Последние новости

"ЗАНИМАЮСЬ ТОЛЬКО МУЗЫКОЙ И БОЛЬШЕ НИЧЕМ"

Ваану АРЦРУНИ - 50! Нет, что-то все-таки не укладывается в привычные рамки, и не только возраст... "Цикл юбилейных концертов" - звучит пафосно и с юбиляром плохо вяжется. С другой стороны, по нашим временам юбилеи истинных интеллигентов, да еще с происхождением следовало бы торжественно отмечать, предварительно поместив юбиляра в заповедник, даже если они не являются деятелями культуры, композиторами, певцами, музыкантами с широчайшим кругом творческих интересов. А Ваан Арцруни является.

Пытаюсь вспомнить случаи, когда за уже порядочные годы общения мы встречались "по поводу"... По поводу фестиваля Gaudeamus... По поводу выпуска альбома с обработками и сборника стихов Комитаса... По поводу цикла ассирийской музыки... По поводу выхода диска с шараканами Месропа Маштоца в обработках Ваана Арцруни... По поводу совместного вечера с Размиком Давояном, на стихи которого написано столько замечательных песен... И еще десятки концертов, венцом которых на данном этапе станет заключительный в "юбилейном цикле", который состоится 25 декабря в Большом зале филармонии им. Арама Хачатуряна.

- Цикл юбилейных концертов под патронатом первой леди... И ты не избежал канонизации?

- До этого мне далеко. А первая леди дважды слушала меня вживую. Сначала это был один из "концертов в фойе", которые организовал Карен Дургарян. Через год Рита Александровна присутствовала на концерте, посвященном 145-летию Комитаса. Соответственно она знала, чем я занимаюсь. Наш разговор длился пятнадцать минут. Я объяснил концепцию пяти концертов, каждый из которых посвящен конкретному жанру, и мне был задан очень конкретный вопрос - какой бюджет. Через два дня я смог на этот вопрос ответить, и проект получил финансовую поддержку. Осталось договориться с залами, с музыкантами и осуществить свою давнишнюю мечту - представить то, что я делал на протяжении последних тридцати лет и что мне наиболее интересно на сцене. От жанра камерной музыки до симфо-рока. Каждый концерт представлял определенный жанр, репертуар каждого ни в чем не повторял предыдущий. Так что теперь я тешу себя формулировкой - фестиваль моей музыки. В свое время мне как-то запали в душу подобные концерты Пендерецкого, Гии Канчели... Когда музыка начинается и долго не кончается - в этом что-то есть. Вот я себе и придумал - пять концертов на самых разных площадках - от Малого зала филармонии до Большого зала А.Хачатуряна.

- При всей своей "многофункциональности" ты начинал с рок-музыки, которая, и это уже очевидно, у нас не сильно привилась. 50 лет для рок-музыканта в Армении - это много или мало?

- Вообще-то сам жанр именно пятьдесят лет и насчитывает. Так что в этом смысле я себя ощущаю идущим параллельно. Конечно, все начиналось с рок-музыки, да в общем-то и продолжается. И в череде этих концертов два были чисто роковые. Один - прогрессивной музыки, инструментальный, а второй - наиболее часто играемый и, наверное, наиболее любимый - это акустический рок. Плюс к этому я представил сразу два своих цикла - на стихи Размика Давояна и Комитаса. Эти несколько месяцев я нахожусь в таком творческом, совершенно эйфорическом состоянии - какие пятьдесят лет! Это большое счастье - оказаться в таком ритме и темпе сценической жизни. Колоссальное счастье - общаться с таким количеством талантливых музыкантов, которые еще, слава богу, есть. Это опыт общения с большими коллективами. В этом цикле я играл с Национальным камерным оркестром, участвовал хор "Шогакат", с которым я сотрудничаю с 2000 года, рок-музыканты, с которыми я опять же играю уже пятнадцать лет. И вот финальный концерт, который состоится при участи Национального филармонического оркестра под руководством Эдуарда Топчяна.

- А у этой эйфории нет послевкусия - в смысле мучительно больно за не столь интенсивно-масштабно прожитые годы?

