губернатора генерал-лейтенанта Брайко и князя Палавандова удалось несколько смягчить гнев царя, представив позорный случай как "первый, продиктованный непомерным волнением и радостью".

Непосредственно перед выездом в Эривань государю доложили о непристойном поведении командующего элитным Эриванским карабинерным полком флигель-адъютанта Его величества князя Александра Дадианова. Стало, например, известно о приказе Дадианова отдать гнилую муку людям в пищу (тогда как верблюды не ели этих лепешек). Выяснилось также, что, когда тот же князь узнал об отказе женщин-солдаток косить сено на его поле, приказал "высечь розгами каждую десятую за непослушание", в их числе оказалась избитая до крови беременная женщина.

Эти сообщения окончательно вывели царя из себя, речь шла об одном из самых перспективных офицеров, с блестящей карьерой. Таким образом, уже на пути в Эривань Николай I обдумывал кадровые вопросы, так как вполне предметно уяснил для себя главное: деятельность офицеров в Закавказье преступила все дозволенные пределы. Незаурядные командиры, которых местное население еще лет десять назад воспевало как героев и освободителей, трансформировались в заурядных бюрократов и своим поведением вызывали почти всеобщее отвращение, чем расшатывали устои традиционного доверия к русскому солдату.

Николай I осознавал перспективную опасность сложившейся обстановки; формирование в Закавказье очагов напряженности могло спровоцировать серьезные народные волнения, что с учетом еще продолжавшейся войны на Кавказе (с "третьим имамом гор" Шамилем) могло иметь и вовсе роковые последствия.

Помимо донесений, ставших для Николая I настоящим откровением, царь имел возможность (именно на эриванском пути) лично ознакомиться с отдельными эпизодами, характеризующими сложившуюся в Араратской долине атмосферу. Так, проезжая мимо крепости Сардарабад, ему пришлось выслушивать многочисленные жалобы населения на новых начальников - на русском изъяснялись далеко не все, однако дословного перевода государю и не требовалось. Показателен случай, когда один армянин из толпы негодующих показал императору общипанного петуха, чем указал на такое же общипанное положение народа.

Наглядной демонстрацией изменений подходов Николая I к воспеваемым когда-то героям последней войны (и вообще к расквартированному в Закавказье административному и военному персоналу) является его известное изречение, сделанное сразу после осмотра Эриванской крепости: "Это не то что крепость, но простой глиняный горшок, за взятие которого не стоило Паскевича называть графом Эриванским" .

Эриванские встречи

В Эривани Николай I пробыл три дня (5 - 8 октября) и проживал на территории крепости. Утром первого дня после посещения Русской Церкви (Эриванского Покровского собора, построенного практически сразу после взятия Эривани, на базе мечети в крепостной черте; десятилетием позже собор был перестроен) монарх осмотрел бывший дворец сардара и там же остался на обед. Впрочем, трапеза также оказалась напряженным досугом - и напрасно начальники Кавказа и Армянской области пытались заверить царя в том, что собравшаяся у дворца толпа выкрикивала "ура" по поводу приезда государя. На самом деле то были жалобы…

РАССКАЗЫ О ПРЕБЫВАНИИ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I В ЭРИВАНИ давно обросли легендами; в этих повествованиях тесно переплетаются мифы и реальность. Видимо, самым расхожим сюжетом представляется поиск причин царского негодования в контексте непогоды, помешавшей царю обозреть победным оком библейскую гору. Впрочем, Николай Павлович в любом случае надеялся увидеть Арарат, ведь это стало бы военно-идеологическим венцом его предприятия. "Я отдал свой визит святой горе, но она закрылась от меня, и я ее не увидел; не знаю, сможет ли сама видеть меня в другой раз", - написал император в своем дневнике.

И тем не менее государя прогневило другое, посему "гора в тумане" предстала перед ним картиной даже символической, указывающей на туманность русских перспектив в регионе, если, конечно, не пресечь на корню набиравшее обороты недовольство населения. По возвращении в Петербург царь поделился впечатлениями о поездке с Александром Бенкендорфом - главным начальником III отделения собственной Его императорского высочества канцелярии, шефом жандармов: "Есть закоренелые беспорядки, превосходящие всякое вероятие".

Впрочем, некоторые из проблем были подняты им еще в Эривани в ходе встречи с именитыми горожанами. В Эриванском суде царь уже гневно высказывался в связи со взяточничеством судей: "Служите с усердием и справедливостью, а то совершенно разгоню всех". Мрачен был монарх и при посещении военного госпиталя.

Понять царский гнев не мудрено: лишь несколькими годами раньше араратские земли – в атмосфере великой эйфории – были освобождены от персидского ига, тогда как теперь былое воодушевление испарялось прямо на глазах.

Кстати о Персии. В Эривани царь принял делегацию соседней монархии, специально прибывшую засвидетельствовать почтение Мохаммед-шаха – правителя Персии. В составе гостей находился и семилетний наследный принц Насреддин (сорокасемилетнее правление которого станет самым продолжительным в истории Каджарской династии). Николай I, взяв его к себе на колени, сказал: "Запомни этот час, когда ты сидишь на коленях русского императора" .

Впрочем, прием персидской делегации – эпизод, едва ли способный рассеять тревогу царя. На южной окраине империи он увидел многое - непроницаемый туман, который сопровождал его на всем пути, оказался не в состоянии скрыть главных противоречий, более того, он раскрыл глаза императору на многие вещи.

