Последние новости

ДЕЛО ВСЕЙ ЖИЗНИ

Армянская поэзия в прочтении Марка Рыжкова

В Екатеринбурге увидела свет внушительная по своему объему и с большой любовью подготовленная книга "Поэзия Армении в переводах Марка Рыжкова".  Книга издана тиражом в тысячу экземпляров, что в условиях сегодняшней "нелетной" погоды для литературы и в особенности для поэзии тоже очень хороший показатель. 

ИЗДАТЕЛЬ КНИГИ АРКАДИЙ БРЫЗГАЛИН, ВПЕРВЫЕ ПОЗНАКОМИВШИЙСЯ сармянской поэзией и серьезно и глубоко полюбивший ее по переводам Марка Рыжкова, признается, что его в армянской поэзии поразила ее "тихая мудрость". Удивительно точное и емкое определение. Лучше не скажешь

Столь же точное и емкое определение для многолетней, непрерывной и  плодотворной переводческой работы Марка Рыжкова нашла и редактор книги Майя Никулина, назвавшая его любовь к армянской поэзии "счастливой". И поэтому, беря в руки однотомник, ставший по существу итогом всей литературной деятельности переводчика, его памятником, невольно радуешься тому, что за дело это взялись его единомышленники и почитатели, люди, искренне любившие его, высоко ценившие его подвижнический труд и влюбленность в армянскую культуру и литературу, в армянскую поэзию.

Литературная, переводческая деятельность Марка Рыжкова была всего лишь одной гранью, одной ипостасью его разносторонних интересов. Издатели книги отмечают, он был замечательно одаренным человеком: преуспевающим врачом ("прекрасный врач, умный, добрый, вызывающий немедленное полное доверие"); поэтом ("писал стихи, легко и на любую тему"); скульптором, художником-живописцем ("отлично рисовал, оставил интересные живописные работы").

Армению Марк Рыжков полюбил сразу и на всю жизнь. Приехал на Всесоюзный съезд врачей-патологоанатомов, а вернулся с твердым убеждением, что "увидел свет", что открыл для себя новый и удивительный мир, который называется Арменией, армянской культурой, армянской поэзией.

Он настолько полюбил Армению, что взялся за изучение языка ее народа, чтобы читать, понимать ее поэзию, чтобы переводить эту поэзию не только с подстрочников, но и с оригиналов. Одним из первых, а на наш взгляд, и самых удачных его переводов была поэма Паруйра Севака "Песнь Песней". Он перевел также несколько десятков стихотворений Севака, и некоторые из этих переводов вполне можно считать творческими удачами переводчика. Судя по количеству переведенных произведений, явное предпочтение поэт-переводчик отдавал Амо Сагияну, Ованесу Ширазу (в творчестве которого его особенно заинтересовали четверостишия и короткие стихи в 8-10 строк), Сильве Капутикян, Геворгу Эмину. Поэзия Арамаиса Саакяна представлена в книге исключительно стихотворными миниатюрами, в том числе трехстишиями.

ДАВАЯ ОЦЕНКУ ПЕРЕВОДЧЕСКОМУ НАСЛЕДИЮ МАРКА РЫЖКОВА, мы должны считаться с тем, что он, несмотря на огромный объем и плодотворность проделанной работы, был все же не профессиональным поэтом-переводчиком, а именно литературным тружеником, который не стремился быть или хотя бы выглядеть, говоря известными словами Пушкина, "в бореньях с трудностью силачом необычайным", хотя бы в силу того, что не владел в совершенстве техникой и тонкостями русского стихосложения; его не смущали глагольные и бедные рифмы, он подчас не утруждал себя мучительными поисками единственных, "этюдных" решений и довольствовался интуитивными находками и передачей поэтического содержания переводимого оригинала. А ведь нередко поэтическая составляющая стихотворений находится не столько в их смысле, сколько в нюансах, деталях, структуре поэтических образов, в настроении, в психологической ситуации, а все это как раз и передается формой стихотворений, их выразительными и интонационными особенностями.

Авторы - составители сборника отметили также "всеядность", не слишком высокую требовательность к выбору переводимых авторов и стихотворных текстов. М. Рыжков переводил из армянской поэзии то, что ему нравилось, а нравилось ему, судя по широчайшему диапазону представленных авторов, практически все. С признанными, всенародно известными поэтами Е. Чаренцем, О. Ширазом, П. Севаком, А. Сагияном, Г. Эмином, С. Капутикян, Р. Ованнисяном, В. Давтяном, Р. Давояном, Ю. Саакяном, А. Саакяном и другими соседствуют посредственные произведения (редактор книги М. Никулина называет их "газетными однодневками") малоизвестных авторов, переводить которые и засорять ими периодику, а впоследствии - и свой однотомник избранных переводов было в общем-то совершенно необязательно.

В книге представлены не только стихи армянских поэтов в переводе Марка Рыжкова, но и письма поэту-переводчику, и воспоминания о нем. На наш взгляд, сборник однозначно выиграл бы, если бы его составители поместили письма и воспоминания о переводчике не в середине книги вперемешку с переводами, а в самом конце сборника в качестве отдельного раздела - приложения.

