Последние новости

МИНЭКОНОМИКИ ПОДДЕРЖИВАЕТ РЭКЕТ

Доктор химических наук, профессор, член Нью-Йоркской академии Акоп МАТНИШЯН был в той самой когорте ученых, кто начал развивать в стране, тогда еще именовавшейся СССР, направление органических полупроводниковых материалов, ставших в XXI веке одним из наиболее перспективных. Область принтерного нанесения наноразмерных полупроводниковых пленок, которые он получал еще в 90-х, ныне самая передовая из современных технологий, основанная на новой электронике.

ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ ВСЕГО, ЧТО СДЕЛАЛ АКОП АГАРОНОВИЧ МАТНИШЯН за почти 50-летнюю деятельность, займет не одну страницу. Не вдаваясь в дебри науки, скажем лишь, что занимался он вопросами военно-промышленного комплекса, разрабатывал составы твердотельного ракетного топлива и материалы, поглощающие высокочастотные радиоизлучения для маскировки и защиты воздушных и наземных систем. А еще он автор ряда технологических разработок по получению новых, ранее неизвестных высокоэнергетических полимеров, пригодных для взрывчатых веществ и ракетного топлива на базе местного сырья. Более половины из его 65 патентов строго засекречены. Нет смысла говорить - и так ясно, что работы его представляют огромный интерес для страны.

Это предыстория, теперь перейдем к самой истории, побудившей нас взяться за статью. Не углубляясь во все подробности ("ГА" в статье "Вечный двигатель и вечный тормоз" от 5 октября 2013 года уже рассказал обо всех перипетиях дела), напомню лишь главные аспекты. В 2012 году Ереванский институт оптико-физических измерений, где в то время работал Матнишян, по решению правительства был объединен с Национальным институтом метрологии. Получив одобрение направлений исследований от директора НИМ и разрешение Государственного комитета по науке, Акоп Агаронович перевел свое госбюджетное финансирование (порядка 10 миллионов драмов) в Институт метрологии, в состав которого вошел с созданной им еще в начале 70-х годов XX века уникальной лабораторией, где собраны в течение десятилетий ценные реактивы и аппаратура.

Однако выделенная ученому госкомитетом адресная сумма на зарплату и расходы, необходимые для выполнения темы, новая дирекция отдавать не спешила. Чтобы не срывать работы, Матнишян, согласовав опять-таки вопрос с директором, одолжил институту свои кровные деньги на выплату зарплат сотрудникам лаборатории. Предыдущий директор института А. Варданян, использовавший предназначенные Матнишяну и его лаборатории тематические средства на нужды института, обязался возвратить их в течение двух месяцев, следующий директор - В.Саакян практически ничего не заплатил. Ни тематические, ни личные деньги ученому не возвратили. Обращения в дирекцию: "Прошу не препятствовать выполнению научных разработок с государственным финансированием, имеющих не только экономическое, но и оборонное значение и вернуть деньги для завершения этих работ" - шли одно за другим. Однако тщетно.

А когда Матнишян пригрозил, что за невыполнение дирекцией института договора по тематическому финансированию будет вынужден обратиться в суд, последовал приказ о его увольнении и роспуске лаборатории. Задним числом.

НИЧЕГО НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД ОСОБО ЭКСТРАОРДИНАРНОГО НЕ ПРОИЗОШЛО. В аналогичной ситуации, бывало, оказывались ранее и научные работники других институтов. Одни смирялись, другие настраивались на отъезд, третьи боролись до конца. Матнишян предпочел борьбу и обратился в Министерство экономики, в чьем ведении находится Институт метрологии, с требованием восстановить справедливость, признать приказ недействительным, выплатить бюджетные деньги и разрешить перевести не принадлежащие Институту метрологии оборудование и материалы лаборатории в другой институт, где бы он мог продолжить свои научные разработки. Казалось бы, все просто: два директора, административно и юридически ответственные по договору за законность финансовых расходов, не полностью выплатили деньги за выполнение грантовой работы, ссылаясь на какие-то нарушения в документации, которую, кстати, сами же и оформляли. Разрешить ситуацию при желании было не сложно, тем более что все документы, содержащие договорные обязательства и расписки, находятся в полной сохранности.

Однако после долгого молчания Минэкономики сообщило Матнишяну, что проведен аудит, результат которого пока изучается. Убедившись еще раз, что объективность - понятие субъективное (с момента аудита прошел год), и расценив ответ как требование начальства о безоговорочной капитуляции, Матнишян решает обратиться к руководству страны. Пишет письма в аппарат президента, самому президенту и премьер-министру. Ответы следуют незамедлительно, из аппарата президента сообщают, что письмо направлено в Министерство экономики, из аппарата премьер-министра, что оно переслано в Комитет по науке. Спустя небольшое время из аппарата премьер-министра Матнишяну была переслана и копия ответа Комитета по науке о том, что решение подобных вопросов не их компетенция.