Николай I возвращался в столицу с твердым намерением начать расследования по отдельным кавказским делам. Дорога на Тифлис пролегала уже не по Араратской долине, а по сползающим к Эривани с северо-востока предгорьям, через Дилижанское ущелье. Дорогу смыло проливным дождем, и царь ехал верхом, за ним тащился с помощью буйволов и волов экипаж.

Говорят, что, когда с одной из возвышенностей вдруг показался библейский Арарат, Николай I даже не обернулся: "Если Арарат не обернулся лицом к Государю Российскому, то и Нам не пристало оборачиваться к нему лицом". Кочующая из поколения в поколение эта байка вполне точно передает государево расположение духа. Он действительно вознамерился лично разогнать туман и прояснить политическую атмосферу на Кавказе.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "КЛОУН - ЭТО МОЕ ХОББИ"
      2016-03-17 14:27
      2681

      15 марта Леониду Енгибарову исполнился бы 81 год За пять минут до смерти он еще добивался свидания. Молоденькая медсестра, которая собиралась делать ему укол в сердце, не знала даже, как себя вести в столь неординарной ситуации: в училище этого не преподавали. Она, как, впрочем, и сам врач, вообще мало что соображала в этот вечерний час: 25 июля 1972 года в Москве было действительно жарко.

    • "ЕРЕВАН: С КРЕСТОМ ИЛИ НА КРЕСТЕ"
      2016-02-17 16:32
      2774

      Арис КАЗИНЯН: "Прошлое и будущее в Азербайджане моделируется на основе указов и программных выступлений президента" Столица Республики Армения, Ереван, превратилась в особую мишень азербайджанской информационной войны: с начала 1990-х официальный Баку тиражирует тезис об "исконно азербайджанской принадлежности" как армянской столицы, так и земель, на которых она располагается. Об этом пишет армянский журналист и исследователь Арис Казинян в предисловии к книге "Ереван: с крестом или на кресте", являющейся попыткой фиксации и осмысления чрезвычайно пестрого спектра процессов, прямо или опосредованно слагавших характер развития данной территории, предопределив неизбежность превращения именно Еревана в главный центр Восточной Армении, а позже – в столицу восстановленного армянского государства.

    • "СВЯЩЕННЫЙ ДЖИХАД" ПРОТИВ АРМЯН ОБЛОМИЛСЯ В КАРАБАХЕ
      2015-11-30 13:34
      3185

      Именно в Карабахе, в ходе "священной войны" против армян, прошли первичную апробацию некоторые формы террористических действий, равно как и формы координации этих действий, которые ввиду преступного безразличия международного сообщества, приобрели позднее глобальный охват

    • ИДЕЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ СПОСОБНА СТАТЬ ПОЛИТИЧЕСКИМ ФАКТОРОМ
      2015-06-29 12:48
      1993

      Продолжение интервью с известным журналистом и исследователем Арисом КАЗИНЯНОМ - В отношении армянского протестного движения есть десятки разных ракурсов восприятия и толкования – внутриполитический, внешнеполитический, экономический, социальный, административно-бюрократический, нравственный, интеллектуальный, художественный… Кто-то видит в них в большей степени одно, другой выделяет в большей степени другое. В чем, по вашему мнению, главная особенность этого движения?






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • МОЙ ЕРЕВАНСКИЙ ДЕД
      2018-10-17 15:34
      2843

      В этом году исполняется 2800 лет Еревану. Сегодня попытаюсь рассказать о человеке, который всю свою жизнь посвятил этому городу.

    • "МНОГИЕ ПЫТАЮТСЯ ПЕРЕЛИЦЕВАТЬ ИТОГИ ВОЙНЫ"
      2018-10-03 15:08
      3426

      Мы видим, как развивается Беларусь в непростом окружении и в непростых условиях, поскольку она опять как кость в горле для определенных сил. Об этом в Ереванском филиале Московского государственного университета им. Ломоносова 1 октября на конференции "Армяно-российское военное братство: вчера, сегодня, завтра" заявил Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси в Армении Игорь НАЗАРУК.

    • ГЕГАРД - ЖИВОТВОРЯЩЕЕ ОРУЖИЕ
      2018-09-28 15:13
      4349

      Фильм об одной из главных христианских святынь Копье Христа, Копье Лонгина, Копье Судьбы, Святой Гегард… Копье, обагренное кровью Спасителя, ставшее великой святыней христианского мира. Копье, обладающее священной силой, дарящее могущество его обладателю. На протяжении веков им пытались овладеть властители и диктаторы как оружием разящим. На протяжении веков оно хранится в земле армянской как символ несгибаемой веры и оружие животворящее. "Животворящее оружие" - так называется документальный фильм, снятый при поддержке Министерства культуры РА на киностудии "Айк" Грантом МОВСИСЯНОМ.

    • ТАК ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ С АРМЯНСКОЙ ИСТОРИЕЙ?
      2018-09-24 15:15
      7509

      Один молодой историк не так давно написал статью, содержание которой я приведу без купюр. Но прежде чем ее цитировать, поделюсь с читателем мыслью о том, что в нашем Уголовном кодексе наверняка не хватает одной статьи, касающейся защиты таких святых понятий, как история и честь Армении, армянского  народа от всякого рода поползновений, хотя бы со стороны лиц, наделенных армянским гражданством. О некоторых псевдоисторических выпадах американцев типа историков Рональда Сюни или Ричарда Ованнисяна (отца Раффи) наша газета и многие иные источники и деятели писали не раз. Теперь предлагаю просто прочитать самим от корки до корки статью под названием "Забыть "героическое прошлое".