Последние новости

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ВЕЛИКИЕ АРМЯНЕ! Я ПРИШЕЛ ПРОСИТЬ ВАС О ПОМОЩИ

Беседа руководителя Аналитического портала Voskanapat.info Левона МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯНА с семьей азербайджанцев, перебежавших 29 января 2014 года в Армению. Семья состоит из пяти человек: Джавид, его супруга - Ройя, и их дети - Нурай, Норман и Самуэль.

- Джавид, мы с вами встречаемся уже не в первый раз, и практически вся история вашей семьи мне хорошо знакома. На этот раз, как мы и договаривались, я хочу поговорить с вами для прессы, и прихватил с собой диктофон. Вы не передумали?

- Нет, Левон Грантович, не передумал. Это же была моя просьба. После нашей последней встречи я с нетерпением ждал вас, так как мне очень хочется рассказать всем правду о моей семье. И хочу, чтобы это сделали именно вы. Когда я прочитал в "Голосе Армении" вашу статью о нас, я понял, что автор хорошо знает Азербайджан. Да и написали вы так, что я удивился, все было изложено так точно, как будто я сам рассказал вам.

Я читал в интернете, что думают о нас в Азербайджане, там мнения разделились: одни считают нас предателями, другие оправдывают. Поэтому пусть знают правду, это поможет людям.

- Хорошо. Расскажите вначале, почему вы решили бежать из Азербайджана? И почему именно в Армению?

- Страх. Обыкновенный страх. Постоянный, ежедневный, холодный, липкий страх за детей, за семью. Я боялся, что если останусь в Азербайджане, они убьют нас. Вы же знаете, для режима Алиева ничего не стоит убить человека, много людей. Но вначале, как вы знаете, мы бежали в Норвегию.

- Откуда появился этот страх? Почему вы решили, что вас могут убить?

- Я работал в охранной компании "Бета", охранял офис Насиба Гасанова. О нем мало кто знает, но этот человек – король теневой экономики Азербайджана. К нему приезжали самые высокие чиновники Азербайджана, приезжали с какими-то чемоданами.

Джавид показывает следы от пыток – прожженные сигаретами живот, спину, руки, рассказывает, как его привязывали ремнями с электродами и били током- Кто, например?

- Например, Бейляр Эйюбов, начальник личной охраны Ильхама Алиева, он за время моей работы несколько раз приезжал, Ровнаг Абдуллаев – президент азербайджанской Государственной нефтяной компании SOCAR и другие. Всегда с чемоданами.

Однажды, в начале октября 2010 года, когда все уже ушли с работы, я, как обычно, проверял помещения, выключал свет и так далее. Сейф Н. Гасанова был открыт, и там было столько денег, сколько я видел только в кино, когда банки показывали. Вечером того дня мне позвонил знакомый – Ганимат, кажется, его фамилия Мансуров, он тоже работал в "Бете", сейчас уже переехал в Германию, и я в сердцах сказал ему, что люди в республике голодают, а эти курды грабят весь Азербайджан.

На следующий день меня вызвали в МНБ. Не дай бог врагу пережить то, что я пережил там. Меня несколько дней пытали, жгли сигаретами, били током, избивали ногами, я потом около года, извините, кровью мочился. Вылечился уже в Норвегии. (Джавид показывает следы от пыток – прожженные сигаретами живот, спину, руки, рассказывает, как его привязывали ремнями с электродами и били током).

- А что требовали от вас? Почему пытали?

- Они требовали, чтобы я назвал имена армянских родственников жены, с которыми мы будто бы поддерживали отношения. У меня жена на четверть армянка, ее дедушка по матери – Давид Мирзоян. Говорили, что мы шпионим в пользу армян. А я этих родственников не знаю, да и жена уже много лет не поддерживала с ними отношений, в Азербайджане это опасно.

В один момент я понял, что сердце не выдерживает, думал, умру, и сказал им об этом. А следователь Шахин по фамилии Джаббаров или Джабиев, сейчас точно не помню, мне ответил: "Ничего, умрешь, бросим на Зыхской дороге, потом напишут, что под автомобиль попал". Вы знаете, потом, когда я читал, что на трассе кого-то задавила машина (а это бывает почти каждый день), я всегда вспоминал этот ответ. Для них нет ничего святого, и мне кажется, что многие люди, "попавшие под машину" на ночной трассе, на самом деле были убиты в МНБ или полиции.

- И чем закончились эти пытки?

