Последние новости

ЖИВАЯ ЛЕГЕНДА

В декабре, под занавес ушедшего года, Академическая капелла Армении праздничным концертом в Большом зале филармонии открыла цикл мероприятий, посвященных юбилею своего руководителя - 85-летию со дня рождения выдающегося маэстро Ованеса Чекиджяна. С именем этой уникальной личности связаны наивысшие достижения капеллы в течение десятков лет. Удивительный талант хормейстера и высокое служение любимому искусству определили творческую судьбу хора на долгие годы.

КАК МЕТЕОР, ОН ВОРВАЛСЯ В ПЛОТНЫЕ СЛОИ АТМОСФЕРЫ армянского искусства в начале 60-х годов минувшего столетия. Богатство тех лет изобиловало личностями, способными создавать новое в науке, театре, живописи, поэзии, архитектуре и дать направление общественной художественной мысли. И на этом фоне фигура Чекиджяна не отступила на второй план. Он занял свое, только ему принадлежащее место, и все поняли, что оно принадлежит ему по праву. Хотя быть преемником неповторимого Арама Тер-Ованесяна, утвердившего высокие принципы хорового искусства, было совсем не просто. Вскоре о нем заговорили, и не только в Армении.

"На орбиту вышел новый музыкальный корабль. Команда и командир его энергичны, полны сил и дерзновенных порывов" - так писал после первых гастролей капеллы народный артист СССР Густав Эрнесакс. Это было началом триумфа, который продолжается до сегодняшнего дня. "Хоровое чудо", "выдающийся хормейстер" - в такой тональности пишет об армянской капелле пресса планеты. Свыше полувека длится ее мировая слава, а творческий подвиг маэстро давно стал вершиной и мерилом искусства.

Облик Чекиджяна-хормейстера полон, определен и последователен. Он - целая эпоха в армянской культуре, человек призвания, иначе говоря, человек неизмеримых и необычных сил. Таких рождает эпоха, принесшая подъем общественного идеала. Этого подъема хватило на всю его жизнь.

Жизнь в силу своей жестокой единственности не дает человеку раскрыться во всей полноте потенциальных вариантов применения своей энергии. Чекиджян мог бы быть и строителем, и архитектором, и руководителем крупнейшего предприятия. И везде он был бы крупной личностью, потому что сам его характер крупный. Но, сосредоточившись на искусстве, он воплощает в себе черты всех этих профессий. Для него искусство стало всем - и призванием, и формой существования, и спасением.

И все же в чем феномен Ованеса Чекиджяна? Он раздвинул горизонты хорового творчества, соединив в гениальной простоте живую правду жизни с поэтической выразительностью, что приводит к эмоциональному воздействию неизъяснимой силы. Можно сказать, что маэстро не преступает законы хорового искусства, он возвышается над ними и вмещает жизнь в ясные формы, внося вдохновение в стиль, вселяя дух в материю, сливая воедино жизнь и вдохновение.

КОНЕЧНО, ОН ОБЛАДАЕТ ФЕНОМЕНАЛЬНЫМ ДИРИЖЕРСКИМ МАСТЕРСТВОМ, безотказным чутьем и техникой, выдерживая практически любое "испытание на прочность". Сложнейшие произведения национального и мирового репертуара руководимая им капелла исполняет с обворожительной легкостью и свободой. Афиши выступлений его коллектива, о калейдоскопическом многообразии которых говорили еще в 70-е годы, вбирают в себя едва ли не все духовное мировое искусство.

Жизнь маэстро - это урок всей молодежи, входящей в прекрасный мир искусства. Она заранее должна быть подготовлена к тому, что работа будет "адовая". Те, кто ждет от искусства райской жизни, ломаются. Лишь готовность к ежедневному самопожертвованию выковывает творцов.

Конечно, Чекиджян строгий и требовательный в работе. Он изматывает начинающих непосильными задачами. Но он делает это, понимая, что в целом искусство - это та непосильная задача, на которую все-таки надо найти силы. По мысли маэстро, оранжерейное отношение к молодежи безнравственно, ибо в результате она становится слишком слабой и неморозоустойчивой.

