Последние новости

ОТ МОРЯ И ДО МОРЯ

Какова была истинная цель капитана Кидда и других пиратов в Индийском океане и окрестных морях? Во что облачались торговцы и путешественники, странствуя с караванами? И почему детей приносят аисты, а не другие птицы или звери? Так ли безопасно для будущего страны преувеличение или преуменьшение ее былой славы? Мог ли лепет кочевника повлиять на язык народа-созидателя? Каковы цели и фундаментальные различия созидателей и паразитов? Является ли "Армения от моря и до моря" фигурой речи, утерявшей смысл в незапамятные времена?

Интересные ответы на эти и другие неожиданные вопросы вы найдете в книге Лии АВЕТИСЯН "Эти невероятные армяне", которая на днях выпущена в свет издательством bookinist и уже появилась на полках книжных магазинов Еревана. Небольшой фрагмент одной из глав этой занимательной книги - "Армения от моря и до моря" - предлагаем читателям "ГА".

'Эти невероятные армяне'

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ И, ЧТО САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ, ПОЧЕМУ ВСЕ ЕЩЕ СОХРАНЯЕТСЯ в армянском лексиконе эта странная формула: "Армения от моря и до моря"? Ведь со времени восстановления Тиграном Великим огромной империи прошло две тысячи лет разделов страны, распада на множественные царства и княжества, и даже временной потери государственности. Почему армяне все еще мечтают о морях? Почему, живя в различных странах, являют собой пример оголтелых государственников и борются с опасными для этих стран космополитическими тенденциями? А главное - руководя государственными аппаратами, нередко расширяют и укрепляют ту самую, иноземную, государственность за счет самой Армении. Так было в Древнем Риме при всех Гаях, в Парфии при Арташесянах, в Византии вообще при всех и даже в Советском Союзе, где бедного Анастаса Микояна вне Армянской ССР дружно ненавидели за то, что он просоветский государственник, а в самой Армении - за то, что, обладая огромным политическим весом в империи, "палец о палец не ударил" для возвращения Карабаха и Нахиджевана. То есть за то же самое. Так откуда же эта мечта? Каков вообще критерий в суждениях на подобные щекотливые темы? Что нам моря?

Как автор бесчисленных каляк-маляк середины прошлого века на метровом уровне стен отцовского дома, начну с наскальных изображений. Самый ранний кораблик, изображенный в пещерах гор вокруг озера Севан, относится к VII тысячелетию до н. э. и снабжен веслами. И это понятно, так как огромное пресное озеро кишело здоровенной вкуснейшей форелью и надо было с этим как-то бороться. Однако аналогичные наскальные изображения с лодками присутствуют и в Киликии, и в других прибрежных местностях Армянского нагорья и датируются приблизительно тем же периодом. В ходе археологических раскопок в окрестностях озер Ван, Севан, Цовк, Парвана и Северный Цовак были обнаружены не только древнейшие рыболовные снасти, но также якоря.

А вот что пишет Геродот (484-425 гг. до н. э.): "Посредине Вавилона течет река, название которой Ефрат. Она течет из Армении, велика, глубока и быстротечна... Тигр тоже берет начало в Армении... Их [армян] суда круглы и целиком обиты кожей. В Армении они срубали ивы, из которых готовили обшивку судов, и затем целиком обивали ее кожей, так же, как и палубу. Эти суда в основном перевозят вино в красных кувшинах..." Если на минутку представить круглые черные кожаные лодки с красными кувшинами в их недрах, то можно смело утверждать, что армяне - основоположники и самого продвинутого дизайна всех времен.

'Эти невероятные армяне'

ЕСТЬ ДОКУМЕНТ И ПОНОВЕЕ, ОТНОСЯЩИЙСЯ К 38 ГОДУ ДО Н. Э. Это записки ближайшего друга Гая Юлия Цезаря, древнеримского историографа Гая Саллюстия Криспа, который в свою очередь ссылается на книги, приписываемые нумидийскому царю Гиемпсалу Второму, "что полностью совпадают с рассказами природных жителей Африки". Из них становится известным интересный факт. Итак, "после того как погиб Геркулес... войско его, состоявшее из различных племен, потеряв своего главного вождя, быстро распалось, так как многие искали для себя владений, каждый в различных местах. Отдалившись от этого войска, персы, армяне и мидяне переправились на кораблях в Африку и заняли в ней места, ближайшие к Нашему морю (имеется в виду Средиземное море). При этом персы поселились ближе к океану и жилищами им служили вместо хижин перевернутые корабли. Причиной тому был недостаток строительного материала в этих местах и невозможность завязать торговые или меновые отношения с Испанией. Тому мешали обширность моря и различие языков. Мало-помалу персы посредством браков смешались с гетулами, и так как, отыскивая постоянно новые места, они часто переходили с одного места на другое, то сами называли себя "номадами", то есть кочевниками. К мидийцам и армянам присоединились ливийцы, жившие ближе к Африканскому морю, и вскоре у них появились укрепленные города, ибо, отделенные от Испании только Геркулесовыми столбами, они рано вступили с ней в постоянный обмен".

