Последние новости

В ОКРЕСТНОСТЯХ КАСКАДА

Вспоминая далекие 60-е годы

Всем нам очень нравился дядя Яша, папа нашей близкой школьной подруги Томы Заробян. Один из граждан нашей вселенной вокруг Ереванского театрального института, в окрестностях Каскада. Его обычное "привет, орлицы", обращенное к нам, трем подругам, и добрая улыбка тети Ани, мамы Томы Заробян, воодушевляли.

Все мы, три подруги, так же как и другие ереванские девочки, если не в позапрошлом, то в начале прошлого века уж точно кого–то оставили там, на нашей утерянной родине...

Тома Заробян – в Артвине и Нахиджеване, Эда Абрамян – в Джульфе и Тифлисе, Майя Манвелян – в Даройнке и Ване.

В том далеком 1961-м мы, ученицы выпускного класса школы им. Чехова, были еще и соседками. Квартиры наших родителей ожерельем окружали центр нашей вселенной у Театрального института, а самих их роднила простота быта и незатейливость обстановки.

Митинг в Ереване 24 апреля 1965 года

КВАРТИРА ТОМИНОГО ПАПЫ, ЯКОВА НИКИТОВИЧА ЗАРОБЯНА, УДИВЛЯЛА своей неотгороженностью и аурой доброжелательности. Жилье как жилье. Как у всех нас, живших на среднестатистическую советскую зарплату. Как первый секретарь ЦК КП Армении (1960-66) дядя Яша пользовался привилегиями. Во-первых, правом получать информационные бюллетени ТАСС с обзором зарубежной прессы, а также бюллетени о мировых научно-технических достижениях. Как первое лицо Армянской ССР в те переломные судьбоносные годы он имел еще и право выписывать в так называемой Книжной экспедиции (несбыточная мечта миллионов советских граждан) любые книги по своему выбору.

В годы "хрущевской оттепели", когда на смену тирании пришел некий либерализм в образе Хрущева, в нашей вселенной родился культ книги. Стали доступны переведенные на русский язык шедевры мировой классики второй половины XX века. Это произведения У.Фолкнера, Г.Р.Маркеса, Х.Кортасара, Ж.П.Сартра, М.Пруста, С.Бекета, Т.Вулфа, Ф.Кафки.

Жизнь студентов 60-х полнилась бесконечными ночными бдениями в очередях у книжного магазина "Подписные издания" на проспекте Ленина (ныне Маштоца), напротив кинотеатра "Наири". А сердце переполняло хмельное чувство радости от очередного, добытого в бою литпамятника, к примеру "Похвала глупости" Эразма Ротердамского (популярного, кстати, и в сегодняшней Армении).

Вожделенная богатая библиотека Якова Никитовича давала нам, трем подругам, теоретическую возможность стать хорошо начитанными. К примеру, замечательная книга Д. Данина "Неизбежность странного мира" о чудесах и странностях физики XX века из библиотеки дяди Яши предопределила выбор профессии для многих из нашего поколения.

Мы, русскоязычные дети 50-60-х, числом чуть меньше половины всех школьников Армении (ибо таково было устройство советского рая) принадлежали к более русской и мировой, нежели к армянской культуре. Для нас, обученных в начальной школе азам армянской грамоты, стало потрясением самостоятельное, не предусмотренное школьно-вузовскими программами знакомство с армянской поэзией – Даниел Варужан, Егише Чаренц, Аветик Исаакян, Левон Шант, Григор Нарекаци, Наапет Кучак, музыкой – Комитас, Арам Хачатурян, Авет Тертерян, фантастической по богатству языка прозой – Ов. Туманян, В. Папазян, удивительными переводами на армянский Шекспира и Фирдуси...

Визит Н.Хрущева в Армению (1961)

ЖАЛКИЕ, ТОНЕНЬКИЕ УЧЕБНИКИ "ИСТОРИИ АРМЯНСКОГО НАРОДА", предлагавшиеся нам факультативно в 10-м классе, стыдливо лгали, умалчивая правду о Геноциде, борьбе за обретение независимой государственности и многом другом. О деяниях Армянской Апостольской Церкви – института, веками вынужденно подменявшего государство и сохранившего неповторимую ткань культуры армянского этноса, мы могли лишь догадываться. Ибо церковь была отделена от государства. Со всем этим иные из нас (далеко не все) знакомились в семье.