- Я честно скажу, я сломался. Это было невыносимо, я был уверен, что умру. Кроме того, они сказали, что приведут сюда мою жену, она тогда была беременной, и заставят ее "признаться". И я согласился подписать любую бумагу. Я даже не знаю, что я подписал. Потом мне следователь сказал, что я обязался сотрудничать с ними, поддерживать связи с родственниками жены, узнавать их планы и так далее. После этого меня отпустили, но затем постоянно звонили и продолжали угрожать. И тогда мы решили убежать.

Мы купили поддельные визы в Норвегию, есть в Баку человек, который чуть ли не открыто занимается этим, и уехали в Россию, а оттуда в Норвегию.

- А почему вернулись?

- Нас депортировали. Несмотря на то, что в Норвегии у нас родились наши младшие дети. Наш адвокат, чудесный и очень добрый человек, сказал нам, что он ничем не сможет нам помочь. "Ваша правда против Алиева и нефти Азербайджана проиграет. Норвегия не захочет портить отношения с Азербайджаном, а Баку требует вашей депортации". Он очень старался нам помочь, даже денег не брал с нас за дополнительную работу, но у него ничего не вышло.

Когда мне сказали, что в течение 7 – 10 дней нас депортируют в Азербайджан, я был в отчаянии. Я им сказал, что убью себя, просил, чтобы хотя бы детей не отправляли, пусть меня одного депортируют. Тогда мне сказали, что детей отправят, а меня, если я еще раз заговорю о самоубийстве, отправят в психлечебницу. И утром в шесть часов пришли за нами. Думали по дороге убежать, но не получилось. Кроме того, в Норвегии просто не верили моим рассказам, они по себе судили, по своей стране, и не могли представить, что в Азербайджане могут происходить такие чудовищные события.

Семья состоит из пяти человек: Джавид, его супруга - Ройя, и их дети - Нурай, Норман и Самуэль- А как в Азербайджане узнали, что вы находитесь в Норвегии?

- Я сам не знаю. Но они знали. На второй день, когда мы были в Норвегии, в Каспере, я лежал в постели, плохо себя чувствовал после пыток, меня вызвали во двор. Я с трудом оделся и вышел, там были пять человек, два азербайджанца и три чеченца. Их шеф, плотный, накачанный, небольшого роста человек, спросил у меня: "Ты азербайджанец?". Я ответил: "Да". "Я – Идрис, сын брата Бейляра Эйюбова, курд", - сказал он.

Потом он начал угрожать мне – у тебя в Азербайджане остались близкие люди! Я ответил, что меня не волнует их судьба. А в это время моя старшая дочка, поддерживаемая женой, стояла на подоконнике, стучала в окно и звала меня: "Папа, папа!". Идрис кивнул на окно и сказал: "Их судьба тоже не волнует тебя?" Он отвернул полу куртки, там висел пистолет, и сказал: "В Норвегии даже полиции не разрешается носить оружие, а нам – можно. Ты подумай о себе. Прикажу чеченцам, и завтра твой труп найдут в мусорном ящике. И семью твою уничтожим. Так что, держи язык за зубами". Он также сказал, что знал о моем приезде заранее.

Честно скажу, я испугался. Это – убийцы, и у них длинные руки. Больше я этого Идриса не видел, нас отправили в городок за несколько сот километров от Осло, но все равно, боялся за детей. Я понимал, что им известно, где мы находимся.

- Почему Идрис подчеркнул, что он – курд?

- Когда он так представился, я сразу понял, убедился в том, что они знают о моем телефонном разговоре с Ганиматом. Он так и назвался, с вызовом: "Я сын брата Бейляра, курд!" И пытали меня в МНБ именно поэтому.

- А после депортации вас не беспокоили в Баку?

- Первые две три недели нет. А потом позвонили, вызвали на встречу, которые стали повторяться. Все время подчеркивали, что нам от них никуда не деться. Но мы уже твердо решили убежать в Армению.

- А почему в Армению? В Азербайджане государственная пропаганда рисует образ армянина как кровопийцы. Вы не боялись приехать сюда? И как вам удалось добраться до Армении?

- Вы даже не представляете, какая в Азербайджане пропаганда ненависти к армянам. Это – страшно. Начиная с детских садиков и школ, в вузах, газетах, по телевидению. Каждый день и каждый час. Это – настоящая ломка психики. В Азербайджане бывает много самоубийств, но, наверное, самый быстрый способ умереть, это сказать в городе, что я – армянин. "Или обратиться словом "ахчи" (просторечное обращение к армянке – ред.), - прибавляет жена Джавида, Ройя.