Ага, так армянам недостаток материалов не помеха для строительства городов! Да и "различие языков" не мешало взаимопониманию с испанцами.

Причем водные путешествия отнюдь не всегда носили меркантильный характер. Вспомним самую большую в мире фреску в 7300 квадратных метров, украшающую прихожую Вюрцбургской резиденции епископов Баварии с 1783 года. На фреске изображен Месроп Маштоц, везущий по морю от епископа Даниела стелу с армянскими письменами. Всего несколько лет спустя, в 30-е годы V века, его ученик Мовсес Хоренаци с товарищами ездил по морям в Палестину, Египет, Италию и Грецию для распространения восстановленной грамоты среди местного армянского населения. Сообщая в "Истории Армении" о командировании в Эдессу других учеников Месропа Маштоца, Езника Кохбаци и Овсепа, "чтобы они перевели на наш язык все, какие достанут указанные им книги первых святых отцов и немедленно привезли их, с тем чтобы затем быть посланными в Византию для такого же дела", Хоренаци не уточняет виды используемого ими транспорта, но исключительно по суше туда ведь не доберешься! И даже другим ученикам - Иоанну и Ардзану, которые, "путешествуя неспешно и странствуя лениво, задержались в Кесарии", пришлось неоднократно использовать морские и речные переправы.

'Эти невероятные армяне'

В VII ВЕКЕ УЧЕНЫЙ ИЗ АРМЯНСКОГО АНИЙСКОГО ЦАРСТВА АНАНИЯ ШИРАКАЦИ в гениальном труде "Космография и теория календаря" связывает приливы и отливы с влиянием Луны на Землю, отдельно обращается к тематике морской стихии и методам ориентации по звездам во время морских переходов. То есть существовал огромный опыт народа, которому придал научное обобщение автор, получивший образование в прибрежных армянских Трапезунде и Константинополе.

С ослаблением добиваемой крестовыми походами Византии и трагическим крушением империи в 1204 году завершилось ее уверенное доминирование на море, а центрами морской торговли стали Венеция и Киликия.

Первые регистрационные книги венецианского сената, конечно же, уничтожены. Так что исследователи располагают документами начиная с 1280 года, когда морские рейсы из Венеции к Кипру и Киликийской Армении стали регулярными, Венецианская республика учредила монополию морской торговли и приступила к предоставлению судов для коммерческих нужд посредством государственных аукционов.

Экипаж каждой галеры был вооружен, на борту имелся отряд лучников, которые были призваны оборонять судно от пиратов и других морских грабителей, покровительствуемых генуэзскими ростовщиками и князьками раздробленной "латинской" Византии. Но что интересно - в документальных источниках все оборудование и вооружение галер, включая экипаж, обязанный носить при себе оружие, и специальную вооруженную охрану, в зависимости от типа нанимателя именовалось armentourperComunem, armentourperdivisum, armentourperspecialespersonas. To есть арментур был синонимом достаточной оснастки судна, его управления и охраны при любых формах найма.

Забавно, но в Армении есть турагентство с таким же названием, и наречено оно попросту в честь дедушки и сына, которые, разумеется, тезки. Однако фишка состоит в том, что тур по-армянски - меч и названная арментуром комплектность венецианских кораблей означала в том числе опору на армянскую воинскую доблесть. Так что тур/изм, как видим, в прежние времена предполагал наличие при себе не дисконтных карт, а серьезной возможности оборонять собственную наличность и жизнь.

ЕСЛИ ПОНАЧАЛУ РЕЙСЫ В КИЛИКИЮ И НА КИПР ИМЕНОВАЛИСЬ ОLTEMАГЕ (Заморье), то в дальнейшем в документах четко проставлялось: "Кипр-Киликийская Армения". При этом как братья по крови венецианцы не платили таможенных сборов в киликийском порту [h]Айас вплоть до падения Киликии в 1375 году. Словом, венецианское мореходство довольно долго находилось в надежных руках армян. Да и не только венецианское: армянские экипажи во главе с армянами-адмиралами комплектовались также в Пизе, Генуе, Луке, Барселоне, и естественно, что та же активность наблюдалась в Египте и странах Ближнего Востока.

