Последние новости

НЕ УХОДИ - ПОБУДЬ СО МНОЮ!

Романс вослед уходящему театральному зрителю

Намедни один из пресс-клубов, которые теперь так любят проводить дискуссии самого разного толка, состоялась встреча с журналистами маститого театрального режиссера, народного артиста РА, профессора Николая ЦАТУРЯНА и известного писателя, а заодно и заместителя директора по творческим вопросам Национального академического театра им. Г.Сундукяна Нелли ШАХНАЗАРЯН. Получасовое рандеву явно не самый удачный формат для того, чтобы найти ответ на сакраментальный вопрос – почему народ не ходит в театр?

Ну, или ходит, но без особого энтузиазма. Все больше не добровольно, а потому что какие-то распространители впаяли какому-нибудь начальнику билеты для повышения культурного уровня трудящихся. Тем более что на повышение культурного уровня учащихся на официальном уровне наложен строгий запрет. Об этом – ниже… Так или иначе, из театра ушел зрительский праздник. Ушли те времена, когда поход в театр был священнодействием – к нему загодя готовились, и не только морально, шили платья, делали куафюру и извлекали из шкафов заветные "шпильки"…

ИТАК, ПРЕЖДЕ ЧЕМ ПЕРЕДАТЬ МИКРОФОН ПРИГЛАШЕННЫМ СПИКЕРАМ – немного статистики. "В Армении существует 28 театральных организаций, которые в среднем играют в день 7 спектаклей". Откуда взялись эти цифры – неизвестно. Вернее, известно, кто их опубликовал, а вот кто подобным подсчетом занимался – сие есть тайна великая. В любом случае, результат нехитрых, видимо, арифметических вычислений оказался неутешительным. Вышло, что театры зарабатывают значительно меньше, чем необходимо для того, чтобы выплачивать среднюю зарплату. Словом, нерентабельное это в Армении дело – театр. Впрочем, это и без горе-статистиков понятно.

"По сравнению с двумя последними годами зрителей действительно стало меньше. Министерство культуры спускает театрам план – и количества спектаклей, и заполняемости зала. Конкретно Национальному театру предписывается играть не менее 80 спектаклей в сезон, а мы сыграли 93. План по заполняемости – 35 940 зрителей, а у нас было 37 259, то есть план мы перевыполнили. Другой вопрос, что зритель приходит в театр не совсем добровольно… Так или иначе, количество зрителей уменьшается, и это, несомненно, связано и с уменьшением нашего населения, и с социальным состоянием тех, кто остается.

Конечно, нельзя не сказать и об отсутствии рекламы. Такой рекламы, которую организовывают для себя некоторые антрепризные спектакли, театр государственный, к сожалению, себе позволить не может. Если бы и он мог не сходить с телеэкранов, как это происходит в отдельных случаях, картина, несомненно, была бы иной. Но театру приходится довольствоваться теми оповещениями, которые в общем порядке делает бесплатно пара телеканалов, и не самых рейтинговых. Конкретно в случае с нашим театром нельзя сбрасывать со счетов и его не слишком удачное местоположение. В этом плане Русский, Драматический и Пароняновский театры находятся в гораздо более выгодном положении.

В любом случае, наш потенциальный зритель в первую очередь озабочен выживанием, а растущие изо дня в день цены, угроза очередного повышения цены на электроэнергию и прочее не способствуют его интересу к театру. Тем более, что интеллигентные люди, которые испытывают потребность в театре, – это, к сожалению, люди малоимущие. А толстосумы и олигархи счастливо живут и без сценического искусства. Еще один факт, тяжело отразившийся на нашей кассе, – злосчастный запрет на распространение билетов в учебных заведениях. Несколько лет назад у школ установился реальный контакт с театром, и мы воочию наблюдали, как старшеклассники, которые на первых порах вели себя просто дико, понемногу начинали понимать, воспринимать, слушать, чувствовать, смотреть даже сложные спектакли.

На наших глазах воспитывался будущий зритель. Этому процессу резко положили конец. Сегодня надеяться, что зритель придет своими ножками и купит 950 билетов – а таков наш зал – это абсурд. Хотя у нас, как правило, в зале сидит, человек 400, которые пришли с билетами, а не с пригласительными. Это где-то с апреля, когда люди перестают платить за отопление. В любом случае, спектакли театра им. Сундукяна проходят в основном при полных залах", - вполне всесторонне представила картину Нелли Шахназарян.

