Последние новости

О ЕВРОПЕЙСКИХ СВОБОДАХ, ЧУВСТВЕ ЮМОРА И "ХИМЕРАХ МОРАЛИ И СОВЕСТИ"

К сожалению, трагедия с убийством сотрудников французского еженедельника Charlie Hebdo все явственней раскручивается в сторону фарса и политической провокации, за которыми, увы, рано или поздно последуют новые подобные трагедии. И раскручивают в этих направлениях трагедию те, кто настаивает на праве карикатуристов, юмористов, журналистов и людей прочих подобных профессий осмеивать, а фактически со смехом оплевывать все и вся, включая чужие святыни.

Поразительно, что этим занимаются люди, которые одновременно твердят как о своей толерантности, а в данном случае даже и протестуют против исламофобии, хотя, на мой взгляд, именно они эту исламофобию и разжигают.

МАССОВОЕ УБИЙСТВО СОТРУДНИКОВ РЕДАКЦИИ CHARLIE HEBDO - ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ. Тут никакого сомнения нет. Кто совершил это преступление - известно. Они уничтожены. Но что привело к этому преступлению? И что ждет Европу впереди, если она по-прежнему будет поклоняться только своим "ценностям", издеваясь над чужими или оскверняя их, хотя бы и только словом или рисунком?

Я журналист, и убеждать меня в ценности и необходимости свободы печати, свободы СМИ и свободы самовыражения не нужно. Но если эти свободы используются для осмеивания того, что является святынями для других людей, тем более религиозными святынями, то либо сам институт этих свобод ущербен, либо им пользуются люди, лишенные какого-либо уважения ко всему, кроме своего собственного мнения, или провокаторы, или просто неумные люди, не способные понимать последствия своих поступков. Причем ведь в данном случае речь идет о святынях, являющихся таковыми для сотен миллионов людей, и на протяжении нескольких сотен лет. Считать, что среди этих сотен миллионов не найдется нескольких человек, которые попытаются ответить на оскорбление теми способами, которые они сами считают приемлемыми, - это и есть в лучшем случае глупость.

Даже странно объяснять, что если, например, в каком-нибудь школьном классе группа учеников будет постоянно осмеивать то, что один из сверстников считает для себя сверхценностью, например, его религию, его родителей, наконец, просто его как личность (хороши эта религия, эти родители и эта личность с точки зрения других или плохи – не важно), то рано или поздно это приведет к драке. В предельном случае либо к самоубийству, либо к убийству обидчиков. Если даже у них выдающееся, по их мнению, чувство юмора.

После парижской трагедии в Сети быстро разошелся рисунок с рождественской обложки еженедельника Charlie Hebdo, "героями" которой стали христианские Бог-отец, Бог-сын и Святой дух. Похабный рисунок, в котором лично я не вижу ничего остроумного, тем более что по сюжету он прямо совпадает с тем, что я многократно в своей жизни видел, но только в общественных туалетах, причем самого низкого пошиба.

Я человек неверующий. И в этом смысле сортирный рисунок с обложки еженедельника меня никак не впечатлил. Но я прекрасно понимаю, какие чувства может вызвать такой публично растиражированный рисунок у верующих христиан. Если сейчас в Европе принято на подобные публикации не обращать внимания или считать их образцом остроумия и свободы творчества, то это дело европейских христиан. Но почему европейцы думают, что неевропейцы и особенно верующие других религий обязаны также безразлично и безропотно к этому относиться? Тем более когда "европейское остроумие" касается их религиозных святынь?

ТЕПЕРЬ О СВОБОДЕ СМИ И СВОБОДНЫХ ЖУРНАЛИСТАХ.

Бесспорно, профессиональная мораль журналистики отличается от общечеловеческой морали, но только на такую величину, которая необходима для честного и ответственного выполнения своей работы. Если журналист крадет (хотя кража - уголовное преступление) спрятанные кем-то материалы о коррупции в верхних эшелонах власти, то он выполняет свой профессиональный долг. Но если умыкает при этом еще и пачку денег, то никакой свободой СМИ это оправдать нельзя.