Конечно, по мере падения армянских царств Ани, Византии и Киликии на протяжении всего-навсего неполных трехсот лет армяне были вытеснены также из Венеции и Генуи. При этом захватившие армянское богатство и сегменты деятельности новые хозяева присвоили себе также армянские символы - тех самых венецианских львов, эмблему гильдии армянских каменщиков и штукатуров и вообще многое из того, что сегодня прочно ассоциируется с ростовщиками, масонами и другими силами, исторически нацеленными на уничтожение армянства. А потому исследователи зачастую теряются в догадках, как же эта армянская унтер-офицерская вдова смогла сама себя высечь?

Что касается располагавшегося на северо-восточном побережье Средиземного моря Киликийского княжества и затем царства (1080-1375), то в "Секретной книге крестоносцев" Маринуса Санутуса упоминаются 25 портов и гаваней этой страны. Причем здесь становились на рейд как христианские, так и мусульманские суда, в то время как повсюду в мире пролегала четкая разграничительная линия между мореходами обеих конфессий. Армяне же, как стоящий у истоков христианства народ, а также народ, приложивший руку и к записи Пророчеств Мухаммеда, прекрасно понимали, что принципиальной разницы между обоими вероучениями нет, в основе обоих - Бог и Любовь, а потому были и остаются не просто веротерпимы, а уважают убеждения арабов - своих кузенов по дедушке Ною.

В СВОЕЙ "КНИГЕ О РАЗНООБРАЗИИ МИРА" МАРКО ПОЛО РАССКАЗЫВАЕТ, как они с отцом и дядей гостили в Айасе, и Киликийский царь Левон III проводил их в путь на своей специально оборудованной галере. Арабский хронист Ибн аль-Варди, описывая осаду мамелюками Айаса в 1321 году, перечисляет три из киликийских военных кораблей - "Атлас", "Шама" и "Айас", что были предоставлены мирным жителям для срочной эвакуации. Однако после более чем столетних попыток уклониться от папского ультиматума о всенародном обращении в католическую веру, результирующих наскоков мамелюков и алчных крестоносцев, Киликия пала. И это было падение третьей армянской государственности в течение минувших 300 лет, причем второй - на морях.

Однако мы забыли про Великий Рим и его наследницу - просвещенную владычицу морей Византию, которые правили народами и различными моделями кораблей. Их всевозможные морские суда потрясают лично меня не столько достижениями в искусстве навигации, сколько артикуляцией названий. Если вы хоть раз слышали армянскую речь и помните, что ударными здесь всегда являются последние слоги, то воспримете экзотические названия "бирем", "тирем" и прочие как несовершенные глаголы в первом лице будущего времени: "доставлю", "буду господствовать". И первый из них, судя по описаниям специалистов, конечно же, означал доставку на место события морпехов той поры.

Вы без всяких специальных справочников поймете, что если судно называется "минерес", то оно наверняка однопалубное: ведь "мин ерес" по-армянски - "однослойный"! И что если корабль называется "дрмбон", или "дромон", то явно имеет на борту пушки или катапульты: иначе не был бы поименован "бабахающим". А смущение серьезных специалистов по корабельному делу в связи с тем, что "дромон" переводится с древнегреческого как "быстроходное", хотя на деле - самое что ни на есть "тихоходное" (всего-то 5-6 узлов при 12 у современных ему кораблей) было бы легко развеяно: попросту не с того переводят, а значит, - и не туда.

А были еще у византийских флотоводов корабли, которые, будучи все теми же боевыми "дрмбонами" или "либурнами" ("быстрыми", "энергичными" по-армянски), носили титул "усиако", который якобы происходит от греческого слова "усия" и означает "отборные". Это корабли, гребцы которых были в то же время хорошими бойцами и могли поочередно управлять судном и вести сражение на воде. Все это так. Отбирали-то их отбирали, как свидетельствуют греки, однако отбирали вследствие наличия соответствующих знаний: ведь "усия" по-армянски означает "обученный"! В том-то и штука, что искать по миру самородков, способных и управлять кораблем, и защищать его, - дело зряшное. Зряшное, если не обеспечить специальное обучение парней. Вот об этом и свидетельствует категория Усияко, где конечное ко - просто множественное число в армянское языке, и в переводе корабля категории Либурн Усиако с армянского мы получаем что-то вроде "силы быстрого реагирования": Быстрый (корабль) обученных. Эх, древнегреческий язык, ты - как слабый отголосок в прошлое весьма живого армянского языка, на котором что думать, что давать названия - сплошное интеллектуальное удовольствие.