Человек высокой культуры (и неплохой пианист), дядя Яша много внимания уделял пропаганде армянского искусства и массовости культурных мероприятий. Это юбилейные торжества в честь 1600-летия Месропа Маштоца, создателя армянской письменности (1962), 250-летия великого певца Саят-Новы (1963), организация Музея М.Сарьяна (1962), Дома-музея гениального мечтателя Е.Чаренца (1963), строительство Дома кино (1961) для пропаганды знакового кинематографа ХХ века и многое другое. В 1964-1965 гг. в Армении ежегодно издавалось до 800 наименований книг общим тиражом свыше 4-5 млн экземпляров.

Квартира моего отца, старого большевика Алексана Манвеляна, чудом избежавшего сталинских застенков в 37-м по обвинению "близок с Ханджяном", в доме старых большевиков на Каскаде была копией квартиры его друга и нашего соседа академика Ашота Иоаннисяна, выпускника Мюнхенского университета.

Дядя Ашот, преподававший после университета в Эчмиадзинской семинарии "Геворкян" (1914-17), затем в Лазаревском институте в Москве (1918-19), первый нарком просвещения Армении, историк и востоковед. Академик Ашот Иоаннисян успел даже возглавить ЦК КП Армении (1922-27). И за все свои дела был заключен в тюрьму с биркой "враг народа" (1937-43), где пробыл недолгих пять лет. С отцом их роднили некий романтизм и необъяснимая любовь к Армении. Сейчас дядя Ашот "живет" на почтовой марке Армении и памятной доске на стене нашего дома на улице Таманяна.

Перенаселенная квартира Эдиного папы на проспекте Ленина, квартира дяди Амаяка Абрамяна, заслуженного ирригатора республики и чересчур деликатного человека, днем и ночью любовалась видом Оперы под стук трамвайных колес. Дом этот больше напоминал музей городского быта начала века. Выцветшая олеография с лебедями и сидящим за столом Львом Толстым, старинный обеденный стол и такое же старинное пианино с канделябрами, превратившись в воспоминания, живы и поныне.

А.Хачатурян, А.Александров и Софи Лорен

В ПРЕДЕЛАХ НАШЕЙ ВСЕЛЕННОЙ ПО СОСЕДСТВУ С КВАРТИРОЙ ЭДИНОГО ПАПЫ находилась квартира старого ученого лингвиста, академика Грачья Ачаряна. Как рассказывали взрослые, трудолюбивый дедушка Ачарян до конца дней своих (1953) неустанно сочинял арменоведческие труды, проводя сравнительный анализ армянского языка с пятьюдесятью иными языками мира. Что же еще оставалось делать ему, блестящему выпускнику Парижского и Страсбургского университетов после двух лет пыток и тюремной камеры (1937-39), когда ученый, не выдержав, покаялся во всех инкриминируемых ему смертных грехах. И он был родом оттуда, из Константинополя. И сейчас "живет" на почтовой марке Армении и памятной доске на стене своего дома на проспекте Маштоца.

На просторах нашей вселенной проживала также мама Арно, дружившая с моей. Меня, обожавшую первый советский твист-вист Арника, очень удивляла эта мама, так критически относящаяся к деяниям сына, блестящего пианиста и композитора Арно Бабаджаняна, неустроенно живущего в далекой Москве. И они с мужем Арутюном были также родом оттуда, из города Игдира (Цолакерт) Сурмалинского уезда Эриванской губернии Российской империи.

В.Амбарцумян, М.Сарьян, Д. Демиирчян, А.Исаакян

Ах это бабаджаняновское "без музыки тоска"... Сейчас Арно, навечно поселившийся на своей родине, в Ереване, живет бессмертным памятником у Оперы, на почтовой марке Армении и памятной доске возле маминого подъезда на проспекте Маштоца, в черте нашей вселенной.

Не странно ли, что и родители Арама Ильича Хачатуряна были родом оттуда – из Нахиджевана, - Арама Ильича Хачатуряна, также вставшего бессмертным памятником у Большого филармонического зала Арама Хачатуряна возле ереванской Оперы. Сейчас Арам Ильич живет на почтовой марке Армении и в своем Доме-музее по проспекту Маршала Баграмяна, на кривенькой улочке имени Якова Заробяна, недалеко от памятника Ал. Таманяну и по соседству с Домом-музеем Ав. Исаакяна у верхней границы нашей вселенной.

