Последние новости

ЧТОБЫ ЗАКРЕПИТЬСЯ НА РЫНКЕ, НУЖНО ПРОИЗВОДИТЬ КОНКУРЕНТОСПОСОБНУЮ ПРОДУКЦИЮ,

заявил в интервью газете "Ноев ковчег" второй президент РА Роберт КОЧАРЯН

- Роберт Седракович, Вы были президентом Армении 10 лет, с 1998 по 2008гг. За это время в экономике и политике Армении произошли значительные изменения. Армения вступила в ВТО, в Совет Европы, активно налаживала бизнес-связи с Россией, было завершено строительство газопровода для доставки природного газа из Ирана и т.д., отмечался ежегодный рост экономических показателей, причем существенный. Как вы сами оцениваете тот период и свою деятельность на посту президента Армении?

- В те годы Армения стабильно входила в десятку стран с наиболее быстро развивающейся экономикой. Среднегодовой рост ВВП за 10 лет составлял 10,5% при средней годовой инфляции в районе 3% и неуклонно сокращающемся соотношении внешнего долга к ВВП (1998 г. - 46% от ВВП; 2008 г. - 13% от ВВП). При этом стабильно увеличивалась доля малого и среднего бизнеса в экономике, заметно выросли социальные расходы, осуществлялись масштабные инвестиции в инфраструктуру страны. А значит и плоды экономического роста распределялись среди широких слоев населения, что привело к значительному сокращению бедности. О таких темпах развития может мечтать любое правительство в любой стране.

- Это десятилетие, кстати, можно назвать междукризисным - в него уложилось преодоление последствий одного кризиса и столкновение с другим, причем общемировым. Что вы скажете об этой специфике и насколько Армения встроена в общую экономическую систему?

- Кризисы были и в эти годы. Это российский дефолт 1998 года с очень тяжелыми последствиями, кризис "доткомов" в США (2000 г.) и азиатский кризис 1997-1998 гг. Все они имели прямое, либо опосредованное влияние на экономику в целом и какие-то сектора в частности. Армения вписана в мировую экономику, и все, что затрагивает глобальную экономику, не может не влиять на нас.

- Многие в Армении считают сейчас, что успехи Армении были связаны с вашим пребыванием у власти, а экономический спад начался после вашего ухода. Насколько, по-вашему, положение в стране зависит от конкретной личности или это все же скорее результат более масштабных процессов?

- Положение в стране, конечно, зависит от набора многих факторов. Однако роль личности и команды может быть критической, особенно в преодолении кризисных ситуаций и при дефиците институциональности в государственном управлении. В 1998-2008 гг. мы развивались темпами, в 2,5 раза превосходящими темпы роста мировой экономики, были лидерами роста в регионе и одними из лидеров роста среди развивающихся стран. Причем без нефти и газа и при неблагоприятной для экономики демографической структуре населения. Кратное превышение среднемировых и региональных показателей экономического роста, безусловно, говорит о высокой эффективности управления того периода.

- Как вы оцениваете нынешнюю экономическую ситуацию в Армении?

- У меня, к сожалению, пока нет ни внутренних, ни внешних поводов для оптимистических оценок состояния и перспектив нашей экономики. Более того, появились новые угрозы глобального характера, степень влияния которых еще следует оценить. Как повлияют взаимные санкции Запада и России на глобальную экономику, как отреагирует на санкции российская экономика, как долго это продлится, будут ли санкции наращиваться и т. д. Непонятно, что будет с региональной экономической составляющей Армении с вхождением в ЕАЭС (речь о товарообороте с Ираном и Грузией). И вообще как технологически будет функционировать единое таможенное пространство в условиях санкций между Россией и Западом. Ответов на эти вопросы либо нет, либо они носят предположительный характер, а значит – мы вошли в полосу больших негативных ожиданий.

- Какие шаги, на ваш взгляд, в первую очередь нужно предпринять для оздоровления экономики республики? Что нужно сделать для того, чтобы остановить рост безработицы, отток трудоспособного населения из страны?