ТАКЖЕ В ВИЗАНТИЙСКОМ ФЛОТЕ СУЩЕСТВОВАЛИ КОРАБЛИ, ИМЕНОВАВШИЕСЯ "ХЕЛАДИ". Исследователи затрудняются однозначно определить, какой именно тип кораблей обозначался этим термином. Между тем по-армянски "хелаци" означает "умный", скорее всего, римляне с византийцами попросту награждали этим эпитетом лучшие из новых моделей той поры.

Если ботаник начинает изучать цветок со стебелька, а не от корня, взгляд его окажется поверхностным во всех смыслах, а потому неточным. Вот и исследователи различных областей знания, в том числе и навигации, при всех талантах и эрудиции оказываются в роли "ботаников" попросту потому, что вместо живого армянского языка учили его записанные иными литерами, а потому почившие в бозе разновидности: древнегреческий, санскрит и латынь.

Кстати о латыни. Исследователи называют появившийся в Византии треугольный парус "латинским" и никак не могут взять в толк, почему же он спустя века после римской государственности был так назван. Я не разбираюсь в морском деле, но знаю много языков, в том числе грабар, всеармянский письменный до конца XIII века, когда был отменен для мирян по ультимативному настоянию ревнивого папского престола. Грабар называют древнеармянским языком, хотя современный полностью сохранил корневую систему и отличается от него лишь некоторыми видоизмененными грамматическими формами. Впрочем, как и латынь. Так вот, по-армянски лат - обрывок. В родительно-дательном падеже грабара (то есть при ответе на вопросы кого, чего, чей?) это уже латин. Вот почему "мачта паруса" в случае с этой кособокой разновидностью после привычного огромного квадрата - мат латин, где мат не только мачта, но и палец. И вообще получается нечто неприличное, но объясняющее определенные позиции в шахматной игре. Надо ли объяснять после этого, почему возникшие на месте великой Византии четыре княжества - не что иное, как ее "латинские" обрывки? По этой же причине никогда не воевавшие в доспехах армянские всадники с великим скепсисом назвали их латами.

Но главное, что имевший ту же грамматику, ту же корневую систему, но записанный иными буквами и базирующийся на теоретическом предположении поздней грамматики об ударном первом слоге, рядовой армянский диалект был назван латин лезу, буквально - "язык обрывков", т.е. язык оторвавшейся от тела народа диаспоры, но в литературном переводе - "латинский язык".

