Последние новости

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ТРЕБУЕТ НЕСТАНДАРТНЫХ РЕШЕНИЙ

Эмиграция из Армении достигла опасных пределов. Что делается, чтобы остановить этот процесс? Можно ли на основе имеющихся научных разработок создать предприятия, которые хотя бы частично решат проблему безработицы? Этот вопрос обсуждали участники круглого стола "ГА".

Гагик АРУТЮНЯН, директор научно-образовательного фонда "Нораванк":

- После распада СССР численность населения РА уменьшилась примерно на 500 тыс. и сегодня составляет около 3 млн человек. В первую очередь это обусловлено тем, что по ВВП на душу населения РА находится ниже 115-го места в мире. Отток населения привел к снижению интеллектуальных ресурсов, что негативно повлияло на экономическую и управленческую системы в целом. В сложившейся ситуации модель "стабильного развития" не может решить накопившиеся проблемы. Проблемы Армении иногда называют типичными для "переходного периода", забывая, что реформы идут уже четверть века, а термин "переходный" подразумевает временные ограничения. Некоторые принятые понятия затрудняют адекватное восприятие действительности, что снижает качество принимаемых решений. Так, нынешнюю экономику Армении с учетом того, что закрылось несколько сот заводов и фабрик, правильнее определять как "деиндустриализованную", что характерно и для других постсоветских стран. А с учетом сокращения научно-технологического потенциала РА некорректно определять армянское общество как "информационное", что предполагает доминирование "производства новых знаний". У нас происходит скорее "размножение" имеющейся информации посредством средств коммуникации, а подобные общества определяются как "квазиинформационные". Но вернемся к демографии.

Думаю, решение демографических проблем Армении традиционными методами невозможно. Повышение рождаемости и т.д. крайне важно, но в нашем случае - недостаточно. Необходимо учесть геополитическую обстановку: страна находится в полувоенном положении - и дело не только в Азербайджане. На Ближнем Востоке идет ожесточенная конфронтация по канонам гибридных войн, которая может перекинуться и на Кавказ. Экстремизм характерен и для военно-политических действий, направленных против Донецка и Луганска. В геополитическом плане Армения находится в чрезвычайно рискованной зоне. Эти условия требуют как минимум наличия боеспособной армии, что в свою очередь напрямую зависит от численности населения страны. Между тем, согласно некоторым прогнозам, к 2030г. население РА может составить всего 2 млн, а в Азербайджане - превысить 8 млн. Логика военно-политических реалий требует, чтобы к демографической проблеме мы применяли термины и методы, используемые в системе национальной безопасности. К примеру, следует использовать понятие "критические инфраструктуры", под которым подразумеваются структуры, нарушение деятельности которых может привести к тяжелым последствиям для системы национальной безопасности. В некоторых же случаях целесообразно придать статус критической инфраструктуры не только отдельным объектам, но и целым сферам. Статус критически важной должна получить вся демографическая сфера.

Знаменательно, что в 20-е годы ХХ в., когда Армения оказалась в тяжелейшем положении, Мясникян разработал стратегию развития для решения сложных проблем, основанную на повышении интеллектуального капитала. Решение демографических проблем и сегодня в некоторых странах переплетается со стратегией развития. Бесспорно, что интеллектуальные ресурсы являются основной движущей силой развития, необходимым условием развития технологий, позволяющих получать материальную и нематериальную продукцию.

С учетом имеющихся сегодня финансовых ресурсов Армении сложно представить технологическое развитие за счет крупных проектов. Более реальным и эффективным представляется создание небольших и желательно сетевых структур, закладывая в "код" их деятельности механизмы саморазвития и "мультипликации". Предлагаю обсудить возможности использования имеющихся научных разработок именно в этом контексте.