ЕСЛИ КТО-ТО СТАНЕТ УТВЕРЖДАТЬ, ЧТО МАРК РЫЖКОВ НЕ ХВАТАЛ ЗВЕЗД с поэтического неба, что он не достиг высот Марии Петровых, Наума Гребнева, Веры Звягинцевой и других замечательных русских поэтов-переводчиков, представивших русскому читателю лучшие образцы классической и современной армянской поэзии, мы не станем ему возражать. Но при этом заметим, что, в отличие от Марка Рыжкова, Армения, армянская культура и, в частности, поэзия для многих из них не стала делом всей жизни, заслонив собой все остальное, а была всего лишь определенным эпизодом в жизни, в творческой биографии. Марка Рыжкова никто "не подключал" к литературному процессу, никто не ориентировал в том, кого из армянских поэтов следует и кого не следует переводить; никто не заказывал ему переводов и не посылал подстрочников. Все это он делал сам: читал современную армянскую поэзию и переводил то, что представлялось ему интересным и заслуживающим перевода, то, что "цепляло".

Скульптор Генрих Амбарцумян выразил признательность армянской литературной общественности и всего армянского народа, поставив на могиле Марка Рыжкова памятник в виде армянского хачкара. Не побоимся повториться и сказать, что еще одним памятником славному поэту-переводчику стала книга "Поэзия Армении в переводах Марка Рыжкова", созданная его друзьями, почитателями и земляками-екатеринбуржцами. Памятник Марку Рыжкову –замечательному врачу, поэту-переводчику, скульптору, художнику-живописцу, философу. И еще замечательному человеку.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ОВАНЕС ТУМАНЯН В ХЬЮСТОНЕ
      2016-03-02 14:49
      3022

      Армянская община четвертого по величине американского города Хьюстон (штат Техас), население которого составляет около 5 миллионов человек, по сравнению с Лос-Анджелесом небольшая, от силы три с половиной тысячи человек. Но, как и во всех других странах мира, наши соотечественники сплотились вокруг Святой Армянской Апостольской Церкви, которая здесь носит имя Святого Георгия. А так как в этом мегаполисе пока еще нет национально-культурных объединений, основная нагрузка ложится на организации литературной и общественной жизни церковных должностных лиц и членов Приходского совета. 

    • ОТРАЖАЯ ПУЛЬС ВРЕМЕНИ
      2015-10-07 15:14
      1145

      Вехи творчества Александра ТЕР-ТАДЕВОСЯНА Я далек от мысли подводить итоги творчества русскоязычного армянского прозаика Александра Тер-Тадевосяна. Однако время подоспело для того, чтобы говорить об определенных вехах, о художественных и стилевых особенностях его произведений, круге его интересов и пристрастий.

    • ЧТОБЫ НЕ ВАРИТЬСЯ В СОБСТВЕННОМ СОКУ
      2015-07-15 13:51
      2740

      В середине 70-х годов минувшего века подвижническими усилиями известного прозаика Леонида Гурунца при Союзе писателей Армении была создана секция русскоязычных армянских писателей.

    • ФОРУМ "СЛАВЯНСКАЯ ЛИРА"
      2015-06-24 15:04
      1581

      Послесловие к литературному форуму В белорусском городе Полоцке недавно прошел крупный литературный форум "Славянская лира", который, как неоднократно отмечали его организаторы и участники, явился очень значимым событием в литературной жизни не только региона и страны, но и всего постсоветского пространства.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • 17 ПОЭТОВ И АЙРЕНЫ
      2018-09-14 15:00
      2114

      Кем был Саят-Нова? Полиглотом? Моралистом? Ткачом? Изобретателем компактного ткацкого станка с подвижной осью? Певцом с волшебным от природы тенором? Монахом-схимником? Что может успеть человек (речь идет о Петросе Дуряне) за двадцать лет между рождением и смертью, за совсем вроде бы короткий век? Какие три интереснейших момента содержатся в биографии Аветика Исаакяна? Что общего между судьбами Паруйра Севака и Минаса Аветисяна?

    • ЧЕРНЫЙ АВГУСТ 1941-го
      2018-08-24 15:37
      2159

      Недавно мне довелось познакомиться с интересным человеком - Виктором Генриховичем ВУХРЕРОМ. Он - химик-техонолог, кандидат технических наук, академик Армянской технической академии. Работал в химической отрасли, в МО РА (подполковник), изобретатель, председатель культурной общественной организации немцев "Тевтония". Я сознательно опускаю иные подробности биографии немца, шваба, прожившего почти всю жизнь на армянской земле. Почему почти? Вот, пожалуй, с этого и начнем углубляться в родословную Вухреров, которую Виктор Генрихович (он к тому же еще и пишет) представляет в своих книгах - две свои, а две в соавторстве с Наталией Алгульян.

    • ВСЕ СРОКИ ВЫШЛИ
      2018-08-22 15:43
      3102

      Армянские церкви в Грузии нуждаются в реконструкции Вторая книга из серии "Армянские церкви Тифлиса" посвящена историографии церквей Шамкорецоц Сурб Аствацацин (или церковь Красного Евангелия) и Ереванцоц Сурб Минас.

    • В ПАМЯТЬ О ДРУГЕ
      2018-08-20 17:29
      2528

      Двадцать лет назад, в 1998 году, академик Левон Мкртчян издал "Книгу скорбных песнопений" Григора Нарекаци (в переводе Наума Гребнева). Это было очередное обращение Мкртчяна к главному произведению гениального армянского поэта X века. Первым была небольшая книжечка Нарекаци на русском языке, вышедшая в 1969 году. В ней было всего несколько глав из "Нарека" (перевод того же Н.Гребнева).