Как тяжел, как труден характер человека, который ежедневно сжигает себя на костре творчества и от других требует того же, не понимая, что на это способны далеко не все. Но как нужен такой человек людям! Как они тянутся к нему, понимая, что этот источник пусть горек, но живителен! Когда-то, откликаясь на выступление нашей капеллы во Франции, газета "Фигаро" писала: "Ованес Чекиджян - человек, сверкающий, как молния. Его порывистым жестам неукоснительно следует капелла. И это проявилось в таком чрезвычайно редко исполняемом произведении, как Stabat mater Россини. Неизгладимое впечатление производят партии капеллы, где эстетика и высокое мастерство явились настоящим откровением. Звучащие голоса, которые, казалось бы, не подлежат шлифовке, высятся с византийской изысканностью и утонченностью. Звуки то льются, то рассыпаются бисером, фразы то предельно сдержанны, то вдруг начинают звучать с такой пластичностью, о которой мы в Европе не имели представления".

Вот и сегодня энтузиазм дирижера, его магнетизм почти прямо передаются исполнителям, а те в свою очередь, зажигаясь сами, воспламеняют зал своим вдохновением и вызывают ответную реакцию публики. Достаточно только взглянуть на артистов хора - они словно участвуют в рождении музыки. Слушая такое исполнение, начинаешь угадывать нечто, что нельзя выразить словами. Возможно, это одно из лучших состояний, что дано пережить человеку. Такие концерты принято называть этапными. Но этапными у Чекиджяна выглядят все программы. Неудивительно, что это находит достойное признание всюду, где бы ни выступала капелла, - во Франции, Ливане, США, столицах бывшего Союза, Греции, Германии, Турции и в других странах.

НО ИСПЫТАНИЕ СЛАВОЙ МАЭСТРО ВЫДЕРЖИВАЕТ ПРЕВОСХОДНО: кумир нескольких поколений слушателей, он не стал заложником регалий, гипертрофированного честолюбия, мирового успеха. Нет! Он - один из немногих хоровых дирижеров, кто на протяжении стольких лет поражает извечным стремлением к совершенству, не останавливаясь на достигнутом, продолжая неустанный путь к вершине.

Неслыханный успех у публики обусловлен его доверием к лучшим сторонам человеческой натуры. Все, что исполняет его капелла, овеяно чекиджяновским духом, его непостижимой способностью проникать в мир автора и его тайну. На примере Чекиджяна убеждаешься в том, что один человек в искусстве может сделать все, если его стремление становится стремлением каждого, если его воля приводит в действие все явные и тайные художественные возможности, если свое понимание искусства он способен внушить всем остальным.

Впрочем, надо ли доказывать, как глубоко влияние Чекиджяна на нашу культуру, что значит он для нас - властитель звуков и демон в одном лице, борец и титан. В его выразительном лице, кажется, проступают извивы многовековой истории, судьбы народа, вобравшего в себя кровь, токи, гены тех, кого уже нет, и тех, кто остался на нашей земле. И что удивительно: даже в самые мрачные 90-е годы, когда наше искусство насильно было подогнано под законы рыночного спроса и многие деятели культуры вынуждены были покидать страну, он не отступил, не сбавил ритма работы. Мысль о приоритете искусства брала верх. Об этом свидетельствовали блистательные гастроли маэстро и его коллектива в последние 10-15 лет во Франции, Турции, Греции и пару лет назад в России - в Санкт-Петербурге и Москве.

Чекиджяна можно и нужно видеть на репетиции. Чувствовать, как глубоко и тщательно готовит он каждую минуту сценической жизни своего хора, как все, что исполняет капелла под его руководством, проходит через сердце маэстро, как продумана и мастерски выполнена форма его созданий, как естественно и тактично ведет свою команду.

Удивительно, но Ованес Чекиджян даже в свои преклонные годы не проявляет небрежности в выборе репертуара. Он строго избирателен. Верен своим пристрастиям, тяготеет к тому, что знает сам и любит.

МНЕ ВЫПАЛО СЧАСТЬЕ ДВАЖДЫ ПРИСУТСТВОВАТЬ НА РЕПЕТИЦИЯХ оркестра в Москве и Афинах, где он не был главным действующим лицом, - за пультом стоял незабвенный Джансуг Кахидзе. Но его присутствие в зале, на репетициях давало о себе знать. По его лицу можно было безошибочно определить, что происходило на сцене. И вся эта предварительная подготовка, которую Чекиджян называет испепеляющим процессом, - ничто по сравнению с поистине безграничной самоотдачей на репетициях. Он всегда эмоционально точно успевает проследить все ощущения исполнителей, с точностью сейсмографа улавливает малейшую фальшь. И тогда его лицо искажается легкой гримасой, будто именно в это мгновение рухнул замысел будущего концерта. Артисты верят этой молчаливой оценке и тут же откликаются на легчайший намек. Незримая дирижерская палочка, по взмаху которой начинает звучать мелодия жизни, управляет всеми исполнителями.