Анаит ТОНОЯН, доктор химических наук, профессор Государственного инженерного университета Армении:

- Создание небольших промышленных предприятий на основе научных разработок – чрезвычайно перспективное направление. Это реальный шаг к получению конкурентоспособной, обеспеченной спросом продукции и созданию новых рабочих мест. Однако реализация этой идеи требует государственной поддержки и тесного сотрудничества с бизнесом. Но довести до сознания чиновника, что в реальных условиях Армении именно научные достижения должны лежать в основе создания современного производства, – достаточно сложно. Он к этому не готов. У бизнесменов тоже своя ментальность, свои задачи и ценности. Приведу конкретный пример. Мы создали лабораторную установку для синтеза гидрогелей, пока не имеющих аналогов нигде в мире как в смысле метода синтеза, так и свойств полученного продукта. Пригласили молодого человека, которого надеялись включить в группу в качестве менеджера, объяснили ему все нюансы синтеза, что он, к счастью, не понял, рассказали об уникальных достоинствах полученного продукта. Уйдя от нас, он завез в Армению тонны некачественного зарубежного гидрогеля и быстро организовал его продажу, представляя его как продукт, получаемый в Ереване по передовой технологии и обладающий характеристиками нашего гидрогеля! А госчиновники организовали реализацию этого геля сельскохозяйственным структурам, по-видимому, выполняя государственную программу по грантам для помощи сельскому хозяйству, с премиями и поощрениями… Казалось бы, разработка не имеющей аналогов технологии и возможность организовать производство дешевого востребованного, эффективного и абсолютно безвредного продукта должны были вызвать поддержку государства и бизнеса, но перспективная разработка не нашла практического применения, а характеристики нашего продукта были просто использованы в интересах личной наживы.

Но мы все еще не теряем надежду, что разработанный нами метод фронтальной полимеризации найдет практическое применение в нашей стране. Нам удалось получить гидрогели-суперабсорбенты с уникальными свойствами, которые востребованы практически во всех областях деятельности. Это медицина, фармакология, капсулы для лекарств с пролонгированным действием, биологические чипы для анализов крови, эндопротезы суставов, косметология, детские подгузники, резервуары для воды, активные вещества для аграрного производства, фильтры для очищения нефти и т.д. Особые свойства присущи полиакриламидным гидрогелям – они устойчивы, биологически доступны и абсолютно безопасны. Их производят во всем мире. Однако недавно выяснилось, что США, Китай и многие европейские страны отказались использовать полиакриламидные гидрогели в сельском хозяйстве и ряде других сфер, связанных с непосредственным влиянием на человека. Дело в том, что полиакриламидные гидрогели, будучи абсолютно безопасными, получают из очень токсичного акриламида. В процессе синтеза, который в традиционных условиях происходит в течение нескольких часов, полученный гидрогель захватывает и некоторое количество акриламида, причем от него не удается избавиться полностью. Цена гидрогеля очень зависит именно от этого количества. Китай производит гидрогель с достаточно большим количеством акриламида, поэтому китайские гидрогели очень дешевые.

Как я уже сказала, мы занимаемся нетрадиционной и очень многообещающей технологией фронтальной полимеризации по получению разных полимеров и полимерных композитов. Этот метод получил заслуженное признание во всем мире. В отличие от традиционной технологии, наш метод высокопроизводительный, энергетически выгодный и экологически безопасный. Не вдаваясь в подробности, скажу, что благодаря этой технологии нам удалось получить гидрогель с уникальными свойствами, в котором отсутствуют все остаточные вещества, в том числе и акриламид, из-за которого развитые страны отказываются использовать гидрогель. Благодаря управляемости процессом свойства продукта задаются заранее. Но переход от лабораторной установки к производству требует некоторых затрат. Они смехотворны по сравнению с результатом. Просто нужны реакторы разных размеров, представляющие собой кварцевые трубки разного диаметра, насосы с разной скоростью подачи и, самое главное, помещения с контейнерами, чтобы обеспечить безопасность работы с исходным акриламидом. Думаю, это потребует всего лишь нескольких десятков долларов. Мы можем продемонстрировать весь процесс прямо в лаборатории и подарить полученные гидрогели для самостоятельного установления правдивости сказанного.