Основная тема:
Теги:
  • Эмануил Долбакян 17-Июн-2015
    Эмануил Долбакян АРМЯНЕ, БЕРЕГИТЕ ЧЕСТЬ И АВТОРИТЕТ ПЕЧАТНОГО СЛОВА В 2004 и 2008 г. московское издательство "Центрполиграф" издало в переводе на русский язык книгу английского историка профессора Дэвида Лэнга "Armenia. Cradle of civilization" - "Армения. Колыбель цивилизации" под придуманным названием "Армяне. Народ – созидатель" (переводчик Е.Ф. Левина, ответственный редактор – Ю.И. Шенгелая). Правда, воспроизвели титульный лист оригинала и на обложке книги поместили краткую информацию, почему Лэнг считал Армению колыбелью цивилизации. У меня сразу возник вопрос, имели ли они право менять название книги, получали ли они на это разрешение родственников покойного профессора Лэнга (он умер в 1991 г.). Я даже написал письмо на армянском и английском руководителям армянской общины Лондона с просьбой связать меня с потомками профессора Лэнга для получения права от их имени предъявить претензии к московскому издательству, но лондонские армяне проигнорировали мою просьбу. А самое главное – внимательное прочтение перевода и его тщательное сопоставление с оригиналом (имеется в Российской государственной библиотеке – Ленинке) показало, что перевод сделан фантастически неграмотным переводчиком при возмутительно, как минимум, если не больше, небрежном редакторе. Кроме того, к тексту имелся зачастую волюнтаристский подход; что-то опускали в переводе, выглядевшее иногда предвзятым искажением текста оригинала. Обо всем этом я тогда написал обстоятельную статью и послал в редакцию "Голоса Армении" (ГА). Она в ответном письме попросила побольше данных об искажении перевода. Я подумал, куда же больше и прервал свою переписку с редакцией… Через некоторое время журналистка ГА Лия Аветисян написала фантастическую по невежеству и безосновательной самоуверенности статью: "О трудностях перевода удобнопитека (Читатель далее убедится, что не случайно вместо "удабнопитек" пишется "удобнопитек") на грузинское нагорье". Я написал возмущенный комментарий к этой "статье", но так и не послал редакции ГА. не желая обидеть уважаемую мной газету. Со временем огорчение от фактического отказа редакции и буря возмущения этой "статьей" постепенно улеглись. Но, недавно, осенью прошлого года буря моего возмущения всколыхнулась с новой силой в связи с очередной "статьей" Лии Аветисян "От моря до моря". Прежде чем комментировать этот "шедевр", я хочу представить читателям неотправленное тогда мною в редакцию ГА письмо. НЕОТПРАВЛЕННЫЙ ПОКА E-MAIL В РЕДАКЦИЮ "ГОЛОСА АРМЕНИИ" (в ответ на их желание получить побольше фактов, как "перевирали" в Москве книгу Лэнга) Я все-таки предлагаю уважаемой мной газете напечатать мою статью о переводе книги проф. Лэнга "Армения. Колыбель цивилизации". Все дело в том, что я своем послании деликатно не указал, что никаких других претензий, кроме мной указанных¸ к переводу нет. Я полагал, что это понятно и так. Прочитав в августовском номере прошлого года статью вашей "журналистки", я из-за нее тоже пришел в состояние перманентного негодования. Т.е. я негодовал не столько из-за перевода книги, из-за изменения названия, сколько из-за той лжи, которую "журналистка" подсунула не только редакции, но и через газету всем нам – армянам. Все, что она с апломбом (верным доказательством отсутствия ума и знаний) приписывает переводчику и редактору книги, не будучи знакомой с оригиналом книги!, все, что в русском издании ей не нравится, все это написано самим профессором Лэнгом! Тут и хронология армянской истории с злосчастными грузинскими князьями, захватившими власть в Армении (со ссылкой на Тацита), и удабнопитек – останки древней человекообразной обезьяны, жившей около 1800 000 лет назад в Грузии в местечке Удабно, и предположение о влиянии фонетики грузинского языка на армянский, частые выражения: "в Армении и Грузии" и многое другое – все это есть в английском оригинале (естественно, в отличие от т.н. журналистки, я это сличил с карандашом в руках). "Оскорбленное национальное самолюбие" доводит "журналистку" до того, что оно считает факт обнаружения "удабнопитека" придуманным редактором перевода с грузинской фамилией. Слово "удобнопитек" подразумевает, что, по ее мнению, грузины хорошо "устроились", и завтра провозгласят себя… потомками удабнопитека как "самый древний народ мира" с берегов Каспия считает себя потомком азыхантропа. Как можно написать без всяких на то оснований, этических, нравственных, политических и т.д., и уж тем более напечатать такое: "…как в духе своих национальных комплексов перевирает Лэнга Ю.Шенгелая?" (редактор русского перевода. – Э.Д.). Эта "журналистка" настолько "пещерная", что даже не удосужилась выяснить в пределах самого Еревана, жив ли проф. Лэнг, нет ли оригинала этой книги в Ереване. А вот я из Москвы навел справки в Ереване, и уважаемые компетентные люди мне сообщили: Лэнг умер в 1991 г. Ну а "журналистка" обещала читателям в октябре (прошлого года) ознакомиться с оригиналом книги, сверить с ним перевод, и накатать "отчет нашим читателям и телегу – самому Лэнгу"! Вот все это и есть "жареные факты", которые очень любят журналисты. Вы намекали на желательность фактов на тему "перевирания" оригинала. Вот я и Вам предлагаю! Я возмущен до такой степени, что готов судиться за попранную честь и достоинство, не переводчика и не редактора, а армянского народа, которого эта невежда, и, может быть, провокатор (я готов судиться, если кто-то будет считать это оскорблением "журналистки") подставила. Могу подать в суд и за моральное оскорбление, нанесенное лично мне. Будучи далеко не самой умной, грамотной и порядочной представительницей нашей нации, она себе позволяет играть с добрым именем моего народа, хо-тя бы даже одного рядового читателя, каковым являюсь я. Да, нашу историю "перевирают", кому не лень. Я сам, как любой