Последние новости

ТУРЦИЯ МЕЖДУ ИРАНОМ И САУДОВСКОЙ АРАВИЕЙ

Обострение в регионе Ближнего Востока конкуренции между Саудовской Аравией и Ираном заставило Турцию в последние месяцы активно маневрировать между этими двумя центрами силы. Состоявшийся 7 апреля визит президента Турции Эрдогана в Иран прошел в условиях этого геополитического лавирования.

ИЗНАЧАЛЬНО ВИЗИТУ ПРЕДШЕСТВОВАЛА ЦЕЛАЯ СЕРИЯ ШАГОВ АНКАРЫ, направленных на сближение с Саудовской Аравией и объединившимися вокруг нее монархиями Персидского залива и Египтом. Данные шаги стали отражением недовольства Анкары ростом регионального влияния Тегерана, а также попыткой выйти из определенной изоляции, вызванной активной поддержкой Турцией радикальных исламистов в Сирии. Отметим, что последним проявлением данного курса Турции стали обвинения в адрес Анкары со стороны Дамаска в содействии со стороны Турции радикальным исламистам при захвате ими сирийского города Идлиб в марте.

В марте президент Турции побывал с визитом в Саудовской Аравии на фоне серии визитов в Эр-Рияд лидеров союзников королевства по Персидскому заливу. Визит Эрдогана также совпал по времени с посещением Саудовской Аравии президентом Египта, что вызвало предположения о возможности примирения Каира и Анкары. После визита Эрдоган, назвав Египет, Саудовскую Аравию и Турцию тремя самыми важными странами в регионе, сообщил, что Саудовская Аравия хочет нормализации отношений между Турцией и Египтом. Напомним, что отношения между Каиром и Анкарой резко ухудшились после свержения в Египте режима исламистов из движения "Братья-мусульмане", генетически близкого к правящей в Турции Партии справедливости и развития.

Параллельно в марте на полях саммита Лиги арабских государств состоялось примирение Египта и Катара, стороны договорились о возвращении послов в столицы государств. Данные шаги были сделаны на фоне дальнейшего сближения Катара и Турции, выступающих в качестве союзников в конфликте в Сирии. В марте состоялся визит эмира Катара Тамима бен Хамед аль-Тани в Турцию, а комитет по международным делам турецкого парламента одобрил договор о военном сотрудничестве с Катаром, предполагающий в случае необходимости развертывание турецких войск на территории эмирата, так же как и войск эмирата в Турции.

Затем непосредственно в канун своего визита в Иран президент Турции резко усилил градус риторики в адрес Ирана, поддержав воздушную кампанию Саудовской Аравии и ее союзников против шиитов в Йемене и обвинив Тегеран в стремлении к региональному господству. Практически непосредственно до начала визита турецкого лидера Анкара принимала участие в дипломатической активности стран "аравийской коалиции" и ее союзников. Так, в апреле состоялась встреча премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу со своим пакистанским коллегой Навазом Шарифом, в ходе которой стороны заявили о поддержке действий Саудовской Аравии в Йемене. Затем за несколько часов до своего визита в Иран президент Турции провел переговоры с министром внутренних дел Саудовской Аравии, заместителем наследника престола Мухаммадом ибн Наифом.

ВСЕ ЭТИ ШАГИ АНКАРЫ И ПРЕЖДЕ ВСЕГО РЕЗКИЕ ЗАЯВЛЕНИЯ ЭРДОГАНА создали негативный фон для визита турецкого лидера в Тегеран, а в парламенте Ирана даже раздались призывы отменить визит. Однако в ходе визита Эрдоган резко сбавил интенсивность риторики, что стало отражением стремления Анкары лавировать между Эр-Риядом и Тегераном, не доводя дело до прямого конфликта. Так, в ходе визита в Тегеран Эрдоган заявил, что Турция и Иран должны стать посредниками в конфликтах в Сирии и Ираке, подчеркнув, что не делит погибших в этих конфликтах на суннитов и шиитов. В свою очередь президент Ирана Хасан Роухани заявил, что Турция и Иран выступают за прекращение огня и против вмешательства других стран в конфликт в Йемене. Стороны также обсудили экономические аспекты сотрудничества, и, по словам президента Турции, Тегеран и Анкара рассчитывают перейти на взаиморасчеты в национальных валютах. Примечательно, что в этом контексте турецкий лидер позволил себе порцию антизападной риторики. "Мы не хотим оставаться под гнетом доллара или евро и быть под влиянием их курса. Мы договорились, чтобы между нами ходили турецкая и иранская национальные валюты. Это придаст нашим странам дополнительную силу", - в частности, заявил Эрдоган.