- Приоритетом сделать рост экономики и создание рабочих мест, а не наполнение бюджета любой ценой. Создать справедливую конкурентную среду для бизнеса, особенно для малого и среднего. Это невозможно сделать без демонополизации экономики и сдерживания аппетитов влиятельных чиновников и их близких. Дать обществу ясный сигнал, что любая предпринимательская инициатива желанна и будет поддержана, безотносительно к тому, чьи интересы она затрагивает. Создать эффективные рыночные механизмы этой поддержки. На несколько лет задвинуть личные интересы далеко на задний план, еще лучше – о них забыть. Любая власть, способная это сделать, просто обречен a на успех. Кстати, совсем не помешало бы перестать деформировать рабочую неделю многочисленными "мерелоцами" и вернуться в прежний часовой пояс. Ненормально, когда в августе в 6 утра уже светло, в восемь вечера – темно, а рабочий день начинается в 9 часов. Это навязанный стране режим торможения, а не ускорения.

- Роберт Седракович, в Российской Федерации проживают более двух млн армян, в Армении – около трех. Как вы видите дальнейшее укрепление связей, сотрудничество российской диаспоры с Арменией? Насколько оно может быть плодотворным?

- Наличие такой диаспоры - серьезный фактор развития экономических и культурных связей с Россией. Это мощный, но, к сожалению, слабо реализованный потенциал для инвестиций в экономику Армении. Трансферты родственникам, несомненно, важны, но сейчас гораздо важнее создавать в Армении рабочие места, производить товары, рынком для которых, кстати, может быть Россия, особенно в свете последних соглашений. И тут движение должно быть встречным, а именно ситуация в целом и инвестиционный климат в Армении должны быть настолько привлекательными, что мотивировало бы диаспору на такие усилия. В противном случае сильная диаспора может стать благоприятной инфраструктурой для новой волны миграции.

- Что вы думаете о вхождении Армении на российский рынок сельхозпродуктов? Сейчас многие говорят о том, что после запрета на ввоз продукции из ЕС у Армении появляется шанс занять свою нишу.

- Действительно, армянские экспортеры сельскохозяйственной продукции могут существенно расширить объемы экспорта в Россию, но чтобы закрепиться на этом рынке надолго, нужно будет производить конкурентную по качеству и цене продукцию. Сложно оценить: в каком объеме новых инвестиций нуждается для этого наше сельское хозяйство, как много новых игроков со всего мира ринутся на российский рынок и как долго вся эта история продлится? Не надо забывать, что санкции не вечны, но они могут дать временную фору, чтобы добиться узнаваемости товаров и лояльности потребителей для захвата доли рынка.

А в целом было бы большим заблуждением думать, что экономика Армении от санкций может выиграть. Помнится, один из наших деятелей летом 2008 года с очень академическим выражением лица говорил о том, что экономика Армении выиграет от мирового кризиса. А в итоге мы стали чемпионами по спаду и до сих пор не восстановили докризисный уровень объемов экономики.

- Не так давно в связи с обострением ситуации в Нагорном Карабахе состоялась трехсторонняя встреча в Сочи президентов России, Армении и Азербайджана. Насколько, по вашему мнению, она была результативной? Удастся ли решить вопрос Карабаха на дипломатическом уровне?

- Я не обладаю достаточной информацией для объективной оценки результативности встречи. Однако сам факт встречи после длительного перерыва и обострения ситуации на линии соприкосновения – уже положителен. Я воздержался бы от оптимистических оценок перспектив окончательного урегулирования. Публичная информация об итогах встречи, комментарии сторон конфликта и их тональность пока об этом не говорят.

- Карабах, похоже, может стать камнем преткновения и при вступлении Армении в ЕАЭС. Все мы помним, как на заседании Высшего евразийского экономического совета президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил Армении присоединиться к Евразийскому союзу без Нагорного Карабаха, то есть в рамках границ, признанных ООН. Может ли карабахский вопрос действительно осложнить вступление Армении в этот союз?

