Последние новости
2015-01-26 14:29
4276

ПАРУСНИК, ПЛЫВУЩИЙ НЕИЗВЕСТНО КУДА

Публикация в "ГА" статьи председателя Государственного комитета по науке Самвела Арутюняна "Национальная академия наук: вчера, сегодня, завтра" вызвала неоднозначную реакцию в научных кругах. Руководство НАН восприняло публикацию крайне негативно, усмотрев в ней очередной выпад против академии. В то же время часть ученых считает предложения С. Арутюняна вполне обоснованными и согласующимися с принятой за рубежом практикой оценки работы ученого.

НА МОЙ ВЗГЛЯД, ЭТО СМЕЛОЕ И ОТКРЫТОЕ ВЫРАЖЕНИЕ МНЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА, озабоченного судьбой науки республики в целом и, в частности, академической науки. Спорные моменты в этих рекомендациях, несомненно, есть, но в основном я согласен с позицией Самвела Арутюняна. Было бы правильным сделать статью предметом объективного обсуждения на разных академических уровнях, но это вряд ли возможно в условиях нынешней академии.

Тем не менее хочу высказать свое мнение относительно поднятых в статье вопросов, в частности, касающихся выборов в академию. Что касается формирования мест, то это черный ящик, к которому определенно имеют доступ лишь "избранные". В прежние времена предложения президента Академии наук Виктора Амазасповича Амбарцумяна по выделению мест для членов-корреспондентов и академиков рассматривались в правительстве и ЦК Армении с учетом реальных достижений претендентов, уровнем развития тех или иных направлений, планов развития науки и экономики республики. Теперь этого явно не происходит и при проведении выборов доминируют субьективные факторы, сталкиваются интересы различных академических групп.

Во-первых, необходимо определить цель выборов, ведь если она не сформулирована, то не понятно, кого и по каким критериям следует выбирать. Сегодня этого не знают даже члены президиума НАН. Но если целью выборов все же является стимулирование развития академической науки по тем или иным направлениям, выявление инновационного потенциала и возможностей ученых нового поколения, то необходимо использовать четко определенные критерии, в частности, те, которые предлагает Самвел Арутюнян. Но пока цель выборов не будет четко сформулирована, ни о каких объективных критериях говорить не приходится. Цель выборов непосредственно связана и с пониманием миссии НАН для страны в новой системе общественных и экономических отношений.

КРОМЕ ТОГО, НЕОБХОДИМО УЧЕСТЬ СУММАРНЫЙ ЭФФЕКТ ВЫБОРОВ, его влияние на развитие академической науки. За последние годы я так и не увидел ни одного отчета, в котором бы говорилось о том, что дали выборы в академию: появилось ли новое научное направление, новый исследовательский институт, новые научные программы и т.д. Если ставится какая-то цель, то необходим мониторинг по продвижению к этой цели. Ничего подобного не происходит, неизвестно, чем занимались вновь избранные академики и члены-корреспонденты в последующие годы, правильно ли прошли предыдущие выборы, оправданно ли было выдвижение именно этих людей.

Я полностью поддерживаю идею С. Арутюняна относительно пороговых ограничений при проведении выборов. То есть необходим предварительный фильтр, и чем он будет жестче, тем лучше. И лишь за этим порогом уже будут действовать конкурсные принципы. При этом условии, если даже не пройдут сильнейшие из кандидатов, то по крайней мере мы будем знать, что псевдоученых и комбинаторов нет в их числе. Эффективный критерий и индекс цитирования. Прежде этих критериев не было. Теперь они есть и должны использоваться при избрании новых членов НАН, что позволит улучшить состав НАН и атмосферу в сфере науки.

Но следует принимать во внимание не только цитируемость, но и другие критерии, по которым определяется рейтинг ученого: имеет ли он научную школу, есть ли у него достойные ученики, сколько диссертаций защищено под его руководством, каков инновационный потенциал и, самое главное, что даст этот претендент академии, каков будет его вклад в академическую науку. Тогда можно будет точно определить, правильно ли был избран данный претендент. Нужно разработать четкую систему оценок и утвердить ее на уровне правительства. Это поможет сразу же отсеять тех кандидатов, которые не вправе претендовать на членство в академии.