Еще одним фактором, влияющим на позицию Анкары в отношении Тегерана и сыгравшим свою роль в ходе данного визита, является ее зависимость от поставок энергоносителей из Ирана. С одной стороны, данный аспект вынуждает Анкару к сдержанности - Иран является вторым после России поставщиком газа Турции. В то же время расширение энергетического сотрудничества Турции с Россией в последние месяцы укрепляет позиции Анкары в старом споре с Ираном относительно цен на поставляемый иранский газ. Данная тема всплыла и в ходе визита Эрдогана, который заявил в Тегеране, что Турция нуждается в иранском газе и готова увеличить его импорт, но при условии приемлемой цены.

При этом именно в энергетической сфере Анкара предпринимает шаги по дальнейшему сближению с Ираном. На фоне ожиданий возвращения иранских ресурсов на мировой и, в частности, европейский энергетический рынок после успехов переговоров вокруг ядерной программы Тегерана Анкара, похоже, готовит собственную стратегию в отношении Ирана. Непосредственно после визита Эрдогана в Иран 9 апреля министр энергетики Турции Танер Йылдыз выступил с заявлением о том, что при наличии выгодных коммерческих условий Иран может получить долю в проекте Трансанатолийского газопровода (TANAP), который предполагает строительство газопроводов от азербайджанского месторождения Шах-Дениз в Европу. Отметим, что данный вариант событий в случае его реализации позволит Ирану выйти на энергетический рынок ЕС и в то же время может обеспечить дополнительными ресурсами один из ключевых западных трубопроводных проектов в обход России. Однако при этом подключение Ирана к TANAP неизбежно усилит позиции Турции как ключевого транзитного узла при поставках энергоносителей в Европу, а также повысит уровень зависимости Ирана от Анкары.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • СИРИЙСКИЙ КОНФЛИКТ: УРЕГУЛИРОВАНИЕ ИЛИ НОВЫЙ ЭТАП?
      2017-11-27 15:26
      1633

      После серии побед над группировкой ИГ в Сирии Москва активизировала усилия по запуску политического урегулирования конфликта. Российская сторона озвучивает подход, согласно которому военное поражение ИГ открывает путь к урегулированию кризиса и прекращению его военной фазы. В то же время в мотивах Москвы, стоящих за последней серией дипломатической активности вокруг Сирии, выделяется ряд внутри- и внешнеполитических интересов. 

    • САУДОВСКАЯ АРАВИЯ ПРОТИВ ИРАНСКОГО ФРОНТА
      2017-11-10 14:20
      2046

      В ноябре вновь обострилась конкуренция между Саудовской Аравией и Ираном. Катализатором нового витка ближневосточного обострения, скорее всего, стала антииранская политика Вашингтона, усилившаяся при администрации Трампа. 

    • АНТИИРАНСКИЙ КУРС ТРАМПА НА ХАОС
      2017-10-16 14:51
      1292

      13 октября США приняли ряд мер, направленных против соглашения по ядерной программе Ирана и политики Тегерана в целом. Центральным моментом здесь стал отказ президента Трампа подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения по ядерной программе. Теперь вопрос передан на рассмотрение Конгресса США, который в 60-дневный срок должен решить - возобновлять или нет отмененные в рамках соглашения санкции в отношении Тегерана. 

    • ТУРЦИЯ - США: НОВЫЙ КРИЗИС
      2017-10-16 12:22
      1505

      Турецко-американские отношения в октябре были отмечены новым кризисом. Он был инициирован арестом сотрудника Генконсульства США в Стамбуле, гражданина Турции Метина Топуза, которого турецкие власти обвинили в связях с организацией проповедника Гюлена, в свою очередь обвиняемого в организации мятежа военных в 2016 году. В ответ США приостановили выдачу неиммиграционных виз гражданам Турции, затем зеркальные меры в отношении США приняла и Анкара. Конфликт сопровождался взаимной жесткой риторикой, при этом турецкая сторона в особенности концентрировала обвинения против посла США в Анкаре Джона Бассе, президент Турции заявил, что Анкара не рассматривает его в качестве представителя Соединенных Штатов в Турции.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