- В принципе любая из стран ЕАЭС формально может заблокировать вопрос, потребовав фиксацию таможенной границы между Арменией и НКР, что вряд ли будет приемлемо для Армении. Но при желании принять Армению можно обойти вопрос по взаимному умолчанию. НКР не имеет функционирующих границ с другими странами, а граница с Азербайджаном – это линия соприкосновения войск. Т.е. угроза проникновения каких то товаров на территорию союза через НКР, угрожающих экономическим интересам стран участниц, просто нулевая.

- Карабах, увы, стал основной причиной нынешней изоляции Армении… Может ли Армения, не решив окончательно вопрос о статусе Карабаха, все же выйти из этой изоляции и что для этого нужно предпринять? Вы были первым президентом НКАО и кому, как не вам, знать, насколько туго затянут этот узел…

- У Армении закрытая граница с двумя соседними странами по известным причинам, но это не изоляция. В изоляции Армения никогда не была и, уверен, не будет. Ситуация с границами была такой же в годы моего президентства, но это не помешало нам развивать экономику двузначными темпами роста. Здесь может быть и позитивное развитие. Вполне вероятно дальнейшее послабление санкций в отношении Ирана. Полагаю, что есть возможность возобновления работы абхазского участка железной дороги по той причине, что это выгодно всем. Нужна гибкая формула ее функционирования, не затрагивающая чувствительные для сторон вопросы. Армения должна, на мой взгляд, быть самым активным брокером этого процесса, поскольку это прямо касается ее жизненных интересов.

- В настоящее время вы являетесь независимым директором в СД АФК "Система" - одном из крупнейших в РФ диверсифицированных холдингов, который объединяет компании в сферах добычи и переработки нефти, телекоммуникаций, технологий, страхования, недвижимости, розничной торговли, масс-медиа, банковского сектора и медицины. Скажите, на ваш взгляд, обмен санкциями между Россией и Западом - эффективный инструмент для решения политических проблем и чья экономика от этого больше пострадает?

- Любые санкции обоюдоострые, и лучше к ним не прибегать. Устанавливать санкции – процесс политический, сложный и чрезвычайно ответственный. Но история показывает, что при затягивании санкционного периода отказ от санкций становится не менее сложным. Санкции могут значительно пережить свою первопричину. Посмотрите на историю кубинских санкций или печально известной поправки Джексона-Вэника. Очевидно, что от нынешних санкций пострадают все, а кто больше или меньше – скорее будет зависеть от симпатий и энтузиазма считающего.

- Роберт Седракович, 31 августа вам исполняется 60 лет. Это возраст расцвета для политика. Как вы себя ощущаете в этом плане – вы можете вновь прийти во власть в столь непростое время?

- Скажу прямо: я не чувствую своего возраста. Физически все делаю не хуже, а даже лучше, чем когда мне было 50 (больше времени на тренировки). Постоянно чему-то учусь, поглощаю огромное количество специальной литературы, путешествую, аккумулирую знания. Стараюсь быть максимально полезным компании, в Совет директоров которой избран. Придется ли все это применить в политике - не знаю, все зависит от обстоятельств.

- И немного о ваших хобби. Мы знаем, что вы любите спорт, джаз, книги. Насколько активно и каким видом спорта вы сейчас занимаетесь, когда в последний раз были на концерте джазовых исполнителей и кто ваш кумир, какая книга, недавно прочитанная, произвела на вас наибольшее впечатление?

- Плаваю регулярно, причем со стабильным улучшением результатов. Достаточно активно занимаюсь виндсерфингом летом и лыжами зимой, люблю ходить по горам (чаще с ружьем). Джаз и музыку вообще, к сожалению, слушаю в основном дома и в машине. Недавно прочитанная и понравившаяся книга – Why nation fails Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона. Сейчас читаю книгу французского экономиста Томаса Пикетти Capital in the 21st century.

Григорий АНИСОНЯН

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