Последние новости
0
1298

В ТЕМНЫЕ МИРЫ ОТ ПРОПАСТИ К ПРОПАСТИ

В номере от 21 октября "ГА" опубликовал предисловие доктора филологии Кнарик ТЕР-ДАВТЯН к ее переводу книги ученого и педагога Карапета ГАБИКЯНА "История Геноцида", изданной в 1924 году в Бостоне.

Сегодня "ГА" предлагает вниманию читателей фрагмент этой книги - ее 22-ю главу.

В ТЕМНЫЕ МИРЫ ОТ ПРОПАСТИ К ПРОПАСТИ

Наш выход из Фырынджылара

Байрам наступил и кончился. Молва об амнистии не оправдалась. Напрасные наши надежды, как мыльные пузыри, лопнули. Что можешь поделать? Мы в отчаянии. Мюфеттиш - следователь в связи с приездом из Малатии командарма, под ногами которого похоронили брошеных детей, в честь этого зверя приказал всем находящимся в Фырынджыларе беженцам без исключения оформить сэвгэт-высылку, особенно поняв, что мюдир на этом очень много заработал (видимо, ему выделил мало). К вечеру по всей стоянке распространился слух о предстоящей высылке. Народ, охваченный мрачными мыслями, был в ужасном волнении.

НАШИ БАБУШКИ РАССКАЗЫВАЛИ СКАЗКИ О ТЕМНЫХ МИРАХ, ДЕМОНАХ, страшных драконах, населявших эти миры оборотнях, столы которых были украшены яствами из человеческого мяса, а вместо вина они пили человеческую кровь, их обслуживали похищенные красавицы.

Отсюда дальше мы должны проходить по этим темным мирам, по местам, где не ступала нога человека, - по горам, по скалам над бездонными пропастями, по висячим чертовым мостам, по глубоким пещерам, впадинам, утесам, рекам, по которым вместо воды течет человеческая кровь, безводным, безлюдным степям, обжигающим раскаленным пустыням, населенным звероподобными чудищами. Десятки тысяч людей стали их пищей, тысячи и тысячи прекрасных армянок оказались под семью замками в их драконьих дворцах. Мы также идем дополнить их число...

Мы - у врат населенных демонами темных миров. Это первая Голгофа ужасающего горного массива, на которую мы должны взобраться. Это горы Кэркэру и путь, по которому должны идти, - Нал-Тэокэн. Такой каменистый, трудный, крутой, покрытый клинообразными камнями, что даже мулы не выдерживают, и их подковы срываются с копыт. Подъем начинается с нас. На тропинке с трудом помещается один мул, два человека рядом не могут подниматься. Представьте себе протяженность каравана... С одного конца до другого 2 часа ходьбы...

Подъем становится все труднее, поднимаемся по трудной, идущей прямо наверх, почти вертикальной, каменистой, голой и сухой тропинке. Полдень - самое жаркое время. Многие шагают, согнувшись в три погибели, кажется, что они ползут, уткнувшись лицом в землю. Правда, посохи им помогают, берут на себя их усталость. Многие, взявшись за руки, помогают друг другу. Дорога становится зигзагообразной, извилистой, идет выше в горы, похожа на лестницы какой-то башни. Смотрю наверх - великаны-горы взгромоздились друг на друга, люди кажутся маленькими птахами, смотрю вниз - под ногами горы и горные массивы, опирающиеся друг на друга. Люди второй части каравана облепили их, как муравьи...