Самвел МАНУКЯН, советник научно-образовательного центра "Нораванк":

- Хочу вернуться к вопросам, которые поднял г-н Арутюнян. С 2010 по 2013 годы ежегодно 40-41 тыс. человек эмигрируют из Армении. Получается, что к 2015 году республику покинут 200 тыс. человек. Это огромная цифра. В 1990 г. в Армении проживало 3,5 млн человек, потом прибавилось 100 тысяч беженцев. А в 1991 г. уже 3 млн. В 2011 году численность населения по официальным данным составила 2 млн 871 тыс. ООН и Всемирный банк проводят оценку демографических тенденций. Выходит, что в 2030 г. в республике будут проживать от 2 млн 900 до 3 млн человек. Но они брали цифру эмиграции - 5 тыс. в год, а в реальности – это 40 тыс и если произвести расчет, то получится 2 млн 100 тыс. На одного человека в год каждая семья тратит $1000. Это означает, что товарооборот будет на 200 млн меньше. Мы можем оказаться у критической черты.

Посмотрим на эту проблему и с точки зрения социологии. Сегодня население Земли - 7,5 млрд человек. Проблема питания становится все более острой. Сокращение населения происходит в результате войн, болезней, голода, особенно в бедных странах, и их власти заинтересованы в сокращении численности своего населения. В Армении сложилась иная ситуация. Хотя мы страна бедная, но пытаемся увеличить численность населения, что противоречит глобальным тенденциям, поэтому наши шаги должны быть нестандартными. До 1990 г. Армения была индустриальной страной и наше мышление было иным. Те, кому за 40 лет, а это более половины населения Армении, продолжают оставаться носителями этого мышления. Необходимо это использовать. Иначе через какое-то время с новым поколением будет уже невозможно возродить промышленность. У них совершенно другое мышление.

Виген ТОПУЗЯН, доктор химических наук, директор Научно-технического центра органической и фармацевтической химии НАН РА:

- Вот мы говорим о возрождении промышленности, о создании предприятий на основе передовых технологий, а представители власти вывозят свой бизнес за рубеж…

Самвел МАНУКЯН:

- К сожалению, это так, и еще какая-то часть населения уедет. Но те, чей бизнес ориентирован на местную структуру и население, останутся.

Виген ТОПУЗЯН:

- Главное - убедить власти, что надо беспокоиться не только на словах, надо тратить из бюджета средства на инновации. Нужен государственный подход. Если есть какое-то новшество, которое может способствовать увеличению рабочих мест, то необходимо его внедрять. А просто разговоры о том, что есть перспективные разработки, ничего не дадут. Я очень надеюсь, что то, о чем говорится на этом обсуждении, дойдет до адресата и вызовет действенные шаги.

Паткаван ВОСКАНЯН, кандидат химических наук:

- Если речь идет о химии, то следует понять, что это не информационные технологии, которые требуют только компьютеров. Химия - материалоемкая и затратная сфера, но с огромной отдачей. Если государство примет решение развивать химию, то потребуется вкладывать серьезные средства. Перспективные технологии, на основе которых стоит создавать предприятия, есть. И если государство использует имеющиеся возможности, это станет реальным шагом к решению как экономических, так и социальных проблем.

Рузанна АСАТРЯН, начальник отдела коммерциализации научных результатов и инновационных программ Государственного комитета по науке:

- Здесь собрались ученые, разработчики, представители Госкомитета по науке и академии. Те проблемы, которые мы сейчас обсуждаем, глубоко волнуют всех нас. Но давайте основываться на принятых в мире моделях и формах. Инвестиции в технологии делаются инвесторами или венчурными фондами. Другое дело, что правительство должно этому содействовать. Мы никогда не говорили о наших проблемах представителям бизнеса, потенциальным инвесторам. Это наше упущение. Необходимо привлечь к процессу создания наукоемких предприятий представителей малого и среднего бизнеса.

