Последние новости

Арам Первый: "ГОРЕ ТОЙ НАЦИИ, У КОТОРОЙ НЕТ МЕЧТЫ"

Медиамакс продолжает цикл интервью с интеллектуалами из Армении и диаспоры, собирая разные мнения о том, может ли 100–летняя годовщина Геноцида послужить "новым стартом" для армянского народа. Под занавес 2015 года собеседником Медиамакса стал Католикос Великого дома Киликийского Арам Первый. 

– Ваше Святейшество, многие считают, что после 100–летней годовщины Геноцида армян борьба за его признание и осуждение, за возмещение имущества вступит в новый этап. Другие беспокоятся, что проблема Геноцида может потерять свою ключевую роль для Армении и диаспоры.

– Во–первых, отмечу, что обычно я избегаю интервью, потому что верю не словам, а делам. Стараюсь делать то, во что верю, что считаю полезным для нашей родины, нации, церкви. Говорить можно многое, однако важны наши дела. Сегодня мы как нация, как церковь и как община должны продумать, запланировать наши дела.

Мы должны уточнить приоритеты нашего народа, нашей нации и все вместе, сохраняя и уважая наши особенности, разные точки зрения и подходы, в то же время исходя из общих интересов нашей нации и родины реалистично и сплоченно определить наши шаги. Мы должны быть целеустремленными и инициативными.

100–летие Геноцида армян для нас не просто набор мероприятий, даже если эти мероприятия согласованы и скоординированы. Мероприятия не самоцель и не конечный результат. Все работы в рамках 100–летней годовщины являются поводом для поминовения наших жертв. Помнить означает не забывать прошлое, подтверждать верность наследию наших жертв и двигаться вперед в этом духе.

Во–вторых, 100–летие Геноцида – повод напомнить нашему окружению и международному сообществу о том, что армянский народ подвергся геноциду и прошлое не может быть забыто. Горе тому народу, который перечеркивает свое прошлое. История – это общность и продолжительность событий, явлений. Следовательно, мы должны постоянно напоминать как нашему новому поколению, так и международному сообществу, что мы – народ, требующий справедливости.

Наши права все еще попраны, и мы как единая нация должны и дальше верой и преданностью требовать от Турции восстановления наших прав.

В–третьих, мы должны усилить нашу волю к требованию справедливости. Как это сделать? Мы должны не только помнить прошлое и напоминать о нем, но и требовать. Мы потеряли полтора миллиона людей, свои земли, церковную, национальную, частную недвижимость, которая перед нами, – Айнтап, Мараш, Зейтун, Карс, Киликия. Мы не можем этого забыть и посещать эти места только как туристы.

Итак, 100–летие в моем восприятии является для нас вызовом. Это не только повод для памяти и поминовения, но и вызов. Это призыв к пробуждению.

 Католикос Великого дома Киликийского Арам Первый– Можем ли мы использовать 100–летие Геноцида, чтобы переосмыслить прошлое и по–новому взглянуть на будущее? В конце концов, какой должна быть роль Геноцида в нашей жизни после 100–летия?

– 100–летие как вызов, как призыв к пробуждению и требованию справедливости не должно ограничиться только 2015 годом. Наша борьба за справедливость должна быть отражена в каждом дне. Каждый армянин должен жить с тем сознанием, что он сын народа, лишенного своих прав.

Наша самоидентификация отразится в самосознании – кто я? Я принадлежу к нации, которая лишена своих прав. Что я могу сделать как армянин? После 2015 года мы должны продолжить свою борьбу за справедливость. Как? Вот в чем вопрос.

Должны ли мы продолжить борьбу тем же способом, как это делали по сей день? Нет! Иногда повторение в некотором смысле положительное явление, однако, повторяя некоторые вещи, мы должны дальновиднее планировать борьбу нашего народа.

Мы – ТРЕБУЮЩИЙ народ. Прошу вас написать это слово заглавными буквами. Мы не должны так равнодушно относиться к своим огромным, колоссальным потерям. Мы должны посмотреть на прошлое и оценить его самокритично, чтобы понять, где мы допустили ошибки, где достигли успеха и как планировать нашу работу.

