Последние новости

ТОРЖЕСТВО РОЯЛЯ

Ему всего 25. А он уже композитор, пианист, один из героев немецкого документального фильма "Русские вундеркинды", выпускник Московской консерватории. Никита МНДОЯНЦ. Ученик Александра Чайковского и Николая Петрова. Победитель VII Международного конкурса пианистов им. И.Я. Падеревского. Лауреат XIV Международного конкурса пианистов им. Вана Клиберна. Запомните это имя. Вы его еще услышите.

Беседа с Н.Мндоянцем публикуется с сокращениями.

- С чего началось увлечение музыкой?

- Я родился в семье музыкантов. Отец - профессор консерватории. Мама - пианистка. Дедушка - трубач. Так что с детства меня окружала классическая музыка. То, что я стану именно пианистом, было предопределено моими родителями. В том числе из-за практической стороны - чтобы не приобретать новый инструмент. Честно говоря, помню, что я очень хотел играть на скрипке...

Первое наиболее яркое музыкальное воспоминание у меня связано с другом отца - пианистом Валерием Афанасьевым. В четыре года я побывал на его концерте. Он играл "Макрокосмос" современного американского композитора Джорджа Крама. Это сочинение написано очень радикальным, необычным языком; кроме того, позволяет использовать элементы инструментального театра. Афанасьев играл эпатажно, использовал нетрадиционные приемы игры на инструменте. Даже на взрослого подготовленного слушателя это производило сильное впечатление...

После этого случая отец как-то летом на даче поручил моей бабушке (одной из первых учениц Мстислава Ростроповича) обучить меня нотной грамоте. Заодно вообще проверить мою музыкальность. Мне тогда было пять лет. Как рассказывают, я не очень-то обрадовался происходящему. Лето, дача, а тут нужно заниматься чем-то новым, пока что непонятным. Особого интереса я не проявил, был неусидчив. Отца, конечно, это расстроило. Однако наши занятия продолжились. В дальнейшем стало очевидно, что нотная грамота мне дается легко, главное - заставить меня заниматься. К концу лета мое отношение изменилось - я наконец проявил усидчивость. По возвращении в Москву меня отдали в подготовительный класс ЦМШ - в класс коллеги моего отца, Тамары Колосс. Так, с шести лет я весь посвящен музыке.

- Быть может, причина в том, что тебя не надо было принуждать к музыке? Обучение проходило легко и не вызывало у тебя отторжения.

- Может быть. Легко освоив техническую сторону музыки, я уже в детстве хорошо видел ее творческую сторону. Со второго класса школы я занимался композицией. Погружению в музыку способствовало то, что я должен был ходить только в ЦМШ, в которой наряду с музыкальной шла и общеобразовательная программа.

С восьми лет отец брал меня в различные поездки, в том числе заграничные. Так, в сущности, начинались мои первые гастроли, потому что я приезжал именно как исполнитель. Это было важно для моего взросления, ведь я с детства понял общую логику своей музыкальной жизни: разучиваю, выступаю, получаю отзыв. В этом был смысл, и мне это нравилось.

Я все больше втягивался в творческую жизнь. Как ученик ЦМШ, я был на виду, и вскоре на меня обратили внимание фонды, созданные для поддержки одаренных детей (такие как "Новые имена", Фонд Спивакова). Благодаря им я выступал на концертах, участвовал в ансамблях. Не менее важным было то, что программы фонда помогли сформировать круг общения, который не разрывается до сих пор.

- Когда ты написал свое первое музыкальное произведение?

- Все началось в подготовительном классе. Помню, кто-то из мальчиков сам сочинил мелодию - буквально на одну строчку. Учитель его похвалил. Мне захотелось тоже попробовать. То есть все начиналось со стремления не отстать от других. Дома я накалякал что-то, также на одну строчку. Получилось более или менее складно. Это, собственно, были мои первые шаги как композитора. У меня росла потребность фиксировать нечто такое, чего раньше в музыке не было.

