Последние новости

ТЕПЛО ЛИРИЧЕСКОЙ СТРОКИ

Есть книги, по прочтении которых создается впечатление, что они написаны на одном дыхании. Именно такое впечатление оставляет небольшая книга известного телережиссера и сценариста Рубена Шахназарова "Невыдуманные рассказы об Армении", вышедшая в Москве, в издательстве "ЮниПресс и К" под редакцией Нины Сочинской.

...Где-то в середине 60-х годов на втором курсе филфака Ереванского университета появился стройный, обаятельный, породистый молодой человек и сразу вызвал к себе всеобщий интерес. Этот интерес подогревался еще и тем, что к нам он перевелся из московского ВГИКа. Держался он особняком, надменно, иронично наблюдая за нами и не удосуживая никого своим особым вниманием. Этакий Чайльд Гарольд армянского розлива. "Ты кто?" - как-то полюбопытствовала одна из наших однокурсниц, если не ошибаюсь, Жанна Мартиросова. "Князь", - сказал он. Ясно, что после столь исчерпывающего ответа вопросов больше не последовало.

В том, что в будущем он станет человеком творческим, сомнений не было. Об этом говорили его незаурядный ум и артистическая натура. Рубен стал телережиссером, снял на Национальном телевидении десятки фильмов, осуществил массу телепередач. Но относительно возможности появления из-под его пера ярких очерков, эссе и незаурядных рассказов тогда, в конце 60-х годов, никто не догадывался. Как говорится, ничто не предвещало страсти к писательству. И вот недавно на радость всем нам он выпустил свою книгу "Невыдуманные рассказы об Армении", большинство из которых в последнее десятилетие было опубликовано на страницах "ГА".

В нее вошло множество рассказов, лирических и философских, грустных и веселых зарисовок о людях, о времени. И тем не менее книга воспринимается как нечто целое. Все эти вещи, разные по настроению и по теме, по материалу, связаны не просто авторской позицией, отношением к написанному. Его присутствие незримо чувствуется в каждой строчке.

В чем своеобразие автора этих рассказов? Он ищет необычное в обычном, романтическое в каждодневном, поэзию в прозе. Проницательность, острота взгляда сказываются в самых, казалось бы, немногословных его описаниях. Он смотрит на мир так пристально, будто в каждом камне на дороге, в каждом дереве, что встречались на его пути, заключена главная прелесть жизни. А между тем позиция его отнюдь не созерцательна: он рассказывает о том, что близко его сердцу, и говорит всегда своим голосом, который ни с чьим иным не спутаешь.

Вещи, предметы у Шахназарова одушевлены, но эта одушевленность воспринимается не как нечто искусственное, надуманное, а как своеобразие его стиля, как необходимый элемент для философских обобщений. Искренним чувством, подлинным восхищением живой красотой природы, сообщающей его образам одухотворенность и поэтичность, проникнут рассказ "Запертая комната". Это умение почувствовать в хорошо знакомом новую поэтическую трепетность жизни представляется особенно важным в рассказах Рубена.

ЕГО ПЕЙЗАЖНЫЕ ЗАРИСОВКИ НАПОМИНАЮТ АКВАРЕЛИ. Многие из них надолго остаются в памяти. Вот, к примеру, этот отрывок из рассказа "Одинокая комната": "...миллионы равнинных дубов. Стоят они на равнинах, хоть по-семейному благородно и спокойно, но как-то однородно - одиноко. А джермукские дубы?! Тут, в горах, у них ни о какой однородности и речи быть не может. У этих титанических горных дубов целые гаремы различных, разнородных лесных красавиц! Их могучие ветви по-хозяйски обнимают свое богатство. Это и сбросившие кору, полунагие, тонкоствольные сосны, и зеленокудрые соблазнительно-трепещущие ели, и ревниво колючие, но одуряюще пахнущие акации, и бесстыдные липы, даже во сне покрывающие кряжистые дубовые ветви жаром своих страстных поцелуев. Ах, этот неугомонный, сладостный и томно дремлющий гарем! Как тебе завидуют низкорослые, толстые, разросшиеся в ширь кусты, что бодрствуют и не спят. Они сохнут от ревности. Сохнут от того, что не только не могут, как другие, сладостно смешаться с дубовыми ветвями, а даже духом дотянуться до одного из его обожаемых листочков. Поэтому кусты проводят полнолунные ночи в безумных мечтах..."

