Последние новости

ТЫ - АРМЯНИН, А Я - ГРУЗИН...

Известный грузинский тележурналист Тенгиз СУЛХАНИШВИЛИ, ныне проживающий в США, пишет книгу воспоминаний. Сулхан, так звали его друзья и сокурсники, прославился еще в студенческие годы, во время визита в Грузию генерального секретаря ЦК КПСС. Вернее, прославился последствиями этого визита.

ЗА СВОЮ СТАТЬ И КРАСОТУ ОН БЫЛ НАЗНАЧЕН В ПАРЕ С ХОРОШЕНЬКОЙ ДЕВОЧКОЙ приветствовать "дорогого Леонида Ильича" от имени студентов университета. Еще не впавший в маразм генсек, оценив, с какой элегантностью и непосредственностью красавец-грузин вручил ему букет, пожелал сфотографироваться с ним на память. С какими только комментариями и в каких только компаниях не демонстрировал Сулхан исторический снимок! А потом фотка сослужила ему по-настоящему хорошую службу. Будучи на практике в Москве, Тенгиз и его товарищи хорошо погуляли в ресторане, где, в частности, ему пришлось утихомиривать подгулявшую и пристававшую к "грузинцам" компанию. Кончилось тем, что компанию эту почти в полном составе увезли машины "скорой помощи", а Тенгиза, проводившего мирные переговоры с дирекцией об оплате поломанной мебели и посуды, увезла милиция. Легко представить лица недоспавших ментов, когда из паспорта невозмутимо державшегося Сулхана выпал "тот самый снимок". Тенгиз прервал затянувшуюся немую сцену, пояснив, что он снят с двоюродным дядей. Уловив у персонажей фотографии сходство в густых бровях, потрясенные стражи порядка с почетом доставили студента по месту жительства и пожелали ему хорошо выспаться.

Тенгиз Сулханишвили, много лет работая специальным корреспондентом программы "Время" по Грузии, всегда находился в эпицентре событий, встречался с самыми знаменитыми людьми страны. Эрудированный, острый на язык, но при этом неизменно вежливый и корректный, он легко устанавливал контакты с людьми. Сегодня мы предлагаем отрывок из его воспоминаний, присланный на днях в редакцию газеты "Вечерний Тбилиси".

В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ, СТРАНЕ ЖЕСТКОЙ ЦЕНЗУРЫ И ГОСУДАРСТВЕННОГО ПУРИТАНИЗМА, страшнее официоза свирепствовала нелегалка - подпольная критика. Отмеченная высокой печатью коммунально-дворянского происхождения, она безраздельно владела средой нашего обитания - городами, улицами, дворами, подъездами, кухнями, квартирами. Не уступая по массовости всем видам спорта, вместе взятым. Перемалывались и перемалывались косточки и кости известных политических деятелей и местных знаменитостей, пропесочивались глобальные проблемы и мелкие интрижки, вытряхивалось соседское белье, и разгребались кучи семейного мусора. Поэтому у многих злопыхателей плавились беспризорно оставленные чайники, замыкало рефлекторы, воспламенялись утюги. В курортный сезон на пляже у нашего люда лучше всего загорал язык, так как рот не закрывался с раннего утра и до позднего вечера. Большинство обсуждаемых тем подсказывала сама жизнь. Социалистическая действительность наперекор теории преломлялась и извивалась, как в кривом зеркале, порождая миллионы колючих анекдотов и замешанных на абсурде историй. Особенно доставалось насаждаемому сверху тезису дружбы народов, сообща строивших для всего человечества светлое будущее.

