Последние новости

ПОБЕДНАЯ СЛАДОСТЬ "ВКУСА МЕДА"

Успех всегда окрыляет. А уж успех на одной из самых именитых московских театральных сцен – тем паче. Показ спектакля ереванского ТЮЗа "Вкус меда" в постановке Гора Маркаряна на сцене "Мастерской Петра Фоменко" принес немало счастливых минут нашим артистам. Но и навел на невеселые размышления.

ДЛЯ ТЕАТРАЛЬНОГО ПИЛИГРИМА ИЗ АРМЕНИИ ПОПАСТЬ В "МАСТЕРСКУЮ" - не только праздник духа, но и суровое испытание. Ведь это воплощенная формула идеального театра не только в художественном плане – трюизм о театре-храме обрел здесь высокий пафос и одновременно необыкновенно современное звучание. Так что и по возвращении молодые артисты ТЮЗа – а "Вкус меда" сплошь молодая команда – долго отходят от пережитого шока.

Сцена из спектакля ереванского ТЮЗа „Вкус меда„"Конечно, мы испытывали зависть – самую настоящую, черную - почему мы не работаем в таких условиях? – признается Гор Маркарян. - Конечно, театр просто потрясает своими возможностями – техническими и прочими, но не это главное. Там восприятие человека театра настолько резко отличается от нашего… Вот сейчас они должны приехать в Ереван, и я все время думаю, удастся ли мне хоть в какой-то мере ответить на то исключительное отношение, внимание, которое они к нам проявили".

Ведущий актер Театра юного зрителя Ишхан Гарибян не столь элегичен. "К черту разницу в зарплате – это что! Но когда с тобой носятся каждую минуту, только и думают, чтобы актеру было комфортно, и не потому, что ты гость, а потому что только так и может быть. Можешь представить бесплатный артистический буфет, куда приходят абсолютно все работники есть всякие салаты из улиток. На репетиции где-то под колосниками случайно зажглась лампочка, мы даже не заметили, а у них переполох, извиняются – помешали работе… До сих пор не могу себе простить: после спектакля в гримерку вошла женщина – что нужно постирать? Я так растерялся с непривычки, что ответил – ничего. Тут растерялась она. Теперь все время думаю, наверное, мы действительно больные, если еще работаем", - делится Ишхан.

Но хватит о грустном. "Вкус меда", так полюбившийся нашему зрителю, прошел через испытание московской театральной публикой с высоко поднятой головой. "Естественно, моей первой реакцией была невероятная радость – играть у фоменковцев! Ну а потом пришло чувство ответственности за то, что нам предстоит. А эта ответственность привела к такому напряжению, особенно уже в Москве, в театре, где каждый человек от директора до рабочего сцены – воплощенная ответственность. Это уровень профессионализма, который просто пугает. Тем более была разница в формате сцены, но в этом вопросе мы люди привычные быстро ориентироваться. Спектакль прошел действительно на одном дыхании, все было настолько динамично, что мы даже чуть раньше закончили. Правда, я был настолько напряжен, что не замечал и реакций зала, только когда пошли аплодисменты и аплодировали хорошо, я понял: это испытание кончилось. Люди подходили, поздравляли, говорили комплименты, но, честное слово, я ничего не слышал и не запомнил – никак не мог отойти", - признается Гор Маркарян.

Сцена из спектакля ереванского ТЮЗа „Вкус меда„ЕСЛИ БЫ НЕ ПЕРЕНАПРЯЖЕНИЕ, ГОР УСЛЫШАЛ БЫ, ЧТО КООРДИНАТОР Чеховского фестиваля Сергей Маилов предлагает подумать о том, что этот спектакль стоит привезти еще раз и сыграть на самом именитом театральном фестивале. Что для критика Марии Хализевой открытием стали не только армянские актеры, но и само прочтение достаточно старой и "заигранной" пьесы. Что, наконец, директор фоменковцев Андрей Воробьев признается: какими бы талантливыми и виртуозными ни были актеры их театра, такого нерва и шквала эмоций от них не добьешься. Что до зрителя, он-таки устроил овацию. А если учитывать, что в правильно коммерчески ориентированной "Мастерской" пригласительные не в чести и на двух спектаклях побывало от силы десять наших соотечественников, можно говорить о чистой победе, без "особенностей национальной охоты".

