Последние новости

"Я НЕДАРОМ ПОБЫВАЛ В АРМЕНИИ"

"Армения - это книга, по которой учились первые люди..."

Осип Мандельштам

В Ереванском пресс-центре информационного агентства РИА "Новости" состоялось мероприятие, посвященное 125-летию со дня рождения великого русского поэта, прозаика, эссеиста, переводчика и литературного критика Осипа МАНДЕЛЬШТАМА.

ТОЧНЕЕ, ЭТО ПРЕДДВЕРИЕ ЮБИЛЕЯ, КОТОРЫЙ БУДЕТ ШИРОКО праздноваться весь будущий год. Мандельштамовское общество, объединяющее исследователей и любителей творчества поэта, решило, что именно "здесь и сейчас" следует поговорить о нем, о его богатом творческом наследии, а также о его значении именно и прежде всего для Армении. По этому случаю при содействии заведующей кафедрой мировой литературы и культуры РАУ Лилит Меликсетян в Армению специально приехал российский географ, историк, писатель, литературовед и публицист Павел Нерлер (Полян), председатель Мандельштамовского общества.

"В 1991 году отмечалось столетие Мандельштама. Этот год стал началом кампании по увековечению его памяти. В это время в Москве установили мемориальную доску, посвященную поэту, затем - еще несколько таких памятных досок в городах, которые так или иначе связаны с жизнью и творчеством поэта. Даже в Париже. Потом уже были установлены памятники, которые тоже способствовали увековечению памяти великого Осипа Мандельштама. В следующем году – уже 125-летие Мандельштама, и я бы хотел привлечь особое внимание всех к этой памятной дате. Глубоко уверен, что именно здесь, в Армении, это более чем уместно. Ведь Мандельштам и Армения - совершенно особая история. Это не как Валерий Брюсов, который открыл русскому человеку понятие армянской поэзии - не самих поэтов, которых потом уже открывали переводчики, а именно поэзию. И как вы знаете, в сознании интеллигентного, культурного русского человека, например, имя Григора Нарекаци стоит в одном ряду с Данте, Шекспиром, Гете... А вот Мандельштам отнесся к Армении совершенно особенным образом. Достаточно вспомнить его божественные стихи, его прозу "Путешествие в Армению". В количественном плане не так уж много. Но если брать само содержание произведений, их емкость и глубину, то это неимоверный охват поэтической строки, вобравшей в себя Армению всю без остатка. Он открыл Армению для русского читателя, это был качественный прорыв. Уже после него это прочувствовали другие русские писатели - прозаики и поэты", - замечает господин Нерлер.

ПАВЕЛ ПОЛЯН (ВЗЯВШИЙ ПСЕВДОНИМ НЕРЛЕР ПО ИМЕНИ РЕКИ НЕРЛИ) в 1970-е годы был близок к поэтической группе "Московское время" и литературной студии МГУ "Луч". Нерлер - автор биографических работ о Мандельштаме и редактор двух его собраний сочинений. Особенно интересна его книга "Con amore: Этюды о Мандельштаме". Книга эта составлена из работ об Осипе Мандельштаме, создававшихся на протяжении более чем 35 лет. В ней пять основных разделов, в каждом - свой лейтмотив. Это не монография о Мандельштаме, с самого начала прошитая единством замысла и исполнения. Здесь другой тип связи - концентрический.

"Ну что сейчас говорить тривиальные вещи: Мандельштам - гениальный поэт... Не мне судить, не мне оценивать. Все уже оценило и рассудило время. Но то, что этот человек был в нашей стране, одарил ее невероятными стихами... Читая его строки, мы невольно осознаем, что, да, нашу землю можно видеть и так - так, как мы ее не видим, не воспринимаем - вкупе с мировой культурой и цивилизацией. Опальный и гонимый поэт, на тот момент потерявший голос, дыхание, сумел обрести воздух и свет на нашей земле, земле довольно проблематичной, конфликтной. Именно в Армении он создал произведения, которым буквально цены нет. И это очень дорогого стоит! Недооценивать это, игнорировать, забыть… Не хочу говорить никаких высоких и пафосных слов, но это нехорошо. А ведь Мандельштам действительно проникся уникальной атмосферой нашей страны, пропитался этой землей, прочувствовал ее так, как никто другой. Думаю, наши отечественные издания особенно сегодня должны обратить свой взор именно в эту сторону - издавать и переиздавать произведения великого поэта, в частности, те, которые он посвятил Армении. А то со временем все это канет в Лету. Нет, не Мандельштам, не его стихи. Мандельштам-то эту Лету переживет и переплывет. Ведь то, что он создавал, гениально и принадлежит вечности", - в своем слове отмечает Лилит Меликсетян.