Далее. Я считаю, что негативные явления, сопровождающие каждые выборы, – это индикатор состояния академии. Все эти академические страсти, откровенные торги и сопровождаемый скандальными историями процесс подготовки к выборам свидетельствуют о нездоровом моральном климате внутри академии. А значит, надо подумать о структурной и концептуальной реорганизации этой системы.

Надо в первую очередь определить новую миссию НАН. При Викторе Амазасповиче Амбарцумяне у нас была славная академия. Это был всемирно известный ученый, что, несомненно, имело большое значение. Вопрос реорганизации очень актуален, в том числе вопрос системы управления НАН.

Хочу обратить внимание на одну особенность организации нашей академии. Причем это исторически исходит от Российской академии. Советская академия, российская, теперь и армянская имеют две принципиально разные функции: во-первых, присуждение почетных титулов – академиков и чл.-корр. через выборы, во-вторых, управление исследовательской системой. И что же получается? Избранные по критериям научных результатов ученые, которые при этом могут совершенно не обладать способностями к управлению, формируют все органы управления академии наук – общее собрание, отделения и т.д. Получается, что академия состоит из двух частей: титулованных членов и тысяч сотрудников институтов, которые не принимают участия в управлении наукой. Это парадокс.

Получается, что академики, избранные по научным критериям, должны иметь монополию управления всей академией. Но это необоснованно. Ведь даже гениальный ученый может оказаться совершенно беспомощным руководителем даже своей семьи. И таких примеров масса. Эта простая истина уже понята в России. Поэтому по инициативе Путина было создано Федеральное агенство науки. Вероятно, об этом стоило бы подумать и нам.

И ТРЕТЬЕ. НАН НЕ ИМЕЕТ ЧЕТКОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ. Я посещаю общие собрания академии, слушаю одни и те же монотонные отчеты, чаще всего о результатах издательской деятельности. Не ясно, что будет с НАН через 5-7 лет. Еще Фрэнсис Бэкон говорил: "Нет попутного ветра для парусника, если он не знает, куда плывет". В конкретном случае под ветром следует понимать финансовые ресурсы. Если сегодня финансирование науки будет даже удвоено, ситуация принципиально не изменится. Если нет стратегии развития, если не сформулированы цели, задачи и способы их достижения, никакие деньги не помогут. Необходима стратегическая программа развития НАН на 5-10 лет с указанием индикаторов и сроков достижения намеченных целей. После этого нужно разработать выверенную систему реорганизации академии. Может быть, стоило бы освободить академиков от нагрузки управления, а институты от их опеки? Необходим план структурной реорганизации, в первую очередь надо ответить на вопрос: что делать с академической исследовательской системой с ее огромным потенциалом? Меня больше всего волнуют будущее академических институтов, которым сегодня нужна автономия, свобода выбора организационной формы для определения перспектив развития и эффективного использования своих ресурсов. А может, сохранить их организационное единство в рамках академии, создав какую-то компромиссную систему управления?

Вернемся к выборам. Несомненно, есть много достойных ученых и среди тех, кто прошел на выборах и среди директоров институтов, этот ресурс надо эффективно использовать. Положение не совсем безнадежное. Но некоторыми лицами, рвущимися в академию, часто движут амбиции, желание иметь высокий общественный статус, имитировать ученость, что и приводит к девальвации выборов. В своей статье Самвел Арутюнян поднимает эти вопросы.

Пользуясь случаем, хочу коснуться и вопроса иностранных членов НАН. Не стоило вовлекать их в таком количестве без установления четких критериев их избрания. Я изначально был против этой идеи. Не знаю такой академии, где ее члены выбираются по национальному признаку. Поточное вступление в НАН зарубежных ученых-армян - опять- таки без использования объективных критериев - девальвирует этот институт. Виктор Амазаспович был очень строг в этом вопросе и сам выверял кандидатуру каждого иностранного члена.

И наконец, о Законе "Об академии". Я был категорически против такого закона, так как он не был нужен. Ведь, по существу, в ранг закона возведен устав НАН, что и опасно, поскольку теперь очень трудно что-либо существенно изменить, не меняя закона. Но ведь в первую очередь нужны стратегия развития, программа реорганизации. А уж потом надо разработать законодательные механизмы продвижения этой программы.

