Последние новости

"ПОВЫШЕНИЕ ТАРИФОВ НЕ БЕДСТВИЕ, ЕСЛИ ЕСТЬ РОСТ ЭКОНОМИКИ", -

заявил в интервью "ГА" кандидат экономических наук Юрий ГАВРИЛЕНКО

- Г-н Гавриленко, каких социально-экономических последствий, по-вашему, можно ожидать от подорожания в Армении электроэнергии?

- В социальном плане подорожание, естественно, пребольно ударит напрямую по населению, особенно по малообеспеченным и необеспеченным его слоям. Увеличится инфляция – правда, не на 10%, как иногда озвучивается, а на меньший процент. Но некая инфляция будет обязательно. Кстати, когда говорят, что электроэнергия подорожала на 10%, это не совсем верно. На самом деле цифра больше, потому что мы берем верхний тариф, то есть 38 драмов за 1 кВт/ч и те 3,85 драма, на которые имеет место повышение. Но у нас же есть еще нижний тариф для крупных потребителей. Сам тариф меньше, но ведь и там подорожание произошло на 3,85 драма. Стало быть, цена повысилась больше чем на 10%, и это надо осознавать. С точки зрения воздействия на экономику эффект может быть один: цены поднимутся как минимум на тот процент, который в себестоимости той или иной продукции занимает электроэнергия. Возможно, увеличится потребление газа. Там, где имеет смысл, скажем, для обогрева больше употреблять газ, люди перейдут на более активное употребление голубого топлива.

- Но ведь и газ год назад подорожал…

- Нет, я имею в виду исключительно сегодняшнюю ситуацию, связанную с сегодняшним повышением цен на электроэнергию. В плане же долгосрочных отрицательных последствий речь идет фактически о том, что мы движемся в направлении отказа от наиболее технологичного энергоносителя. Электроэнергия куда более технологичный энергоноситель, чем любые другие, будь то газ, нефть или уголь. Если потребление электроэнергии у нас увеличивается в цене, значит в определенном смысле мы от него отказываемся, что с точки зрения будущего развития экономики не может рассматриваться как положительный факт.

- А как насчет утверждений, что, дескать, другого выхода не было и подорожание имело место исключительно "из соображений безопасности армянского потребителя"?

- Не знаю, что значит "из соображений безопасности", однако суть в том, что в краткосрочной перспективе, скорее всего, другой альтернативы действительно не было. Давайте посмотрим на ситуацию беспристрастно. Как мы работаем с Ираном? Мы получаем оттуда газ, производим электроэнергию и три четверти этой электроэнергии передаем обратно, а одна четверть остается нам. Под это дело работает Ереванская ТЭЦ мощностью немногим больше 200 МВт. Вот если бы таких станций было в 5 раз больше, то, естественно, этой дешевой электроэнергии, этой самой четверти у нас было бы больше. Вот над чем можно было бы работать и за пару лет достичь результатов. К сожалению, на сегодня других альтернативных источников, которые возможно более или менее быстро ввести в эксплуатацию, в Армении нет.

При всех минусах Армения довольно эффективно использует свои водные ресурсы. Я бы даже сказал, сверхэффективно, ибо зачастую эксплуатация малых ГЭС уже приводит к отрицательным экологическим последствиям. Тем не менее с точки зрения использования возобновляемых энергетических источников (а ГЭС - возобновляемый источник) страна находится на хороших позициях. Можно построить еще пару крупных станций, но, повторюсь, это дело времени. Поэтому в краткосрочной перспективе особых альтернатив и не было. Подорожание на 3,85 драма – объективная цифра. Можно было бы сократить до 3 драмов, но и только. Здесь дело не в безопасности, а в необходимости обеспечения безостановочного электроснабжения.

У нас функцию поддержания работоспособности выполняет, как известно, Разданская ТЭЦ, очень неэффективная в плане производства, своего КПД. Но она поддерживает устойчивость системы. На самом деле объективно цены на электроэнергию нужно было повышать еще 2 года назад. И тогда у всей системы не было бы проблем в виде бреши в 27-30 млрд драмов (по моим оценкам), которая частично покрывается пресловутыми 3,85 драмами. В то время повышение цен не имело места, скорее всего, из-за выборов. Но ситуация уже тогда складывалась аховая…

- Но если у государства возникает объективная необходимость в повышении тарифов, разве не должно оно параллельно работать над реализацией масштабных социальных программ, призванных по крайней мере смягчить финансовый удар для населения, обезопасить его от финансовых трудностей? Ведь в стране, где бедность, по официальным данным, выше 30%, подобное, пусть даже объективное, подорожание – настоящее бедствие.