Виген ТОПУЗЯН:

- У нас в институте есть много отличных разработок. Скажу лишь об одной из них. Это эффективное противоожоговое средство. Для организации его серийного производства необходимо всего лишь около 10-12 млн драмов.

Рузанна АСАТРЯН:

- Вы все очень увлеченно и интересно рассказываете о своих разработках, и я уверена, что их в Армении очень много. Но проблема одна - отсутствуют система передачи технологии. Во всех передовых странах такая система работает. Сами ученые даже при поддержке правительства эту проблему не смогут решить. И более того, они ее решать не обязаны. Необходимо создать бизнес-инкубаторы, технопарки. Нужно создавать при университетах научно-инновационные центры, специализированные инфраструктуры. Об этом знают и в правительстве.

Микаэл АБОВЯН, исполняющий обязанности директора института "Пластполимер":

- Я категорически против профессионального обсуждения проблемы. Все то, о чем сегодня здесь говорится, понимают несколько человек. Научные и технологические проблемы должны обсуждаться в профессиональном кругу. Универсальных рецептов не существует. Для внедрения двух разных разработок используются разные подходы. Поскольку я являюсь и председателем организации "Трасфер технологий", то у нас были предложения от людей, которые на базе нашего местного сырья производили хорошие косметические и парфюмерные средства. Мы эти предложения оценивали, выясняли, нужны ли инвестиции, они говорили, что своими силами наладили производство. А после этого выяснилось - для того чтобы выйти на рынок, нужны не инвестиции в производство, а раскрутка продукта. Конкурировать с мировыми брендами очень сложно. Я считаю, что наша задача - в продвижении технологии на мировой рынок.

И еще. Здесь был затронут вопрос – индустриальная мы страна или нет. Я говорю, в шутку, что мы независимо от нашей воли стали постиндустриальной страной. Сегодня в Армении отсутствуют очень многие отрасли промышленности, но есть соответствующие институты. И их технологии заведомо неприменимы. У нас нет механизма трансфера технологии. А это длинная цепочка. Но это не значит, что мы должны закрывать институты. Необходимо или научиться делать технологии на заказ и их продавать, или развивать малую и среднюю химию. С 2008 года мы проводили совещания о перспективах развития этой отрасли. Была даже создана программа ее развития. К примеру, на базе "Пластполимера" планировалось создать научно-технические центры по развитию малой и средней химии.

Сегодня все так называемые технопарки просто сдают свои территории в аренду. Никто из них не предлагает специфических услуг для стартапа бизнеса, а это оценка технологии, экспертиза ее коммерческого потенциала, создание механизма по продвижению технологии. В 2005 году мы пришли к идее создания технопарка без стен. Мы говорили о том, что вначале необходимо организовать весь необходимый механизм. Но для одной небольшой неправительственной организации это непосильная задача. Должно быть сотрудничество, которого нет. Что для этого нужно? Госкомитет по науке впервые перешел от просто научно-тематического финансирования к привлечению частного бизнеса. При премьер-министре даже был создан научно-технический совет. Задача была именно в том, чтобы находить проекты, обсуждать их на уровне научных коллективов, а потом представлять совету. Это хороший механизм. Отличный пример – то, как продвигался перспективный проект КЕНДЛ.

Гагик АРУТЮНЯН:

- Я хорошо знаком с этой проблемой, поскольку сам имел разработки и внедрял их. Сегодня мы хотим ознакомиться с вашими предложениями и постараться помочь в решении этой проблемы.