Мы занимались в знаменитом 35-м композиторском классе консерватории (здесь преподавали все знаменитые советские композиторы). К Татьяне Алексеевне Чудовой часто заходил ее учитель Тихон Хренников. Однажды он пришел на мой урок. Я тогда написал сюиту "Насекомые" - маленькие минутные пьески "Жук", "Блоха", "Муха", "Стрекоза" и другие. Сыграл сюиту для Тихона Николаевича. Ему понравилось.

- На этом, надо полагать, знакомство с Хренниковым не закончилось?

- С тех пор он следил за моим развитием. Более того, в 2000 году Тихон Николаевич организовал в Большом зале консерватории концерт из своих сочинений (фортепьянных и скрипичных); исполнителями были приглашенные молодые таланты, среди которых оказался и я. Это было своеобразным повторением концерта, состоявшегося в 80-е годы, тогда среди исполнителей были молодые Евгений Кисин, Вадим Репин, Максим Венгеров. Теперь Хренников хотел представить новое поколение: Алену Баеву, меня и одного корейского скрипача.

Тихон Николаевич поручил мне играть свой второй фортепьянный концерт (именно его исполнял 16-летний Кисин). Мне было 12 лет, до выступления оставался месяц - не так-то просто в такой срок и в таком возрасте выучить новое произведение, и все же мне доверили. Мы с отцом поехали в гости к Хренникову, в его чудесную старую квартиру в Плотниковом переулке. Он меня подбодрил, дал кое-какие советы. Концерт я выучил за две недели. Хренников был доволен. Выступление на концерте стало первой вершиной в моей карьере. Это был первый выход на большой уровень. Из ранга одаренных детей я перешел в ранг представителей конкретной исполнительской школы.

- К тому времени ты уже был знаком с Николаем Петровым?

- Нас познакомил отец. Мы пришли на Остоженку - в гости к Николаю Арнольдовичу, когда мне было еще 13 лет. Я сыграл ему один из концертов Листа, какие-то пьесы и свои фортепьянные сочинения. Петрову все очень понравилось. Он сразу же обратился ко мне с критическими замечаниями, причем говорил это на таком уровне, будто я студент консерватории, а не ученик ЦМШ. Именно к Петрову я поступил в консерваторию на фортепьянный класс. Кроме того, поступил на класс композиции к Александру Чайковскому, который в свое время был студентом Хренникова.

- Если первой значимой вершиной для тебя было выступление на концерте Хренникова, то главной вершиной стало попадание в прошлом году в финал конкурса Вана Клиберна - не так ли?

- Это действительно так. По многим причинам.

- В 1977 году твой отец на этом конкурсе занял 5-е место, еще ранее твой учитель Николай Петров занял там 2-е место. Насколько тяжелым был груз такой предыстории?

- Как ни странно, на меня это совсем не давило. Более того, мне это помогало сконцентрироваться. Такая предыстория - хороший стимул. Папа волновался больше меня. Нужно понимать, что нет конкурса, на котором можно рассчитывать на стопроцентную справедливость. Объективность тут - редкое явление. Но и без этих закулисных проблем конкурс Вана Клиберна очень сложен. Огромная программа - шесть выступлений: три сольных тура, два концерта с оркестром и фортепьянный квинтет (все вместе - чистые три часа музыки).

Я самостоятельно принял решение подать заявку на конкурс Вана Клиберна. Прошел отборочный тур - для этого нужно было выехать в Ганновер. По всему миру из 100 музыкантов отобрали только тридцать; из России - пять, и я был в их числе.

Условия для конкурсантов были созданы замечательные. Нас развозили на машинах, каждому в дом привезли по новому роялю Steinway - занимайся сколько хочешь, ни о чем не думай. Не меньше впечатлило внимание общественности. Шла интернет-трансляция на весь мир. Миллионы людей следили за каждым туром. Прежде всего большой интерес к нам был в США. К конкурсу Чайковского отношение в России, к сожалению, иное...

