Последние новости

Рубен ОВСЕПЯН: "ПОЧЕМУ Я НЕ ДОПИСАЛ РОМАН?.."

На этот вопрос пытался ответить армянский писатель Рубен Овсепян во время нашей беседы восемнадцать лет назад. Речь шла о его романе, посвященном армянскому писателю-просветителю Хачатуру Абовяну (1805-1848гг.), смерть которого до сих пор так и осталась неразгаданной. В апреле 1995 года мы начали нашу беседу с вопроса:

- Рубен Георгиевич, давно ли вы приступили к роману "Хачатур Абовян" и как продвигается работа?

- Пожалуй, более десяти лет назад. Я приостановил работу по сугубо творческой причине - хотелось внести некоторые изменения художественного характера, кое-что доделать. И я взял тайм-аут, потому что почувствовал: надо еще что-то изменить. А потом в стране начались известные нам события, и я встал уже перед более сложной дилеммой: как сказать, как преподнести историческую правду. Ведь мы же привыкли говорить, писать, используя подтекст. И это было не так уж плохо. Например, на подтексте, аллегории построено творчество Габриэля Маркеса (Р. Овсепян - переводчик "Ста лет одиночества". - К. Х.). В романе я придерживался этой манеры письма, и думаю, довольно успешно. Однако теперь, когда наступило совершенно другое время, она утратила свою значимость и привлекательность.

- Пришла пора открытости, правдивой прямой речи с читателем…

- Разумеется. Возникла потребность и в новом складе мышления - я это чувствовал. Например, моя завуалированная критическая настроенность к Российской империи должна была без помех пройти через Главлит, потому что я это хорошо подал, прибегнув к "приему". Но теперь эти приемы не имели смысла, не срабатывали. А для открытой формы высказывания нужно было время, чтобы и ты сам тоже внутренне изменился. Для возвращения к Абовяну мне надо было отказаться от своих наработок, творческих находок, причем с сожалением, так как для меня они были не просто уловки, а художественная форма выражения.

- Вы нашли этот новый способ осмысления, понимания своего романа?

- То, что в абовяновской теме казалось мне творческим открытием и радовало, фактически было развенчано, и у меня появилась тяга к поиску новой темы, а не к продолжению прежней…

- Возможно, что эта вещь так и останется незаконченной?

- Может быть.

- А если б вам удалось к моменту новых коренных перемен в обществе все же завершить роман?

- Будь роман еще и вовремя опубликованным, я полюбил бы его так же, как и другие свои произведения. Сейчас это издание было бы в чем-то фальшивым и ошибочным.

- Чем привлекла вас фигура писателя-просветителя Хачатура Абовяна?

- Абовян был загадочной личностью, и именно это прежде всего заинтересовало, заинтриговало меня, а также надежда на возможность приоткрыть завесу таинственности.

- Что нового вы обнаружили в его биографии?

- Я придерживаюсь версии самоубийства писателя и могу с математической точностью доказать это.

- Чем мог быть вызван такой шаг Абовяна?

- Разбирая архивные материалы, я сталкивался с фактами, подтверждающими самоубийство Абовяна. Сам он семь раз пытался покончить с жизнью. Я создал свою гипотезу, которая, как оказалось после моих разговоров с психологами, давно уже существует. Во всех людях заложен зародыш самоубийства, семя самоуничтожения. Жизненные обстоятельства и предрасположенность к самоубийству противоборствуют друг с другом. Когда обстоятельства благоприятствуют, подстрекают, то этот зародыш начинает развиваться, расти. И если это разросшееся семя захватывает весь организм, поглощает душевное состояние, то человек совершает самоубийство. Абовян испытал это искушение, поддавшись взявшим верх обстоятельствам и дойдя до самоубийства.

- Почему? Что этому способствовало?