Когда все рухнуло и каждый в обнимку со своим баулом повис на ступеньках последнего вагона неизвестно куда мчавшегося поезда, многие вдруг вспомнили, что мы совсем неплохо жили под одной крышей. Пускай не очень уютно и обустроенно, но зато могли мирно сосуществовать в нами же придуманном ирреальном пространстве. С особой горечью наблюдаю за тем, как оглушенные свалившейся на голову свободой стали отдаляться друг от друга два брата-соседа, Армения и Грузия - единственный оплот христианства на стыке Востока и Запада, - столетиями вместе выбиравшиеся из бед и зажимавшие смертельные раны спасительными жгутами родственных отношений. Климатически более благодатная земля грузин - Сакартвело - всегда пользовалась симпатиями айастанцев. И они с радушного позволения хозяев расселялись здесь и там, не только впитывая в себя обряды и обычаи аборигенов, но и окрашивая их своим колоритом и особенностями. Армяне-переселенцы бережно и тактично обращались с новой для них культурой. А многие грузины, как бы идя им навстречу, старались говорить по-армянски. В грузинских школах, расположенных в местах компактного проживания армян, их язык преподавался как второй обязательный после родного.

МОЙ ОТЕЦ, ВЫРОСШИЙ В САМОМ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМ РАЙОНЕ ТБИЛИСИ, ИСАНИ, знал армянский язык в совершенстве. А два его закадычных друга Гриша Татулов и Миша Базиев прекрасно ладили с грузинским. Простолюдинам всегда подавали пример лидеры наций. Стало хрестоматийным письмо выдающегося поэта Акакия Церетели армянским литераторам, которое все знали назубок:

Ты армянин, а я грузин.

И оба братья мы родные.

И край родной у нас один -

Кавказа выси ледяные!

Совершенным особняком стоят в истории обоих народов гении, рожденные армянскими родителями и выросшие в Грузии. Достаточно назвать Сергея Параджанова, Арама Хачатуряна, Виктора Амбарцумяна, Микаэла Таривердиева, Никиту Симоняна, Тиграна Петросяна. Это пригоршни студеной севанской воды, выплеснутой в теплые волны Черного моря и ушедшие оттуда в Мировой океан китами современной цивилизации. Хочу рассказать об одном из них, хотя неразлучных друзей, родившихся в Грузии, было трое, с каждым из которых мне посчастливилось общаться лично. Звали их Арам, Николай и Виктор. Жили недалеко друг от друга, ходили в разные школы, бегали на свидания, совершали набеги на чужие сады. Встретились зрелыми мужчинами и уже не расставались никогда. Собираясь за праздничным столом, в шутку пересчитывали свои награды, А ведь только золотых звезд Героев Социалистического Труда было четыре на троих. Их знала не только Грузия, но и весь огромный Советский Союз - президента Академии наук Грузии Николая Ивановича Мусхелишвили, президента Академии наук Армении Виктора Амазасповича Амбарцумяна и великого маэстро Арама Ильича Хачатуряна.

С композитором я впервые встретился в Тбилиси, в красивом доме на Инженерной улице, окнами выходившем на набережную Куры. В нем жил художник от Бога Солико Багратович Вирсаладзе, оформлявший все выдающиеся спектакли Большого театра, в том числе балет "Спартак", за что вместе с авторами и исполнителями был удостоен Ленинской премии. Наблюдая за неторопливой беседой двух гениев, я с упоением вслушивался в их певуче-гортанную речь, характерную только для настоящих горожан-тбилисцев, одинаково хорошо владеющих русским, грузинским и армянским языками. Позже несколько раз бывал в квартире Хачатуряна в Москве на улице Огарева и подмосковной даче. Выпучив глаза и пристроив ладони на брюшко, Арам Ильич вспоминал веселые истории про своих друзей, всегда предупреждая, что и сам присутствовал при этом.

- ПРИШЛИ КАК-ТО НИКУША И ВИКТОР НА МОЙ КОНЦЕРТ В БОЛЬШОЙ ТЕАТР С ЖЕНАМИ. И в антракте потеряли их в толпе. Долговязый математик-грузин разглядывал местность сверху, а юркий физик-армянин обшаривал углы. Отчаявшись, прибежали ко мне в гримерную. Надо, просят, объявить розыск по внутреннему радио. А я их успокаиваю. Говорю: "Пока у вас такая зарплата, никуда они не денутся. Сами, наверное, в панике по лестницам носятся".