ГАНЛЫ-ДЭРЭ - ОДНО ИЗ ЛОГОВИЩ СМЕРТИ ИЗ БОЛЬШИХ БОЕН НА ДОРОГЕ КРОВИ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ-АРМЯН. При упоминании этого проклятого места у одного-единственного выжившего себастийца, одного из Малой Армении, холодеет кровь в жилах - то его бросает в краску, то он весь дрожит. Смотрящий на огромное географическое пространство Армении от Малатии вниз до Адыямана, Кеахта на берегах Евфрата увидит огромнейший горный массив с высоченными вершинами, скрещивающимися горными цепями, перемежающимися неописуемо глубокими ущельями, бездонными пропастями, темными злыми духами, непроходимыми лесами, с высот ниспадающими водами, их потоками. Горные части и высочайшие вершины этого массива - Кэркэр, Нал-Тэокэн, Джумбюк, Пей-Даг (3000 м), Гум-Тэпэ. Жители этого горного массива - те же звероподобные курды, о которых мы уже говорили. Их племенными вождями были Зейнал-бей, его брат Хаджи Пютир-бей, его дядя Гайдар-бей.

Именно они во главе своих кровожадных соплеменников в когтях армяноненавистнической политики турецкого правительства стали страшным оружием. Вся Малая Армения, Гамирк, Понт, Высокая Армения и Софена прошли по этому горному массиву. Мужчины, которым удалось спастись из прежних боен, здесь были захвачены. Их трупами заполнилось это ужасное ущелье, которое наш народ по праву назвал Ганлы-Дэрэ (Гора Крови). Там кровь образовала потоки, по которым поплыли трупы. Здесь была одна из самых крупных боен. Наш караван был легчайшим. Из мужчин мало кто смог избежать этого ущелья Крови. Из проходивших караванов огромное количество избранных армянок было взято в плен на этом массиве. Зейнал только для своего гарема забрал около 40 красивейших армянок из Самсуна, Амасии, Тохата, Себастии. Богатства тысяч и тысяч проходивших здесь беженцев заполнили казну этих трех беев. По свидетельству плененных самсунских женщин, Зейнал забрал у проходивших караванов 40 битонов (битон = 18 кг) квазизолота и золотых изделий. А самую большую резню учинили Зейнал и Пэтри над третьим караваном Эрзерума, с него же получили и самую богатую добычу.

Этот караван в ущелье Камаха после того, как там оставил девять десятых своих людей, 19 августа дошел до горного массива. У врат ущелья отделили всех мужчин, из коих 1300 человек убили и бросили в Ганлы-Дэрэ. У других мужчин взяли большой выкуп за свободу. Неисчерпаемые богатства эрзерумцев - русские сотни тысяч рублей, турецкие десятки тысяч золотых монет, чеки, ценные бумаги - заполнили казну Зейнала и Пэтри.

По рассказам эрзерумцев, у них собрали добычи примерно на один миллион золотых. Вардапет армянских католиков Хотрджура и Кармрукца заплатил выкуп за мужчин своих деревень - 4000 золотых. Зейнал дал изрубить на бойне всех мужчин, а вместе с ними и вардапета...

После расправы с мужчинами очередь дошла до женщин, обыска и ограбления товаров. Женщин отвели в отдельную часть помещения. Только они стали обыскивать их и грабить, как случилось страшное землетрясение (мы в это время находились в северной части Черного шатра). Мы также почувствовали землетрясение. Восприняв это как предзнаменование Божьего гнева, они отпустили женщин и ни к чему не прикоснулись... На следующий день утром был получен приказ: поднять караван в дорогу...

Подходим к порогу ущелья. Здесь караван остановили. До этого места были земли Хаджи-Пэтри. Отсюда начинаются земли Зейнала...

Топрах-пасти - платим земельную подать

Вызывают главных мужчин каравана - Серайтаряна агу Петроса, преданного, честного человека, Пармагсызяна агу Сероба, Рырг-Эйэр Воскяна, Сехтэряна Мкайэля, Габикяна Хаджи-Манука, Кэпапчонц Хаджи-Симона и других. Их обязывают заплатить 50 золотых, в противном случае проход будет закрыт...