- Абовян был очень честной, романтичной личностью. Во время учебы в Дерпте он оказался, так сказать, в правильной среде: окунулся в атмосферу свободы, романтики, студенческого движения. Что же происходило в это время (в 20-40-е годы XIX века) в Армении, с которой у него не было никаких связей? Она была оторвана от всего, что происходило в мире. Тогда говорили: русские пришли, освободили… Однако это были одни только посулы, обещания о создании царства, возникновении государства и прочее. Народ в Армении ежедневно маленькими дозами видел и чувствовал эту ложь. Но как раз из-за малых доз обмана противостояние, возмущение и не росло, не носило взрывоопасного характера. Абовян тем временем, живя вдали от родины, находился как бы в законсервированном состоянии. Он не испытывал притеснения, был полон свободолюбивых помыслов, верил в обещания о просвещенной жизни, самостоятельности Армении… И когда он вернулся, чтобы во всем этом принять участие, то столкнулся с совершенно иной реальностью. К притеснениям и гнету в обществе его соотечественники как-то приноровились, приспособились. Но вольнолюбивый писатель не хотел следовать их примеру, не хотел ни смиряться, ни отступать от высоких идеалов и принципов. Свои надежды на спасение Армении он увидел в Католикосе, в его авторитете и деятельности. Однако Католикос тоже его не поддержал. "Угомонись!" - сказал он. Разочарованный писатель потерпел окончательное фиаско и почувствовал себя изгоем в родном отечестве.

- Русская ориентация Абовяна в то время признавалась или была спорной?

- Конечно, да. Ведь веками проводилась эта кампания, что жизнь без России невозможна. И Абовян стал одним из проповедников этой идеи. Вместе с тем он разочаровался в России, точнее, в Российской империи.

- Немалую роль сыграли его романтические идеалистические взгляды…

- Да, он был романтиком, а иначе разве взобрался бы на Арарат? Он был совершенно далек от политики, поэтому и не мог хладнокровно судить о происходящем, спокойно и трезво анализировать положение Армении. Пребывание в Дерпте помогло Абовяну сохранить, уберечь свои идеалы. А вот Католикосу Нерсесу Аштаракеци его духовный сан не мешал стать и политиком. Правда, он тоже вначале выражал недовольство, у него были разногласия с генералом Паскевичем, который ненавидел Католикоса, олицетворявшего национально-освободительное движение. Поэтому Нерсеса Аштаракеци не сразу избрали Католикосом, сослали в ссылку в Бессарабию и только позже вернули в Армению, назначили Католикосом, почувствовав, что он стал своим человеком…

P.S. Это интервью, не опубликованное в свое время, сохранилось в моем архиве. Недавно я полюбопытствовала у Рубена Овсепяна, дописал ли он свой роман?

- Нет, так и не смог. Когда я еще работал над ним и даже опубликовал отдельные отрывки в периодике, писатель Жирайр Аветисян сказал, что я тоже его не завершу, как не завершили свои романы об Абовяне он сам, Аксель Бакунц… Он этот феномен объяснил тем, что над Хачатуром Абовяном висело какое-то проклятие…

- Осмелюсь расшифровать это "проклятие" по-своему: каждому из вас подсознательно хотелось выдать не какую-то гипотезу о Хачатуре Абовяне, а все-таки докопаться до правды, особенно о его смерти, которая раскрыла бы многое не только в личности самого писателя, но и в реалиях того времени. Однако руки опускались перед правдой, которая казалась за семью печатями…

- Возможно…

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • РОДИНА: ГОРЕЧЬ И ВЕРА
      2018-09-17 15:14
      1104

      К 80-летию со дня смерти Ваана ТОТОВЕНЦА Известного армянского писателя Ваана ТОТОВЕНЦА (1894-1938), который был родом из Западной Армении (провинция Харберд, г. Мезире), Военная коллегия Верхового суда СССР приговорила к высшей мере наказания. После мучительного тюремного марафона и семнадцати изматывающих допросов, спустя два года после ареста, 18 июля 1938 года  в день его рождения приговор о расстреле был вынесен и немедленно приведен в исполнение.