- Вы абсолютно правы. Суть в том, что вопрос тарифов решается независимым органом. Во всяком случае на бумаге Комиссия по регулированию общественных услуг - полностью независимый орган. Организации, скажем, в сфере энергетики подают заявки в КРОУ на изменение тарифов (подобные заявки подаются, как мы знаем, раз в год). Государство, конечно, должно быть в курсе, что происходит, какие будут заявки. С самого начала у правительства должны быть предусмотрены резервные варианты решения социальных вопросов по поддержке населения в случае повышения тех или иных тарифов. И эти процессы должны идти одновременно.

Другой актуальный вопрос – насколько правильно направляется социальная помощь. Проблема бедности в Армении выглядит очень неоднозначно. Можно сказать, что у нас 40% бедных, а можно озвучить и цифру в 60%. Цены у нас, знаете ли, европейские, чего не скажешь о зарплатах. И люди, получающие по нашим меркам довольно высокие зарплаты, могут испытывать серьезные трудности даже при не очень значимом повышении тарифов. И в данном контексте социальная помощь государства должна быть намного шире, чем это мы видим сейчас. Но опять же возникает вопрос: если финансовые возможности государства ограничены, где же взять средства? Не с воздуха же. Оно все равно будет получать их с граждан. То есть возникает необходимость перераспределения.

Конечно, государство должно обеспечить социальную поддержку населения в условиях повышения тарифов, скажем, на электроэнергию. Но для того чтобы взять соответствующие средства, надо кому-то увеличить налоги. Или сократить какие-то затраты. Впрочем, возможно даже сократить налоги, но это очень большой риск. Вы можете сократить налоги, а ваша экономика не вырастет настолько, чтобы покрыть финансовую брешь. Посему это весьма сложный вопрос, связанный, скорее, с вопросом доверия к экономической системе Армении со стороны инвесторов. Если будет это доверие, будет рост экономики, повышения тарифов не станут восприниматься как катастрофа. А пока роста нет. Потому что нет доверия, причем его нет вне зависимости от уровня налогового бремени. В самых мощных государствах, где высок уровень инвестиций, налоговое бремя выше, чем в Армении. Но деньги текут именно туда, а не к нам. Ибо, кроме всего прочего, в странах, где нет недостатка в инвестициях, решены вопросы рисков. В Армении они решены крайне слабо. И над этим надо серьезно работать…

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • НЕ "CAMP CAMP" НАДО ОБСУЖДАТЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ
      2019-02-21 14:45
      993

      "Корень проблем взаимоотношений России и Армении - недостаток внятных двусторонних проектов", - отметил в интервью "ГА" публицист Денис ДВОРНИКОВ.

    • КОМАНДОС: "ТО, ЧТО Я УВИДЕЛ, ПОДТВЕРДИЛО: АРЦАХ ХОТЯТ УНИЧТОЖИТЬ…"
      2019-02-21 13:49
      5925

      Вчера мы отмечали День возрождения Арцаха. 31 год назад, 20 февраля 1988 года, состоялась историческая сессия Нагорно-Карабахского областного Совета народных депутатов, предопределившая государственную независимость Карабаха.

    • ЛЮБОВЬ, "ПОЩЕЧИНЫ", РАЗОЧАРОВАНИЕ…
      2019-02-20 12:51
      1398

      "Эйфория в обществе постепенно сменяется дисфорией", - констатирует в интервью "ГА" психолог Карине НАЛЧАДЖЯН

    • Диана ГРИГОРЯН: "КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА БЕЗ СУДА - НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ"
      2019-02-20 12:41
      1859

      Как заявил Никол Пашинян, возможно, недалек тот день, когда одним из элементов переходного правосудия станет конфискация имущества без суда. Во всяком случае правительство обсуждает эти механизмы, которые, по мнению премьера, считаются нормальной практикой в борьбе с коррупцией с позиции Европейского суда по правам человека, а не ограничением прав человека. "В данном случае действует не презумпция невиновности, а презумпция вины. Если человек не может доказать, что приобрел имущество законным путем, его приобретение считается незаконным", - сказал премьер.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