НИКОЛАЙ ЦАТУРЯН БЫЛ В СВОЕМ АМПЛУА. МНОГО САРКАЗМА И БЕЗ "МЯГКИХ ЗНАКОВ". "Знаете анекдот? – обратился к присутствующим Николай Ервандович. - Судья спрашивает у человека, устроившего в театре дебош: "Это правда, что вы пришли на спектакль пьяный?" Тот отвечает: "А вы что же думаете, я на трезвую голову пошел бы в театр?.." Ни для кого не секрет, что основной лозунг наших властей – это "Армения без армян". Народ уезжает, а те, кто остается, озабочены проблемами насущного хлеба. О каком театре может идти речь? Один делает действительно тонкие, интеллектуальные высокохудожественные спектакли и сидит при полупустых залах. Другой гонит дешевку и играет при аншлагах. Зритель ведь в основном сегодня готов идти в театр только для того, чтобы, простите, поржать". С другой стороны, Николай Ервандович призывал и театр идти в ногу со временем, почувствовать, что он не только храм, кафедра и прочее, но и товар, который должен уметь себя продать.

Режиссер призывал театр сойти с небес, взять пример с коммерчески продвинутых и предлагать покупателю, сиречь зрителю, гибкую систему бонусов и скидок. "В свое время, когда я руководил театром "Метро", договорился с руководством метрополитена – предъявителю билета в театр предоставить бесплатный проезд. Это возымело колоссальный успех. Или вот в нашем гюмрийском театре мы однажды дарили каждой пришедшей на спектакль супружеской паре одну-единственную гвоздику. Затрата не велика, а на кассе отразилось сразу", - говорил Цатурян. А еще сетовал на отсутствие в театральной среде грамотных менеджеров и продюсеров, опять же приводя пример из опыта театра Гюмри. С тех пор как там появился Тигран Вирабян, продюсер-самородок, заполняемость зала, при тех же социальных проблемах, возросла до неслыханных размеров.

Однако на всех тигранами вирабянами не напасешься, а постоянно сетовать на финансы, точнее, на их отсутствие, и на все проблемы отвечать односложно "потому что нет денег" - ни у театров, ни у населения - как-то неубедительно получается. Тем более что государство в свою очередь не устает повторять, что после обороны театры в стране – едва ли не главная статья расхода. Оно, конечно, с удовольствием присовокупило бы – "статья расхода бессмысленного", но такие вещи не принято произносить вслух. Хотя о том, что 20 с лишним государственных театров на одну маленькую Армению – роскошь непозволительная, говорят уже не только власть предержащие, но и, местами, сами деятели театра.

И ТАК БУДЕТ РОВНО ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ПРИ НАШЕМ АБСОЛЮТНО ДИКОМ капитализме будет существовать абсолютно советская система руководства театрами. Без внятных перспектив на нормальное законодательное поле в сфере, без налоговых льгот реальным спонсорам и прочее, и прочее, о чем уже говорить, в общем-то, уже скучно. Пока ситуация такова, какова она есть, пока уравнены в правах талант и серость, художник и ремесленник, профессионал и массовик-затейник, государство будет вынуждено тащить на себе этот груз "бессмысленной статьи расхода". И сбросить его с себя, сказать – "Если вы такие талантливые, идите и зарабатывайте своим искусством, а меня оставьте в покое" - государство не сможет до тех пор, пока в отсутствие возможности мало-мальски нормального развития театрального "частного сектора", такой отказ означает лишение последнего куска хлеба. Обычно на призывы решать вопросы капитально с государственной стороны следует ответ – в нашей стране говорить об этом рано. Как бы не оказалось – уже поздно.

"Теряем время", - говаривал герой культового фильма. А проблемы множатся, и все приходит в негодность – от технических средств до средств режиссерского и актерского выражения. Тут же встает проблема школы, которая, за редчайшим исключением, выпускает совсем не тех, кого можно назвать современными артистами. И при всей неасфальтированности зрителей, над которой мы сами же так долго трудились и разговорами о которой мы сами себе проели плешь, встречаются среди них и такие, которые не то что "не догоняют", а давно уже перегнали. И в таком раскладе рассуждения о том, что мир катится в тартарары, а мы стоим на месте и храним нетленные устои – слабое утешение.

