Последние новости

ПАМЯТИ "АРА ПРЕКРАСНОГО"

"Здесь жил народный артист Гегам Арутюнян"

Память, возвращающаяся по крупицам. Память культурная, память старого Еревана, сквозь призму которой взгляд в будущее обволакивает золотое марево надежды… Здание по улице Московян, 31 – то, за сквером с памятником Сарьяна и "Мужчинами" из культового фильма Эдмонда Кеосаяна, которых увековечил скульптор Давид Минасян. Сегодня, пускай с опозданием, на стене этого воистину исторического дома появилась еще одна мемориальная плита – в память о народном артисте Армении Гегаме АРУТЮНЯНЕ.

"ГЕГАМ АРУТЮНЯН БЫЛ ИЗ ТЕХ АРТИСТОВ, КОТОРОГО ПРИРОДА ОДАРИЛА ВСЕМ, о чем можно только мечтать. На армянскую сцену выходило немало интересных мужчин, но таких красавцев, как Гегам, просто трудно себе представить. Каким он был Ара Прекрасным, каким Орсино в "Двенадцатой ночи" – воистину прекрасным, бесподобным! Он начинал у Аджемяна еще в Ленинакане. В те годы в ленинаканском театре работали Левон Зограбян, Цолак Америкян – артисты-титаны, рядом с которыми нетрудно было затеряться. Гегам не только выдерживал такое соседство и партнерство – он смог стать кумиром. Когда Аджемян пришел в театр имени Сундукяна, он сразу же "перевез" Гегама в главный театр страны. И здесь история повторилась.

Старшее поколение, наверное, до сих пор помнит "Вишневый сад" и совершенно блистательный дуэт Марго Мурадян – Маша и Петя Трофимов – Гегам Арутюнян. При том что в то время в Национальном театре работала целая плеяда артистов-гигантов, он был не просто востребованным актером. Это был актер штучный, из тех, кого ищут режиссеры и ждет зритель. В принципе одной его удивительной красоты было бы достаточно, чтобы пленять сердца, но Гегам Арутюнян не тот случай. Это был по-настоящему талантливый артист с врожденным чувством образа, он умел создать уникальный, запоминающийся рисунок роли, вдохнуть в нее достоверность, эмоциональную силу и поэтичность. А еще – что бы мы ни говорили, а это, на мой взгляд, крайне важно – Гегам был редким человеком, – высококультурным, скромным, доброжелательным, не знающим зависти к коллегам, готовым работать на износ", - говорил о Гегаме Арутюняне режиссер, народный артист Республики Армения Ерванд Казанчян.

Гегам Арутюнян был по-царски красив и царил на сцене. На фотографии почти восьмидесятилетней давности артист в роли Ара Прекрасного – спектакль, поставленный Аджемяном по Заряну еще в Ленинакане. Этот горящий взгляд бездонных глаз, высокое чело, точеные черты – образ царя, королевича, витязя, рыцаря. В те времена большими были не только деревья, а в театре еще не успело прибавиться жесткости и ума, а было больше тонкости, такта и тепла, душевного трепета, душевной тревоги.

Здесь жил народный артист Гегам Арутюнян

ГЕГАМ АРУТЮНЯН БЫЛ ЯРКИМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ ТОГО АРТИСТИЧЕСКОГО ПОКОЛЕНИЯ, которое родилось плеядно и пришло на сцену, чтобы вписать золотые страницы в историю армянского театра вообще и Национального театра им. Сундукяна в частности. Ара Прекрасный в "Ара Прекрасный и Шамирам", герцог Орсино в "Двенадцатой ночи", Абовян в "Хачатуре Абовяне", Акоста в "Уриэле Акосте" - вот доминионы его героической державы. Он умел создавать образы, обретающие неповторимое романтическое звучание, и одновременно умел привнести в роль тонкую саркастическую или беспощадно ироническую краску. Мастерством, виртуозностью были отмечены его Кречинский ("Свадьба Кречинского") – одна из самых значительных работ в послужном списке артиста, Кибар ("Дядя Багдасар"), Казарин ("Маскарад").

Тому, чтобы мощное звучание его ролей надолго оставалось отзвуком в зрительской душе, во многом способствовал голос артиста – бархатный, проникновенный, окрашенный сотней обертонов. Это был актер, для которого слово "школа" не было простым звуком. В архиве Национального радио сохранились многие часы записей артиста – театральные роли и радиоспектакли, поэзия армянская и мировая. Он снялся в эпохальном фильме Амо Бек-Назарова "Зангезур", вышедшем на экраны в уже далеком 1938 году, последняя киноработа - картина "Автомобиль на крыше" относится уже к 1980 году. А между ними было порядка двадцати фильмов, среди которых знаменитые "Саят-Нова", "Родник Эгнар", "Хаос", "Звезда надежды", "Дзори Миро"…

Времена, когда деревья и артисты были большими, остались в прошлом – там, где вопросами сохранения культурной памяти, памяти о премьерах, звездах, сотрясателях подмостков занималось государство…

Право на установление мемориальной плиты на стене знаменитого здания по улице Московян, 31, где Гегам Степанович прожил многие десятки лет, его сыновья Сурен и Ара получили у столичной мэрии еще в 2005 году, в год 100-летия народного артиста. А вот возможность установить такую плиту появилась только теперь. Отдадим должное скульптору Самвелу Гаспаряну: он не просто увековечил память, но создал прямо-таки эталонное произведение в жанре. На латунном ромбе, который взрезал антрацитово-черный гранит и который со временем еще будет смотреться старой доброй бронзой, – чеканный профиль римского патриция и народного артиста Армении Гегама Арутюняна.