Кто еще населял нашу вселенную в те забытые переломные 60-е годы "хрущевской оттепели"? Здесь, у Театрального, жил удивительный Маэстро Ерванд Кочар. Художник-монументалист. Создатель многослойной пространственной живописи и один из виднейших представителей европейского авангарда начала XX века. Мастерская Кочара находилась у южного предела нашей вселенной в торце дома, неусыпно глядящего на Оперу, детище "зодчего от бога" Александра Таманяна, дедушки Шурика Таманяна с нашего физфака.

Г.Гурзадян и У.Сароян

ТЕ ДАЛЕКИЕ 60-е, ТОЧНЕЕ, ИХ НАЧАЛО, НАЗВАННЫЕ В НАРОДЕ "ВЕСНОЙ НАДЕЖД", оказались переломными в судьбах многих моих соотечественников. В том числе и для Ерванда Кочара. Запреты, тюрьма (1941-43), атмосфера изоляции и непонимания встретили вернувшегося из Парижа на родину художника. Уйдя в народ и став "одним из нас", бунтующий и одержимый, Кочар уже в 1959-м создал своего тысячелетнего эпического Давида из Сасуна, ставшего символом нашей Отчизны Армении и всего армянства. В эти же годы мастер, вернувшийся к авангардистским поискам своей молодости, создал полотно "Ужасы войны", вставшее в ряд с такими известными пацифистскими работами, как "Герника" Пабло Пикассо. Мыслитель и эстет, Кочар щедро делился с нами, совковой молодежью, осознанным и пережитым. А мы, его почитатели, быть может, впервые стоя перед полотнами мастера в том далеком 1965-м, размышляли: так что же это? Кочаровский "Апофеоз войны" как таковой? Или, быть может, "Армянская резня. Репетиция Холокоста"? Ибо здесь, в плавном изгибе линий, кричащих от боли и заломивших от ужаса руки, угадывался древнейший армянский знак вечности – Аревахач - Солнечный Крест, или замкнутый круг бытия, символизирующий вечный круговорот жизни и смерти.

Давайте пройдемся по городам и весям нашей скорбной родины и всюду - на обелисках Еревана, древних кладбищенских надгробьях Норадуза, куполе святого Айриванка в Бжни, армянских хачкарах вы встретите Аревахач – символ Вечности. Именитые гости из Москвы и Ленинграда, которых мы временами приводили в мастерскую Маэстро, часто, уходя изумленными и восторженными, объясняли нам, что обрели вторую родину. Не библейский ли Эдэм, нашу утраченную родину, дарил им Мастер?

Из мастерской Кочара вы могли легко через стенку достучаться в мастерскую папы самой красивой девочки нашей вселенной – Гаяне Мамаджанян. А именно в мастерскую замечательного графика и экслибриста Ашота Мамаджаняна. Красавица Гаяне (предмет нашей черной девчоночьей зависти), что осчастливила Минаса Аветисяна из Джаджура, стала вполне счастливой и сама. Вскоре, взявшись за руки, молодожены ушли жить к стыку улиц Саят-Новы и Налбандяна, далеко за южные пределы нашей вселенной.

Минас, также родом оттуда (сын родителей, уцелевших в резне 1915-го), оставил нам неумирающую память – холст "Дорога. Воспоминания родителей" (1965-67).

В 70-е запах горящих полотен Минаса Аветисяна, воспевающего, казалось, сам цвет жизни, и мелодика полных драматизма поэм Паруйра Севака достигли пределов Москвы, где обучалась чуть ли не половина армянской молодежи. И родители Севака были родом оттуда, из Западной Армении. Раздумья безвременно ушедшего из жизни поэта (1971) об армянской трагедии 1915-го остались жить в его вдохновенных поэмах "Несмолкающая колокольня" (1959) и "Трехголосая литургия" (1965). К счастью, рукотворные полотна, как и рукописи, не горят. Это категории вечные.

Арно Бабаджанян

ЧУДЕС В НАШЕЙ ВСЕЛЕННОЙ ВОКРУГ ТЕАТРАЛЬНОГО ХВАТАЛО. Бывали ли вы когда-либо в мастерской Джотто-Геворка Григоряна? Во дворе Театрального, у нашего детсада? В мастерской доброго дяди Джотто и его неулыбчивой жены Дианы Уклеба. Родившийся в позапрошлом веке в Тифлисе, художник рос в благодати, общаясь с цветом тифлисской интеллигенции. Это Ованес Туманян, Александр Ширванзаде, Егише Тадевосян, Александр Бажбеук–Меликян, Ерванд Кочар, Егише Чаренц.

