Последние новости

КОНЕЦ ГЕГЕМОНИИ ЭРДОГАНА?

По итогам прошедших 7 июня в Турции парламентских выборов правящая Партия справедливости и развития (ПСР)потеряла парламентское большинство и впервые с 2002 г. не сможет самостоятельно сформировать правительство. По предварительным итогам ПСР набрала 40,8% голосов избирателей и получила 256 мест в парламенте, не дотянув до планки в 276 мест, необходимых для самостоятельного формирования правительства. Фактически похороненными на данном этапе оказались и перспективы конституционной реформы по укреплению полномочий президента, продвигаемые действующим президентом Реджепом Эрдоганом, так как для проведения реформы ПСР должна была получить 367 мандатов в парламенте.

ЕЩЕ ОДНИМ КЛЮЧЕВЫМ ИТОГОМ ПРОШЕДШИХ ВЫБОРОВ СТАЛО ПРОХОЖДЕНИЕ В ПАРЛАМЕНТ Народно-демократической партии (НДП), зонтичной структуры, объединяющей ряд курдских и левых политических сил. НДП смогла получить 12,9% голосов и 78 мест в парламенте. На втором месте после ПСР находится основная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) (25,20% голосов и 133 кресла) и Партия националистического движения (ПНД), получившая 16,50% и 83 места.

Причины фактического поражения ПСР после 13 лет электоральных побед носят комплексный характер. В первую очередь необходимо выделить социально-экономический аспект, связанный с ухудшением экономической ситуации в стране в условиях мирового экономического кризиса, а также роста нестабильности на Ближнем Востоке, бывшего важным рынком сбыта для турецкой экономики. Еще одним фактором является проводимая ПСР неолиберальная экономическая политика, приведшая к существенному давлению на интересы трудящихся в интересах крупного капитала. Примечательно, что непосредственно перед выборами в мае в Турции прошла серия крупных забастовок рабочих предприятий автомобильной промышленности, в частности бастовали рабочие заводов Oyak-Renault, Tofas и Ford Otosan.

Однако определяющим как для предвыборной кампании, так и для результатов выборов оказались курдский фактор и прорыв в парламент прокурдской Народно-демократической партии, преодолевшей избирательный барьер в 10% голосов. В случае если бы курдам это не удалось, согласно турецкой избирательной системе, голоса НДП перераспределялись главным образом в пользу правящей партии, предоставляя ей 50 дополнительных мест в парламенте. С учетом этих факторов в ходе избирательной кампании ПСР и лично Эрдоган сосредоточили огонь своей критики на НДП. Параллельно в отношении партии применялись и силовые меры: на предвыборные штабы и митинги НДП был совершен ряд нападений, а непосредственно перед выборами 5 июня в результате двух взрывов на митинге партии в Диярбекире погибли 3 человека и около 350 были ранены.

ОДНАКО, НЕСМОТРЯ НА ЭТО ДАВЛЕНИЕ, НДП ПРОШЛА В ПАРЛАМЕНТ, фактически на данном этапе поставив крест на планах президента Эрдогана по внесению изменений в конституцию и лишив ПСР возможности самостоятельно формировать правительство. Прокурдская партия получила сильные позиции для давления на власти страны в вопросе курдского урегулирования. В качестве одного из факторов успеха НДП на выборах западные СМИ отмечают выдвижение ею более широкой повестки, выходящей за пределы курдской проблематики и затрагивающей интересы различных социальных и этнических групп (в частности НДП выступает и за признание Турцией Геноцида армян).Еще одним фактором, по-видимому, способствовавшим консолидации части левых и светских избирателей вокруг НДП, стал рост в политике правящей Партии справедливости и развития правоконсервативных и националистических тенденций. Также нужно отметить сообщения турецких и западных СМИ о том, что еще до выборов лидеры большинства племенных объединений на юго-востоке Турции приняли решение о поддержке НДП.