ПОКА РАБОЧИЕ ПОД РУКОВОДСТВОМ САМВЕЛА ГАСПАРЯНА УСТАНАВЛИВАЛИ ПЛИТУ, вокруг, по традиции, собралась небольшая толпа. Молодые любопытствовали, пожилые переходили на другую сторону улицы, чтобы увеличить обзор – визуальный и внутренний, вернуться туда, где ностальгия и память встречаются, когда в Национальный театр ходили не на пьесы, а смотреть на артистов, на талантов и кумиров. Когда таланты и кумиры не ездили в автомобилях с тонированными стеклами, а чинно ходили по улицам Еревана, любезно раскланиваясь с поклонниками и прибавляя городу атмосферы и красок. Родственники, друзья, соседи, "ребята с нашего двора", вспоминали Гегама Степановича Арутюняна – красивого, обаятельного, тонкого и по-настоящему интеллигентного человека…

Официальное открытие мемориальной доски прославленного актера Национального академического театра им. Г. Сундукяна народного артиста Армении Гегама Арутюняна состоится в конце сентября – когда откроется театральный сезон, когда соберутся коллеги, те кому довелось работать с Гегамом Степановичем, делать с ним спектакли, быть партнерами или выходить с ним на одну сцену в массовке, будучи учениками знаменитой аджемяновской студии, когда будут звучать иные речи и иные, профессиональные оценки.

Культурная память возвращается, и сквозь ее призму взгляд в будущее обволакивает золотое марево надежды.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
      2018-09-05 16:00
      2402

      С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.

    • НЕ ЗВОНИ МНЕ, НЕ ЗВОНИ!
      2018-09-05 15:38
      1862

      "Черный ящик". Что в нем? Скелеты в шкафу? Круто завинченный сюжет? Реплики под острым соусом? Блистательный актерский ансамбль? Минута на размышление. И то, и другое, и третье? Угадали! Приз в студию!

    • НУЖЕН ЛИ СОВЕТ, ЕСЛИ ОН "БЕСПЛАТНЫЙ"?
      2018-08-29 15:58
      941

      То, что при словосочетании "культурная реформа" или "культурная революция" рука у артиста тянется не к перу и кисти, а к автомату, естественно - нахлебались. Впрочем, следует признать, что при всех духоподъемных разговорах об арт-революции нынешнее культурное руководство ведет себя крайне консервативно, без резких движений, с сознанием "я знаю, что ничего не знаю", и это пока лучшее из его проявлений. Тем не менее вокруг дальнейших векторов развития культурной политики звучат разговоры - официальные и кулуарные, а главное, часто взаимоисключающие. И здесь есть над чем подумать.

    • 100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ДЕТСТВА
      2018-08-27 17:19
      1329

      Выросло ли руководство Минкульта из коротких штанишек? Министру культуры Лилит МАКУНЦ много пеняли за заявление "Культура – это я!", сделанное ею в первый день назначения. Прошло 100 дней, и министр сотоварищи - с заместителями бросили в народ новый хит грядущего осеннего сезона: "Культурная революция – это мы!" По крайней мере едва ли не каждый, сделанный за отчетный период шаг, был классифицирован "шагающими" как революционный. "Одно то, что Ширакскому краеведческому музею предоставлено здание, – уже революция!" - воскликнул один из заместителей министра, полный энтузиазма. Как хорошо быть неофитом!






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • Трое полуфиналистов в Турции
      2018-09-14 06:55
      319

      На проходящем в Стамбуле международном турнире по боксу памяти Ахмета Джомерта трое представителей Армении из шести вышли в полуфинал, гарантировав как минимум бронзовые медали.

    • Армения - Турция: 4:0 в боксе
      2018-09-13 15:59
      304

      На стартовавшем в Стамбуле международном турнире по боксу памяти Ахмета Джомерта 5 из 6 представителей сборной Армении начали свое выступление с победы.

    • МАРШАЛЬСКИЙ ЖЕЗЛ ИОСИФА КОБЗОНА
      2018-09-10 17:07
      832

      В далеком 1994 году довелось встретиться в Одессе и взять интервью у Иосифа Кобзона. Думается, сегодня читателю будет небезынтересно прочитать его (без каких-либо корректировок) - тем более, что тогда оно под тем же, что и сейчас, заголовком было опубликовано в каком-то малозначимом издании и до широкого читателя явно не дошло. Между тем в том интервью раскрывается сложный и многогранный образ великого артиста и просто человека, имеющий мало общего с тем потоком покрытой лаком информации, умилительных и где-то даже подобострастных воспоминаний, водопадом низвергающегося в эти дни в связи с уходом Мастера…

    • ДВЕ ОПЕРЫ НА ФИЛАРМОНИЧЕСКОЙ СЦЕНЕ
      2018-09-05 16:03
      4274

      В этот вечер, за две недели до открытия концертного сезона, Большой зал филармонии напоминал в буквальном смысле бастион. Афиша предвещала встречу с двумя операми итальянских классиков:  Леонкавалло и Пуччини. И публика, уставшая от бесконечных политических шоу, устремилась в филармонию, несмотря на летнюю жару, демонстрируя неутолимую потребность в изысканности, красоте, одухотворенности, которыми она так обеднена в своей будничной жизни.