Последние новости

ПРИЕДЕТЕ В СТЕПАНАКЕРТ, СПРОСИТЕ ДОМ КУЗНЕЦА АЗАТА...

В газете "Айацк" от 11 ноября 2011 года было опубликовано интервью Арпи СААКЯН с отцом президента Армении Азатом САРГСЯНОМ. Предлагаем его вниманию читателя с некоторыми сокращениями.

- Отец, откуда вы корнями?

- Я родился в 1929 году в селе Тех Горисского района. И родители отсюда же. Кузнец я. 50 лет работал на комбинате "КарМетакс", детали готовил для станков. 12 директоров сменилось. Ни один не сделал ни единого замечания. Работал на совесть. Правда, как-то раз кто-то пожаловался, что Азат вне работы какой-то инструмент за деньги сделал. А директор сказал: "Ну и что? Ему ведь троих сыновей нужно на ноги поставить..."

- Теперь, наверное, комбината нет?

- Я вышел на пенсию в 1993 году. А комбината нет, с землей сровняли. Каждый раз прохожу мимо и на сердце щемит. Но об этом не пишите, скажут, вслед говорю.

- А почему в Степанакерт переехали?

- В 1937 году отца моего, Аветиса, сослали как троцкиста. Простым крестьянином был, откуда ему знать, кто такой Троцкий?! Старшего моего брата, который 9-й класс окончил, должны были в школе на работу взять, но воздержались - сын троцкиста все-таки. Потом мать испугалась и решила Гукаса отправить в Карабах, к сестре. А впоследствии и мы переехали в Степанакерт. Мне было тогда 8 лет. Даже в школу не приняли, припомнили, что я - сын троцкиста.

Мать нас своей кровью вырастила. Донором была. Сдавала кровь, чтобы детям хлеб принести. В селе она надевала одежду зангезурских женщин, с цепочкой серебряных монет на лбу. В Степанакерте этот наряд всех удивил. Пришлось ей поменять одежду. Когда примерила обычное платье, три дня из дому не выходила. Стеснялась.

Имя матери - Сатеник. Но мы ее Кола называли. С детства была такой белокожей, что походила на горсть хлопка ("Кула"). Так и осталось. Все матери красивы, но моя мать была другой.

- А ваш отец вернулся?

- Нет. Там и умер. Где - не знаем. Отца Зория Балаяна тоже сослали. Как-то Сашик попросил его уточнить, где и как. Отыскали одного с именем и фамилией моего отца. Но это был другой человек.

- Вы живете в Ереване?

- Нет. Мы с женой живем в Степанакерте по улице Г.Лусаворича, 117. Когда приедете, спросите дом кузнеца Азата. Вам покажут. Наши двери всегда открыты. А в Ереван наезжаю - проведать сыновей, внучат.

- А во время войны где были?

- Конечно, в Карабахе.

- Трудно было? А чего в Ереван не поехали?

- Конечно трудно. Но как уехать? Что бы сказали люди, и прежде всего наши сыновья?

- Отец, слыхала я, что вы любите с соседями в нарды играть и в Степанакерте, и в Ереване. Хорошо играете?

- Как когда... И выигрываю, и проигрываю.

- Знаю, что без телохранителя обходитесь. Так?

- Полтора года назад жена в лечкомиссии лежала. Ногу поломала. А я на такси туда ездил. Мне говорили, и ты на такси ездишь, без телохранителя? А кому я что сделал, чтобы с телохранителем ходить?

- Ну не вы, но, может, кто-то захотел бы боль сыновьям причинить...

- Они работают, болеют за эту страну, я им верю. Они плохого не сделают. Как-то я услышал, что имею в Степанакерте 5-этажный дом. Вранье. Дом у нас 2-этажный, построенный моими руками. Друзья Левона говорили, что по пути ко мне опасались наткнуться на охрану. Но увидели всего лишь маленькие, всегда открытые ворота.

- Друзья ваших сыновей часто приходят?

- Конечно. К нам часто заходил Вазген Саркисян. Я его любил. Чудо был человек. Жаль.

- А имена сыновьям кто дал? Вы?

- Нет. Это право матери моей, Сатеник.

- Кто из ваших сыновей в вас характером?

- Не могу сказать. Все трое разные, хотя имеют нечто общее.

Они сами выбрали специальность или последовали вашим советам?

- Сами. А я помогал, чем мог. Когда Сашик из армии вернулся, я хотел научить его своей профессии. Не согласился. Азатыч (имеется в виду С.Саргсян. - Ред.) окончил филологический факультет, Левон - факультет востоковедения, а Сашик - водителем был.

- Ваши сыновья в центре общественного внимания. Как вы к этому относитесь?

- Кто не рад вставшим на ноги сыновьям, достигшим своей цели?!