армянин, очень озабочен всем этим. Но я полагаю, что такими "методами борьбы" мы рискуем терять наше несомненное моральное превосходство над фальсификаторами. Например, к туркам (османам и кавказским татарам) в течение столетий "обреченным" убивать и убивать, существует отношение типа "что с них, с турков возьмешь". Но стоит нам разок оступиться, как нас сразу уличат во всех грехах и поставят на одну доску с ними. Если переводчик, редактор и руководство изд-ва "Центрполиграф" прочтут, не дай Бог, то, что она написала, могут успешно судиться с Вашей газетой. В настоящее время я дописываю свой читательский анализ книги Лэнга. И, конечно, в данной ситуации хотел бы, чтобы он появился в Вашей газете. Я думаю, что честь и достоинство, прежде всего, самой газеты, а уж если она готова подняться выше своих интересов, честь и достоинство нашего народа требуют мужественно опровергать ложь и глупости т.н. журналистки, отмежеваться от нее. И если этого не случится, то я, вне всякого сомнения, готов судиться с газетой из-за оскорбления чести и достоинства моего народа и конкретного читателя в моем лице. Да, грузины воруют нашу историю, уничтожают наши памятники, "перекрашивают" армянские церкви, систематически уничтожают армянскую эпиграфику и т.д. Это ужасно, это не позволяет мне при встрече с даже очень уважаемыми мною грузинами смотреть им прямо в лицо, говорить им и слушать утверждения о нашем многовековом братстве. Чего стоит отрицание достоверности факта создания (почти не отличающегося от армянского) первого грузинского алфавита Месропом Маштоцом и приписывание его грузинским монахам?! Воровство нашей истории обоснованно делает мифом древность грузинской культуры. Персы, например, не нуждаются в "расширении" своей истории за счет армян и Армении. У них она такая же древняя, как у нас. Кавказские татары и турки (не случайно, что они теперь большие "друзья") "расширяют" свою историю. В отличие от них, наши горе-историки, наоборот, десятилетиями с энтузиазмом, достойным лучшего применения, по установкам, спущенным "сверху", или по принципу: быть бóльшим католиком, чем Папа Римский, "укорачивали" нашу историю. Но это уже другой разговор… Если некоторые соседи с комплексом неполноценности воруют у нас историю, чего же мы так ведем себя как мальчишки. Неужели у нас все-таки психология маленького народа?! Конечно, если позволить всем народам, и тем более умелым политикам, при необходимости они назовут великими и чукчей, и папуасов, и болгар¸ и узбеков, и румын и т.д. Сейчас начался год Азербайджана в России (2005-й год. – Э.Д.). И найдутся многие чиновники от науки, культуры и искусства, которые всуе употребят слово "великий" к недавним кочевникам, литература которых, как утверждал на заре XX века Фридун Кочарлинский, начинается с Вагифа, и которые делают вид, что им удалось у персидской поэзии украсть Низами. Мы одни из тех немногих народов, начало истории которых теряется в бездне Времени: китайцы и индусы, персы и армяне, греки и ассирийцы, евреи и копты – первые вкладчики в великий Фонд Цивилизации, зачинатели Истории. Мы – мировой народ. И мы должны знать свою цену. Негоже нам с ворами нашей истории бороться их воровскими методами. Представителям великого народа подобает себя держать достойно! И с этой точки зрения придирка к Лэнгу, подозрения в "хватательном" рефлексе у какой-то там переводчицы, редактора или корректора, да еще связанного с их национальным анамнезом, вещь, несовместимая с этим великим статусом. Теперь обещанный разговор о недавней статье Лии Аветисян. Удивительное путешествие предлагает журналистка, предполагая, что армяне в древности кораблями по суше! плыли в Эдессу! Эдесса (по-армянски Едесия, Урфа, Урха теперь турками переименован в Шанлыурфа) многое значит в истории христианских народов Востока, и в том числе армянского. В этот город направился святой Месроп Мащтоц со своими учениками для изучения сирийской письменности. Упомянем также Маттеоса Урхаеци (Матфея Эдесского), знаменитого историка и хрониста. А город, как стоял тысячу лет назад на суше, вдали от морей, так и стоит сейчас, на юго-востоке современной Турции... Справедливости ради надо сказать, что в Греции есть тоже городок Эдесса. Это так же, как в США, где повторяются названия европейских городов. Но эта Эдесса не имеет никакого отношения к средневековой армянской истории. И я сильно сомневаюсь, что журналистка знает о его существовании. Далее журналистка утверждает, что армяне морем ездили до Сирии, Палестины и Византии. Не знаю ничего достоверного о мореходстве армян в древности, но о военном и торговом мореходстве киликийских армян всем должно быть хорошо известно. Даже после падения киликийского царства у армян несколько столетий существовал могучий торговый флот, успешно ведущий свои дела в огромном океаническом пространстве от Индокитая до Европы. И постыдными для Англии и Голландии являлись отнюдь не джентльменские, а по-настоящему пиратские действия этих стран против армянской торговой монополии. (См. Юрий Барсегов Пиратство и армянская морская торговля/http://aniv.ru/archive/34/piratstvo-i-armjanskaja-morskaja-torgovlja-jurij-barsegov). Историческая Армения была непосредственно рядом с Сирией и Палестиной. Теоретически в Сирию, Палестину можно было и на корабле, обойдя всю Переднюю Азию. Московские таксисты такой окольный путь по городу называют "ехать через Рязань". Армения также располагалась рядом или входила в состав Византии, и туда тоже можно было ехать по суше. Конечно, Византия располагалась на двух континентах (временами на трех), и желающему попасть в Грецию теоретически можно было отправиться по морям: Черному, Мраморному. А можно было бы добраться до Константинополя по суше, переправиться через Босфор, а для бравого морского путешественника это как речушка. И вот уже Греция. Если она была нужна. А так, это путешествие тоже было бы "через Рязань". Удивительно, но факт. Человек абсолютно не в ладах с историей и географией. Нельзя не сказать еще и о ее "лингвистическом озарении". Оказывается, название латинян происходит ни много, ни мало от армянского слова լաթ (подразумеваются паруса армянских кораблей). Мы не знаем, когда в армянском языке появилось слово лат, но достоверно известно, что латиняне начали называться так по имени своего мифологического вождя Латины в I тыс. до н. э. Нехорошо, когда человек неграмотный, но совсем нехорошо, когда он демонстрирует свое вопиющее невежество через газету. А ведь именно эта газета не жалкий бульварный листок, где охотно печатают, даже поощряют невежество, ложь, всякие вымыслы и т.