В Армению мы решили бежать потому, что это – единственное место, куда руки Алиева не могут достать, как вы правильно написали в своей статье. Мы понимали, что в Европе у них везде есть свои убийцы – "идрисы". А Армения – недоступная для них страна, и ненависть к армянам у них от бессилия. Поэтому и выбрали Армению. Кроме того, сказалось воспитание моего отца, который всегда с большим уважением говорил об армянах.

- А может, Ройя так решила?

- Мы вместе так решили. И уже убедились, что это был единственно правильный выбор. Вы знаете, за несколько последних лет мы впервые избавились от страха. Спокойно живем, общаемся с соседями, ходим по магазинам, разговариваем с людьми. Ереван – город мирных людей, а армяне – добрые и отзывчивые люди с большим сердцем. Мне еще отец говорил: хочешь жить спокойно и достойно, имей армянина соседа. Армянин никогда не бросит в трудную минуту, всегда окажет помощь. Отец называл армян солью земли.

- Джавид, вы должны хорошо помнить январь 1990- года…

- Конечно, помню. Это был самый настоящий кошмар. В наш двор ворвалась огромная толпа, вооруженная палками, железными прутьями, топорами. Они пришли к квартире дяди Акопа, он на пятом этаже жил, начали дверь ломать. Но мой отец взял топор и вышел, с двумя соседями, им навстречу. Отца все знали, он был учителем физкультуры, бывший акробат. Он сумел развернуть толпу обратно, хотя некоторые из них оскорбляли отца. Потом отец привел к нам домой дядю Акопа и его жену, тетю Нелли, они у нас неделю или немного больше жили.

- Какой у вас адрес был тогда?

- Бывший поселок Разина, сейчас – Бакиханова, улица Олега Кошевого, теперь – Рамиза Гамбарова, дом 10, квартира 28. А дядя Акоп и тетя Нелли жили в квартире 34. Третий подъезд, пятый этаж, квартира 34.

- Хорошо, вот вы сейчас в Армении, живете спокойной жизнью…

- Да, именно спокойной. Дети играют на улице, сыты, обуты, одеты. Мы избавились от страха за детей, за свою жизнь. Посмотрите сейчас на моих детей: веселые и счастливые. Раньше они были лишены этого. Я хочу, чтобы дети были в безопасности, я хочу видеть, как они растут. В Азербайджане у меня этой уверенности не было, а здесь есть. Враги азербайджанцев не армяне, как там пропаганда учит, а клан Алиевых. С первого шага по армянской земле я ни разу ни от кого не слышал грубого слова, никто на нас косо не посмотрел. Мы как будто к друзьям приехали.

- А пропаганда в Азербайджане совсем иное говорит.

- Вы знаете, у моего брата жена из Армении. Я у нее спрашивал, когда вы покидали Армению, вам кто-нибудь грубое слово говорил? Она говорит – нет. А почему у тебя такая ненависть к армянам. Вас не обидели, не убивали, а то, как армяне покидали Баку – весь мир знает.

- У вас с братом напряженные отношения?

- Да. Он когда узнал о моих проблемах, сразу отвернулся от меня. Они с матерью, не знаю, каким образом, отняли мою квартиру, когда я был в Норвегии, переписали купчую на брата. Когда меня депортировали из Норвегии, я приехал и остался на улице. Мать моих детей армянскими ублюдками называла, и не принимала их. А потом, после моей депортации, мать несколько раз вызывали в МНБ. Тогда брат вызвал меня и сказал, что если мать обидят, то он меня зарежет. В общем, отношения были плохими. Сейчас мать говорит азербайджанским журналистам, что я был тунеядцем, что она всегда помогала мне. Но это неправда. Я с 14 лет сам себя обеспечиваю. Вот мои бейджики, где я работал (показывает несколько бейджиков разных фирм). Плюс к тому, я еще частным извозом занимался.

- Хорошо, не будем о грустном. Какие у вас планы на потом?

- Я не знаю. Я хотел бы остаться жить в Армении, но это от нас не зависит. В любую страну, в Европу, в Россию, только не в Азербайджан.

В разговор вмешивается Ройя: "Мы очень боимся, что нас депортируют в Азербайджан. Скажите, может Армения вернуть нас обратно? Это будет смертельный приговор всей нашей семье. Мы доверились армянскому государству и армянской власти".