Цель сегодняшнего круглого стола - иметь небольшой банк данных для нашей дальнейшей работы. Понятно, что сегодня внедрение ваших разработок сталкивается с большими трудностями. Но я очень надеюсь, что стратегия развития будет разработана, и мы рассчитываем на вашу помощь. Мы сегодня находимся в плену тех представлений, что должны быть инвесторы, а государство ни при чем. Во всех развитых странах существуют госструктуры, которые помогают внедрению научных разработок. В России, к примеру, было закрыто 6000 институтов прикладной направленности. А сегодня они восстанавливаются, но у них возникла проблемы с кадрами. Думаю, следующий круглый стол стоит посвятить механизму доведения до рабочего состояния соответствующих структур.

Нынешняя эпоха отличается от прежних тем, что количество информации дает новое качество. Интересно, что первые диссиденты XXI века это Ассанж, Сноуден. Они борются против информационного тоталитаризма. Должен сказать, что появилось очень много людей, которые пытаются говорить правду и выступают против оболванивания, того, что мы сегодня критикуем. И я надеюсь, что они все-таки сумеют чего-то добиться.

Микаел АБОВЯН:

- Все разработки должны проходить предварительную экспертизу - 5 так называемых фильтров. Первый - научно-техническая самостоятельность идеи, второй - нужно ли это рынку, третий - реализуема ли разработка сегодня, четвертый - есть ли бизнес-план и пятый - кадры. Последний пункт очень важен. Кто будет выполнять разработку?

К сожалению, сегодня проекты должны быть небольшими. Сегодня в Армении вряд ли кто-то вложит большие средства. По нашему приглашению в Армению приезжали представители нескольких известных инвестиционных компаний и венчурных фондов. Все они проявили интерес к нашим разработкам, но сказали: "Мы начинаем рассматривать проекты, стоимость которых начинается с 1 млн евро". Сегодня у нас таких проектов нет. Госкомитет по науке имеет программу. Она называется "Коммерциализация прикладных исследований". Если мы наладим сотрудничество, то при помощи Госкомитета по науке нам удастся добиться успеха. Полтора года назад мы подписали меморандум с Госкомитетом по науке и с Армянским агентством развития о создании инновационного центра для продвижения научных разработок. Наша цель - попытаться найти серьезные проекты, которые прошли предварительную научную экспертизу. Но вот для бизнес-экспертизы требуются совершенно другие деньги. Ни один инвестор не будет вкладывать деньги в проект на основании нашей экспертизы. Он пригласит авторитетных экспертов, но наш бюджет вряд ли сможет профинансировать экспертизу всех наших научных разработок.

Патвакан ВОСКАНЯН:

- Давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны. По мнению комиссии военно-оборонного комплекса, куда я входил, в Армении есть хорошие разработки, которые надо внедрять. Я сказал, что в мире есть хорошие технологии, которые можно грамотно внедрить здесь. Этот подход был принят. К великому сожалению, органическая и полимерная химии стоит на трех китах - это уголь, нефть и газ.

Нефти у нас нет, уголь непонятного качества, а газ - не наш. Причем Министерство энергетики постоянно рассказывает нам сказки, что повышение цен на газ связано с тем, что нет потребителей. Будут они, уменьшатся удельные затраты и цены даже могут понизиться. Но, повторяю, есть много хороших разработок, которые можно внедрить. Можно выбрать другой путь - трансформировать зарубежные разработки на Армению.

Рузанна АСАТРЯН:

- Привлечение финансирования частного сектора в наши программы скорее имело цель просто выяснить материальную заинтересованность частного сектора в выполнении этих работ, потребности нашей экономики, изначально решить вопрос спроса. Сегодня мы потеряли систему заказа на научные разработки. Она действовала в СССР, но была не очень эффективной. Хорошие результаты были достигнуты только в военной сфере и освоении космоса. В других областях уровень был недостаточно высокий.