ДАЖЕ В МЕШКЕ ОТ МУКИ ПОСЛЕ СТОЛЬКИХ ВЫТРЯХИВАНИЙ НЕ ОСТАЛОСЬ БЫ НЕ ТО ЧТО ПЫЛИ, но и мельчайших частиц. Выхода нет, должны собрать. Начинают собирать деньги, золото, золотые украшения, изделия. Все это кладут в один платок. Один меджит выкладываем и мы, все еще очень мало, до 50 золотых. Украшения, естественно, ни во что не ставят. Сборщики призывают народ дополнить недостающее. У народа не осталось ни гроша. Наши предводители стараются проникнуть к ним, уломать ненасытных, алчных грабителей. Те даже слушать не хотят. Или вы заплатите 50 золотых, или вас возьмем как заложников и убьем, говорят они. Это заявление у всего каравана вызвало тревогу. Жена Лан-Черапи Тэрпапяна, Макруи Хатун, (урожденная Потугян) говорит: "Столько наших мужчин стали жертвой, осталось двое мужчин, и они должны стать пищей этих зверей?" - и сняла со спины своей золотой пояс (конечно, тайно). То было вчера, хорошо не помню, дополнила недостающие 20-25 золотых. Понесли и дали 50 золотых. И те открыли дорогу каравану, мы продолжили наш путь...

Дорога постепенно становится тяжелой - извилистые узкие проходы, большие скалы, утесы, крутые спуски следуют один за другим, и вновь подъемы, сопутствующие косогорам. Камень не выдержал бы этих мучений, не то что человек. Спускаемся вниз. На каждом шагу перед нами вырастают скалы. Одни рядом с другими. Ослы, мулы сжаты между ними, на ослах в айноцах-хурджинах сжаты дети. У них ломаются бока, спины. Спускаемся, как по лестнице, ступенька за ступенькой. Уже сам спуск страшно мучителен. Надо быть очень осторожным. Один неверный шаг - и ты в глубокой пропасти. Под нами огромная бездонная пропасть, на пути опять горы, плоскогорья, и снова продолжается тот же низвергающийся спуск с тысячью опасностей. Отмеряю на глаз: прошли 2000 метров и спустились, дошли до дна. Справа глубокие воды речки Ганлы-Чай. Немного дальше, извиваясь, как дракон, разбивая скалы, протекает река Ак-Су, белая, как ее имя, пенистая, холодная, как лед, со вкусной водой. Мы жадно пьем, не зная, что она называется Ак-Су. Выжившие беженцы в своих воспоминаниях эту пропасть называют ущельем Джермак Джура (Белой Воды) или ущельем Прпур Джура (Пенистой Воды). Место слияния этих двух рек - дно пропасти - составляет полуостров: узкая, скалистая, каменистая низина. Здесь сегодня ночью будет наша стоянка...

Гордые вершины, горы-великаны. Я обхожу это ущелье-пропасть, края ее изломаны, кругом густой лес. Никогда я не видел природу такой многоликой и столь привлекательной, если забыть, что это логово зверей. А жители-курды, как и живущие в берлогах, - это полудикие звери в далеких друг от друга домах, в зеленых кущах деревьев...

Чертовы мосты, Пей-Даг

Шум Прпур-Джура, как материнская песнь, укачал нас. В эту ночь мы уснули крепким сном. Так сладко спал я 20 лет назад во время путешествия на мельнице Ганкала Еыаланлы Джермук...

Утром встаем рано. Все занЯты в первую оЧередь лихорадоЧной подготовкой к дороге. Горе отстающему. Курды также с утра заполнили лагерь с целью продать съестное, но больше - для ограбления отстающих. Погонщиков мулов нет или очень мало. Денег почти не осталось. Жена советует удовлетвориться одним-единственным ослом. Авангард нашего каравана с легким грузом, с поклажей пищи на спине, с закатанными до колен шароварами переходит реку и выходит на берег Тавшан-Еогуша, откуда на гору лишь заяц может подняться. Как должно перейти эту реку, подняться на эту небывалую Голгофу такое скопище беззащитных женщин, девочек, детей, уже обессилевших, изможденных, с грузом, с ослами... Но другого выхода нет.