Пытаюсь успокоить ее, объяснить, что такое невозможно, что в Азербайджан их не вернут, словом, стараюсь успокоить мать трех детей. Говорю: - "Армения – не Норвегия, нам хорошо известны царящие в Азербайджане нравы".

- Скажите, Ройя, а у вас есть знакомые армяне в городе? Пропаганда Азербайджана утверждает, что в Баку проживает 30 тысяч армян.

- Нет, знакомых армян у меня не было. Но эта цифра – фантастика. Если и есть несколько десятков или сотен армянок, в свое время вышедших замуж за азербайджанцев, то они все скрываются, меняют имена, фамилии, документы, не выходят из дома. Как моя мать, например. Она долгие годы работала медсестрой, но ей даже пенсию не выплачивают. Мама была Аллой Давидовной Мирзоян, после замужества – Алиева. Когда в Баку начали преследовать армян, она поменяла имя и отчество, стала Алия Давут гызы. Но ничего уже не могло помочь. Когда мама обратилась за пенсией в собес, ее оттуда просто выгнали и пригрозили позвать полицию, если она еще раз обратится к ним.

- А вас попрекали тем, что вы на четверть армянка?

- Вы знаете, мне даже аттестат не выдали, хотя я армянского языка совсем не знаю. Мне удалось добиться встречи с директором, он мне сказал, или заплати тысячу долларов, или жалуйся куда хочешь. Это было в 2000 году, и у нас таких денег просто быть не могло.

- А вы какую школу заканчивали?

- Я сначала училась 7 лет в музыкальной школе имени Бюльбюля, а последние три класса в Азербайджанской гимназии искусств.

И в школе и в гимназии мне было очень трудно, каждый мог показать пальцем и сказать: "вот она – армянка". Это был полный беспредел.

Джавид: Когда я хотел жениться на Ройе, моя мать была резко против. Она говорила мне, что у меня будут проблемы, так как в Азербайджане всех армян держат под колпаком.

Вы не представляете, какая там ненависть к армянам. У нас когда дочь, Нурай, родилась, отец с Джавидом пошли получать метрику, они после моей фамилии, в графе „национальность„ поставили прочерк. Джавид требовал, чтобы написали национальность, но работники ЗАГС-а ответили, что не имеют права: „У нее мать армянка„. А этот прочерк – черная метка, которая уже ложится на судьбу дочки.- Ройя, а почему вы поменяли свое имя? Вас же раньше Рена звали?

- Потому и поменяла, что хотела закончить со школьным прошлым. Хотела забыть весь этот кошмар. Вы не представляете, какая там ненависть к армянам. У нас когда дочь, Нурай, родилась, отец с Джавидом пошли получать метрику, они после моей фамилии, в графе "национальность" поставили прочерк. Джавид требовал, чтобы написали национальность, но работники ЗАГС-а ответили, что не имеют права: "У нее мать армянка". А этот прочерк – черная метка, которая уже ложится на судьбу дочки. Джавид и мой отец требовали, чтобы вписали национальность, но ничего не вышло. Так что у меня стоит прочерк. От них не спрятаться. Это – убийцы. Я боюсь, что они нас и здесь достанут.

- Вы преувеличиваете возможности Ильхама Алиева. Его идрисы – иблисы вас здесь не достанут. Теперь они могут только молча ненавидеть вас.

- Это все идет от политики Гейдара и Ильхама Алиевых. Они насаждают ненависть к армянам, страх и ненависть друг к другу. Ильхам Алиев – преступник! Вы бы знали, сколько в Азербайджане самоубийств, сколько людей вешаются, бросаются с моста, стреляются в армии. Джавид тоже пару раз от отчаяния хотел покончить с собой перед посольством Норвегии. Но все, слава Богу, закончилось. Ильхам Алиев – преступник и убийца. Всех сажает в тюрьму, а его первого надо посадить.

- К сожалению, его пока не посадят. К счастью, его руки до вас больше не дотянутся.

Джавид: Вы знаете, я благодарю Бога за то, что встретился с вами. Есть человек, который нас понимает. Я разговариваю с сотрудником ООН и вижу, что он меня не понимает. Просто не понимает, так как не может представить, что творится в Азербайджане. А вам все хорошо известно.

- Джавид, расскажите, как вам удалось добраться до Армении? Непросто, наверное, было.

- Конечно. Мы никак не могли решить, каким путем добраться до Армении. Сначала думали, через Казах, пешком перейти границу, но потом испугались: минные поля и так далее. Я на 100% уверен, если бы азербайджанские пограничники увидели нас там, они бы застрелили нас, несмотря на то, что с нами были дети. Поэтому решили через Грузию.