Гагик АРУТЮНЯН:

- Экспертиза, внедрение, потребление и т.д. – все это делалось до сих пор совершенно негодными методами. Пока нет ни одного справочника, который мы можем представить другим и сказать: вот это мы имеем. Со этими проблемами мы хорошо знакомы. Давайте сформируем банк данных. Здесь собрались лучшие ученые, которым есть что показать, в том числе в плане технологий. Я хочу особо отметить, что мы серьезно ищем пути решения этих вопросов, и не только в плане Евразийского союза, но и общеармянского капитала. И эта программа идет.

Самвел МАНУКЯН:

- В 1993 году в последний раз увидел свет Бизнес-каталог Армении, причем в Москве. Сегодня ни одно министерство в Армении не в курсе, сколько в его сфере предприятий работает и что они производят.

Гагик АРУТЮНЯН:

- Мы ознакомились с одной государственной бумагой по учету технологических возможностей. Там написано название фирмы, телефон, ответственный - "Анна". И это касается одной из стратегий внедрения, технопарков и т.д.

Виген ТОПУЗЯН:

- У нас есть что предложить. Самое трудное – реализация, доведение разработки до конечного продукта.

Микаэл АБОВЯН:

- При разного рода конкурсах, касающихся внедрения, самое главное даже не деньги, которые мы получим от бизнеса. Госкомитет по науке сначала полностью финансировал темы, потом ввел 15% частного финансирования, а в этом году частное финансирование достигло 25%. Я считаю, что и дальше доля инвестора должна возрастать. Скажем, из 20 млн драмов 5 млн дал частный инвестор. Ну и что? Эти деньги вопрос не решат. Но, повторяю, для меня гораздо важнее другое – то, что софинансирующий инвестор не просто из добрых побуждений согласился участвовать в финансировании, что он действительно заинтересован в результате. Посмотрите, что у нас получается: ученый делает разработку и потом полжизни тратит на то, чтобы ее кому-нибудь пристроить. Он бросает свою науку и думает над тем, кому бы ее предложить. Что в этом механизме самое важное? Если находится бизнесмен, готовый профинансировать разработку, то для него это не акт благотворительности, он финансирует то, что ему нужно. Если появляется бизнесмен, которого интересует технология переработки отходов Каджаранского предприятия, то завтра не возникнет проблема - куда и кому эту технологию предлагать. Это очень полезная правильная инициатива Госкомитета по науке. Задача поставлена институционально правильно – привлечь заинтересованных лиц, а не выносить разработки на ярмарку интересных предложений. Скажем, приходит инвестор и ему говорят: вот, есть разработки в области химии, а есть из области физики и т.д. И он на ходу должен сориентироваться, во что вложить деньги. Это изначально неправильный подход.

Виген БОГИНЯН, заместитель директора центра "Армбиотехнология":

- У нас есть очень много разработок, и я готов этот список послать для ознакомления. Мы проводили мониторинг, и все, что написано, можно реализовать. Часть этих разработок внедрена, мы занимаемся производством. Речь идет о небелковых аминокислотах, которые при поддержке Госкомитета находят спрос за границей. В Армении, к сожалению, никто не может работать с этими препаратами. Они являются компонентами лекарственных препаратов, используются и в диагностике. У нас разработаны и биологические удобрения. При поддержке правительства мы организовали их производство, начали реализовывать крестьянским хозяйствам, но, к сожалению, "селитровая мафия" мешает нам свободно производить и продавать эти удобрения. Мы, конечно, продаем их, но в очень небольших количествах. Дело в том, что крестьянские хозяйства настолько бедны, что они, приобретая эти удобрения в кредит, не могут расплатиться. А недавно мы организовали производство "Нарине". Этот препарат был разработан 50 лет назад, сегодня его выпускает несколько фирм, но ни у кого из производителей нет элементарного сертификата, который выдает Госстандарт. Первый сертификат по "Нарине" получил наш центр. Но это производство мы организовали за счет наших внебюджетных средств. Это остатки грантов МНТЦ. Мы реализуем и другие разработки: это и переработка молочной сыворотки, и получение других специфичных удобрений для разных растений и т.д. Мы можем завтра же начать производство белковых аминокислот. Но нет заводов, которые используют эти продукты.