Осип Мандельштам

ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ - ОДНА ИЗ КЛЮЧЕВЫХ ФИГУР РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ XX ВЕКА, ее совершенно особый и самобытный поэтический голос. "В ремесле словесном я ценю только дикое мясо, только сумасшедший нарост" - именно так дерзко и определял он особенность своей прозы с ее афористичной, лаконичной, плотной языковой тканью.

Как известно, Мандельштам получил образование в Тенишевском училище, одном из наиболее прогрессивных учебных заведений того времени. С детства будущий поэт находился под впечатлением архитектурно-исторического облика Петербурга, его стройного "миража", воспринимаемого по контрасту с родовыми чертами быта и религиозного ритуала еврейской диаспоры города. Начинал поэтическую карьеру как символист, последователь прежде всего Поля Верлена и Федора Сологуба, а также предтечи символистов - Федора Тютчева. В конце 1912 года вошел в группу акмеистов, дружбу с которыми он считал одной из главных удач своей жизни.

Дальнейшая эволюция его поэтики отражалась в стихотворениях 1920-х годов, с их затененностью и многочисленными культурными аллюзиями. Затем уже наступает период преобладания прозы над поэзией. А в 1930 году Мандельштам возвращается к написанию стихов, в которых демонстративно рвет с советской действительностью, но и с культурной традицией в целом и берет на себя миссию создания новой культуры, от нуля, "из кремня", не опирающейся на достижения предшественников. Большая часть стихотворений, созданных, например, в воронежский период, отразила стремление бесповоротно деформированного арестом и болезнями поэта выговориться сполна, сказать свое последнее слово...

Что особенно важно именно для нас, армян, так это вышеупомянутый цикл поэта под названием "Армения", который вырос из одного-единственного стихотворения. Цикл "Армения" был написан Мандельштамом в Тбилиси в конце октября - начале ноября 1930 года сразу после его отъезда из Армении и был опубликован в мартовском номере журнала "Новый мир" в 1931 году. Надежда Мандельштам вспоминает, как он однажды прочел армянскому поэту Егише Чаренцу первые стихи об Армении. Он их тогда только начал сочинять, и Чаренц выслушал и сказал: "Из вас, кажется, лезет книга". И Мандельштам был необычайно доволен такой реакцией. Он сразу же заметил жене: "Ты слышала, как он сказал, - это настоящий поэт". В этой связи можно смело вспомнить и неоценимый труд Георгия Кубатьяна "Бегство в Армению и другие этюды о Мандельштаме", где исследователь творчества поэта пишет: "Путешествие в Армению - не прозаический текст, а саму поездку Мандельштам определил эпитетом "вожделенное".

…И почему-то мне начало утро армянское сниться,

Думал – возьму посмотрю, как живет в Эривани синица,

Как нагибается булочник, с хлебом играющий в жмурки,

Из очага вынимает лавашные влажные шкурки…

Ах, Эривань, Эривань, иль птица тебя рисовала,

Или раскрашивал лев, как дитя, из цветного пенала?..

Остается надеяться, что "благодарная армянская память" - не просто слова, и юбилей Осипа Мандельштама займет особое место среди ближайших событий нашей культурной жизни.