- А есть ли для родителей разница в отношении к сыну-президенту и не президенту?

- Конечно, нет. Сын остается сыном.

- О ваших сыновьях говорят и хорошее, и плохое. Как вы относитесь к плохому?

- Плохое задевает. Особенно когда это не к месту. Но бывает и уместная критика, наводящая на размышления...

- А часто вы встречаетесь с сыновьями?

- Как получается. Порой достаточно известий, что все у них в порядке.

- А с внуками?

- Встречаюсь. Вот сегодня старшая дочь Азатыча пригласила. Внука родившегося я еще не видел. Надо пойти.

- Сколько у вас внуков?

- По двое у каждого из сыновей. У Азатыча самого тоже уже внук есть.

- А есть праздники, которые вы отмечаете, собравшись всей семьей?

- Случается. Вот 20-го был день моего рождения. Все собрались.

- Когда ваш сын стал президентом, вы обрадовались, возгордились?

- Гордыни во мне нет, а обрадоваться, конечно, обрадовался. Знаю, что мои сыновья меня не подведут. Президент должен уважать народ, чтобы народ уважал его. Если не ошибаюсь, так и есть. А в человеческом плане ничего не изменилось. Остался таким же, каким был.

- А хватает ли вам с супругой пенсии?

- Понимаю, куда клонишь... Конечно, не хватает. Мы еще не построили такое государство, которое хотим, чтобы хватало. Естественно, сыновья помогают.

- А вы верите, что народ хорошо заживет в годы правления вашего сына?

- Одним человеком все вопросы не решишь. Весь народ должен помочь. Сплотиться. И еще нужно немного терпения.

- А вас часто просят помочь решить через сыновей какие-либо вопросы?

- Бывает. Но я говорю, что в дела сыновей не вмешиваюсь. Идите, решайте сами. Правда, был один случай. Нашу улицу в Степанакерте заасфальтировали до половины. Соседи попросили вмешаться. Пошел я в правительство, приняли. Тогда премьером Анушаван Даниелян был. Сказал, сделаем. Через несколько дней сделали. А потом как-то Азатыч приехал в Степанакерт и говорит: "Ты, отец, депутат, что ли? Что в правительство пошел?.." Я ему: "А что, и за депутата не сойду?" Сын сказал: ты, конечно, больше, чем депутат. Но все-таки не депутат...

- А что самое главное в жизни?

- Дети, внуки, правнуки. Радость детей. Чтобы исполнились их мечты. Чтобы детей родили. Это самое главное. Мне золота не нужно. Да и никогда его не имел. И всем от души желаю - чтобы детей родили, дали им образование, довели до цели. И чтобы они были нужны обществу, стране.


"ГА" присоединяется к соболезнованиям, поступающим в адрес президента РА Сержа Саргсяна и его семьи, в связи с кончиной отца Азата Аветисовича Саргсяна.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ВЫДАЮЩИЙСЯ ИСТОРИК И ПАТРИОТ
      2018-12-07 15:40
      1770

      К 90-летию со дня рождения Г. Р. Симоняна Каждый век армянской истории выдвигал плеяду летописцев, исследователей, сохраняющих для потомков частицу времени. В XX веке к их числу, вне всяких сомнений, принадлежит выдающийся общественно-политический национальный деятель, гражданин, мыслитель, лауреат Госпремии Армении академик НАН РА Грачик Рубенович Симонян, чье 90-летие со дня рождения приходится на нынешний декабрь.

    • ХИРУРГ С СЕРДЦЕМ ХУДОЖНИКА
      2018-12-05 15:14
      733

      Ушел из жизни выдающийся хирург, доктор медицинских наук, профессор, почетный член президиума Общества хирургов Армении, заслуженный деятель науки Армянской ССР, действительный член Академии медицинских наук и Российской медико-технической академии Павел Петрович АНАНИКЯН.

    • 100 ИНСТРУМЕНТОВ ДЖИВАНА ГАСПАРЯНА
      2018-11-23 16:39
      900

      Глядя на великого армянского дудукиста Дживана Гаспаряна, не могу поверить, что 12 октября ему исполнилось 90 лет. Кажется, что ошибся, - этому подтянутому седовласому мужчине не дашь и больше семидесяти. Но, когда он сам говорит: "Мне же 90 стукнуло" - беру в руки смартфон, лезу тайком в интернет и перепроверяю, точно - девяносто. Но знаменитый музыкант однозначно выглядит моложе своих лет.

    • ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ МАСТЕРСКОЙ
      2018-11-23 15:41
      1259

      С Серобом Чеминяном я познакомился, можно сказать, "не от хорошей жизни". Накануне журналистской командировки вышел из строя мой диктофон. Простой механический прибор, верой и правдой прослуживший много лет и к которому я привык, вдруг отказал.