Последние новости

Иоахим ГАУК: ЧТОБЫ ГИТЛЕР НЕ ОКАЗАЛСЯ ПРАВ

ARMENIA TODAY публикует полный текст речи президента Германии Иоахима Гаука, выступившего 23 апреля в Берлине на мероприятии, посвященном памяти жертв Геноцида армян в 1915 году.

В СВОЕМ ВЫСТУПЛЕНИИ ГАУК, В ЧАСТНОСТИ, СКАЗАЛ: "В этот час мы поминаем сотни тысяч детей армянского народа, которые век назад стали жертвами спланированных и регулярных убийств. Женщина или мужчина, дитя или старик – все без исключения были депортированы, стали на путь ссылки, без какой-либо защиты и еды были изгнаны в пустыню, сжигались заживо, гибли от пыток, жестоко избивались и были убиты.

Это спланированное и расчетливое преступление постигло армян только по одной причине: они были армянами. Подобная судьба постигла и понтийских греков, ассирийцев, арамейцев. При нашем современном сознании и на фоне ужасающих политических и гуманитарных картин прошедших десятилетий для нас становится очевидным, что судьба армян – пример ужасающим образом ознаменовавших XX век массовых уничтожений, этнических чисток, депортаций и геноцида.

Это преступление было совершено в тени войны. Война также обеспечила законность совершенных преступлений. Так произошло с армянами во время Первой мировой войны, и так произошло в иных местах в последующие сто лет, и, к сожалению, так временами происходит и по сей день со многими иными религиозными и национальными меньшинствами. Их называли шпионами, агентами иностранных государств, угрожающими единству нации смутьянами, расовыми врагами, источниками болезни в теле нации. Мы поминаем жертв, чтобы они и их судьба не были забыты. Мы напоминаем о них в знак любви к ним. Это прежде всего напоминает о неотделимом достоинстве каждого человека. Это достоинство не может быть уничтожено, но против него можно бесконечно выступать, попирая и игнорируя.

Мы напоминаем о жертвах, чтобы они вновь были услышаны, чтобы их истории были рассказаны, истории, которые должны были быть преданы забвению любой ценой. Да, мы вспоминаем жертв также из любви к себе. Мы можем сохранить нашу собственную человечность лишь в том случае, если история и наша память будут сопутствовать не только победителям, но и уничтоженным, потерянным и угнетенным.

Поминание жертв, однако, не будет полноценными, если не говорить также и о преступниках. Без преступников жертв не бывает. Преступники – руководители Османской империи тех лет и их партнеры, как часто бывает в случае организаторов массового уничтожения по расистским, этническим и религиозным мотивам, были фанатично убеждены в правильности собственных действий. Идеология младотурок видела альтернативу исчезающей традиции сосуществования различных наций и религий в разлагающейся Османской империи, в этнически монолитном, с религиозной точки зрения едином национальном государстве.

ДЕЛЕНИЕ НА НАЦИОНАЛЬНЫЕ ГРУППЫ, ЭТНИЧЕСКИЕ ЧИСТКИ И ДЕПОРТАЦИИ свидетельствуют о темных сторонах формирующихся в начале прошлого века национальных государств. Однако идеология монолитности нередко сопровождалась отрицанием и депортацией, а также, как следствие, убийствами.

В Османской империи с этого начался процесс Геноцида, жертвой которого стал армянский народ.

Сейчас мы обсуждаем, какой термин наиболее применим к произошедшему 100 лет назад. Но в первую очередь важно даже спустя 100 лет признать и скорбеть о запланированном уничтожении целого народа. Иначе мы потеряем наши собственные ориентиры и уважение к самим себе.

Если, оценивая историю, мы достигнем взаимопонимания, если мы заявим о несправедливости, даже если это сделали наши, если мы в равной степени заверим - почему бы и нет, - примером своей собственной жизни докажем, что уважаем справедливость и права человека, мы сохраним достоинство жертв и создадим единую гуманитарную основу для сосуществования. Помня, мы не сажаем на скамью обвиняемых кого-либо из ныне живущих.

