Последние новости

ЦЕНА ИСКУССТВА - ЭТО ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОГОВОР

Почему черный квадрат, нарисованный пятилетним ребенком? - просто рисунок, а примерно то же самое изображение, сделанное Казимиром Малевичем - высокое искусство? Такие вопросы возникают постоянно у постороннего наблюдателя, случайно или нет столкнувшегося с миром художественной жизни.

В Издательском доме Высшей школы экономики выходит книга Анны АРУТЮНОВОЙ "Арт-рынок в XXI веке: пространство художественного эксперимента". В ней рассказывается об основных принципах работы современного арт-рынка, чем он отличается от рынка искусства прошлого и почему коллекционеры чувствуют необходимость покупать работы художников, а художники - изобретать альтернативные пути взаимодействия с миром денег.

С разрешения Издательского дома Высшей школы экономики Лента.ру публикует отрывок из книги Анны Арутюновой "Арт-рынок в XXI веке: пространство художественного эксперимента", в которой рассказывается о четырех столпах рынка искусства.

Поль Гоген, 'Автопортрет с палитрой', 1894 год

В 2004 ГОДУ, РЕАГИРУЯ НА ВСЕ БЫСТРЕЕ РАСКРУЧИВАЮЩИЙСЯ МАХОВИК арт-рынка, Getty Сenter в Нью-Йорке организовал выставку под своевременным названием The Business of Art: Evidence from the Art Market ("Бизнес искусства: свидетельства арт-рынка"). Это первая выставка, поставившая во главу угла кухню рынка искусства. В экспозиции показали многочисленные документы, по которым можно было проследить историю арт-бизнеса. Здесь были рукописные каталоги частных коллекций XVII века, переписка Антонио Канова и Наполеона Бонапарта, в которой художник отчитывается о прогрессе в работе над скульптурным портретом императрицы Марии-Луизы. В журналах середины ХХ века речь шла о налоговых преимуществах, на которые могут рассчитывать коллекционеры и меценаты. И это очень напоминает современные исследования крупных инвестиционных компаний, расписывающих другие преимущества покупки произведений искусства.

А систему Kunstkompass, придуманную после войны немецким критиком Вилли Бонгардом, можно смело назвать одним из первых индексов, основанных на известности художника. Бонгард собирал информацию о художниках в музеях, коммерческих галереях и журнальных рецензиях и ежегодно рассчитывал для них коэффициент "успеха", который затем сравнивал с галерейными ценами на их работы. Он присваивал каждому художнику очки за те или иные достижения, которые в его системе координат имели значение. Так, художник получал 300 очков за каждую работу в коллекции важного музея, например Metropolitan, и 200 - за музей меньшей значимости; 50 очков доставалось тем авторам, что были упомянуты в авторитетном художественном журнале, и 10 - за упоминание в журнале попроще. Бонгард отобрал 100 художников, набравших наибольшее количество очков, и сравнил баллы с ценой работы, вполне отражающей все сильные стороны творчества того или иного автора. Сравнение этого "эстетического" и "экономического" значения привело к появлению одного из первых методов, позволяющих рассчитать инвестиционную привлекательность.

Бухгалтерская книга галериста, 1900 год

ВЫСТАВКА ПРОЛИВАЕТ СВЕТ НА, КАЗАЛОСЬ БЫ, СОВЕРШЕННО СКАНДАЛЬНЫЕ факты, подтверждающие, что сами художники нередко оказывались в роли дилеров и экспертов. И хотя всячески иронизировали по поводу пристрастий коллекционеров и, совсем как современные художники, часто сокрушались о печальной сделке искусства с коммерцией, включались в игру на правах ведущих. Так, Андре Лот написал коллекционеру Габриэлю Фризу, на деньги которого отправился в Париж. Лот докладывает о своей поездке и советует патрону обратить внимание на картины Поля Гогена и начинающего художника Эмиля Бернара, прикладывая к письму сделанные им наброски картин. Гоген тоже вел переписку на благо рыночных сделок. Известно, что, пользуясь своими связями в мире финансов (художник длительное время работал на парижской бирже), он всеми силами старался помочь новым коллегам-художникам найти покупателей среди прежних коллег-банкиров. Письмо, адресованное Писсарро, подкупает невероятной прямолинейностью, которая сегодня может показаться даже чуть-чуть наивной. Но одновременно она служит лучшим доказательством того, насколько ощутимым было присутствие рынка в жизни художников, насколько обыденной была реальность арт-бизнеса.

"Мой дорогой Писсарро, я знаю одного служащего биржи, он попросил меня купить две картины для него за 300 франков. Естественно, я намереваюсь предложить ему несколько Писсарро. Поэтому по твоему возвращению я хотел бы, чтобы ты принес несколько работ, но в формате 6 на 8 - в больших нет нужды. Не обижайся на то, что я сейчас скажу, но ты знаешь так же хорошо, как и я, что среднему классу трудно угодить, поэтому мне бы хотелось, чтобы этот молодой человек получил две картины настолько милые, насколько это возможно. Он молодой человек, который совсем ничего не знает об искусстве и не утверждает обратного, и это уже очень кое-что; словом, некоторые твои работы могут напугать его, даже несмотря на влияние, которое я имею на его суждения. Так что поступай наилучшим образом, и скоро увидимся. П. Гоген".