Для производства "Нарине" мы сначала выделили небольшую площадь, но сейчас будем расширяться, потому что появился спрос. У нас проблемы с реализацией нет. Но если я завтра начну производить, например, инулин как сахарозаменитель и т.д. – кому продавать? Заводов нет, чтобы внедрять готовые технологии в производство. Может, стоит воспользоваться послевоенным опытом? СССР покупал станки, а США – технологии. Может быть, есть ситуации, когда не надо изобретать велосипед? Может, лучше купить технологию, потратить средства на постройку завода и таким образом продвигаться вперед?

Ваган АМАЗАСПЯН, доктор технических наук:

- В свое время, когда премьером был Тигран Саркисян, правительство разработало программу развития, состоящую из 11 пунктов. Я предложил добавить 12-м пунктом нашу программу гелиофикации. Не прошло. Между тем вся эта программа просто не работающая. Например, в плане машиностроения, скажите, как может в Армении это направление работать, когда сегодня "точное машиностроение" – это уже нанотехнологии? Главная проблема таких производств – обеспечение высокостабильной температуры среды. А у нас на заводах зимой минус 20, а летом – плюс 40. Здесь нужны огромные капиталовложения. У нашего правительства таких денег нет.

Промышленность погублена. Я самостоятельно со своим аспирантом разработал свою программу гелиофикации, и сейчас собираюсь внедрить ее, но за пределами Армении. У нас нет таких условий. Я нашел 300 млн долларов у швейцарцев, чтобы внедрить программу гелиофикации. Но Тигран Саркисян был против этого, причем исключительно по личным мотивам, потому что я его критиковал в прессе. Мол, почему я должен помочь человеку, который про меня такие вещи пишет? А нынешний замминистра энергетики заявил мне, что готов купить мой бизнес и заплатить 5-10 тысяч долларов. Причем пришел он ко мне не как замминистра, а как бизнесмен. Ну если у нас в правительстве такие люди сидят, как можно с ними работать?

Вопросы кадров надо решить. А что касается того, чтобы поднять и развить направление, которое мы представляем, так я могу гарантировать 400-800 тыс. рабочих мест. Если мы сможем войти на мировой рынок, то будут у нас и рабочие места, и деньги. Я хочу здесь представить нашу продукцию, которая выпускается на базе нашего винограда. Это даст Армении в 4 раза больше прибыли, чем производство коньяка. Речь идет о продукции "Солнечная сладость". Она производится на солнечных установках. В Австрии такая продукция продается за 40 евро за 1 кг. При расходах около 2 евро на 1 кг. Это продукция для малого бизнеса, для сельского хозяйства. Подобных этой, у нас разработано около 200 новых технологий. Мы пробуем делать копченую рыбу, используя солнце. Отлично получается. На элитарном рынке такая продукция продается в 5 раз дороже, чем аналогичная, произведенная с помощью традиционных технологий. Я против того, чтобы покупать технологии извне. Пока ты покупаешь и осваиваешь технологию, за рубежом уже переходят на другую технологию. Они продают свои старые технологии. Я не могу понять, почему наше правительство не хочет взяться за программу гелиофикации. Что ж, если это не получается внедрить в Армении, мы запустим дело в Спюрке. С Уругваем сейчас ведутся переговоры, с Бразилией, Францией, Швейцарией. Мы создадим наши базовые заводы в этих странах и будем развивать армянский бизнес.

Хотелось бы сказать несколько слов о нашей главной концепции. Для обеспечения экономической безопасности страны надо отойти от хрестоматийных принципов в экономике. Развитые страны стараются развивать наукоемкие, энергосберегающие производства. Не требующие большого использования металла. Я предлагаю использовать этот подход и в Армении, опирясь на дешевую солнечную энергию. Если мы отойдем от стандартных решений, у нас все получится. Если же будем идти по пути вложения огромных капиталов, то ясно, что ничего не получится, потому что капиталов таких у нас нет.