Основная тема:
Теги:
  • Каринэ Саакянц 02-Авг-2015
    Безусловно, инициатива отметить в Армении юбилей поэта может вызвать только одобрение и желание поблагодарить авторов этой идеи. Но любого сколько-нибудь серьезного филолога не мог не озадачить такой пассаж в выступлении Нерлера: «… Мандельштам и Армения – совершенно особая история. Это не как Валерий Брюсов, который открыл русскому человеку понятие армянской поэзии – не самих поэтов, которых потом уже открывали переводчики, а именно поэзию. И как вы знаете, в сознании ителлигентного, культурного русского человека, например, имя Григора Нарекаци стоит в одном ряду с Данте, Шекспиром, Гете. А вот Мандельшам к Армении отнесся совершенно особенным образом… Он открыл Армению для русского читателя, это был качественный прорыв…» Никто не в праве умалять ни гениальности Мандельштама, ни значения его «армянской» поэзии и прозы, но почему нужно было умалять роль Брюсова? Что за искусственная и неуклюжая параллель: Мандельштам - Брюсов? Параллель, проведенная к тому же не очень, мягко говоря, профессионально. Брюсов открыл русскоязычному читателю именно самих армянских поэтов: значительная часть произведений, вошедших в его антологию, переведена им самим (он же привлекал к работе над переводами и других поэтов). И многие из его переводов на протяжении всего ХХ века входили в самые разные русские издания армянской поэзии, как антологические, так и сборники отдельных поэтов. Что же касается упомянутого в связи с Брюсовым Григора Нарекаци, имя которого знает любой интеллигентный и культурный русский человек, то, дорогой Павел Маркович, как сказал бы герой Чехова, «позвольте в этом вопросе поставить вам запятую». В Брюсовскую антологию вошли лишь два тага (песни) Нарекаци: «Алмазная роза» и «Песнь на воскресение Христово» (оба в переводе Брюсова) и не вошла ни одна строчка из «Книги скорби», произведения, позволившего Вам справедливо поставить армянского поэта Х века в один ряд с Данте, Шекспиром и Гете. И к триумфу Нарекаци у миллионов русскоязычных читателей Брюсов не имеет никакого отношения. В этом «повинен» другой персонаж: хорошо знакомый Вам и, насколько мне известно, очень уважаемый Вами Левон Мкртчян, инициатор русскоязычного издания «Книги…» и организатор всех трех существующих переводов. Лучший из которых, перевод Наума Гребнева и способствовал тому, чтобы интеллигентные и культурные русские читатели смогли по достоинству оценить масштабы Нарекаци. И надо сказать, Левон Мкртчян в силу высокого профессионализма и прекрасной осведомленности как относительно значения Брюсова для армянской культуры, так и Мандельштама, не стал бы проводить столь сомнительных параллелей. А если уж вспоминать Брюсова в связи с юбилеем Мандельштама, здесь уместнее было бы провести другую параллель: 2016-ый – это еще и год столетия Брюсовской антологии. Книги, которая вплоть до начала 70-х годов прошлого столетия была единственным сборником армянской поэзии на русском языке. Книги, в предисловии к которой ее редактор, Валерий Брюсов писал: «Мы, русские, как и вся Европа, вспоминаем об армянах лишь в те дни, когда им бывает нужна рука помощи, чтобы спасти их от поголовного истребления озверевшими полчищами султана. Между тем, есть у армян более высокое право на наше внимание и на внимание всего мира: та высокая культура, которую выработал армянский народ за долгие века своего самостоятельного существования, и та исключительно богатая литература, которая составляет драгоценный вклад Армении в общую сокровищницу человечества». Было бы совершенно замечательно, если бы председатель Мандельштамовского общества вспомнил Брюсова в связи с вековым юбилеем антологии «Поэзия Армении», но не для того, чтобы вдруг ни к селу ни к городу противопоставить его Мандельштаму.
    Ответить
  • Каринэ Саакянц 02-Авг-2015
    Безусловно, инициатива отметить в Армении юбилей поэта может вызвать только одобрение и желание поблагодарить авторов этой идеи. Но любого сколько-нибудь серьезного филолога не мог не озадачить такой пассаж в выступлении Нерлера: «… Мандельштам и Армения – совершенно особая история. Это не как Валерий Брюсов, который открыл русскому человеку понятие армянской поэзии – не самих поэтов, которых потом уже открывали переводчики, а именно поэзию. И как вы знаете, в сознании ителлигентного, культурного русского человека, например, имя Григора Нарекаци стоит в одном ряду с Данте, Шекспиром, Гете. А вот Мандельшам к Армении отнесся совершенно особенным образом… Он открыл Армению для русского читателя, это был качественный прорыв…» Никто не в праве умалять ни гениальности Мандельштама, ни значения его «армянской» поэзии и прозы, но почему нужно было умалять роль Брюсова? Что за искусственная и неуклюжая параллель: Мандельштам - Брюсов? Параллель, проведенная к тому же не очень, мягко говоря, профессионально. Брюсов открыл русскоязычному читателю именно самих армянских поэтов: значительная часть произведений, вошедших в его антологию, переведена им самим (он же привлекал к работе над переводами и других поэтов). И многие из его переводов на протяжении всего ХХ века входили в самые разные русские издания армянской поэзии, как антологические, так и сборники отдельных поэтов. Что же касается упомянутого в связи с Брюсовым Григора Нарекаци, имя которого знает любой интеллигентный и культурный русский человек, то, дорогой Павел Маркович, как сказал бы герой Чехова, «позвольте в этом вопросе поставить вам запятую». В Брюсовскую антологию вошли лишь два тага (песни) Нарекаци: «Алмазная роза» и «Песнь на воскресение Христово» (оба в переводе Брюсова) и не вошла ни одна строчка из «Книги скорби», произведения, позволившего Вам справедливо поставить армянского поэта Х века в один ряд с Данте, Шекспиром и Гете. И к триумфу Нарекаци у миллионов русскоязычных читателей Брюсов не имеет никакого отношения. В этом «повинен» другой персонаж: хорошо знакомый Вам и, насколько мне известно, очень уважаемый Вами Левон Мкртчян, инициатор русскоязычного издания «Книги…» и организатор всех трех существующих переводов. Лучший из которых, перевод Наума Гребнева и способствовал тому, чтобы интеллигентные и культурные русские читатели смогли по достоинству оценить масштабы Нарекаци. И надо сказать, Левон Мкртчян в силу высокого профессионализма и прекрасной осведомленности как относительно значения Брюсова для армянской культуры, так и Мандельштама, не стал бы проводить столь сомнительных параллелей. А если уж вспоминать Брюсова в связи с юбилеем Мандельштама, здесь уместнее было бы провести другую параллель: 2016-ый – это еще и год столетия Брюсовской антологии. Книги, которая вплоть до начала 70-х годов прошлого столетия была единственным сборником армянской поэзии на русском языке. Книги, в предисловии к которой ее редактор, Валерий Брюсов писал: «Мы, русские, как и вся Европа, вспоминаем об армянах лишь в те дни, когда им бывает нужна рука помощи, чтобы спасти их от поголовного истребления озверевшими полчищами султана. Между тем, есть у армян более высокое право на наше внимание и на внимание всего мира: та высокая культура, которую выработал армянский народ за долгие века своего самостоятельного существования, и та исключительно богатая литература, которая составляет драгоценный вклад Армении в общую сокровищницу человечества». Было бы совершенно замечательно, если бы председатель Мандельштамовского общества вспомнил Брюсова в связи с вековым юбилеем антологии «Поэзия Армении», но не для того, чтобы вдруг ни к селу ни к городу противопоставить его Мандельштаму.
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • "ПЕРЕХОД" О КОНЦЕ 80-х - НАЧАЛЕ 90-х
    2016-11-02 15:00
    2370

