Последние новости

ДУХ ПОЭТА - ВСЕГДА ЗАСТУПНИК

К 95-летию Сильвы КАПУТИКЯН

После ухода Сильвы Барунаковны Капутикян вдруг стало ясно, что вместе с этой крупной отечественной фигурой что-то оборвалось, завершен какой-то этап национального бытия. Ушел последний классик, последний патриарх. Новому времени придется позаботиться о своих новых символах, выдвинуть новые ключевые фигуры, чего пока, увы, не наблюдается. Характерно, что эпоха окончилась именно на поэте, тем самым лишний раз доказав первенство слова среди всех других искусств.

ПОЭТА ТАКОГО ОБЩЕСТВЕННОГО ТЕМПЕРАМЕНТА И ТАКОГО ДАРА и любви к публичным делам нам еще долго не дождаться. Сочетание этих свойств - поэт и трибун - выпадает не часто. Да и нынешнее время, мне кажется, не очень заинтересовано в крупных фигурах. Сегодня не до трибунов, не до аккумуляции национального духа (где он, этот дух?). Приглаженное время, икона которого - чистоган. "Отказываюсь быть..." - вот и все, что может сказать поэт в лицо такому времени.

Меня всегда удивляло, что общественная жилка Сильвы Капутикян никак не сказывалась на качестве ее поздних стихов, не снижала этого качества. Наоборот, поэтесса все мудрела, ее стихи становились все лаконичнее, все глубже. Острый природный ум помогал ей. Ведь все природное всегда лучше всего искусственного, то есть острый природный ум лучше начитанности. Это уж всегда так. Недаром Иисус, порицая догматиков и начетчиков, бросил им в глаза не только "фарисеи", но и "книжники". Этим он хотел подчеркнуть их следование букве, а не духу. Человек же природного, а не книжного ума любит как раз дух.

Почти все крупные поэты сгущают к концу жизни свое слово, освобождают свой дар от былой многоречивости. Скрытые внутренние процессы, растущий жизненный опыт, мужание таланта, умение "домолчаться до стихов" - и тогда перед нами Книга. Такой книгой в конце жизни Сильвы Капутикян стала "Зима идет", почти сразу же получившая Государственную премию Армении.

Казалось, сама природа позаботилась о впечатляющей внешней кладке черт Сильвы Капутикян. Внешность поэтессы была редкостно эпична. Крупные черты характерной национальной кладки уже как бы располагали к отданию национального, этнического долга. О фамилии тоже позаботилась судьба: в Капутикян живет память об утраченном озере, Вана-цова, откуда шел род поэтессы. Озера у нас нет, но певучий род остался. И, послушная национальным зовам, Капутикян полностью отдавалась своим общественным обязанностям.

НАРОД, ВЫСТРАДАВШИЙ ТАКУЮ ИСТОРИЮ, КАК ИСТОРИЯ АРМЯН (и страдания все никак не убывают), имеет право на подобную заботу поэта, потому что дух поэта - всегда заступник. Патриотическая, гражданская, философская поэзия - вот добродетели поздней лирики Капутикян. Человек явного общественного темперамента, она любила и умела выступать (любят многие, умеют - единицы). Ее годами и даже десятилетиями считали поэтом любовной тематики. Отчасти это верно. Но все-таки главной ее любовью была только и только Армения.

Страстно, неутомимо, все отточеннее она говорила о предмете своей страсти, пока лапидарность Востока не взошла уже четверостишиями. Я бы не удивилась, если бы взошли еще и бейты. Расположенные на бумаге в виде ребристых восьмистиший (чтобы укоротить строку), они позванивали внутренними рифмами и вместе с рефренами делали все, чтобы стих запомнился, врезался в память намертво. Как все-таки гениально учитывала законы психологического восприятия и запоминания восточная традиция!

Душе армян, чтоб быть живой,

высоких гор тоска нужна.

В обилье влаги ключевой

глотка воды тоска нужна.

Сны превратив в фитиль, она

должна гореть, сгорать должна.

При изобилии гумна

ей хлебных крох тоска нужна.

(перевод автора)

Невысокая женщина монументальной внешности (откуда это впечатление монументальности - никто не мог сказать) спокойно брала в любой аудитории микрофон или подходила к самому краю сцены и обращалась к присутствующим властью каких-то высших сил. Аудитория замолкала. Я наблюдала это не раз, не два, не десять раз - и каждый раз меня восхищала эта прицельная психологическая направленность риторического дара поэтессы, ее умение убеждать. Ведь как бессмертно она сказала об Армении:

Чтоб выжить, чтобы стать стальной

ты букву-крепость создала.

И рядом с отнятой горой

в душе Масис ты создала.

Земли немного, но камней,

как и смертей твоих, - не счесть.

Чтоб смерть и камни победить,

хачкар святой ты создала.

(перевод автора)

От этой сгущенной мудрости поздних стихов поэтесса шла к общественным заботам. И люди нуждались в защите поэта, в его вдохновенном, поддерживающем слове, в сознании, что путеводные огни - вот они, здесь, с тобой, и что дорога никогда не погрузится в полный мрак, пока жив поэт, способный сказать за тебя то, что смутно чувствует твое сердце.

К микрофону шла невысокая женщина с панцирем вьющихся густых волос. Ее голос был негромок. Одета она была почти в сутану с большой брошью на тяжелой цепочке. Ей было уже больше восьми десятилетий. Но дух ее был нашим заступником, и он не старел, не сгибался, не сламывался. И не сломился до последнего часа - это уже доподлинно.

Стисни зубы, знай: труден этот путь,

духом пасть лишь ты не имеешь права.