"Эта сцена обладает странным свойством. Там улетучивается всякое напряжение. И это был зритель, который особенно и не смотрел на титры и все правильно воспринимал. Я очень люблю нашего зрителя, но нельзя не признать, что там публика намного тоньше, намного подготовленнее. Мы уже привыкли к определенным реакциям, а там зал откликался совершенно неожиданно на какие-то очень тонкие вещи. С самого начала, когда прозвенел третий звонок, в зале стояла такая тишина, что нам казалось, за занавесом никого нет, и эта звенящая тишина еще больше подстегнула. Этой зрительской заинтересованности нам сегодня не хватает", - говорит исполнительница главной роли спектакля Мариам Казанчян.

Впрочем, "незаинтересованность" - это вообще. "Вкус меда" чаша сия минула. Спектакль идет на аншлагах, и зритель смотрит, затаив дыхание. "Вкус меда" действительно стал для ТЮЗа этапным. Сегодня молодые ставят много и часто – хорошо. Но среди всего многообразия постановок трудно найти вторую такую работу. Спектакль, обращенный к молодым – к тем, кому на обломках всеобщих иллюзий предстоит решать проблемы своего бытия. "Эта пьеса – одна из моих любимых и, если я скажу, что мои взаимоотношения с ней закончены, это будет неправда, - говорит Гор Маркарян. - Мне кажется, пьесы о человеческих отношениях – не о политической ситуации, не о бытовых проблемах, а именно о людях, они всегда актуальны. В нашем спектакле ведь нет никаких отсылок к 50-60 годам прошлого века. Но проблематика пьесы звучит абсолютно по-сегодняшнему".

Сцена из спектакля ереванского ТЮЗа „Вкус меда„"ВКУС МЕДА" ШЕЙЛЫ ДИЛЕНИ ЛЕТ ПЯТЬДЕСЯТ НАЗАД НЕ СТАВИЛ ТОЛЬКО ЛЕНИВЫЙ. История девушки, вернее, в начале спектакля девочки Джо – "случайного" ребенка, который стал не даром небес, но наказанием для ее матери Эллен, запутавшейся в своих мужчинах и неслучившейся карьере. Ребенок – в отсутствие любви и заботы. Потом девушка, почти готовая повторить судьбу матери. Наконец, молодая женщина, готовая защищать своего будущего ребенка – всей собой… Всю психологическую партитуру спектакля Гор Маркарян разработал с такой невероятной тонкостью, а актеры сыграли на таких пронзительных нотах и с такой амплитудой эмоций, что стоит крикнуть "браво!"

Шушан Казарян, Самвел Даниелян, Ишхан Гарибян – ребята, много и интересно играющие на сцене Театра юного зрителя, вдруг заговорили со зрителем с новой, исповедальной интонацией. А Мариам Казанчян, одаренность которой, несмотря на молодость лет, казалась делом привычным, вдруг заставила посмотреть на себя уже совсем по-иному.

"Я хочу выделить эту роль из всего того, что сыграла, потому что это была совсем особая краска в моей жизни. Я очень рада, что мне довелось поработать с Гором, - говорит Мариам. - И вообще его приход в наш театр стал очень значимым. Все ребята в этом спектакле не такие, как в других постановках. Все! Даже Ишхан, наш ведущий актер, который здесь играет эпизодическую роль, признается, что этот спектакль стал для него особенным. Каждый раз, когда узнаю, что предстоит играть "Вкус меда", у меня какое-то фантастическое чувство. Мы очень полюбили эту работу. Мне доводилось играть роли, в которых героиня борется за какие-то цели. Но этот персонаж борется за собственное "я", за выживание, за своего ребенка. Ей же всего восемнадцать лет, но она до срока повзрослела. В этой девочке есть какая-то непонятная, странная сила, которая понемногу заставляет ее почувствовать себя хозяйкой положения, своей жизни. И остаться человеком. Для меня самой эта роль стала уроком, когда понимаешь, что из любой ситуации есть выход. Можно преодолеть нужду, непонимание, одиночество. Надо только найти в себе силы".

У Гора Маркаряна и его команды нашлись силы высказаться о том, что их волнует, честно, эмоционально и взволнованно. Наверное, потому "Вкус меда" и волнует до слез.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • МИНКУЛЬТ - ИХ НЕТ ИЛИ ОНИ ЕСТЬ?
      2018-12-14 14:08
      79

      "Закон о театре примут, когда все театры развалятся" - эта цитата руководителя одного из ереванских театров стала лейтмотивом обсуждения готовящегося закона о театре, отсутствием которого стало принято мотивировать возникшие в последнее время острые театральные проблемы. Между тем они же наглядно показали, что принимать закон вообще не нужно. Потому что кому нужны законы, которые никто не стремится исполнять, и в первую очередь исполнительная власть в лице Министерства культуры.