Преступников тех лет нет в живых, а их грехи не должны приписываться их детям и внукам. Однако чего действительно могут ожидать потомки жертв - это признания исторических реалий и тем самым признания исторической вины. Ответственность нынешних поколений заключается в ведении такой политики, которая уважает и защищает права человека и право на жизнь любого человека и любого меньшинства.

В случае с армянами мы следуем жизненному человеческому принципу: мы не можем освободиться от вины, если отрицаем, умаляем или игнорируем ее. Мы в Германии с большим трудом и частично с постыдным опозданием научились говорить о преступлениях национализма, в особенности о гонениях и истреблении европейских евреев. Научились также разделять вину преступников, которая должна быть неукоснительно принята, от ответственности последующих поколений.

Упоминания об убийствах армянского народа также у нас, в Германии, имеют глубокий смысл и четкое оправдание. С нами рядом живут поколения армян и турок, каждые со своей отдельной историей. Однако для мирного сосуществования важно, чтобы все определились, переосмыслив прошлое. В этом случае также и мы, немцы, в целом должны вовлечься в дело переосмысления, в особенности когда речь идет о доле нашей ответственности в осуществленном в отношении армян Геноциде, в некоторых случаях это касается также нашего соучастия. Немецкие военные принимали участие в организации, а в некоторых случаях и в реализации депортаций.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ НЕМЕЦКИХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ И ДИПЛОМАТОВ, предчувствовавших, что действия против армян приведут к их уничтожению, обходились и игнорировались, поскольку Германская империя не хотела портить отношений с Османской империей. Райхсканцлер Бертман Холвег, спецпредставитель которого подробно представил ему о гонениях против армян, в декабре 1915 года кратко отмечает: "Наша единственная цель - удержать Турцию до окончания войны, не важно, будут ли за это время истреблены армяне или нет".

Но также именно немцы заявили о гонениях миру, и прежде всего это касается Иоханнеса Лепсиуса, благодаря публицистической деятельности которого о мучениях армян стало известно миру. Офицер санитарной службы Армин Теофил Вегнер своими фотографиями задокументировал и после окончания войны рассказал о судьбе армян. Австриец Франц Верфель своим романом "Сорок дней Муса-лера" создал художественный памятник тому сопротивлению, которое оказал армянский народ в ответ на спланированное уничтожение. После выхода в свет книга очень быстро, в 1933 году, была запрещена, в еврейских гетто, однако, ее читали как знак ожидаемой евреев судьбы. Обе стороны - как цензоры Второго рейха, так и евреи - тем самым правильно восприняли книгу и описанные в ней события.

Когда Адольф Гитлер в своем боевом приказе от 22 августа 1939 года приказывает своим командующим сухопутными восками напасть на поляков, "не жалея, отправлять на смерть поляков по национальности и говорящих на польском мужчин, женщин и детей", то заключает свое слово риторическим вопросом: "А кто сейчас говорит об уничтожении армян?"

МЫ ГОВОРИМ ОБ ЭТОМ. И СЕГОДНЯ, СПУСТЯ СТО ЛЕТ, МЫ С ЧЕТКИМ осознанием говорим об этом. Да, об этом и других преступлениях против человечества и человеческого достоинства. Мы об этом говорим, чтобы Гитлер не оказался прав. Мы делам это, чтобы ни один диктатор, ни один тиран и никто, кто считает законными этнические чистки, не надеялся, что его действия будут проигнорированы и преданы забвению.

Да, мы продолжаем говорить о нашей информированности, избежании ответственности и старом грехе. Мы это делаем не для того, чтобы связаться с давящими реалиями прошлого, а для того, чтобы быть бдительными и вовремя отреагировать, если уничтожение и терроризм угрожают людям и народам. Хорошо, когда мы вспоминаем об этом вместе, не будучи разделенными религиозными, языковыми, этническими и государственными границами. Сегодня мы благодарны за те сигналы памяти и примирения, которые поступают со всего мира. Особенно рад каждому проявлению взаимопонимания и готовности пойти навстречу друг другу со стороны турок и армян. Никто не должен бояться истины. Только вместе мы можем преодолеть то, что разделило и разделяет нас. Только вместе мы можем построить светлое будущее на этом одном и доверенном всем нам земном шаре".

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