- На конкурсе Клиберна ты прошел в финал, стал лауреатом, но победить не смог. Один из членов жюри - пианист Дмитрий Алексеев по этому поводу сказал, что у тебя в финале "все звучало слишком осторожно и от этого слишком бледно"...

- В какой-то степени меня подвело то, что 2-й концерт Прокофьева, который я выбрал для финала, не был наигран, я чувствовал себя в нем недостаточно свободно. С другой стороны, моя трактовка этого концерта явно отличается от трактовки Алексеева. Я слышал его исполнение, но не хотел как-либо подделываться. В конце концов, в музыке не бывает стопроцентно объективных взглядов. Я уж не буду говорить о том, что конкурсы вообще - чуждое для музыки явление. Однако без них сейчас молодому музыканту сложно пробиться на концертные площадки. Да, музыкальный агент может заинтересоваться исполнителем и вне конкурса, но это случается редко (так сложилась судьба Евгения Кисина, Константина Лифшица, Ефима Бронфмана).

Главное - то, что мои выступления на конкурсе получили большую аудиторию. Я выступал с известным струнным квартетом Brentano String Quarter, в финале у нас дирижировал Леонард Слаткин - такой опыт нельзя переоценить, это уже мировой уровень. Не менее важно то, что по условиям конкурса все лауреаты получили ангажемент на гастроли в США. На протяжении трех лет у меня теперь два раза в год будут свои туры в Америке. Осенью 2013-го был первый тур - я выступал и давал мастер-классы студентам в Оклахоме и Арканзасе (первый опыт преподавания, к тому же на английском языке).

- Какое направление для тебя остается главным: сочинение или исполнение? Кто ты в первую очередь: композитор или пианист?

- Сложно сказать. На данном этапе мне удается равномерно двигаться по этим двум направлениям. Я выступаю, у меня есть предложения от концертных площадок. В то же время ко мне обращаются музыкальные коллективы - просят что-то сочинить для них. Мои работы исполняют московский камерный оркестр Musika Viva под управлением Александра Рудина, ансамбль "Студия новой музыки" и другие. То есть моя музыка живет уже без моего участия, свободно путешествуя от исполнителя к исполнителю.

Беседовал Евгений РУДАШЕВСКИЙ

Литературная газета, N7 (6450), 19-25 февраля 2014 г.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • Тиран Локмагезян: Власти Турции не рискнут депортировать армян
      2019-05-18 10:41
      332

      Угроза армянству в Турции существовала во все времена, однако президент Реджеп Тайип Эрдоган и действующее правительство не осмелятся депортировать проживающих в стране граждан Армении. Об этом сказал в интервью Sputnik Армения тюрколог Тиран Локмагезян.

    • СПОРТИВНОЕ НАСЛЕДИЕ ДЕРЕНИКА ГАБРИЕЛЯНА
      2019-05-16 23:03
      751

      17 мая исполнилось 75 лет одному из самых заслуженных и известных спортивных деятелей Армении Деренику Абрамовичу Габриеляну. Пока юбиляр принимает многочисленные поздравления, давайте вспомним его славный спортивный и жизненный путь.

    • ГОАР ГАСПАРЯН - ЗВЕЗДА ВО ВСЕЛЕННОЙ
      2019-05-16 11:53
      1491

      В день, когда знаменитой Гоар Гаспарян исполнилось 80, она вышла на сцену, и это был первый ее день рождения в Ереване, который она встретила без Тиграна Левоняна, с которым прожила без малого полвека в согласии и счастье. Они даже родились в один день, только ушли в разные дни: Гоар Микаэловна – 16 мая.

    • НАШ СОВРЕМЕННИК МКРТИЧ САРКИСЯН
      2019-05-15 11:33
      1864

      На днях исполнилось 95 лет со дня рождения видного армянского прозаика Мкртича Саркисяна. Обычно, анализируя его творчество, критики особо подчеркивают военную тематику произведений писателя. Но это не совсем верно. Потому что Саркисян писал не только о войне.