Юрий САРКИСЯН, академик НАН РА

Основная тема:
Теги:
  • Анаит Тоноян 28-Янв-2015
    Академия Наук Армении, бывшая в советский перид одной из сильнейших, сегодня столкнулась с проблемами, не присущими Академиям Наук постсоветских Республик. Трудно сказать, чем это было обусловлено, возможно и войной, и землетрясением, и последующим разрушением имеющегося высокого научно-технического потенциала, но… Казалось, академики в своём большинстве, имея желанный статус, стараются не только не противоречить, но и послушно выполняют данные сверху указания по созданию благоприятного климата для руководства уже не Академической структуруй, а искусственно созданной организацией, типа объекта для соответствующих действий. С удовольствием прочли анализ, проведенный ученым и организатором в одном лице. Не секрет, что Юрий Левонович Саркисян имеет большие достижения и в науке, и в политической и научно-образовательской сфере Республики Армения и не удивительно, что в одной статье он охватил основные проблемы Науки Армении и очертил пути выхода НАН РА из кризиса. Вопрос только в том, захочет ли сегодняшнее большинство членов НАН РА что-то изменить или предпочтет статус-кво, чтоб не дай Бог, не пострадать самим в такой необходимой реформе. Член. Корр. д.х.н., проф. Севан Давтян, Д.х.н., проф. Анаит Тоноян
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • КРУГЛЫЙ СТОЛ С ЗАВЯЗАННЫМИ ГЛАЗАМИ
    2017-10-11 16:40
    2032

    6 сентября в Ереване прошел круглый стол с завязанными глазами по теме "Инклюзия как культура". В мероприятии приняли участие представители Министерства труда и социальных вопросов Республики Армения, Агентства медико-социальной экспертизы, Армянского государственного педагогического университета им. Х. Абовяна, студенты и преподаватели Национального политехнического университета Армении, который гостеприимно принял у себя это мероприятие. Модератором круглого стола выступил незрячий руководитель инклюзивной гуманитарной миссии "Паруса духа", президент социального движения "Белая трость", "Паруса духа" Олег Колпащиков. Мероприятие было организовано при поддержке госкорпорации "Росатом".

  • ЧТО ГОВОРИТЬ, КОГДА ГОВОРИТЬ НЕЧЕГО?
    2017-10-09 12:11
    7424

    16 сентября телеканал Tert.am транслировал интервью министра здравоохранения РА Левона Алтуняна, в котором он рассказал о работе, проделанной в течение года после назначения на должность. Многие утверждения министра настолько шокировали и вызывали недоумение, что удержаться от комментариев было трудно. Чтобы не быть голословным, остановлюсь на конкретных ответах. 

  • ПРЕМИЯ ГОМЕРА ЗА ФИЛЬМ О ЛОРИ
    2017-10-06 15:51
    2986

    В сентябре в рамках евроинтеграции при поддержке Министерства культуры Греции и мэрии острова Тинос состоялся Международный творческий фестиваль "Визит к музам". По его итогам специальной премией президента фестиваля Ирины Анастасиади награждены создатели документальной ленты "В отражении вечности" - руководитель тбилисской общественной организации "Агора-Джорджия", режиссер и автор сценария фильма Виктория Максоева (Грузия) и автор идеи съемок фильма оператор-постановщик Гарик Абелян (Армения). 

  • ВОКРУГ РОДНИКА
    2017-10-06 15:13
    2397

    О ереванских конференциях русистов Погожий осенний день, тронутое золотом предгорье, 130-й километр трассы Ереван-Степанаван. У дороги - одетый в черный гранит родник, к которому ведут несколько ступенек. Останавливается автобус, из него высыпают люди. Это литературоведы, участники очередного ереванского съезда филологов, а гранитный родник - памятный знак, советский аналог хачкара, поставленный в 1938 году на месте знаменитой встречи. ("Я переехал через реку. Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. "Откуда вы?" - спросил я их. "Из Тегерана". - "Что вы везете?" - "Грибоеда". Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис".) В наши дни в горе прорублен тоннель, та "крутая дорога" оказалась заброшена, памятник стал разрушаться, и тогда армяне, при всех сложностях нынешнего бытия, все-таки нашли средства, чтобы перенести его вниз, на торный путь, по которому могут прийти к нему те, чью душу трогают такие сюжеты.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