Переход через реку Прпур-Джур длится несколько часов. Быстрое течение воды, устланное крупными глыбами камней дно, торчащие из воды скалы, рифы, преграды, полное отсутствие брода, нет легкого места для прохода. Ноги детей и женщин скользят, они не могут противостоять бурному потоку, кого-то уносит водой, плач, крики, вопли о помощи... Кому помочь, кто смотрит на другого, кто может заботиться о ком-то, все в одинаковом положении, и каждый занят собой... Уместна поговорка: "Каждый смотрит на своего осла, как он переходит воду".

Из наших горожан три брата - Хаджа-Симон, Карапет, Ншан Кэпапчяны - по пояс в воде с большой самоотверженностью помогают всем направо и налево. Жандармы, сидя наверху на краю ущелья, с удовольствием смотрят на это мучение народа.

По ту сторону реки нет берега. Сразу начинается крутой подъем на гору. Ослы упрямствуют - не двигаются с места, не делают ни шага. Ужасно упрямство этого по-христиански покорного животного. Тянут за узду, бьют плетью, толкают сзади, а они еле переставляют передние копытца, задние остаются внизу, при каждом шаге поклажа валится вниз. Огромное скопление народа, волнения, крики, брань, проклятия, плач... Впереди заторы, идущие вслед не могут продвигаться вперед, стоят в воде. Дорога, как было сказано, - узкая тропинка с Прпур-Джура косо поднимается на 15-20 метров. Воистину Чертов мост. Один неверный шаг, маленькое отступление - как ты с этой высоты оказываешься в водах Прпур-Джура. Горе упавшему! Пока люди шли через эту воду, через этот Чертов мост, в отчаянии думаешь: зачем только меня мать родила?

Горе тебе! Чтобы тебе сгинуть, одержимый бесом турок! Чтобы тебе сдохнуть, искусный во зле Иттихад. Чтобы погиб весь твой род, осталось бы лишь твое имя! Сгинуть тебе, дом разрушителя Ал-Османа! Чтобы у тебя руки отнялись, султан Решат! И дом твой пусть поглотит огонь, пусть потухнет твой очаг, станет пустым ульем, порушенной мельницей, пристанищем сов. Провалиться тебе сквозь землю! Даже придумывая мучения в аду, Вегельгевус, Садаэл, Белиар удивились бы изобретательности, усомнились бы в появлении таких планов.

ВЕСЬ НАРОД МАЛОЙ АРМЕНИИ С ПРИБРЕЖНЫМИ ЗЕМЛЯМИ и 300-400 тысячами человек заставить пройти через эти дороги!.. Даже отары овец невозможно так гнать. Можно позавидовать убитым мечами, топорами, сразу освободившимся!

Я тоже занят не чем иным, как подталкиванием осла наверх. Свояченица, ее сын помогают моей жене, дочери. Они идут, догоняют меня. Жена моя пешком поднимается по подъему. На осле уже невозможно. Жандармы гонят вперед. Мы довольно отстали от каравана, хотя есть и отставшие больше нас.

Поднялись на Тавшан-Еогуш. Впереди нас плоскогорье. Немало рытвин. Одним словом, горная дорога. Авангард опередил нас на час ходьбы. На окончании плоскогорья перед нами предстала душераздирающая картина - брошеная девочка, сидящая на краю дороги. Боже мой, что за вид был у нее, что за состояние! Исхудавшая, истощенная, остались одни кости, еле прикрытые кожей, лица нет, просто скелет, покрытый кожей, в глазах тысячи копошащихся мух отложили яйца, черви вылезают из носа, ушей. Удивительно, что она еще была жива, время от времени сотрясалась от судорог. Невозможно было смотреть на это. По моим расчетам, уже неделя, как она брошена здесь...