Проникновенны и лаконичны эти строчки. В них есть то самое откровение, которое позволяет называть прозу Р.Шахназарова лирической. Литературная манера Шахназарова подкупает удивительной простотой. Он пишет естественно, нередко с юмором, но никогда не поддаваясь соблазну упростить сложное. Казалось бы, ничего особо примечательного не происходит в его рассказах. Но читаешь их с невольным волнением прежде всего потому, что в них проявлено чуткое, душевное внимание к человеку, такое сердечное тепло, которое не может оставить читателя равнодушным. Особенно это свойственно зарисовкам из детской жизни, рассказам, главными героями которых выступают дети.

Недавно, представляя книгу Шахназарова, главный редактор "ГА" выбрала рассказ "Степик и его путь". Это абсолютное попадание. В этом рассказе, таком незатейливом внешне, сколько угодно памяти детства и детскости, такое знание психологии ребенка, что диву даешься. Рассказ этот обладает изначальными достоинствами ясности, существенной занимательности содержания и непринужденной энергии, естественной как дыхание. Наблюдения Рубена поражают зоркостью, обращенной к таким предельно простым случаям, где, казалось бы, уже совсем нечего искать. Потому что те простейшие слова и мотивы есть не что иное, как первообраз искусства, они - из самой его природы и несут в себе главные и в сущности неизменные признаки и свойства подлинной литературы: ее ясность и прямодушие, немногословие, ее доброту и шутку, легкий упрек и наставление.

Безупречность, смысловая ясность и отчетливость, строгий отбор на слух и вес каждого слова, живость отличают рассказы "Любить президента", "Учительница русского", "Инопланетяне", "Карабахский ангел", "Соло для раскаявшегося", "Инаугурация" и другие. Доброе, душевное отношение к людям - будь то телевизионщица, заведующая отделом народной музыки Даля Вардапетян, учительница русского Марья Артемьевна, обнищавший Каджик Амян или его друзья - коллеги по телередакции, любовь, уважение к ним, восхищение их человечностью, благородством души, глубокое сознание того, что они - соль земли, - все это вместе взятое и составляет содержание своеобразной книги Рубена Шахназарова.

ЕСТЬ В ХАРАКТЕРЕ РУБЕНА ОДНА ВАЖНАЯ ЧЕРТА: ОН НЕ УМЕЕТ ОТНОСИТЬСЯ К ЧЕМУ-ЛИБО РАВНОДУШНО. И вместе с тем ничто не вызывает в нем такого внутреннего сопротивления, неукротимой жажды вмешаться, как чужое равнодушие. В особенности если это равнодушие к природе, к детям. Равнодушие, за которым подчас стоит жестокость. Многие его рассказы, десятки снятых им телефильмов говорят об активной гражданской позиции их автора.

Рассказы Рубена короткие, но емкие. Порой у него и маленький рассказ о какой-то мимолетной встрече оказывается куда весомее, чем иная повесть. Но хотелось бы отметить: выбор жанра короткого рассказа требует обобщенности и выношенности идейной концепции, богатства ассоциаций, увлекающих читателя, а также сложного подтекста, который не раз заставляет возвращаться к прочитанному и размышлять над ним. Среди его коротких вещей встречаются порой малозначимые рассказы и миниатюры. Но это - в частности, они не портят общего впечатления от живой и остроумной книги Шахназарова, пронизанной от первой до последней страницы дыханием сегодняшнего дня.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ОДУХОТВОРЕННОЕ МАСТЕРСТВО
      2018-05-25 15:46
      594

      В мастерской Фараона МИРЗОЯНА появилось панно, посвященное 100-летию Сардарапатской битвы Если бы существовал на свете прибор, определяющий, к чему человек наиболее способен, уверена, приставь этот чудесный аппарат к сердцу Фараона Мирзояна, на шкале, где обозначены все профессии, стрелка остановилась бы напротив слова "художник".          Поражает его одержимость искусством. Он живет им. Увлеченность и преданность профессии - абсолютны. Вне искусства его жизнь непредставима, хотя он не лишен той общественной жизни, которой нередко увлечен. Но вместе с тем он до такой степени готов к творчеству, что малейшего повода достаточно, чтобы возникло состояние, когда "...душа стесняется лирическим волненьем, трепещет и звучит, ищет как во сне излиться, наконец, свободным проявлением".