Замечательный художник Геворк Григорян, наш ближайший сосед по кварталу, родом не совсем оттуда, пережил тем не менее трагедию, связанную с нашей утерянной родиной. В послевоенные тифлисские годы его жизни бдительная сестра предупреждала брата: "У тебя слишком много картин о резне. Смотри, сообщу Герою Советского Союза, организатору сибирского ГУЛАГА, коллеге А. Микояна маршалу Лаврентию Берии, что сеешь вражду между народами".

"Разожгли печку и начали бросать в огонь полотна. Написанные маслом, они хорошо горели. Раскаленная печка радостно гудела", - рассказывала Диана. Уничтожено было около 400 картин. Из них уцелела лишь одна: "Портрет Манушак". На ней неопределенного возраста женщина с печально склоненной головой. Это Манушак, на глазах которой вырезали всю семью, и сошедшая с ума от ужаса пережитого. Онемев, она как будто что-то шепчет, бесконечно подметая улицы. Совершенно опустошенный Геворк Григорян переехал в Ереван в начале "оттепели" (1962). И уже в 1965-м была организована первая персональная выставка художника. Джотто, как я это помню, всегда был рад гостям. Сдержанный, доброжелательный. Мы, студенты, физики–лирики 60-х, любили бывать в его мастерской, восхищаясь темным колером его работ...

Вечная память вам, обитатели вселенной у Каскада. Вам, ушедшим к Млечному пути по светлым следам уже ушедших. Вам, Ашот Иоаннисян, Грачья Ачарян, Яков Заробян, Арам Хачатурян, Ерванд Кочар, Арно Бабаджанян, Амаяк Абрамян, Геворк Григорян, Александр Манвелян, Ашот Мамаджанян, Минас Аветисян...

Паруйр Севак и Вазген I

СЕГОДНЯ, В КАНУН СТРАШНОЙ ДАТЫ В НАШЕЙ ИСТОРИИ - 100-ЛЕТИЯ Геноцида армян в Османской империи, когда наше Отечество вновь оказалось на распутье и происходит некая подмена ценностей и нарушена преемственность поколений, важно осознать, что для сохранения нашей, пусть небольшой, но необъятной вселенной, во имя будущего нас и наших детей необходимо создание гражданского общества в Армении.

Армянская ССР – эта малая часть громадного государства, именуемого СССР, на протяжении недолгих 70 лет являлась носительницей армянской государственности. После трагедии в нашей новейшей истории, Геноцида 1915-го, пройдя через погромы и резню, Голодомор 20-х и безумство гражданской войны, мы победили во Второй мировой (1941-45). Сколько их, героев-армян, погибших на фронтах Отечественной и приблизивших победу? Не эти ли герои заполнили затем сталинские послевоенные лагеря, умирая на стройках коммунизма, пока "отец народов" Сосо Джугашвили был занят переселением этих народов в отдаленные места Сибири? Но победа, как и патриотизм, внепартийна и внеконфессиональна. Скормив Молоху доблестных сынов своих, Отчизна к году 1965 имела Матенадаран – крупнейшее в мире хранилище древних рукописей, созданное из национализированной (1920) коллекции рукописей Эчмиадзинского монастыря. (Открытый весной 1959-го Матенадаран имени Месропа Маштоца является не только научно-исследовательским центром древних рукописей, но и шедевром архитектурного и строительного мастерства.), Национальную Академию наук (1943) с большим числом научно-исследовательских институтов практически по всем отраслям фундаментальной прикладной науки. Это прежде всего физика, математика и химия; высокогорную станцию "Арагац", делавшую пионерские шаги в исследовании свойств космических лучей, естественных ускорителей электронов. Результаты, полученные здесь под руководством братьев Артема и Абрама Алиханянов, вошли в историю физики элементарных частиц. В начале 60-х началась разработка проекта строительства Ереванского кольцевого электронного ускорителя (АРУС), четвертого такого типа в мире, завершенного в 65-м. В 1967 синхротрон был запущен.

В летопись мировой науки были вписаны имена Артема и Абрама Алиханянов, Григора Гурзадяна, Виктора Амбарцумяна, Сергея Мергеляна, Ованеса Давтяна, Мхитара Джрбашяна, Арташеса Шагиняна, Андраника Иосифяна.