    Продюсер Гоар Игитян и режиссер Артавазд Хачикян скоро выпустят на экраны свой новый фильм - плод длительной совместной работы. Картина называется "Переход" и поднимает очень острую и злободневную проблему миграции.

  • "АБРИКОСОВОЕ ДЕРЕВО" ЗАЦВЕЛО В ОКТЯБРЕ
    2016-10-26 16:19
    1544

    В начале октября в Айгедзоре, в гостинице, а по совместительству и культурном центре народного искусства "Шелковый путь", и параллельно в Гюмри и Уджане проходил уже второй по счету международный фестиваль этнографического и антропологического кино "Абрикосовое дерево". Организаторы форума - центр "Шелковый путь" и Фонд народного искусства и ремесел "Ангуйц" ("Узел"). Действенную поддержку фестивалю оказали Министерство культуры РА, Фонд развития национального кино "Золотой абрикос", Фонд армянского кино "Фильмадаран" и Российско-Армянский (Славянский) университет.

  • МНОГООБЕЩАЮЩЕЕ "ОБЕЩАНИЕ"
    2016-10-25 12:02
    1844

    В прокат выходит новый фильм о Геноциде армян В середине сентября текущего года в канадском городе Торонто проходил один из самых престижных и авторитетных мировых кинофестивалей. В нынешнем году он был особенно важен для нас, потому что в рамках киносмотра состоялась премьера фильма "Обещание", посвященного теме Геноцида армян в Османской Турции. 

  • ВОЗВРАЩЕНИЕ
    2016-10-24 15:45
    1233

    Вышла в свет книга о талантливом роде Калемкарян 19 октября в Национальной картинной галерее Армении состоялась презентация новой книги известного художника, этнографа и антрополога Раздана ТОКМАДЖЯНА "Калемкаряны. Айнтап. Дамаск. Алеппо". Это роскошно иллюстрированный альбом-каталог, в котором представлена прославленная армянская семья Калемкарян, на протяжении 200 лет занимавшаяся обработкой металлов - золота, серебра, меди. Презентацию организовало Министерство диаспоры и лично министр Грануш Акопян.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