д. И еще об одном горе-соотечественнике хочу рассказать. В армянских СМИ, в армянском Интернете вот уже несколько лет гуляет "информация" о положительной корреляции места в алфавите Месропа Маштоца и порядковых номеров (мест) некоторых металлов в Периодической системе Менделеева. Короче, якобы сумма порядковых мест букв названия металла в месроповском алфавите соответствует порядковому месту данного металла в таблице Менделеева. Получается, что Маштоц заранее знал, предвидел, или, как еще хотите, предугадал пятнадцатью веками раньше Менделеева периодическую систему! Важно отметить, что речь идет о названиях металлов в то, маштоцовское время. Вряд ли вдумчивый читатель может поверить этому блефу. Но людей, поверивших этой чуши, нашлось достаточно много. Я полагал, что люди разберутся, что это ложь и обман. Оказалось, что я заблуждаюсь. И вот, увидев на сайте московского "Юсисапайла" в статье "Мистический алфавит перепрыгнул планку чуда" таблицу автора этой лживой конструкции, решил реагировать. Вот таблица пресловутых "соответствий" из статьи на сайте: В армянском языке, как в грабаре, так и в современном нет слова "մեդ" ("мед"), якобы означающее слово "պղինձ" - "медь". Русский эквивалент указывает, откуда взято якобы армянское слово "мед". В армянском языке, как в грабаре, так и в современном нет слова "արծ" ("арц"), якобы означающее "серебро". В армянском языке, как в грабаре, так и в современном нет слова "ալգաթ" ("алгат"), якобы означающее "железо". В армянском языке, как в грабаре, так и в современном есть слово "անագ" ("анаг" - олово). Клайек, а не клаэк - это не название химического элемента, а название процедуры. Оно пришло к нам из турецкого. Означает покрытие медных изделий оловом. Армянские мастера, веками занимающиеся этим делом, турками назывались "калайчи". Отсюда армянские фамилии: "Калайджян", Калайчян, Галаджян и т.д.". В грабаре, т.е. во времена Месропа Маштоца слово "արչիչ" (арчич" - свинец) отсутствовало. Употреблялось слово "կապար" ("капар"), заимствованное из аккадского языка. Кстати, "арчич" тоже заимствовано у аккадцев. Так что Маштоц не мог использовать слово "арчич" и еще находить соответствующее ему место в будущей периодической системе. В армянском языке, как в грабаре, так и в современном нет слова "սնգիկ" ("снгик") для обозначения ртути. В грабаре и на современном языке есть два варианта для слова "ртуть" - "սնդիկ" ("сндик") и "սնտիկ" ("снтик"). Любой читатель может проверить мои выводы, пользуясь соответствующими словарями. Я использовал Словарь грабара Рубена Казаряна (электронный ресурс: http://www.nayiri.com/imagedDictionary Browser.jsp? dictionaryId=28, Орфографический и орфоэпический терминологический словарь О.Х Барсегяна (1973 г.), а также армянский орфографический словарь "Наири" (электронный ресурс Аwww.nayiri.com). Подведем итоги. Из 7 названий металлов во времена Маштоца было только одно – воски. Из 6 остальных названий 5 – наглая ложь, беспрецедентная выдумка. А один металл во времена Маштоца назывался совсем по-другому. Таким образом, мы имеем дело с постыдной фальсификацией, ввиду привлекательности некритически тиражируемой армянскими периодическими изданиями. Из восторженного опуса одного из бездумных, а, может быть, и безумных вздыхателей узнал, что "автором" этой мистификации является некий Эдуард Аянян, как понял, ереванец. Думаю, народ вправе знать имя своего "героя". Беда в том, что эта бесстыдная мистификация успешно распространяется не только на армянском, что было бы еще полбеды. Но и на русском языке! Чтобы над нами смеялись. И поделом. Чем мы в этом случае уступаем "самому древнему народу" в мире с берегов Каспия? Получается, ничем. Почему-то, читая подобные вымыслы, многие люди охотно отключают свой мыслительный аппарат. Ведь написанное явно наглая ложь. Первоначально у меня была идея обсудить корни таких мистификаций, вопиющих проявлений невежества, все "прелести" т.н. народной этимологии, которым болеют многие мои соотечественники, но это оказалось невозможным в рамках газетной статьи. Ограничусь малым. Лат= լաթ это и есть та самая народная этимология. Это настоящая болезнь представителей моего народа. Специальное обсуждение этой "армянской болезни" приходится отложить на потом. И задамся вопросом: Как мог, например, Сурен Айвазян написать целую книгу "История России. Армянский след", ухитряясь не пользоваться научным аппаратом? Непостижимо! Как может наш уважаемый соотечественник, москвич, ученый-изобретатель, создатель алюминиевой танковой брони написать кучу книг на тему армянской истории и языкознания, не прибегая к научным ссылкам? "Шедевром" его, без сомнения, является объяснение греческого слова "математика". Оказывается, бедные древние греки замучились, подбирая слово. И вдруг у них наступило озарение. Взяли армянское слово "мат" (палец), повторили дважды, и… получился термин "математика"! В заключение могу только подтвердить заголовок статьи: "Армяне, берегите честь и авторитет печатного слова"!
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • 17 ПОЭТОВ И АЙРЕНЫ
    2018-09-14 15:00
    1591

