Последние новости

ГЛАВНЫЙ КАМЕНОТЕС АРМЕНИИ

Ревностные "граждане мира" и поклонники культурного глобализма могут обвинить меня в русском национализме из-за поддержки поисков национальных черт в современной российской архитектуре, если, конечно, читали мои некоторые статьи последних лет. И я не вижу в этом для себя ничего зазорного, особенно когда передо мной стоят образы блестящих работ моего большого друга Джима Петросовича Торосяна, умнейшего патриота своей страны - страны камня и каменотесов.

ВРЯД ЛИ НАЙДЕТСЯ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ТВОРЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК, который бы не хотел в своем творчестве проявить что-то свое, что-нибудь самостоятельное. Но, увы, далеко и далеко не всем это в жизни удается. Джиму Торосяну удалось проявить себя в полной мере потому, что в основу творчества он положил любовь к своему краю, любовь и понимание прекрасных архитектурных произведений, создаваемых многими поколениями его народа, понимание их исторических античных корней. Глубокое знание искусства Возрождения позволило ему также вполне осознанно создавать свои произведения как сплав традиционного национального восприятия и современного мировоззрения с современными техническими достижениями.

Работа Джима Торосяна

Меня привлекает в творчестве Д.П.Торосяна, прежде всего, не только ясное и четкое понимание, но и умение проявлять национальное начало, демонстрируя при этом мастерство выявлять главную художественную идею произведения. Кто сам не испытывал муки творчества при поиске своей идеи, не может понять, как это сложно в любом виде творчества. Но в отличие от индивидуальных видов творчества, в архитектуре прибавляется множество технических, функциональных и социальных проблем, сильно влияющих на исход работы. При этом необходимо прислушиваться к мнению заказчика (а без него не может быть создано архитектурное произведение), к мнению исполнителя проекта и даже к своим коллегам и помощникам, без которых также нельзя выполнить проект. Но нужно уметь сохранять свой замысел, что особенно трудно, если в нем есть элемент самостоятельности и новизны.

Обаяние, обходительность, внутренняя культура и даже служебное положение Джима Торосяна были направлены, как я считаю, для достижения главной цели - проектировать и строить по своему желанию. А желал он следовать своим предкам. Природа во многом обделила Армению, но Бог дал ей изобилие камня, чем трудолюбивый народ этой страны всегда умел пользоваться.

Работа Джима Торосяна

К СОЖАЛЕНИЮ, СЕГОДНЯ МИРОВАЯ АРХИТЕКТУРА, КОТОРАЯ УРАВНЯЛА ВСЕ НАШИ ГОРОДА, во многом забыла многовековой строительный опыт и блестящие достижения зодчества, в которых каменная кладка, стена всегда играли первостепенную роль. И этому есть уйма объяснений. Но для Д.Торосяна эти объяснения не имели значения. Он продолжал творить из натурального камня своей любимой страны, несмотря на все советские и послесоветские постановления и экономические препоны.

Могут быть разные формы проявления любви к Отечеству. Одни это выражают своими выступлениями на митингах, другие пишут умные статьи и книги. Но у архитекторов, я считаю, любовь к своей стране должна, прежде всего, выражаться в делах нашей профессии, в проектах и постройках. И творчество Д.П.Торосяна тому ярчайший пример. Широко мыслящий и вполне интернациональный человек, он имел множество друзей по всему миру. Он член всех российских академий, имеющих среди своих членов архитекторов, он любимец среди всех художников России, независимо от времени и от художественных воззрений, он всегда был своим в среде творческой интеллигенции. Но все его многочисленные знакомства, многолетняя дружба с неординарными творцами никак не отражались на его личном творчестве и никогда не было у него желания подстроиться под чужие вкусы или специально понравиться своими произведениями друзьям. И это придавало его работам особую прелесть, и его умение и мастерство высоко ценили его товарищи, если они понимали важность творческой индивидуальности. Сейчас у меня складывается мнение, что Джим был в глубине души одиноким человеком. Человек, наделенный особым даром, даром индивидуального мышления не может быть не одиноким. Это вполне естественно. И даже если на публике он "душа нараспашку". В литературе и искусстве тому тьма примеров.