Теряем время. Тем более, когда ясно, что все эти вопросы не решаются за один день. И за несколько лет они не решаются тоже. Обидно то, что за бесконечными многолетними разговорами о реформах, ничего мало-мальски значимого не произошло. Что еще обиднее – кажется, ничего и не намечается.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
      2018-09-05 16:00
      2423

      С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.

    • НЕ ЗВОНИ МНЕ, НЕ ЗВОНИ!
      2018-09-05 15:38
      1884

      "Черный ящик". Что в нем? Скелеты в шкафу? Круто завинченный сюжет? Реплики под острым соусом? Блистательный актерский ансамбль? Минута на размышление. И то, и другое, и третье? Угадали! Приз в студию!

    • НУЖЕН ЛИ СОВЕТ, ЕСЛИ ОН "БЕСПЛАТНЫЙ"?
      2018-08-29 15:58
      942

      То, что при словосочетании "культурная реформа" или "культурная революция" рука у артиста тянется не к перу и кисти, а к автомату, естественно - нахлебались. Впрочем, следует признать, что при всех духоподъемных разговорах об арт-революции нынешнее культурное руководство ведет себя крайне консервативно, без резких движений, с сознанием "я знаю, что ничего не знаю", и это пока лучшее из его проявлений. Тем не менее вокруг дальнейших векторов развития культурной политики звучат разговоры - официальные и кулуарные, а главное, часто взаимоисключающие. И здесь есть над чем подумать.

    • 100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ДЕТСТВА
      2018-08-27 17:19
      1329

      Выросло ли руководство Минкульта из коротких штанишек? Министру культуры Лилит МАКУНЦ много пеняли за заявление "Культура – это я!", сделанное ею в первый день назначения. Прошло 100 дней, и министр сотоварищи - с заместителями бросили в народ новый хит грядущего осеннего сезона: "Культурная революция – это мы!" По крайней мере едва ли не каждый, сделанный за отчетный период шаг, был классифицирован "шагающими" как революционный. "Одно то, что Ширакскому краеведческому музею предоставлено здание, – уже революция!" - воскликнул один из заместителей министра, полный энтузиазма. Как хорошо быть неофитом!






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ЧТО ПРОЯВИЛА ЗАПИСЬ
      2018-09-14 19:43
      2294

      14 сентября в мультимедийном пресс-центре Sputnik Армения состоялась пресс-конференция адвокатов Роберта Кочаряна - Айка Алумяна, Арама Орбеляна и Ованеса Худояна. Последние, как и было обещано, изучили содержание записи, опубликованной 11 сентября, на которой главы СНБ и ССС обсуждают уголовные дела и меру пресечения в отношении второго президента РА Роберта Кочаряна и генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, и выступили с заявлением.

    • ВСЕ ЖДУТ ПЕРЕМЕН
      2018-09-14 14:45
      3215

      Министр экономического развития нацелен на переломный позитив Если нынешние темпы и нацеленность экономических реформ удастся сохранить, то года через два армянское общество уже ощутит на себе эффект от реальных положительных сдвигов.

    • Шант Арутюнян даст пресс-конференцию в УИУ «Вардашен»
      2018-09-06 17:08
      249

                  В субботу, 8 сентября, в УИУ «Вардашен» состоится пресс-конференции Шанта Арутюняна, заявил сегодня на брифинге с журналистами сын Шанта Арутюняна – Шаген Арутюнян. Он участвовал в акции протеста в защиту Шанта Арутюняна.

    • ДВЕ ОПЕРЫ НА ФИЛАРМОНИЧЕСКОЙ СЦЕНЕ
      2018-09-05 16:03
      4296

      В этот вечер, за две недели до открытия концертного сезона, Большой зал филармонии напоминал в буквальном смысле бастион. Афиша предвещала встречу с двумя операми итальянских классиков:  Леонкавалло и Пуччини. И публика, уставшая от бесконечных политических шоу, устремилась в филармонию, несмотря на летнюю жару, демонстрируя неутолимую потребность в изысканности, красоте, одухотворенности, которыми она так обеднена в своей будничной жизни.