Хотя в преамбуле к выставке и говорилось, что "бизнес искусства осуществляется точно так же, как и любая другая коммерческая деятельность", исторический акцент позволил отбросить блеск сенсационных продаж середины 2000-х годов и обратиться к истокам. Возможно, целью кураторов было немного сбить накал страстей, возможно, наоборот, подогреть их, показав, что даже такие служители идеи "бесценного" искусства, как Писсарро или Гоген, да и Канова, были замешаны в интригах арт-рынка. Что Getty Center точно удалось, так это продемонстрировать все составные части и винтики машины, запускающей торговые отношения в искусстве, и доказать одну простую мысль: цена искусства - это общественный договор, который между собой заключают коллекционеры, дилеры, кураторы, критики и эксперты. Историческая, интеллектуальная и эстетическая оценка, которую они выносят произведению (а также их личное участие в судьбе художника), рано или поздно выливается в коммерческую сделку.

'Вид из моего окна', Камиль Писсарро, 1888 год

КАКОЙ ЖЕ ДО НЕДАВНИХ ПОР БЫЛА СТРУКТУРА РЫНКА ИСКУССТВА? Она базировалась на четырех столпах: коллекционер, дилер, художник, эксперт - и долго функционировала без существенных изменений. Коллекционеры, появившиеся лишь в XVI веке (до этого коллекционирование не было частной, индивидуальной практикой, а собрания чаще всего посвящали природным артефактам), покупали искусство по знакомым нам сегодня причинам. Так они выражали свои художественные вкусы, вкладывали деньги, демонстрировали высокое социальное положение. Обычным явлением были коллекционеры, собиравшие произведения искусства ради ученых изысканий.

Коллекционер - знаток или ученый - это, пожалуй, наиболее типичный образец коллекционера прошлого и почти вымерший вид сегодня. Выносить собственные суждения и заниматься исследованием творчества заинтересовавших художников коллекционер мог и не будучи ученым - под чутким наблюдением независимого эксперта. Но и те раньше были скорее представителями научного мира, поддерживая обращенность старого мира искусства в прошлое, где акцент делался на изучение работ уже умерших художников, а не современных тенденций. Экспертиза была ценна настолько, насколько энциклопедически обширны и одновременно специализированы были познания в истории искусства.

Естественно, структура была бы невозможна без художника, который, как мы увидели, часто оказывался дилером, а мог быть еще и коллекционером. Наконец, дилер - посредник между множеством игроков, который должен был одинаково умело как демонстрировать свои экспертные знания, так и формировать интерес публики к искусству, не ограничиваясь лишь похвалами, но сообщая произведению денежный эквивалент.

На первый взгляд система эта совсем не изменилась. В ней по-прежнему невозможно обойтись без художника и коллекционера, без дилера, который должен помочь им встретиться, и эксперта, к чьему стороннему мнению должны прислушиваться покупатели. Но события "нулевых", рост цен, приток новых покупателей и общее расширение системы искусства переставили акценты. И в первую очередь изменения коснулись площадок, на которых происходит торговля искусством: ярмарок, галерей и аукционных домов.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ХОРВАТЫ ЗНАКОМЯТСЯ СО СТРАНОЙ НОЯ
      2018-11-16 16:00
      612

      В Хорватии вышла книга "Армения - страна Ноя: культура и история". Книга выпущена загребским издательством Љkolska knjiga  и представлена на международной книжной ярмарке Interliber в Загребе. Автор - Артур Рафаэлович Багдасаров, издатель - Анте Жужул, редактор - Снежана Бакарич Паличка, рецензенты - известный хорватский писатель Хрвое Хитрец и лингвист, профессор Милан Носич.

    • Оксфордский словарь выбрал слова года
      2018-11-16 10:28
      135

      Специалисты, формирующие знаменитый Оксфордский словарь английского языка, выбрали слово 2018 года. На основе программного алгоритма поиска они рассчитали, что прилагательное «токсичный» (toxic) оказалось самым популярным, передает Amerricaru.

    • ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ МИР ВАГЕ ГАСПАРЯНА
      2018-11-14 16:12
      553

      В выставочном зала Академии художеств проходит первая персональная выставка художника Ваге ГАСПАРЯНА, ставшего в этом году руководителем кафедры рисунка и живописи факультета дизайна и прикладного искусства Академии художеств.

    • ГЮМРИ ИЗДАЕТ НЕИЗДАННОГО ШИРАЗА
      2018-11-14 16:02
      70

      Ованес Шираз был не только одним из самых талантливых, но и подчеркнуто национальных поэтов Армении. Вот почему в советской стране, в которой культивировалась единая культура народов СССР, его творческая судьба складывалась нелегко. Многие произведения тормозились цензурой, случалось, искажались. С 2014 года сотрудники Дома-музея О.Шираза приступили к изданию неопубликованных произведений Шираза (в архиве поэта около 3 тыс. стихотворений). Вышел в свет первый том "Антип эджер" Шираза: публикация осуществлена под редакцией заслуженного деятеля науки РА, доктора-профессора филологии Самвела Мурадяна при финансовой поддержке мэрии Гюмри.