    • В ОЖИДАНИИ ГОДО,
      2018-12-12 15:37
      340

      или "Закон о театре примут, когда все театры развалятся" Не хотелось опускаться до банальностей типа "Спасение утопающих – дело рук самих утопающих", но, видимо, без трюизма этого не обойтись. Законопроект о театре, за который в последний месяц взялось Министерство культуры, стал темой обсуждения президиума Союза театральных деятелей, в который входят все художественные руководители и директора отечественных театров. Проходило обсуждение бурно, тем более что этому способствовал возникший вокруг армянского театра бэкграунд.

    • "ПРОФЕССИЯ – ВЛЮБЛЯТЬ ЛЮДЕЙ В АРМЕНИЮ"
      2018-12-12 15:21
      350

      "Наши горы – это наш хребет, то, что нас держит", - считает он. Айк МЕЛКОНЯН - профессиональный фотохудожник и горный гид, автор многочисленных публикаций об Армении. Об Армении не из энциклопедий, не из туристических брошюр. Айк открывает "другую" Армению - страну, с которой стоит познакомиться не только нашим гостям, но и нам с вами. Передать любовь к Армении у Айка получается в каждом кадре - достаточно взглянуть на его работы. Вселять в гостей любовь к нашей стране, кажется, тоже, если судить по восторженным отзывам тех, кому он ее "открыл".

    • СТРОИТЕЛИ. СПАСАТЕЛИ. СПАСИТЕЛИ
      2018-12-07 12:41
      2110

      Героям Спитакского землетрясения посвящается За 30 лет, прошедших со дня Спитакского землетрясения, родился не один фильм - документальный и даже художественный. И у каждого были свой ракурс, своя попытка осмысления апокалипсиса, случившегося на армянской земле, свое стремление передать трагедию и героику, победу жизни над смертью. Фильм А. Нехорошева, А. Дубовицкого и Л. Иоффе "Армения: жизнь продолжается. К 30-летию землетрясения" - еще одна такая попытка.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • МИНКУЛЬТ - ИХ НЕТ ИЛИ ОНИ ЕСТЬ?
      2018-12-14 14:08
      79

      "Закон о театре примут, когда все театры развалятся" - эта цитата руководителя одного из ереванских театров стала лейтмотивом обсуждения готовящегося закона о театре, отсутствием которого стало принято мотивировать возникшие в последнее время острые театральные проблемы. Между тем они же наглядно показали, что принимать закон вообще не нужно. Потому что кому нужны законы, которые никто не стремится исполнять, и в первую очередь исполнительная власть в лице Министерства культуры.

    • В ОЖИДАНИИ ГОДО,
      2018-12-12 15:37
      340

      или "Закон о театре примут, когда все театры развалятся" Не хотелось опускаться до банальностей типа "Спасение утопающих – дело рук самих утопающих", но, видимо, без трюизма этого не обойтись. Законопроект о театре, за который в последний месяц взялось Министерство культуры, стал темой обсуждения президиума Союза театральных деятелей, в который входят все художественные руководители и директора отечественных театров. Проходило обсуждение бурно, тем более что этому способствовал возникший вокруг армянского театра бэкграунд.

    • ПРОТИВОСТОЯНИЕ
      2018-11-30 16:26
      1807

      Закон самоуправления или просто закон – что победит в "Амазгаин"? 27 ноября после согласования с Министерством культуры в лице и.о. министра Назени Гарибян приказом директора государственного театра "Амазгаин" Вигена Чалдраняна художественным руководителем театра назначен Сурен Шахвердян. Событие, выходящее за рамки "амазгаин"-контекста.

    • СКОВОРОДКА: БИТЬ ПО ГОЛОВЕ ИЛИ ЖАРИТЬ ЯИЧНИЦЫ?
      2018-11-30 16:22
      1211

      Прошли первые обсуждения Закона о театре Министерство культуры РА вынесло в повестку дня создание законопроекта о театре. Состоялось уже второе обсуждение или, как свидетельствуют очевидцы, обмен мнениями. Причем, судя по всему, обмен достаточно вялый, что вполне объяснимо. Шесть лет назад деятелям театра уже доводилось участвовать в подобных обсуждениях, и довольно бурных, которые в итоге ни к чему не привели. Есть тихое подозрение, что нынешние дебаты постигнет та же участь.