- Устроить такой марафон с налету невозможно. К этому надо прийти, для этого надо созреть. А в отношении концертной деятельности, по-моему, интенсивнее меня никто не живет. Все предыдущие годы у меня практически раз в две недели был концерт, но на клубном уровне. А на этот раз я выхожу на разные сценические площадки, и схема была выстроена так, чтобы полностью им соответствовать. То есть если камерный концерт - это Дом камерной музыки. Если это песни на серьезные стихи - он был в Малом зале. Чтобы все было адекватно. Здесь очень важно соответствие формы и содержания. Вообще то, что содержание не облекается в соответствующую форму, - это наша самая большая проблема. Именно поэтому я не могу найти музыкального менеджера, который будет заниматься всем тем, чем на данном этапе занимаюсь я. Потому что, если говорить о нынешнем цикле, все - начиная с полиграфии и ролика для телевидения и заканчивая изготовлением партитур - пришлось делать самому.

- Ну это твой характер перфекциониста, ты же не хочешь сказать, что нет таких людей - при наличии денег?! Наверное, просто не ставил задачу обзавестись продюсером...

- Я давно понял, что мне легче сделать самому, чем сидеть и объяснять кому-то чего я хочу. И потом, если бы пришлось грузить всем этим чужие плечи, надо было собирать команду, офис... Тогда бюджет был бы астрономический. Я не только ставил задачу - я пытался нечто подобное проделать. Помнишь фестивали Gaudeamus - я выступал как арендатор, как артистический директор... В стране, где нет четко сформированных сфер взаимодействия - ведь тут даже грузчики должны быть специальные, которые знают, как надо перевозить музыкальную аппаратуру, - всех этих людей надо создавать. Если ты это делаешь исключительно для себя - это беспредметно. Значит, надо создавать какую-то индустриальную модель, которая работает не только на тебя, но и на кого-то. Но в этом случае мне бы пришлось тратить на это дело восемьдесят процентов своего времени, чего я себе позволить не могу. В моей жизни были уроки, которые научили меня, что значит бесплодно потраченное время. Поэтому без колебаний и сомнений с 1997 года я занимаюсь только музыкой и больше ничем. Какие бы предложения и возможности ни открывались, понимаю, что время дороже.

- Вот сейчас на твоем концерте акустической музыки был аншлаг. Но аудитория какая-то нецелевая. Реагирующее меньшинство и растерянное большинство...

- Это положение, связанное не только с роком. Такое же положение и в сфере песенной, и в инструментальной музыки и даже академической. А самое главное - формы, которые находятся на пересечении жанров. Говорить о каком-то глобальном процессе не приходится. Во всяком случае на протяжении последних двадцати лет были ребята, которые входили в эти воды - и выходили. Рок ушел в андеграунд, но если походить по клубам, еще можно что-то услышать. Вот приведу свежий пример. Тридцатилетие "Сепультуры", в рамках тура они приезжают в Ереван. Ползала! "Сепультура" - это совершенно знаковое явление. И если оно не собирает в столичном городе один зал на шестьсот мест, это уже серьезная симптоматика. Конечно, говорить, что у жанра есть армия почитателей, не приходится. Есть какие-то сегменты меломанов, которые имеют какие-то свои локальные пристрастия. Но говорить о глобальном движении армии почитателей рока, или академической музыки, или поэтической песни, песни на хорошие стихи, а уже тем более симфо-рока, просто невозможно. Но это не значит, что ты не должен этим заниматься.

- Ты вообще много чем занимаешься, чем заниматься здесь и сейчас, кажется - безумство храбрых...

- Стараюсь держать все это в определенном балансе, мотивация работает так, чтобы все представлять равноценно. Даже когда работал по клубам, старался держать этот баланс. Естественно, за исключением камерного жанра или смифо-рока, которые там просто не помещаются. Но одно дело в клубах - там зрительские места строго ограниченны. И восемьдесят процентов групп, заходя в клуб, уже никогда оттуда не выходят. На этап концертных площадок пробиваются буквально единицы. В "белом" мире ты работаешь на клубном уровне, тебя замечают и вытаскивают на большую сцену. У нас все наоборот. Я начал выступать на сцене, потом последние пять-десять лет у нас возникла клубная культура, а у меня, как и у любого музыканта, занимающегося рок-музыкой, ностальгия была гигантская - клуб это очень сладко... Мы отыграли там на все сто процентов. Клуб - это в хорошем смысле слова интим, реальная близость зрителя, реально все по-честному должно быть, потому что они слышат каждый нюанс, слышат твое дыхание, смотрят на твои пальцы с расстояния двух-трех метров. Но это тоже кончается. Я это сделал, исчерпал свой интерес и успокоился. И тогда пришла идея привести все к определенному номиналу, самому перед собой отчитаться.