    • ГРИГ. "МАЛЕНЬКИЙ ЧЕЛОВЕК"
      2018-07-18 16:25
      787

      Какие бы ни проносились революционные вихри и ни свершались глобальные катаклизмы вокруг нас, хрупкая планета Человека продолжает жить своей жизнью, со своими видимыми и невидимыми бедами и радостями. Молодой армянский писатель Григ (Григор Шашикян) тоже продолжает традицию мировой литературы - старается быть подспорьем маленькому человеку и вглядываться в его сиюминутную и неизменную боль. Предлагаем читателям рассказ Грига из цикла "Город имярека".

    • БЕССТРАШНАЯ ЖЕНЩИНА
      2018-03-16 15:33
      1296

      К 140-летию со дня рождения Забел ЕСАЯН Последние дни жизни В ноябре прошлого года американский портал Refinery29 назвал известную армянскую писательницу Забел ЕСАЯН одной из пяти бесстрашных женщин мира. Предлагаем вниманию наших читателей рассказ о последних днях жизни этой мужественной женщины, которые прошли в сталинских застенках.

    • ЖИЛ С ТОСКОЙ-МЕЧТОЙ О ВАНЕ
      2017-12-15 16:00
      7196

      "Горстка пепла - дом родной…" - эта строка из поэзии западноармянского поэта Сиаманто взята эпиграфом к рассказу "Наш дом" Мкртича ХЕРАНЯНА (1899-1970). В 42 рассказах и трех повестях новой книги "Страницы прозы" писатель раздувает тлеющие угольки памяти о Ване и ванцах, которые после героической обороны города, спасаясь от турецкого ятагана, вынужденно покинули его и с караваном беженцев подались в Восточную Армению. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • Французская писательница Мариз Конде стала обладательницей "альтернативного Нобеля" по литературе
      2018-10-12 22:45
      302

      Французская писательница Мариз Конде признана обладателем премии по литературе за 2018 год Новой академии, созданной в Швеции на фоне кризиса в Шведской академии и перенесенного присуждения Нобелевской премии по литературе на 2019 год, сообщает panorama.am. РИА Новости представляет подробности.

    • ПАМЯТИ АНТОНИНЫ ПОВЕЛАЙТИТИ- МААРИ
      2018-10-08 16:06
      2046

      Не стало Антонины Михайловны Повелайтити-Маари, вдовы писателя Гургена Маари, члена Союза писателей Армении. Она была сильным, гордым, неординарным человеком, сохранившим, несмотря на годы, неиссякаемый интерес к жизни, людям. Из тех могикан, кто грудью отстаивает свои интересы, встречает удары судьбы с открытым забралом. Ее книги-воспоминания издавались в разных странах, с интересом воспринимались в диаспоре. А живые, теплые, берущие за душу небольшие рассказы не раз печатались на страницах нашей газеты.

    • Шарль АЗНАВУР: "ГЛАВНОЕ - ДЕРЖАТЬ СПИНУ ПРЯМОЙ"
      2018-10-05 15:42
      2980

      Об армянских корнях Я и француз, и армянин. Одно от другого неотделимо, как кофе от молока. Но если бы один мой дед был черным, другой - евреем, а третий – арабом, то и я был бы другим.

    • ГЕРОЙ, ОТЗОВИСЬ!
      2018-10-05 15:39
      4001

      На сцене Национального театра им. Сундукяна - национальный эпос Национальный академический театр им. Г. Сундукяна замахнулся на эпос - жанр опасный, не модный и, казалось бы, дорогостоящий. Самсон Мовсисян поставил на главной сцене страны "Сасунских безумцев". "Нетеатральность" сегодняшнего времени пока не позволяет полностью оценить масштаб события. Но в том, что это событие, и не только по эпической причине, сомневаться не приходится.