В результате итоги выборов означают дальнейший рост нестабильности политической системы Турции. Причем нестабильность будет иметь место как на политическом уровне в целом, так и в рамках исламистской элиты и государственного аппарата Турции. Тяжелые для ПСР и Эрдогана лично итоги выборов накладываются на уже имевший место конфликт между действующим президентом и сторонникам богослова Фетуллы Гюлена внутри исламистской элиты. Как уже отмечалось, итоги выборов делают трудновыполнимыми планы Эрдогана по реформе конституции и переходу к президентской форме правления, с расчетом на которую турецкий лидер ранее и занял президентское кресло. В результате сохранение нынешней модели управления будет означать сохранение двух полюсов власти в стране и исламистской элите, один из которых консолидируется вокруг Эрдогана, а другой в правительстве и в окружении премьер-министра Давутоглу.

В поствыборных условиях ключевым может стать и законсервированный конфликт между исламистской элитой и руководством турецкой армии. Так, по данным турецких СМИ, в мае разногласия наметились между Эрдоганом и главой генштаба Недждетом Озелем, выступающим, по некоторым данным, против сирийской политики президента Турции. И наконец, негативные тенденции на внутриполитическом поле активизируются на фоне роста внешнеполитического давления на Турцию, связанного с конфликтом между Западом и Россией вокруг украинского кризиса и растущей нестабильностью на Ближнем Востоке.

МЕЖДУ ТЕМ СЕГОДНЯ НА ПЕРВЫЙ ПЛАН В ТУРЦИИ ВЫХОДИТ ПРОБЛЕМА формирования правительства. У ПСР вырисовывается два варианта: либо формирование коалиции с одной из оппозиционных партий, либо создание правительства меньшинства с последующими досрочными выборами. Ранее НДП и НРП уже отказались от формирования коалиции, в качестве возможного младшего партнера правящей партии рассматривалась Партия националистического движения. Однако в ночь на 8 июня ее лидер Девлет Бахчели фактически выступил против коалиции с участием ПСР и своей партии. В этих условиях неназванный представитель ПСР заявил непосредственно после выборов агентству Reuters, что партия, скорее всего, сформирует правительство меньшинства и пойдет на досрочные парламентские выборы. В турецких СМИ отмечается также вариант, согласно которому Эрдоган может покинуть пост президента и вновь возглавить ПСР на досрочных выборах. Однако вне зависимости от того, какой из этих сценариев будет реализован, итоги выборов 7 июня уже означают вступление политической системы Турции в новый, более нестабильный период.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • КРИЗИС ХАШКАДЖИ: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ САУДОВСКОЙ АРАВИИ
      2018-10-22 14:41
      858

      Кризис вокруг исчезновения саудовского журналиста стремительно развивался последние дни, приобретая все более неблагоприятный для саудовских властей оборот. На фоне разоблачительных публикаций в турецких СМИ относительно обстоятельств убийства Джамаля Хашкаджи в саудовском консульстве официальный Эр-Рияд столкнулся со все более массированным давлением со стороны Запада.

    • УБИЙСТВО В КОНСУЛЬСТВЕ?
      2018-10-15 14:45
      1107

      Инцидент с исчезновением саудовского журналиста Джамаля Хашкаджи может оказать определенное влияние на конкуренцию на Ближнем Востоке и негативно сказаться на отношениях Саудовской Аравии с Западом.

    • ВЫЗОВЫ ДЛЯ КРЕМЛЯ
      2018-10-10 12:46
      1745

      Внешняя среда для политики России продолжает ухудшаться все последние месяцы. Сохраняется тенденция к дальнейшему ужесточению конфронтации Москвы с коллективным Западом. В частности, проявлением этого стали новые обвинения в адрес российских спецслужб со стороны теперь уже Нидерландов. При этом новая кампания была быстро поддержана США и другими европейскими странами.

    • США И ТУРЦИЯ НЕ ХОТЯТ УХОДИТЬ ИЗ СИРИИ
      2018-09-14 14:08
      2077

      Ситуация вокруг Сирии в сентябре продолжала накаляться. Ключевым сдвигом в динамике конфликта стало изменение позиции двух внешних игроков - Турции и США, которые перешли к активному противодействию планам Москвы по восстановления контроля Дамаска над территорией страны. Отметим, что ранее Анкара нейтрально воспринимала успехи правительственных сил, получив возможность установить турецкую сферу влияния на севере страны. При этом турецкая сторона взаимодействовала с союзниками Дамаска – Россией и Ираном в рамках трехстороннего формата. В свою очередь США рассматривали в качестве приоритета вывод сил Ирана из Сирии, в то же время прямо не противодействуя силам Дамаска и Москвы.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