"Хорошее за горами, плохое за дверьми", миновать бы мне его. Но все раздирающее душу плохое, что увижу, преследует меня. Через две стоянки так была брошена моя шестилетняя дочь. Я нанял для нее одну девушку из Бурга, которая ее оставила на дороге. Глубокие, глубокие раны нанесла мне эта потеря. По сей день они не заживают и кровоточат...

Здесь кончается часть этого огромного горного массива и начинается его вторая часть. Против нас гора Пей-Даг - высота 3000 метров, ужасающее скопление скалистых гор. В первый момент мне почудилось, что я нахожусь перед чудовищем мифических миров, швотом. Своей дикостью гора оставила на меня очень сильное впечатление. Склоны голые, неотесанные. Снежная шапка вершины доходит до облаков. Астхик (богиня любви языческой Армении), как юная невеста, обвораживала, привлекая путешественника. Картина была прекрасной. Я всегда любил горы, там, на этих высотах, мысль твоя подобна полету орла. Отряхнув с себя пыль рабства, ты не ползешь по земле - чувствуешь себя свободным, как горы, возвышенным и сильным, грудь твоя преисполняется достойной гордостью. Альпинистские воспоминания пробуждают во мне желания, когда я думаю над тем, найдется ли у меня когда-нибудь свободное время, чтобы подняться на эти непреодолимые высоты? И кто мог бы подумать, что нас должны вести по этим неприступным высотам! Этими мыслями была занята моя голова, когда мы уже прошли плоскогорье и дошли до склонов Пей-Дага.

На Козьей тропе

Поднимаю глаза и вижу, что наш авангард продвинулся довольно вперед. Курды толпой идут за караваном. Среди гор они должны найти повод для ограбления, убиения отстающих. Все спешат, торопятся.

ОСЛЫ ДВИГАЮТСЯ С ТРУДОМ, ГРУЗЫ СОСКАЛЬЗЫВАЮТ, ПАДАЮТ ВНИЗ. Женщины, оставшиеся беззащитными, в тревоге зовут на помощь. Каждый человек думает о себе. У бедных женщин не хватает сил поднять груз и искусно обвязать его веревкой. Они неопытны, груз валится вниз. Даю курду несколько монет, он нагружает, связывает. Спешим, бедная моя больная жена вынуждена идти, как сотни других. А мучения и страдания детей в хурджинах на ослах... Узкая тропинка опоясывает длинной извилистой дорогой бока Пей-Дага, тянет наверх, постепенно все выше, в горы на горах, на высоты на высотах.

В направлении этого извилистого пути налево перед нами открывается пасть глубокой пропасти одного ущелья, куда с сотворения мира не проникали лучи солнца. Узкая кривая тропинка нависла, как Чертов мост, на губах этого огромного ущелья. Еле с большой осторожностью и ловкостью по ней может пройти один человек. Маленькая заминка, ошибочный шаг, просчет глаза достаточны, чтобы ты скатился в пропасть в несколько тысяч метров глубиной, и самым большим оставшимся куском от тебя может быть ухо. По этому Чертову мосту должны пройти 4-5 тысяч народа нашего каравана. И невозможно представить себе, что уже 3-4 тысячи провели по этому ужасному пути, который местные жители именуют Козьей тропой.

Курды выбегают из засады, нападают на отстающих, грабят, похищают девушек-невест. Жандармы! Жандармы! Крики о помощи откликаются эхом. Караван в панике, объят ужасом, народ спешит пройти Чертов мост. На самом узком и опасном месте ужасное скопление народа, пока передние по одному проходят, у идущих сзади стынет кровь в жилах. Женщины и девушки боятся за свою жизнь, мужчины - за свою душу. Смотришь, одна группа, сворачивая с тропинки, другими проходами движется вперед. Ужасная ругань, взаимные проклятия, поднимается невообразимый шум. Толкают друг друга, ударяют. До поворота верха ущелья около получаса ходьбы по этому Чертову мосту, но времени уходит больше, пока народ осторожно, маленькими шажками движется к цели.