И тогда ученый сам отправился по инстанциям, дабы разъяснить формально подошедшим к его письмам сотрудникам, что речь идет о закрытии научной темы, имеющей весомое значение для обороны страны. 1 грамм органического полупроводника на внешнем рынке стоит десятки тысяч долларов, он во много раз дороже золота, а при нашей экономике, при отсутствии ресурсов и простое промышленности, создавать материалы для органических наноразмерных полупроводников - это то, что сам Бог велел. По предварительным подсчетам, выпуск лабораторных партий полученных полимерных полупроводников может без дополнительных вложений принести в год свыше пяти миллионов долларов. Матнишян надеялся, что, если потребовать ответить на поднятые вопросы, что-то может и сдвинется с места. Увы.

...Сейчас вердикта суда ждут три иска Матнишяна. Один иск о незаконном увольнении, второй - о невыплаченном государственном финансировании и третий - о невозвращении личных средств ученого. Общая сумма составляет порядка 5 млн драмов, вместе со штрафом - почти 11 миллионов драмов.

"ДЕЛО НЕ В ДЕНЬГАХ, - ГОВОРИТ МАТНИШЯН. ПРОСТО К КОНЦУ ЖИЗНИ мне захотелось понять, есть ли какая-то вероятность у человека добиться в нашей стране справедливости, сохраняя достоинство. Я предвидел все трудности. Знал, что в борьбе с этой структурой шансы мои ничтожны. Но отступить не мог. Наверное, я идеалист, потому что считаю, что каждая инстанция должна выполнять свои функции и на каждое обращение должен следовать адекватный ответ". И еще он считает, что на самом деле причиной увольнения стали не невыплаченные деньги, ничтожные по сравнению с прибылями института, а то, что этот инцидент был воспринят как инакомыслие. Специфика института не допускает даже малейшей критики.

Сегодня автора 350 научных трудов, ученого, чью биографию постоянно помещают в ежегодно выходящий Всемирный том Who is who in the world, беспокоит судьба разработок, которые могут остаться невостребованными, а также судьба самой лаборатории, уже год, как закрытой. Он готов передать ее тем, кто действительно будет использовать ее уникальное оборудование и реактивы, стоимость которых исчисляется в миллионах, а не станет все это продавать. Говорит, что ему 73 года и он и не сможет восстановить утраченный потенциал.

...Во внутренних "разборках" нельзя становиться на чью-то сторону - будешь крайним, но и безразличным оставаться тоже нельзя - противостояние Матнишяна и дирекции Института метрологии давно переросло институтские рамки, перестало быть личным конфликтом ученого и института. Все гораздо глубже. История доктора химических наук, профессора Акопа Матнишяна возвращает нас к одному из самых больных вопросов в нашей жизни - бессилию пробиться через равнодушие тех, кто должен был бы разобраться в ситуации, а не переадресовывать обращенные к ним письма лицам и учреждениям, непосредственно замешанным в конфликте.

Понятна и политика института, решившего, что судебное разбирательство предпочтительнее. По всей видимости, суд для них всего лишь инструмент для достижения цели, ведь в истории отечественного судопроизводства последних лет вряд ли найдется прецедент, когда рядовой гражданин выиграл бы процесс против солидного учреждения. Тем более когда к борьбе с бунтарем-одиночкой подключен целый юридический аппарат, пять юристов. Сам же факт того, что разрушена важная тематика, направленная на укрепление и развитие страны, скорее всего, так и останется за кадром.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТЕРРИТОРИЯ ЗОЛОТЫХ РУК
      2018-10-17 15:31
      515

      В том, что в Армении много "золотых" рук в очередной раз убеждаешься, побывав в Центре народного искусства им. Ованнеса Шарамбеяна. В этом уникальном очаге культуры своеобразной этнической среды хранятся лучшие произведения народных мастеров нашей страны. В экспозициях работы, выполненные представителями самых разных профессий, людьми, для которых создание этих прекрасных изделий - увлечение, ставшее смыслом жизни.

    • ПАМЯТИ АНТОНИНЫ ПОВЕЛАЙТИТИ- МААРИ
      2018-10-08 16:06
      2246

      Не стало Антонины Михайловны Повелайтити-Маари, вдовы писателя Гургена Маари, члена Союза писателей Армении. Она была сильным, гордым, неординарным человеком, сохранившим, несмотря на годы, неиссякаемый интерес к жизни, людям. Из тех могикан, кто грудью отстаивает свои интересы, встречает удары судьбы с открытым забралом. Ее книги-воспоминания издавались в разных странах, с интересом воспринимались в диаспоре. А живые, теплые, берущие за душу небольшие рассказы не раз печатались на страницах нашей газеты.

    • ПРЕДМЕТ СОТРУДНИЧЕСТВА - АРМЯНО-КЫПЧАКСКИЕ РУКОПИСИ
      2018-10-01 16:16
      4411

      В минувшую пятницу в Институте древних рукописей -Матенадаране прошла научная конференция на тему "Работы казахских и армянских ученых в исследовании армяно-кыпчакских памятников письменности".

    • НАШИ РАЗРАБОТКИ ЖДУТ ПРИМЕНЕНИЯ,
      2018-09-24 12:03
      6196

      говорит в интервью "ГА" руководитель лаборатории Института химической физики НАН РА доктор технических наук Седа ДОЛУХАНЯН - Седа Кареновна, ваша лаборатория высокотемпературного синтеза и технологий неорганических соединений известна инновационными предложениями. Чем вы занимаетесь сегодня?






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