Последние новости

ГОСПОДИН ПЕЙРАМОН ТАК И НЕ СМОГ ЗАБЫТЬ ЭТИХ ДЕТЕЙ

Корреспондент АРМЕНПРЕСС побеседовал с Домиником ПЕЙРАМОНОМ, заведующим кафедрой инфекционных и тропических болезней Лионской университетской больницы. В Армению доктор Пейрамон прибыл с гуманитарной миссией организации "Врачи без границ". В нынешнем декабре впервые приезжает в Армению через 26 лет после Спитакского землетрясения, в связи с Международным днем борьбы со СПИДом.

- Господин Пейрамон, как вы оказались в эпицентре землетрясения?

- 26 лет назад я руководил инфекционным отделением больницы в Лионе. Там же работал врач Арам Казарян. Он был сильно связан с исторической родиной, Арменией. На следующий же день после землетрясения он сообщил мне о случившемся, обрисовал ситуацию: тысячи больных, тысячи оставшихся под завалами, угроза эпидемии разных болезней… Он попросил меня поехать в Армению, не только чтобы помочь пострадавшим, а чтобы оказать профессиональную помощь армянским врачам в борьбе против распространения инфекционных болезней. Поскольку я не мог так просто собраться и приехать, то обратился к французской организации "Врачи без границ", где меня обещали устроить на первый же рейс. Через два дня я сел в грузовой аэрофлотовский самолет, доверху набитый гуманитарной помощью. Нас было шестеро (вместе со мной еще пять врачей и один журналист).

- Какой вы увидели Армению, что привлекло ваше внимание?

- После землетрясения температура резко спала до минус 10-15 градусов, а в Гюмри и Спитаке и вовсе минус 20. Морозы были страшные.

И в такую стужу открывается дверь самолета. Первое что я вижу – русских солдат с "калашниковым". Я поразился: что они тут делают? Трясясь от холода, притоптывая ногами, первое, что они спросили: есть ли покурить? По дороге к отелю "Армения" (сегодня Марриотт) мы также встречали БТРы и солдат. На площади – танки. Мы вообще ничего не понимали. Потом нам рассказали, что в Армении началось движение за независимость и русские войска находятся здесь, чтобы остановить его. Вот таково мое первое впечатление об Армении. На следующий день мы отправились в Гюмри, чтобы заменить проработавшую там группу.

- Как вы организовали работу, какого рода трудности вы встретили в Гюмри?

- То, что мы увидели, можно охарактеризовать одним словом – апокалипсис. Я и представить не мог, что такое может быть. Людей собрали в парках, устанавливались палатки. Лютый мороз. Тьма кромешная. От чувства вселенского горя невозможно было избавиться. До сих пор не могу спокойно вспоминать те дни, к горлу подступает ком, на глазах появляются слезы. Но самое страшное воспоминание – дети.

Прошло уже больше четверти века, но я так и не смог забыть эти огромные детские глаза, полные ужаса. Храм на площади раскололся надвое, все было в руинах. Уцелел только памятник Ленину. Служащих организации "Врачи без границ" разместили в более или менее уцелевшей школе. На первом этаже мы устроили все необходимое для оказания первой помощи. На втором мы жили. Здание скоро превратилось в приют для всех, даже для животных. В подобных условиях трудно было оказать квалифицированную помощь, потому самых тяжелых больных мы отправляли в Ереван.

- А медикаментов хватало хотя бы для первой помощи?

- Помощь мировой общественности была огромной. Мы получали тонны всего, но вот система организации и распределения этой помощи сильно хромала. Местные врачи не разбирали текста инструкций к лекарствам на чужом языке, не могли понять, что одно и то же лекарство может называться по-разному, в зависимости от страны изготовителя. Я днями занимался классификацией лекарств. Огромная благодарность переводчикам. Без них мы бы тогда пропали.

- А вернувшись во Францию, вы продолжали интересоваться развитием событий в Армении?

- В двух городах Франции особенно много армян – это Лион и Марсель. Кроме того, я успел наладить хорошие крепкие отношения в Армении. Вернувшись во Францию, мы оказались в центре внимания местных армян. Нас всюду приглашали: в организации, просто в гости. Мы заметно прибавили в весе, все благодаря известному армянскому гостеприимству, вы же сами знаете. Кстати, небольшая, но потрясающая история о щедром и теплом армянском гостеприимстве. Я рассказывал эту историю на врачебном форуме в Лионе, показал фотографию женщины из Налбанда, которая потеряла все и всех, сама жила в какой-то хибарке. Когда мы были в Налбанде, эта женщина пригласила нас в свою хижинку, угостила. Уму непостижимо, как может человек, буквально два дня назад потерявший абсолютно все, найти в себе силы быть доброжелательным и гостеприимным, причем к совершенно чужим людям.

В Армении многое изменилось. Страна продвинулась вперед на несколько шагов. Намного выше квалификация врачей, гораздо лучше больничные условия, доступность лекарственных средств и техники. Но я еще заметил, что клиники сильно отделены, дифференцированы – инфекционные, туберкулезные, ВИЧ/СПИД… Это не благоприятствует развитию науки. Мне показалось, что есть и некоторый недостаток в согласии и согласованности. Очень хочу вновь оказаться в Армении, поездить, увидеть новые места. Гуманитарную и профессиональную помощь Армении оказал почти весь мир - 113 стран, беспрецедентный по масштабам случай в истории. В зоне бедствия работали 900 спасателей из разных стран, 2100 медицинских работников (в общей сложности 5000), уже на 4-й день бедствия на месте катастрофы работали 38000 человек, из них 20000 – военных. Использовалось 3150 единиц техники – краны, грузовики, бульдозеры, экскаваторы и др. Неоценима помощь мирового армянства.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