И смеется беззвучно, с хитрецой.

- А еще пригласили меня на юбилейную сессию в Академию наук СССР. Буфеты по таким случаям устраивались щедрые, хлебосольные. А Николай Иванович удрал из президиума, устроился в уголочке и подливает себе в рюмку "Наполеон", за этим его и застукал Амбарцумян. Спрашивает: "Французским коньячком балуемся, Николай Иванович?"

- Люблю все самое лучшее, - ответил кахетинец, тонкий ценитель напитков.

- Между прочим, - подзадоривает Виктор Амазаспович, - общеизвестно, что после французского на втором месте армянский коньяк.

- Правильно, - кивает головой Мусхелишвили.

А где же ваш хваленый грузинский? - продолжает нажимать Амбарцумян.

- Между ними, дорогой, между ними, - отвечает наш очкарик и ловко пропускает еще один шкалик.

Переждав, пока я отхохочусь, Хачатурян вдруг внимательно начинает разглядывать меня.

- Послушай, тебе никто не говорил, что ты похож на Датку Гамрекели в молодости? (В труппе Большого театра был талантливый солист-баритон Давид Гамрекели. Но из-за врожденной лени и любви к богемной жизни, так и не реализовавший полностью свои способности. - Т.С.)

- Нет, - пожав плечами, ответил я.

- Похож. Очень похож. Только Давид был, как царь. А ты, как принц. И снова заулыбался лукаво, с искорками в глазах.

Несмотря на простоту и доступность Арама Ильича, уговорить его сниматься было чрезвычайно трудно. Узнавая о моих телевизионных намерениях, он тут же переадресовывал меня своей секретарше, нависавшей над ним, как священная гора армян над Араратской долиной. В конце концов, композитор объяснил причину своих капризов:

- Нечего стариков на экран вытаскивать, когда вокруг столько красоты. Тяжело мне сидеть под прожекторами. Да и располнел здорово. Не люблю молнии, специально все брюки заказываю на пуговицах, чтобы они не разъезжались. Так они стали выворачиваться. Поэтому прошу операторов снимать значительно выше пояса. Но кому нужна в кадре одна только голова? И та помятая, как будто неделю в мешке лежала.

И начинает морщить лоб, намекая, что никогда не усядется перед объективом.

В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ВИДЕЛ МАЭСТРО НЕЗАДОЛГО ДО ЕГО КОНЧИНЫ. На боевом посту. В канун Нового года на Центральном телевидении в Останкино шла запись праздничной программы. Хачатурян дирижировал Государственным симфоническим оркестром СССР. После репетиции через широко распахнутую дверь два молодых оркестранта медленно повели к выходу вожака своей "стаи". Пропустив их вперед, я взял шаг и прострочил им в спину строфу из стихотворения, если не ошибаюсь, Андрея Белого:

Согнув хребет,

Галантный дирижер

Талантливо гребет

Обеими руками.

Арам Ильич остановился и медленно развернулся.

- Вах, генацвале, и ты здесь? Потом обратился к сопровождающим:

- Когда по коридору идут два земляка из Грузии, то это уже не коридор, а проспект Руставели. Возьми меня под руку и пойдем. Присядем. Посплетничаем.

Он ненадолго пережил тот Новый год. Похоронили его в Ереване, на родине предков. К пирамиде цветов, выросшей на могиле, я приложил небольшой букет красных маков, которые любил собирать на крутых грузинских косогорах мальчуган по имени Арам.