Пусть хоть кровь и глад, пусть хоть рана в грудь,

сдать свой меч лишь ты не имеешь права.

Ты - поэт армян. Что бы ни стряслось,

даже если все вдруг падут кроваво,

Верь, что твой народ вечен, как и мир,

на иное ты не имеешь права.

(перевод автора)

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • КОГДА ТЕБЯ ЗАСЕЕТ СЕДИНА
      2017-06-23 14:50
      2567

      Старость, задувающая огни. Краешек, за которым еще больший краешек, если таковой будет отпущен. Как медленны жизненные ступени старости! Но своя изюминка есть и в преклонных годах, поверьте мне. Теперь все, что нас волнует, становится сдержанней, но всего этого не становится меньше. Еще недавно радостью жизни была чашка кофе по утрам. Когда-то курила. Теперь даже не вспоминаю ни о том, ни о другом, ибо жизнь имеет радости и пограндиознее, причем даже старость не бедна ими. Ведь что такое старый человек? Это огромный ресурс, годы человека выявляют значительность прожитого. Я не против старости, я против душевной дряхлости. Каждый новый день – это новый опыт. Мне всегда было интересно жить. И не только как художнику, но и просто как человеку. Приветливые глаза прохожего, спелый тон туфа, внезапная смелая мысль, вкус и форма плода в руке – кто сказал, что это мелочи жизни?!

    • МОЩЬ СЛОВА И НЕИСТОВАЯ КИСТЬ
      2017-05-31 15:59
      7300

      Лучшее из того, что я слышала и читала о Мартиросе Сарьяне (не считая, конечно, работы Волошина), - это устные рассказы Владимира Рогова и мемуарная проза Андрея Белого. Когда я слушала поэта, переводчика и живописца Владимира Рогова, я сетовала, что со мной нет магнитофона. Когда я читала ритмизованную прозу Андрея Белого, я сожалела, что книга эта не стоит на моей полке (теперь стоит). Ничего лучше тех устных вдохновенных рассказов и тех углубленно-сосредоточенных строк я не знаю во всей ныне уже обширной литературе о Мартиросе Сарьяне.

    • ВАРПЕТ ТАТУЛ
      2017-03-09 12:53
      978

      Юбилеи уже без юбиляра… В них заключен не только грустный урок живым. Так ощущаем мы время, его неудержимое, стремительное течение, сам напор жизни, который безжалостен. Правильный выбор в жизни – это все, как бы говорят нам эти юбилеи, без него нет ни судьбы, ни призвания, ни признания.             В многолюдном сверкающем зале собрался весь ансамбль песни и танца Армении. Но того, кто дал этому ансамблю жизнь, не было на сцене… Он не подошел привычно к рампе среди грома оваций, не поклонился залу взволнованно и смущенно, как это делал не раз, хотя артисты и зрители собрались ради него, человека, оставшегося непревзойденным. Это было самой высокой точкой его признания, но он уже не застал этого… И не было в зале человека, который не вспомнил бы печальных, но и победительно-торжествующих слов Гиппократа: "Жизнь коротка, искусство долговечно".

    • ПОЭТ, СКАЗАВШИЙ МНОГО ИСТИН
      2017-03-03 17:04
      1129

      Считаю свою журналистско-писательскую жизнь счастливой еще и потому, что люди, у которых я брала интервью, были не просто талантливыми, но и, прямо скажем, выдающимися. Это дефицит во все времена.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • "КОСМИЧЕСКИЙ ОТГОЛОСОК АРЦАХСКОЙ ДУШИ"
      2017-06-19 16:04
      869

      Поэзия - это сплав чувства и мысли. Когда чувства больше, строка становится лиричней. Когда довлеет мысль, раскрепощается философия. В идеале желательно всегда соблюдать баланс. Иначе лирика обнажает то, что является тайной твоего "я", а философия трансформируется в занудливую, лишенную поэтичности рассудочность. Кто придерживается в течение всего своего творчества баланса, остается поэтом. Удается это не всем.

    • ГОАР МАРКОСЯН-КАСПЕР
      2017-06-14 14:58
      7105

      В майском номере журнала "Звезда" (Россия) опубликована подборка стихов и статья о нашей соотечественнице, талантливой писательнице Гоар МАРКОСЯН-КАСПЕР, ушедшей из жизни в сентябре 2015 года. Автор публикации, предлагаемой вниманию читателя, - ее супруг, известный эстонский писатель Калле КАСПЕР.

    • МОЩЬ СЛОВА И НЕИСТОВАЯ КИСТЬ
      2017-05-31 15:59
      7300

      Лучшее из того, что я слышала и читала о Мартиросе Сарьяне (не считая, конечно, работы Волошина), - это устные рассказы Владимира Рогова и мемуарная проза Андрея Белого. Когда я слушала поэта, переводчика и живописца Владимира Рогова, я сетовала, что со мной нет магнитофона. Когда я читала ритмизованную прозу Андрея Белого, я сожалела, что книга эта не стоит на моей полке (теперь стоит). Ничего лучше тех устных вдохновенных рассказов и тех углубленно-сосредоточенных строк я не знаю во всей ныне уже обширной литературе о Мартиросе Сарьяне.

    • ВТОРАЯ МИРОВАЯ: АРМЯНЕ В РЯДАХ АРМИИ США
      2017-05-15 15:47
      24445

      Потомки жертв Геноцида отомстили за гибель родных Интервью кандидата исторических наук, диаспороведа, ведущего научного сотрудника Института истории Национальной aкадемии наук РА Кнарик АВАКЯН агентству Новости Армении – NEWS.am.