Немало сорвавшихся. В ужасе они прилипли к камню, к какому-то корню. Наш авангард уже прошел поворот ущелья. С другой стороны ущелья видно, как, повиснув на Чертовом мосте, маленькими шажками продвигаются люди. После преодоления этой стороны, как говорится, нужно покаяться, чтобы перейти на другую сторону. Один из жандармов на другой стороне ущелья проходит через караван. Ради развлечения пинает идущего впереди осла. Осел вместе с поклажей катится вниз. Хозяйка осла, жена Тэли-Казаряна Григора, заламывает руки, плачет. Привыкший к горным дорогам курд спускается вниз, поднимает осла, грузит товар, приводит осла к хозяйке и уходит в ущелье.

МЫ ТОЖЕ ДОШЛИ ДО ДРУГОЙ СТОРОНЫ УЩЕЛЬЯ. ОДНА ДЕВОЧКА соскользнула вниз и повисла на камне. Кричит, зовет на помощь. Кто осмелится спуститься помочь и поднять ее наверх, сам вместе с ней окажется на дне глубокой пропасти.... Мальчик лет 7-8, ноги распухли до голеней, не может идти, остался здесь. По одежде (узкие штаны из синей ткани), по очертаниям лица понимаю, что из Бурга. Спрашиваю - подтверждает: родные уже прошли вперед, его оставили здесь. Поднимаем на ноги, заставляем немного идти, немного ехать на осле, везем с собой.

Солнце уже давно село, наступила темнота. Все спрашивают друг друга с тоской: "Много ли осталось до стоянки?" Жандармы показывают где-то далеко вершину Гуш-Тэпэ и говорят: "Стоянка у его подножия". Моя жена, свояченица вместе с другими пешими проходят вперед. Я им поручаю, дойдя до стоянки, занять заметное место, чтобы легко было их найти. Мы ушли с Чертова моста, дорога спускается, лунная ночь, особых трудностей на пути нет. На этот раз тропинка должна пройти по ущелью справа от нас, здесь также нам придется преодолеть Чертов мост. К счастью, он не длинный. Проходим.

Издали видим огни стоянки. Как будто усталость отступила. Еще должны пройти довольно большое расстояние. Пользуясь темнотой, на нас из засады нападают курды. Схватив какой-нибудь сверток или еще что-нибудь, убегают. На дороге немало трупов. Несчастные, изможденные падают прямо на дороге. Увидел труп юноши. Переворачиваю его, чтобы в свете луны определить, кто это может быть. Да, узнаю. Сын священника Матеоса Степан. У него разорвалось сердце, из носу, изо рта кровь пошла.

Дошли до стоянки. Стоит глухой гул. На возвышенности раскинута черная палатка из козьей шерсти на 7-8 столбах. Говорят, это шатер бея. Разведен огонь, жарят ягненка, обслуживают армянские женщины. На большом пространстве шумно, и мне с трудом удается найти наших. Была уже полночь, когда мы дошли, отдохнули. Здесь летние пастбища Зейнала. Из-за черного цвета эту стоянку мы назвали местом Черного Шатра.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА. Приношу глубокую благодарность моему консультанту по турецкому языку - председателю земляческих союзов Армении Жозефу Аветисяну за его бескорыстную помощь.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ВРАЩАТЕЛЬНЫЙ МОМЕНТ И КОСМИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ
      2018-11-14 18:56
      56

      Наша наблюдаемая Вселенная состоит из обычных атомов, которые достаточно хорошо классифицированы и изучены современной физикой. Правда, эта же физика утверждает, что кроме обычной материи, которую называют барионной, поскольку ее основная масса сконцентрирована в атомных ядрах, состоящих из барионов, существует также и другая форма материи. Последняя вошла в науку под названием "темная материя", поскольку никак не проявляет себя кроме своего гравитационного воздействия.