Е.Чаренц

ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ АРМЯНСКОЙ НАУКИ КАК ЧАСТИ ПЕРЕДОВОЙ СОВЕТСКОЙ позволил Армении уже к 1960 году иметь наукоемкое промышленное производство (интегрированное в союзное), в том числе горнодобывающую и металлургическую отрасли. Стали развиваться электроника, приборостроение, информационные технологии, космическое приборостроение. Астрофизическая аппаратура, которой были оснащены первые советские орбитальные обсерватории серии "Орион", выведенные в открытый космос (1961-73), были созданы в Армении (Г.Гурзадян). Для Армении, бедной гидроресурсами и запасами органического топлива, вновь и вновь вставал вопрос обеспечения ее экологически чистым и выгодным источником энергии. Это было решающим как для развития неэнергоемкой промышленности будущего, так и для спасения озера Севан как потенциального источника энергии.

В 1965-м президиум ЦК КП и правительство Армении приняли решение о строительстве атомной электростанции (АЭС). Под документом стояла подпись Якова Заробяна. Строительство АЭС было начато в 1970-м в Мецаморе, на месте древней крепости-городища, признанного всемирной исторической ценностью. Ибо раскопки в Мецаморе, начатые в 1965-м, показали, что здесь находится первая известная в мире, хорошо сохранившаяся медеплавильня (4 тыс. до н. э), где человек впервые освоил секреты обработки металлов – меди, бронзы, железа. В 1980-м Армянская атомная станция вошла в строй.

Таким образом, новая Армения, провозгласившая себя независимой (1991) и признанная таковой международным сообществом, получила в наследство от СССР диверсифицированную (самодостаточную) энергосистему. После Спитакского землетрясения АЭС в целях безопасности (1989) была остановлена. Шаг, признанный впоследствии ошибочным. Консервация-реконсервация атомной, убытки от простаивающих из-за этого предприятий, ущерб от бесконтрольного использования севанской воды для получения электроэнергии обошлись стране слишком дорого. В эти годы снизились рыбные запасы озера, была уничтожена для отопления значительная часть лесов. Это были годы разочарований и неопределенности, сохранившейся и поныне.

В контексте сказанного понятно, насколько серьезна была для Армении проблема сохранения озера Севан - единственного гарантированного источника пресной воды и самого большого высокогорного озера на Кавказе, именуемого также "жемчужиной Армении" и "армянским морем". Уровень воды в озере неуклонно падал, что причиняло вред рыбе, оставшейся в Севане. Не говоря уже о том, что и озерный остров трансформировался в полуостров. Севан надо было спасать. Этим и занялся Яков Никитович Заробян, добившийся принципиального согласия на строительство водовода Арпа – Севан у "волюнтариста" Н.Хрущева, посетившего Армению в 1961-м. Светлой памяти Я.Заробян, именем которого назван тоннель Арпа - Севан, сказал: "Это постановление (Совмина СССР) надо золотыми буквами вписать в историю армянского государства".

Ов.Шираз с матерью

СЕГОДНЯ, В КАНУН 100-ЛЕТИЯ ГЕНОЦИДА АРМЯН, "СУДНОГО ДНЯ" В ИСТОРИИ МОЕГО НАРОДА, давайте взойдем на холм Цицернакаберд над звонким Зангу. К мемориалу памяти жертв Геноцида армян. И в молчании под пронзительно синим небом почтим память наших предков. 60-е, или, как их еще называли в народе, годы возрождающейся надежды, явились для нас прежде всего годами национальной самоидентификации и культурной консолидации. Именно тогда в Армении впервые на государственном уровне было отмечено 50-летие Геноцида.

Это произошло благодаря усилиям Якова Заробяна (первого секретаря ЦК КПА, 1960-66) и святейшего Патриарха Армянской церкви Католикоса Всех Армян Вазгена Первого (Левона Палджяна, 1955-94). Вспомним: "Ликуй, народ армянский, ибо могила твоя пуста, как у убиенного Иисуса Христа" и "вместо того чтобы проклинать и ненавидеть тьму, зажги свечу" (Левон Палджян). Именно тогда впервые (начиная с 1920-го) после долгих лет молчания и обвинения целого народа в национализме на просторах нашей Советской родины прозвучало слово "геноцид" (буквально genos (греч) - род, племя, сaedo (lat) – убивать).

Геноцид армян в Османской империи. На нашей утраченной родине... Явление, беспрецедентное в истории человечества по своим масштабам и массовости убийства по этническому признаку. Явление, признанное Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Генеральная Ассамблея ООН, Париж, 1948), тягчайшее преступление против человечности.

Феномен 65-го оказался возможным благодаря совместным усилиям армянской государственности и отлученной от нее Армянской Апостольской Церкви, сумевших также консолидировать вокруг лоббирования Армянского вопроса и СПЮРК.