Основная тема:
Теги:
  • Merab Tsagareli 28-Дек-2014
    К сожалению реформа науки в Грузии остановилась в 2006-07 гг. и на сегодня ситуация такая-же а может быть и хуже.
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • ПАМЯТИ ТИНЫ АСАТИАНИ
    2018-06-18 15:19
    1371

    Из жизни грузинской общины в Армении На днях Грузинская благотворительная община "Иверия" отметила сто лет со дня рождения известного физика, лауреата Ленинской премии, академика НАН РА Тины Левановны Асатиани, ушедшей из жизни семь лет назад. Тина Асатиани, которую называли своей дочерью и Грузия, и Армения, - личность для общины знаковая еще и потому, что именно она инициировала в 1997 году создание "Иверии" и стала первым президентом грузинской общины в Армении.

  • ЛАБИРИНТЫ ВАНА СОГОМОНЯНА
    2018-06-13 15:52
    1185

    Выставки Вана Согомоняна всегда привлекают внимание ценителей изобразительного искусства. Картины его уводят в красочно расцвеченный лабиринт, где переплетаются коридоры мифологические, литературные, философские. Говорить о них можно много, но могут ли слова передать искусство, выраженное красками?

  • НАГРУЗКА НА ОРГАН ЗРЕНИЯ УВЕЛИЧИЛАСЬ В СОТНИ РАЗ,
    2018-06-13 15:25
    2096

    говорит в интервью "ГА" директор Офтальмологического центра имени С.В. Малаяна доктор медицинских наук, профессор Александр МАЛАЯН - Г-н Малаян, за последние 20-30 лет частота офтальмологических заболеваний значительно возросла. В чем причина? 

  • ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ НЕ ОСТАНОВИТЬ, НО...
    2018-06-11 11:03
    2562

    Директор Института геологических наук НАН РА Хачатур Меликсетян на днях вернулся из Тбилиси, где принимал участие в международном семинаре, посвященном вопросам оценки сейсмической опасности и риска в странах Южного Кавказа. Наш регион сейсмически активен, землетрясения не остановить, здесь они были всегда, их не избежать и в будущем.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • ПАССИОНАРИИ, КОТОРЫЕ НУЖНЫ ВСЕГДА
    2018-06-18 15:28
    3022

    Памяти Игоря МУРАДЯНА "Идея Карабаха сидела во мне с детства - я часто бывал там у родственников. Могу сказать совершенно четко, что карабахцы никогда не верили в то, что Карабах потерян… Мысль об освобождении действительно диффузировала в обществе, так что все, что произошло потом, случилось отнюдь не на пустом месте. Конечно же, нужны были пассионарии - люди, способные дать толчок процессам. Но я категорически не согласен с теми, кто считает карабахскую идею авантюризмом, – в таком случае авантюризмом надо считать всю историю человечества". Игорь Мурадян.

  • АРМЯНСКИЙ ХЛЕБ ПРИ ДВОРЕ НИКОЛАЯ II
    2018-06-15 15:46
    2534

    После выхода моего сборника "Путешествия армян" я приступил к "Русским страницам Калифорнии". Предлагаю читателям небольшой американо-русско-польско-армянский отрывок из одной главы будущей книги.

  • НАСЛЕДИЕ АФРИКЯНОВ. ПОСЛЕДНИЙ КАДР
    2018-05-18 14:43
    1651

           Род Африкянов оставил много памятного в Ереване. Разрушен дом Африкянов в центре Еревана, но, к счастью, сохранился один из них на улице Тарханова (ныне улица Пушкина), и сегодня вызывающий восхищение

  • СЕМЬ БЛОНДИНОВ И ОДИН БРЮНЕТ В "МАРЛЕЗОНСКОМ БАЛЕТЕ"
    2018-05-07 13:09
    6918

    В годы Карабахской войны многие ушли добровольцами защищать армянскую землю. Кому-то из них улыбнулась слава. Кого-то упокоила земля. Потом пришел относительный мир. Наиболее бойкие из уцелевших принялись расписывать свои действительные и мнимые заслуги. А герои поскромнее остались в сторонке, неизвестные и забытые, как это было во всех странах и во все времена. В этой связи хотелось бы рассказать об одном участнике дерзкой, сумасбродной операции под названием "Марлезонский балет", осуществленной в мае 1991 года.