    Кем был Саят-Нова? Полиглотом? Моралистом? Ткачом? Изобретателем компактного ткацкого станка с подвижной осью? Певцом с волшебным от природы тенором? Монахом-схимником? Что может успеть человек (речь идет о Петросе Дуряне) за двадцать лет между рождением и смертью, за совсем вроде бы короткий век? Какие три интереснейших момента содержатся в биографии Аветика Исаакяна? Что общего между судьбами Паруйра Севака и Минаса Аветисяна?

  • ЧЕРНЫЙ АВГУСТ 1941-го
    2018-08-24 15:37
    2123

    Недавно мне довелось познакомиться с интересным человеком - Виктором Генриховичем ВУХРЕРОМ. Он - химик-техонолог, кандидат технических наук, академик Армянской технической академии. Работал в химической отрасли, в МО РА (подполковник), изобретатель, председатель культурной общественной организации немцев "Тевтония". Я сознательно опускаю иные подробности биографии немца, шваба, прожившего почти всю жизнь на армянской земле. Почему почти? Вот, пожалуй, с этого и начнем углубляться в родословную Вухреров, которую Виктор Генрихович (он к тому же еще и пишет) представляет в своих книгах - две свои, а две в соавторстве с Наталией Алгульян.

  • ВСЕ СРОКИ ВЫШЛИ
    2018-08-22 15:43
    2960

    Армянские церкви в Грузии нуждаются в реконструкции Вторая книга из серии "Армянские церкви Тифлиса" посвящена историографии церквей Шамкорецоц Сурб Аствацацин (или церковь Красного Евангелия) и Ереванцоц Сурб Минас.

  • В ПАМЯТЬ О ДРУГЕ
    2018-08-20 17:29
    2521

    Двадцать лет назад, в 1998 году, академик Левон Мкртчян издал "Книгу скорбных песнопений" Григора Нарекаци (в переводе Наума Гребнева). Это было очередное обращение Мкртчяна к главному произведению гениального армянского поэта X века. Первым была небольшая книжечка Нарекаци на русском языке, вышедшая в 1969 году. В ней было всего несколько глав из "Нарека" (перевод того же Н.Гребнева).