    • ПУТЬ НА ОПЕРНЫЙ ОЛИМП
      2018-05-23 15:50
      2584

      Она не проста. Если только ты не захочешь открыться ей навстречу. И кристально прозрачна, если ты это сделаешь. И бездонна, и тебе следует заранее согласиться с тем, что до конца ты все равно ее не разгадаешь. Замечательное свойство искусства примы Национального академического театра оперы и балета им. А.Спендиарова, лауреата международных конкурсов Анаит Мхитарян в том, что при всей незыблемой жесткости тех правил и канонов, по которым она существует, тебе дарован бесценный дар обретения смысла. Ее искусство обладает тем особым обаянием, которое несет чистая, незамутненная виртуозность.

    • ЕГО МИР ОМЫТ ДОЖДЕМ
      2018-05-16 16:09
      3238

             На 77-м году жизни ушел из жизни художник Фрэнк ГАСПАРЯН. Весть о его кончине огорчила всех, кто его знал, кто хоть раз видел его работы. А знали художника не только зрители Армении, но и всюду, где открывались его выставки - в Риге, Варшаве, Варне, Берлине, Праге, Гамбурге, Москве, в Дубае.

    • ОТ ВЕРШИНЫ К ВЕРШИНЕ
      2018-05-14 15:36
      4101

      Валерию Гергиеву - 65 лет   В начале мая вся музыкальная общественность России и многих стран мира отмечала 65-летний юбилей выдающегося дирижера современности, художественного руководителя и главного дирижера симфонического оркестра Мариинского театра, трехкратного лауреата Государственной премии РФ, пятикратного лауреата театральной премии "Золотая маска", четырехкратного лауреата театральной премии "Золотой софит" и других престижных премий и наград мира, а также обладателя ордена Святого Месропа Маштоца Валерия Абисаловича ГЕРГИЕВА.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ВСЕ О ЕВЕ - ЖИЗНЬ БЕЗ СТРАХОВКИ
      2018-05-25 15:34
      308

      Все начинается с "однажды". Однажды будет суждено вернуться в город, который знал твое детство и отрочество, и окунуться в него вновь. Узнать его новые истории, где главные герои – соседи. Соседи из прошлого, почти забытые, и новые, приезжие, которые пытаются почувствовать ритм жизни, вписаться в нее, поменять на свой уклад. Узнать по-новому свой народ и полюбить его. "…А ты думаешь, народ – это обязательно красавицы и умницы? Это бомжи, инвалиды, выжившие из ума старушки, больные дети, мужья и жены, любовники, пасынки и деверя. Это мой народ, какой есть, другого не будет". Книга Каринэ АРУТЮНОВОЙ "Дочери Евы" вобрала в себя всех.

    • ОТ АРЦАХА ДО АРЦАХА
      2018-05-23 16:08
      947

      Конституции царя Вачагана Благочестивого1530 лет На днях по инициативе председателя Объединения молодых ученых и специалистов Арцаха (ОМУСА), юриста Аветика Арутюняна в степанакертском университете "Григор Нарекаци" состоялся круглый стол, посвященный 1530-летию принятия Конституции царя Агванка (Арцаха) Вачагана Благочестивого (Барепашта).

    • ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ
      2018-05-07 15:33
      1264

      Доктор исторических наук Климент Амасиевич Арутюнян - один из ведущих специалистов республики по истории армянских национальных военных формирований, участию армянского народа во Второй мировой войне. С 1980 по 2017 гг. он издал 29 монографий (общий объем 400 печатных листов), рассказывающих о вкладе армян в победу в Великой Отечественной войне, об их подвигах на разных фронтах и в разных сражениях. Последней в этом ряду (пока последней) является изданная на армянском языке книга "Участие сынов Сюника в Великой Отечественной войне".

    • "АЗЕРБАЙДЖАН ВНЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ" И НОВЫЕ ИЗДАНИЯ RAA
      2018-05-07 15:00
      888

      За годы своей деятельности фонд RAA выпустил десятки книг о памятниках армянского зодчества, находящихся за пределами границ Республики Армения, как в многочисленных областях исторической Армении, так и в диаспоре, особенно в соседних с ней регионах. Главная работа фонда последних лет - многотомная серия книг, цель которой впервые представить историю Армении по ее гаварам (областям) на основе комплексного изучения исключительно богатых полевых материалов, собранных в научных экспедициях во всех регионах исторической Армении с конца 50-х годов по настоящее время.