28 января мы сели на поезд до Тбилиси. На границе азербайджанский пограничник расспрашивал нас, куда мы едем и зачем. Я сказал, что едем в Тбилиси, лечить ребенка. Я импровизировал, старался вести себя нахально, так как знаю характер азербайджанских таможенников и пограничников. Он спросил, где я работаю, и я ответил – в администрации президента. На вопрос – в каком управлении? – ответил: "В управлении по связям с общественностью". "А кто ваш начальник?" - спросил он, и я ответил: "Идаят Оруджев". Он посмотрел в мой паспорт и пропустил нас, даже чемоданы не открыли, наверное, подумал, что родственник, так как я тоже – Оруджев.

- Но ведь Идаят Оруджев является председателем государственного комитета Азербайджана по работе с религиозными образованиями.

- Просто я уже не знал, что отвечать, а он услышал это имя и пропустил нас. Так мы приехали 29-го в Тбилиси, а оттуда на такси добрались до Баграташена. Сначала грузинские пограничники удивились, и опять мы испугались, что нас не пропустят, но потом все же пропустили, мол, ваше дело, сами разбирайтесь. Вот так мы прошли к армянским пограничникам.

- И как вы представились?

- У меня в руках были все наши паспорта. Я зашел в комнату, положил паспорта на стол и сказал: "Здравствуйте, великие армяне! Я пришел просить вас о помощи и защите". Они сильно удивились, потом пригласили нас пройти. И тогда я понял: мы спасены.

Вот и вся история Джавида и его семьи. Или только начало истории. Они вверили свою судьбу армянскому государству, нашли у нас спасение. Надо признать, это был мужественный шаг. Плохо продуманный, конечно, и в том, что им удалось добраться до Армении, есть большая доля везения. В таких делах импровизация – плохой сообщник. С другой стороны, я понимаю, что у них просто не было времени продумать все до конца. Иначе не назвал бы Джавид имя Идаята Оруджева как главы управления по связям с общественностью администрации Ильхама Алиева. Джавиду и Ройе повезло, что на таможне в Азербайджане работают безграмотные люди, но все могло закончиться печально. Теперь их судьба зависит от нашей страны, и я считаю, что Армения должна сделать все возможное, чтобы обеспечить их безопасность. Неважно, в какой стране. Важна вера в армянский народ и, конечно, судьба маленьких безвинных детей.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ЧОБАН МЕЖДУНАРОДНОГО СТАНДАРТА
      2015-07-17 15:46
      1653

      Азербайджанское государственное агентство АзерТАдж 18 июля опубликовало сообщение о подписании меморандума о взаимопонимании по подготовке специалистов университетом ADA (Дипломатическая академия Азербайджана) и Министерством сельского хозяйства Азербайджана. Дипломатическая академия Азербайджана будет готовить специалистов для Министерства сельского хозяйства.

    • АСКЕР ОГЛУ И В ПОДМЕТКИ НЕ ГОДИТСЯ ИДРИС ОГЛУ
      2015-07-17 15:40
      2587

      13 июля в Баку состоялось заседание кабинета министров Азербайджана, в ходе которого с обширной речью выступил президент этого образования Ильхам Алиев. В своем выступлении И. Алиев подверг жесткой критике практически все министерства, за исключением силовых: он ни слова не молвил о работе министерства по чрезвычайным ситуациям, министерства национальной безопасности, министерства внутренних дел и министерства обороны.

    • НАПАДЕНИЕ НА ПРАВОСЛАВНОЕ КЛАДБИЩЕ В БАКУ
      2015-07-13 15:09
      2131

      Месть христианским могилам В ночь на 5 июня в столице Азербайджана на православное кладбище поселка Сабунчи состоялось нападение вандалов. Совершилось двойное святотатство, ибо на этот раз были разрушены не только надгробные камни христиан – жителей Баку, но и, как указано в письме в редакцию, "разрушены надгробные плиты на братских могилах".

    • ПРОЗРЕНИЕ СПУСТЯ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА
      2015-07-08 12:42
      1523

      Между двумя одиозными фигурами пропагандистской обоймы Азербайджана развязалась нешуточная война. Начал ее, насколько нам известно, прозванный соплеменниками муллой Гапоном и широко известный под этой кличкой главред портала хаккин.аз Эйнулла Фатуллаев, неожиданно обрушившийся на депутата Милли меджлиса Азербайджана Расима Мусабекова оскорбительной публикацией.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