Если журналист через замочную скважину записывает на пленку любовные утехи политика, который собирает голоса избирателей призывами к укреплению брачных уз, то он, выполняя свою работу, отступает от общечеловеческой морали, так как подсматривать в замочную скважину дурно, неприлично, аморально, бессовестно. Но если потом он начинает прокручивать эту пленку своим знакомым или по телевидению, причем с подробностями, то он выходит за нормы профессиональной морали. Ибо для обличения лицемерия политика или какого-либо порока совсем не нужно публично показывать то, чему посвящены порнографические фильмы.

Своим студентам я привожу такой очень ясный и в общем-то совсем не утрированный пример. Резать ножом людей - это преступление. Но хирург, следуя профессиональному долгу и нормам профессиональной морали, делает это. Однако если такой хирург в экстазе "свободы хирургического творчества", закончив манипуляции с пациентом, в той же операционной и теми же инструментами начинает расчленять стоящую рядом медицинскую сестру, то он становится преступником.

Итак, отступление профессиональной морали от общечеловеческой есть всегда (и не только в журналистике), но оно должно быть ограничено только той дистанцией, которая необходима исключительно для выполнения профессионального долга.

Неприятие терроризма - вещь естественная. Не менее естественным является и неприятие чужой религии (или религии вообще). Но нужно ли для демонстрации своего неприятия исламского (в данном случае) терроризма издеваться над тем, что является святым (сверхценностью) для мусульман? Человеческая мораль, да и здравый смысл однозначно говорят: нет! И особое остроумие (если оно при этом присутствует) есть не извиняющий и не оправдывающий такое поведение фактор, а усугубляющий.

Странно, что многие европейцы, страдающие, между прочим, явно (и все более и более явно) самоуверенностью, в частности, по поводу того, что они единственные "цивилизованные" люди на нашей планете, этого не понимают. Еще более странно, что они культивируют такой подход и им гордятся.

ЕСЛИ ПРАВО ОПЛЕВАТЬ ЧУЖУЮ МАТЬ (ДА И СВОЮ ТОЖЕ) ИЛИ ЧУЖУЮ СВЯТЫНЮ (за что в обыденной жизни можно просто получить по морде) через институт свободы печати становится признаком "выдающейся цивилизованности", то очевидно, что такая цивилизация вырождается или сама ищет самоубийственного выхода из своей "цивилизованности". Возможно, и суицидально провоцируя других путем издевательства над их святынями - на агрессию против самой себя. Но тогда не нужно считать виновными в происходящем только каких-то чужеземных или иноверных террористов.

Флаг "европейского мультикультурализма", которым Евросоюз долго тыкал в лицо всем другим странам, народам и цивилизациям, самими европейскими политиками под похоронный марш уже спущен. Всем объективным людям известно, что и "европейская толерантность" весьма избирательна (например, Евросоюз упорно пытается не замечать заигрывания с идеями, лозунгами и эмблемами гитлеризма и нацизма на Украине), а "европейская политкорректность" все больше напоминает реальную цензуру. Может быть, и с поклонением собственной "свободности" и собственному особому "чувству юмора" Европа перебарщивает? Понятно, что хочется считать самих себя, европейцев, "сверхчеловеками" или "людьми высшей расы", для которых мораль вообще, а тем более моральные нормы других суть химеры. Но ведь Европа, именно Европа исторически еще совсем недавно продемонстрировала, к чему приводит идейное и политическое освобождение от этих якобы "химер совести и морали". А это случилось тогда, когда в Европе еще было живо христианство, которое, казалось бы, могло сдержать один из самых просвещенных народов Европы от нацистского безумия, по-своему тоже весьма остроумного. А теперь, кажется, и христианства того не осталось. Кто будет сдерживать?

Так стоит ли, отказавшись от своих богов, плевать, да еще со смехом, в чужих?

Сотни тысяч мусульман участвовали после 7 января в митингах и демонстрациях с лозунгами Je suis Charlie - кто знает, что они думали, шагая в этих демонстрациях? И кто знает, что они думают сейчас, когда еженедельник Charlie Hebdo, до того выходивший тиражом в 60 тысяч экземпляров и о существовании которого они не подозревали, теперь вышел 3-миллионным, а затем и 5-миллионным тиражом, а о творчестве его художников стало известно всем мусульманам Европы? Телевидение ведь показывает лица, но не мысли…

Виталий ТРЕТЬЯКОВ, журналист и политолог, МИА "Россия сегодня"

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