Творческая индивидуальность - самый важный элемент художественного творчества и самая большая редкость в нашей современной архитектурной среде, особенно с переходом нашего архитектурно-строительного комплекса на рыночные отношения. Для меня, русского человека, умение армянина Д.Торосяна проявлять в современных постройках национальный дух без видимых исторических цитат всегда служит примером для подражания. Но подражания, естественно, не в виде копирования, что в принципе не возможно, а в форме попыток понять внутренний мир, дух великого архитектурного наследия своих народов.

ГЛАВНЫЙ КАМЕНОТЕС АРМЕНИИ

ПОНЯТЬ ДУХ, А НЕ БУКВУ, НЕ ПРЯМЫЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ЗНАКИ, а внутреннее содержание и природу народного творчества. Видимо, Джим Петросович давно, может быть со дня знакомства с творчеством Г.Таманяна и работы с И.В.Жолтовским и особенно после годовой стажировки в Италии, понял значение стены в армянской архитектуре, стены, являющейся продолжением камня, на котором стоит вся Армения, как принцип органической архитектуры, легко прочитываемый в лучших творениях мирового зодчества во все времена. Псковские произведения тому яркий пример. Стены псковских храмов и стены Соловецкого монастыря сложены из подножного материала и потому неизбежно сливаются с окружающим пейзажем. И этим народная архитектура Армении и России - родные сестры.

К сожалению, мне жизнь практически не оставила времени, чтобы попытаться реализовать эти мысли в собственной практике. Но хотелось бы, чтобы эти заметки о самобытности творчества моего большого армянского друга Джима Петросовича Торосяна послужили призывом к моим молодым отечественным коллегам попытаться освободиться от оков всемирной архитектуры и попытаться найти себя, глядя на свою родную природу и, прежде всего, землю, на которой вы хотите видеть свои архитектурные работы. Надеюсь, что работы крупнейшего мастера современной архитектуры им знакомы.

Владилен КРАСИЛЬНИКОВ, народный архитектор России, академик архитектуры

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • РЕЖИССЕР, БЕГУЩИЙ ПО ЛЕЗВИЮ
      2017-12-11 15:04
      802

      Создатель "Гладиатора" отметил юбилей И на экраны ереванских кинотеатров пришло "Убийство в восточном экспрессе" - фильм, собравший в одном вагоне едва ли не всех голливудских звезд номер раз. В титрах фильма в качестве продюсера засветился Ридли Скотт. На конец декабря назначена еще одна мировая кинопремьера - "Все деньги мира" в постановке Ридли Скотта. Автор оскароносного "Гладиатора", благодаря которому весь мир объявил армянский дудук инструментом человеческой души, сэр Ридли Скотт, один из самых известных современных кинорежиссеров, отметил свой 80-летний юбилей. 

    • "ЗДЕСЬ МИР ОТКРЫЛ НАМ СВОЙ ЛАРЕЦ..."
      2017-12-08 16:14
      1036

      В уходящем году, осенью, исполнилось 80 лет поэту, публицисту, переводчику Арутюну Овнатану (Карапетян). Юбилей тепло отметили в земляческом союзе "Джавахк", виновник торжества был награжден медалями Ованеса Туманяня и Фритьофа Нансена. Собравшиеся от души пожелали поэту новых творческих свершений. А сделал он к своему юбилею немало. 

    • ПАМЯТИ РУБЕНА АСРАТЯНА
      2017-12-06 16:03
      1962

      После тяжелой, продолжительной болезни в возрасте 75 лет ушел из жизни заслуженный архитектор Армении Рубен Григорьевич Асратян. Человек, бесконечно преданный своему народу, талантливый архитектор и прекрасный друг.

    • ОБАЯНИЕ ВОЛИ
      2017-12-06 15:53
      4099

      Гюмрийскому филиалу Ереванской государственной консерватории им. Комитаса - 20 лет Декабрь уже наступил, но этот день в самом начале зимы был солнечным. Словно сама природа и плывущий в небе седоглавый Арарат способствовали тому, чтобы предстоящий праздник, 20-летний юбилей Гюмрийского филиала Ереванской государственной консерватории им. Комитаса, собравший многочисленных гостей из консерваторий стран СНГ, не был омрачен. Наш микроавтобус весело мчался по великолепному шоссе, и больше половины пути мы проскочили почти незаметно. Но за его окнами ближе к Гюмри появились холмики, опоясанные кольцами снега, расцвеченные серебристо-серыми отблесками, и солнце тускло горело на голубоватом небе.