- Если правда, что реализация всех идей и стремления попробовать себя во всех жанрах - секрет творческого долголетия и вечного драйва - это про тебя. Но вот ты говоришь - "самому перед собой отчитаться". То есть на оценку со стороны не рассчитываешь?

- Разделение на жанры - оно настолько условно... Мы вгоняем в жанровые рамки то, что делаем, для того, чтобы быть легко классифицируемыми, опознаваемыми. Ведь неподготовленный зритель - он и так не очень хорошо разбирается, особенно когда что-то представляешь в новой форме, он не может себя правильно соотнести с тем, что слышит. Он начинает искать параллели. Если ему не подсказать... Поэтому я как бы сознательно прибегаю к этим условным делениям. Это последнее дело - сегодня разделять что-то на жанры. Современная музыка - колоссальный ресурс, в котором есть все, начиная от древнейших фольклорных веяний и кончая последними инновационными технологиями. Когда ты весь этот масштаб имеешь в поле своего зрения и относишься к нему как к возможности эстетического воспитания... Но это вопрос в первую очередь семейного воспитания. Если ребенок дома слышит рабис, как ему перейти к классике или року - это какую же колоссальную работу над собой надо проделать! На это способны очень немногие. У нас бескультурье понемногу становится нормой жизни, поэтому имеем то, что имеем. Я даже билеты на эти концерты распределяю - половину отдаю на кассу, а половину зала приглашаю, чтобы были какие-то свои. И даже по ходу дела объясняю какие-то вещи из музыкантской кухни. Такое параллельное культуртрегерство. Кстати, на концерте, который прошел в Малом зале, было много школьников, и это было замечательное общение. На это поколение вся надежда. А быть в наше время и в наших реалиях свободным художником в любом случае достаточно сложно. Был период, когда я очень активно выступал по поводу статуса свободного художника в прессе. Мне казалось, что можно решить вопрос директивно - принять соответствующий закон. Но оказалось, что кроме меня никого этот вопрос не волнует, и стало понятно, что лбом стены не прошибешь.

- Это разговор долгий и бесплодный. Лучше ответь, ты как-то систематизируешь свои творческие порывы? Как происходит переход от Маштоца к року или от музыки кино к игре в клубах?

- Это зависит от времени года. Ты смеешься, но это факт. В холодное время года я запираюсь в студии, и это в основном работа, связанная с кино. Вот сейчас у меня два анимационных проекта - один Нары Мурадян, второй молодого режиссера из Санкт-Петербурга Бориса Атаянца. И все свои альбомы я писал зимой. Зимой это можно делать неторопливо - никто на концерты не стремится. А потом начинается весна, все пробуждается, пробуждается твоя тоска по публике. Будучи медиком по образованию, я когда-то вывел для себя эту сентенцию - концертная деятельность в нашей стране, как грипп, носит сезонный характер. Шутка! А вообще последние двадцать лет я живу в этом режиме.

- Вот сейчас отыграешь последний, юбилейный концерт, а потом наступит "после бала". Не страшно?

- С чего бы? Сейчас готовлю альбом - каждый год стараюсь выпустить новый диск. И уже сейчас во мне варится следующая концепция - концерт, в котором будут представлены альфа и омега армянской музыки, по крайней мере в моем видении. Ночной концерт в Звартноце. В первом отделении - шараканы Маштоца в моей обработке, во втором - Комитас, "Десять откровений". Даст бог, концерт в Большом зале пройдет успешно. И уже есть над чем думать и чем заниматься.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • HIGHFEST ОТМЕЧАЕТ СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ
      2018-09-24 17:24
      611

      28 сентября в Ереване возьмет старт Международный фестиваль исполнительских искусств HIGHFEST, который продолжает знакомить отечественную публику с новейшими трендами современного театра. И хотя сложностей у фестиваля не убавилось, его президент Артур ГУКАСЯН уверен, что HIGHFEST есть и будет оставаться проходом, переходом, трамплином и прочее в большой мир театра.

    • ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА
      2018-09-24 17:12
      816

      В первые дни сентября в Москве прошел V Международный конгресс переводчиков под слоганом "Литературный перевод как средство культурной дипломатии", в рамках которого состоялось вручение премии "Читай Россию/Read Russia" - единственной российской премии за лучший перевод произведений русской литературы на иностранный язык. Задумывалась эта премия как способ популяризации русской литературы, поощрения ее переводчиков и зарубежных издательств, эти переводы публикующих.

    • ПО СРАВНЕНИЮ С БУБЛИКОВЫМ - ХОРОШО!
      2018-09-24 16:15
      273

      Но Бубликов, как мы помним, вроде бы умер. Ну или по крайней мере все думали, что он умер. Про современную отечественную культуру так не думают. Наоборот, принято считать, что она революционирует со страшной силой, торя себе дорогу к будущему эволюционированию. Если проще - все будет хорошо! Однако же при мониторинге мнения деятелей культуры, в силу должности находящихся в подчинении Министерства культуры РА, изменились. Выходит - если Минкульт и дальше и с такой частотой будет выдавать свои новации, то хорошо будет только по сравнению с Бубликовым.

    • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
      2018-09-05 16:00
      2483

      С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • СЕЗОН ОТКРЫЛСЯ КОНЦЕРТОМ-ПРАЗДНИКОМ
      2018-09-24 16:21
      1086

      В музыкальном смысле осень всегда долгожданна: начинается очередной концертный сезон. И всегда надеешься на лучшее - новые имена, интересные программы. Вот и недавно с яркой, неординарной программой выступил в Доме камерной музыки Государственный камерный оркестр Армении (художественный руководитель и главный дирижер Ваан Мартиросян).

    • ДВЕ ОПЕРЫ НА ФИЛАРМОНИЧЕСКОЙ СЦЕНЕ
      2018-09-05 16:03
      4660

      В этот вечер, за две недели до открытия концертного сезона, Большой зал филармонии напоминал в буквальном смысле бастион. Афиша предвещала встречу с двумя операми итальянских классиков:  Леонкавалло и Пуччини. И публика, уставшая от бесконечных политических шоу, устремилась в филармонию, несмотря на летнюю жару, демонстрируя неутолимую потребность в изысканности, красоте, одухотворенности, которыми она так обеднена в своей будничной жизни.

    • ИСПОВЕДЬ АСМИК ПАПЯН
      2018-09-03 17:38
      3401

      Выдающаяся певица дала сольный концерт в родном Ереване Дом камерной музыки давно не видел такого наплыва публики. Предстоял сольный концерт любимой певицы - Асмик Папян, встреча с которой всегда выливается в праздник искусства. В афишах давно не пишут "народная артистка"... и прочее - слушателей привлекают не звания и награды, а подлинный талант этой исключительной во всем певицы. Во временном свитке истории армянского вокального искусства, на фоне светящегося ряда фамилий - лишь несколько имен сияют в своей исключительной отдельности. И Асмик Папян - среди них. Она сделала большую карьеру благодаря своему таланту и преданности высокому искусству. Пела почти во всех крупных театрах мира, на оперных сценах всех континентов, где ее встречал восторженный прием.

    • НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ, КОТОРОМУ ИЗДАТЕЛИ ОТКАЗАЛИ 60 РАЗ
      2018-08-31 16:58
      776

      162 года назад, 26 июля 1856 года, родился ирландский писатель и лауреат Нобелевской премии Джордж Бернард Шоу Будущий драматург родился в семье торговца зерном, однако вскоре после рождения сына отец потерпел неудачу в бизнесе и начал пить. Очередное потрясение постигло Бернарда в 15 лет, когда его мать сбежала с любовником и дочерьми в Лондон.