Скорбь - самое благородное из человеческих чувств (Е.Кочар)

ВСЛУШАЙТЕСЬ В СЛОВО "СПЮРК" – РАССЕЯННЫЙ. АРМЯНСКАЯ ДИАСПОРА, существующая к тому времени практически во всех странах мира, была составлена из детей армянских беженцев, получивших в этих странах образование и гражданские права. Армянская диаспора, которая сегодня по численности превышает население Армении почти втрое.

В 1920-м армянский писатель Уильям Сароян, наш соотечественник родом из Битлиса, вставший бессмертным памятником на границе нашей вселенной, недалеко от дома Яши Заробяна, напротив Музея Е.Кочара, и недалеко от задумавшегося Ал. Таманяна на перекрестке улиц Маштоца и Московян, писал буквально следующее: "В тюрьмах Америки есть уже армяне. Это значит – мы преодолели страх".

Личностью, волею судьбы, призванной осуществить выстраданное право народа на признание его боли, оказался коммунист Яков Заробян.

Гражданин и патриот, сформулировавший свое жизненное кредо в том далеком апреле так: "Необходимо удовлетворить одну из самых глубоких потребностей моего народа". Он - сын беженцев из города Артвин Батумской области Кутаисской губернии Российской империи.

И началось строительство мемориала (арх. А. Тарханян, С. Калашян, скульпт. В. Хачатрян, 1965). Места, где мы с вами вот уже полвека отдаем дань памяти безвинно убиенным на фоне величественного и вечного - горы Арарат.

День 24 апреля 1965-го. Воодушевленно скандируя: "Армянскому вопросу – справедливое решение", мы, тогдашние молодые и счастливые, шли в рядах демонстрантов по проспекту Ленина вниз к площади имени вождя под пронзительно синим апрельским небом… За границы нашей вселенной у Театрального института возле ереванского Каскада.

Майя МАНВЕЛЯН

Основная тема:
Теги:
  • Михаил Петросян 11-Апр-2015
    Замечательная статья. Так мало споминают о наших ВЕЛИКИХ И ЗАСЛУЖЕНЫХ ПРЕДКОВ Советского периуда,трудамы которых аграрная страна превратилься страной НАУКИ, ВЫСОКОРАЗВЫТОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И КУЛЬТУРИ. Тема заслуживает более,чем статья. Наше ПОКАЛЕНЫЕ СТУДЕНТОВ 60-х и НАРОД В ЦЕЛОМ БУДЕТb БЛОГАДРЕН АВТОРУ если ОНА НАПИШЕТ КНИГУ ОБ ЭТОМ. ВЕДЬ ОНА МОЖЕТ! ! !
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • Он делал выводы, не кривя душой
    2017-10-16 14:59
    1901

    Ушедший на днях из жизни писатель, публицист и интеллигент Андрей НУЙКИН по праву принадлежит к когорте людей, которые составляют цвет и совесть своей нации. И своего времени вообще. 

  • НА КОГО ТОЛЬКО НЕ УПОВАЛИ АРМЯНЕ...
    2017-10-11 16:47
    2520

    Политическая ситуация в Закавказье в 1917-1918 гг. была крайне сложной и не исследовалась в должной степени историками советского периода. Теперь этот пробел восполняется. К числу материалов, проливающих свет на особенности той эпохи, принадлежат "Воспоминания" Геворка МЕЛИК-КАРАГЕЗЯНА, изданные в Москве по решению Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона и семинара Научно-педагогической кавказоведческой школы В.Б.Виноградова (Армавирский государственный педагогический университет).

  • "У МАНОН БЫЛА НЕПОВТОРИМАЯ АУРА…"
    2017-09-15 15:21
    2160

    …Полночный звонок обычно очень корректного друга не предвещал ничего хорошего: выдавленные из себя слова "умерла мама" как будто ударили током, ведь всего неделю назад я беседовал по телефону с ней – Манон Ашотовной Диланян-Меликсетян, уважаемым деятелем культуры, кино, директором Армянского дома работников искусства (АДРИ) в самые непростые годы в темном и холодном Ереване...

  • КАК ДЖОН СТЕЙНБЕК НОЧНЫМ ЕРЕВАНОМ ЛЮБОВАЛСЯ
    2017-09-15 15:14
    2910

    В "ГА" от 1 июля с. г. мы рассказали о малоизвестных фактах пребывания знаменитого писателя Джона СТЕЙНБЕКА в Армении в 1963 году и пообещали нашим читателям обнаружить и сообщить о новых страницах этой истории.