>Творческий и человеческий свет 85-летнего маэстро живет не только в Армении, но и от Москвы до Парижа и Нью-Йорка. Этот свет продолжает облагораживать многих, и сейчас многоликий, оригинальный, присущий только ему творческий путь маэстро составляет великий культурный пласт. Мощная творческая энергия хормейстера, глубокая мудрость его искусства и сегодня пленяют и заставляют еще и еще раз оглянуться на пройденный им путь. Чекиджян давно уже достиг естественной классической соразмерности в своем искусстве. С юбилеем, маэстро. Долгих вам лет!

"ГА" и его читатели сердечно поздравляют маэстро с 85-летием.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • АНСАМБЛЬ THE SWINGLE SINGERS ВПЕРВЫЕ В АРМЕНИИ
      2019-04-19 12:15
      1620

      29 апреля впервые в рамках фестиваля "Ереванские перспективы" выступит всемирно известный ансамбль The Swingle Singers. Встречи, организуемые этим фестивалем, всегда оправдывают ожидания слушателей. Этот прославленный на всю планету ансамбль тоже не будет исключением.

    • ПОКОРЯЯ ДУХОВНОЙ МОЩЬЮ
      2019-04-15 11:42
      3937

      Лучший музыкальный вечер первой половины апреля принадлежит, на мой взгляд, Армянскому государственному симфоническому оркестру под управлением Сергея Смбатяна. Публике, заполнившей до отказа Большой зал филармонии им. Арама Хачатуряна, была представлена монументальная Девятая симфония Густава Малера - сочинение, полное философской значимости, глубины и трагизма.

    • ОН НАМ ПОВЕДАЛ НЕЗЕМНОЕ...
      2019-04-13 16:00
      3060

      14 апреля - день рождения Амо Сагияна, личности выдающейся, неоднозначной. В этом году ему исполнилось бы 105 лет. Но он не из тех поэтов, кого вспоминают лишь в юбилейные дни. Он поэт удивительный, редкостный, любимый всеми. Амо и при жизни стоял особняком среди личностей в высшей степени духовных, а уж ныне, когда поэтическим званием удостаивают графоманов, он и вовсе похож на неразделимую комету в армянской поэзии.

    • В ПРОГРАММЕ - ГЕРШВИН И МАРТУЧЧИ
      2019-04-10 10:58
      3381

      Творческие возможности Национального филармонического оркестра (художественный руководитель и главный дирижер - Эдуард Топчян) поистине безграничны.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • АНСАМБЛЬ THE SWINGLE SINGERS ВПЕРВЫЕ В АРМЕНИИ
      2019-04-19 12:15
      1620

      29 апреля впервые в рамках фестиваля "Ереванские перспективы" выступит всемирно известный ансамбль The Swingle Singers. Встречи, организуемые этим фестивалем, всегда оправдывают ожидания слушателей. Этот прославленный на всю планету ансамбль тоже не будет исключением.

    • ИСКУССТВО И ФИЗИКА НА ОДНОЙ СЦЕНЕ
      2019-04-17 14:12
      1470

      19 апреля в Большом концертном зале Арама Хачатуряна ожидается музыкальный фейерверк. Так обещают организаторы и участники концерта Gate of Frequency ("Ворота в звуковые частоты") - популярный музыкант, исполнитель на ударных инструментах и певец, призер "Грэмми" Арто Тунчбояджян и известный пианист, заслуженный артист Армении Ваагн Айрапетян.

    • НЕВРЕДНЫЙ ГИПНОТИЗЕР РОМАН БАЛАЯН
      2019-04-17 12:45
      1265

      15 апреля отметил свой день рождения один из ярких представителей советского и постсоветского киноискусства - кинорежиссёр, сценарист и продюсер, лауреат Госпремии СССР, народный артист Украины Роман Балаян.

    • ОН НАМ ПОВЕДАЛ НЕЗЕМНОЕ...
      2019-04-13 16:00
      3060

      14 апреля - день рождения Амо Сагияна, личности выдающейся, неоднозначной. В этом году ему исполнилось бы 105 лет. Но он не из тех поэтов, кого вспоминают лишь в юбилейные дни. Он поэт удивительный, редкостный, любимый всеми. Амо и при жизни стоял особняком среди личностей в высшей степени духовных, а уж ныне, когда поэтическим званием удостаивают графоманов, он и вовсе похож на неразделимую комету в армянской поэзии.