Микаэл АБОВЯН:

- Часто вопрос заключается в том, что мы не знаем, что у нас есть. Например, у нас есть предприятия, оснащенные очень серьезным оборудованием. Скажем, сегодня "Марс" ищет, кому бы продать свою климатическую камеру и т.д. Часто бывает так, что кому-то позарез нужен какой-то станок, а он и не в курсе, что у другого предприятия он есть и простаивает.

Гагик АРУТЮНЯН:

- Я хотел бы сказать вот что: и образование, и наука конструируются сверху. А потом даже в яслях учат детей тому, что надо там, наверху. Важен тот факт, что проект, направленный на то, чтобы армянский капитал работал, сегодня уже существует. Это обнадеживает. Я очень благодарен всем участникам круглого стола и "Голосу Армении" – единственной газете, которая уделяет внимание науке и новым технологиям. Я понимаю всю сложность поставленной задачи. Но безвыходных ситуаций не бывает. При наличии воли и желания можно все сделать. Мы хотели бы создать совет по технологиям, специальный фонд и многое другое. При этом мы не донкихоты, мы – люди достаточно прагматичные. Есть шанс продвинуться вперед, нужно его использовать.

Рузанна АСАТРЯН:

- Я бы хотела призвать коллег, ученых, всех заинтересованных в развитии страны людей не искать виновных. Будем искать решения. По-моему, мы все заинтересованы в одном: чтобы было создано наукоемкое производство, новые рабочие места. Чтобы процветала Армения. И большое спасибо "Голосу Армении". Эта газета делает очень полезное и нужное дело – поднимает актуальные вопросы и ищет решения. А если мы ищем их вместе, мы их найдем.

Круглый стол провели Гаянэ САРМАКЕШЯН, Зара ГЕВОРКЯН, Тигран МИРЗОЯН

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИНФАНТИЛИЗМ ИЛИ ОСОЗНАННЫЙ ЦИНИЗМ?
      2018-07-16 14:09
      3376

      Скандал вокруг пресс-секретаря первого вице-премьера Пресс-секретарь первого вице-премьера Армении Арарата Мирзояна Карпис ПАШОЯН в интервью  CivilNet коснулся граффити на стенах Ереванского государственного университета с изображением погибших в апрельской войне 2016 г. ребят. "Мне кажется, этих детей нужно оставить в покое. Имя того же Роберта Абаджяна (Героя Арцаха. – Ред.) много муссируется, их следует оставить в покое. Юноша с детским лицом, он в тот момент, наверное, и не понял, что происходит … И сейчас мы постоянно муссируем это имя. Всего 18-летний юноша… Мне кажется, не стоит так делать", – сказал Карпис Пашоян.

    • 103-Я ГОДОВЩИНА ГЕНОЦИДА АРМЯН (видео)
      2018-04-25 09:46
      2363

      24 апреля армянство всего мира, как и всё прогрессивное человечество, в очередной раз отдало дань уважения жертвам Геноцида армян в Османской империи.

    • ПОДАРКИ К 8 МАРТА
      2018-03-14 13:50
      1146

      В преддверии Международного женского дня в ереванском отеле "Ани Плаза" состоялась выставка изделий народных умельцев. В павильонах экспо можно было встретить различные изделия, приуроченные к 8 марта.

    • ВРАЧЕВАНИЕ ИЛИ ТОРГОВЛЯ?
      2018-03-12 10:27
      1317

      В Армении немало прекрасных врачей и хорошо оснащенных клиник, но почему же так много претензий к системе здравоохранения? Как готовятся медицинские протоколы? Как используется госзаказ на лечение? Каковы роль и права медицинских ассоциаций? Справляется ли со своими функциями Министерство здравоохранения? Эти и другие вопросы обсудили участники круглого стола "ГА".






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