    • ПОД ЗНАКОМ НАРЕКАЦИ И СВЯТОГО МИНАСА
      2018-11-14 16:43
      81

      Маленький театр и Versiliadanza отметили 10-летие сотворчества По разным маршрутам вот уже десять лет путешествует мощный, быстрый, как ветер, поезд-спектакль под названием "Седьмое чувство", оставляя за собой клубы эмоций своих зрителей и с каждым годом добавляя по вагону воспоминаний, друзей, опыта... Недавно ереванский Маленький театр при Центре детского эстетического воспитания им. Г. Игитяна и итальянская труппа Versiliadanza отметили 10-летие своего творческого сотрудничества.

    • СОЛОЛАК, УЛ. ЯШВИЛИ, 9
      2018-11-14 16:09
      68

      Чрезвычайное заявление Союза армян Тбилиси по проблеме сохранения родового дома великого мецената и благотворителя Александра МАНТАШЕВА События последних лет подтвердили наши опасения в отношении утраты колоссального пласта армянской культуры в Грузии. Зарубежными (не армянскими) инвесторами скупаются исторические здания, построенные на средства армянских предпринимателей по проектам армянских архитекторов.

    • ЕКЗ В СОДРУЖЕСТВЕ С ШАРЛЕМ АЗНАВУРОМ
      2018-11-14 16:06
      67

      Продолжая представлять нетленное наследие Шарля Азнавура, Ереванский коньячный завод объявляет о запуске проекта ARARAT Charles Aznavour Signature Blend - результат совместной работы великого артиста с международным брендом, которая началась еще в 2017 году.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ГЮМРИ ИЗДАЕТ НЕИЗДАННОГО ШИРАЗА
      2018-11-14 16:02
      45

      Ованес Шираз был не только одним из самых талантливых, но и подчеркнуто национальных поэтов Армении. Вот почему в советской стране, в которой культивировалась единая культура народов СССР, его творческая судьба складывалась нелегко. Многие произведения тормозились цензурой, случалось, искажались. С 2014 года сотрудники Дома-музея О.Шираза приступили к изданию неопубликованных произведений Шираза (в архиве поэта около 3 тыс. стихотворений). Вышел в свет первый том "Антип эджер" Шираза: публикация осуществлена под редакцией заслуженного деятеля науки РА, доктора-профессора филологии Самвела Мурадяна при финансовой поддержке мэрии Гюмри.

    • Роберт Кочарян: Развал Советского Союза начался не из-за Карабаха
      2018-11-13 09:43
      109

      Президент Армении Роберт Кочарян в интервью журналисту «Россия 24» Николаю Сванидзе рассказал, что выпустил автобиографическую книгу, где говорится о событиях времен развала Советского Союза. По его мнению, у советской власти в тот период не было ничего нового и креативного, что можно было бы предложить обществу, передает Новости Армении - NEWS.am.

    • АРМЯНСКИЙ ДЖАЗ В THE HISTORY OF EUROPEAN JAZZ
      2018-11-09 15:51
      988

      На дни рождения, а тем более на юбилеи принято делать подарки. Так вот в год своего восьмидесятилетнего юбилея армянский джаз получил замечательный подарок. В прекрасно изданной британским издательством Equinox книге The History of European Jazz - The Music, Musicians and Audience in Context собрана информация о джазовой музыке и музыкантах всей Европы. Получила свое представительство в книге и Армения. Эта практически энциклопедия почти на 750 страницах содержит информацию, которую предоставили 45 журналистов, критиков и музыковедов Европы.

    • ЗАКОН СОХРАНЕНИЯ ВЕЧНОСТИ
      2018-11-09 15:27
      885

      Полгода назад в Одессе вышла новая книга известного поэта, замечательного мастера свободного стиха Карена ДЖАНГИРОВА "Верлибры. 500 текстов".