За 100 лет нашей борьбы за справедливость были достижения, однако мы делали больший акцент на пропагандистской стороне. Ряд стран признал Геноцид, другие могут признать в будущем, и в этом направлении органы Ай Дата и наша церковь поработали превосходно. К этой работе, проводимой диаспорой, в последние 20 лет в большей или меньшей степени присоединились власти свободной, независимой Армении. Мы должны продолжить эту работу.

В 2015 году посредством Всеармянской декларации Армения как государство еще раз четко заявила, что наше национальное требование является частью внешней политики Армении. Итак, мы – Армения, Диаспора и Церковь – объединили наши силы вокруг нашей борьбы и в духе единства в 2015 году отметили 100–летие Геноцида и подтвердили нашу волю к борьбе за справедливость и ответственность за нее.

Снова спрошу – и что дальше? Мы, несомненно, должны продолжить работу для международного признания Геноцида, однако настало время, чтобы мы, не игнорируя это направление, сделали особый акцент на правовой стороне нашей борьбы. Мы говорили об Ай Дате, его модернизации и придании международного статуса. В этих направлениях проделана серьезная работа, однако мы должны начать работу в правовой плоскости. И первый шаг в этом направлении имел смелость сделать Католикосат Великого дома Киликийского, потребовав у Турции вернуть Католикосат Сиса.

– Фактически это первый правовой иск с требованием вернуть собственность Армянской церкви. На какой стадии этот процесс?

– По сей день борьба в правовой плоскости по тем или иным причинам была для нас закрытой дверью. Настало время постучаться в эту дверь и попытаться ее потихоньку открыть. Мы должны быть реалистами. Нельзя сделать это сразу. Можно говорить сладкие, эмоциональные речи, однако в этом вопросе нужно быть оптимистами и изучить, каковы наши возможности в правовой плоскости.

Именно с этой целью около трех лет назад мы организовали международный съезд, пригласили высококвалифицированных иностранных специалистов в сфере международного права, и я задал им вопрос: что говорит международное право о нашей проблеме? За три года мы изучили правовую сторону этого вопроса, чтобы понять наши возможности и трудности. Это длительный процесс, однако после 2015 года мы должны взять на себя эту задачу – преследовать нашу цель всеобъемлющим подходом, в пропагандистском и политическом направлениях. Эту работу, эту борьбу мы должны вести консолидированно. Говоря консолидированно, мы предполагаем участие всех сил – Республики Армения, диаспоры, Армянской церкви, органов Ай Дата, партий.

– Но как это сделать, если у нас нет единой программы требования компенсации, если есть разные подходы к этому вопросу?

– Структура по консолидации действий уже создана в Армении (государственная комиссия по координации мероприятий, посвященных 100–летию Геноцида армян. – Ред.). Однако думаю, что данную структуру следует пересмотреть с учетом предстоящих шагов. В моем представлении консолидированные действия вовсе не предполагают однотипности. Мы должны сохранить разнообразие. Этого требует успех нашего дела.

Армения как государство должна иметь один подход, диаспора – другой, церковь – третий, политические партии – четвертый. Сегодня будет неправильным, если Армения как государство будет требовать у Турции наши земли. Это будет означать объявление войны Турции. Однако это может сделать диаспора, особенно учитывая, что она представляет народ, лишенный своих прав. Церковь в этом вопросе должна предпринять собственные шаги, партии, особенно действующие в диаспоре, – свои. Естественно, мы должны сохранить эти различия, однако они должны гармонизироваться. Это означает правильное распределение и уточнение ролей, чего мы не сделали по сей день. Это я хочу подчеркнуть особо.

Мы приложили максимум усилий к 100–летней годовщине, организуя мероприятия. Это было несложно, однако наше требование не чисто правовое, оно политико–правовое. Мы должны начать этот политико–правовой процесс. Сегодня нам больше не нужно ссылаться на исследования историков. То, что Геноцид был, – это факт. Не будем тратить на это время. Сконцентрируемся на политико–правовой стороне. Признание Геноцида нашло свой путь. Страны одна за другой должны признать Геноцид, даже Соединенные Штаты. Отныне все знают, что произошедшее в 1915 году было геноцидом. Историки уже сделали свою неоценимую работу, а нам предстоит огромная работа на политико–правовом поле.

Во–первых, мы должны уточнить, чего мы требуем от Турции. Власти Армении говорят одно, церковь – другое, каждая из партий – что–то свое. Естественно, все, что говорится, не противоречит друг другу. Однако это означает, что у нас нет четкого, всеобъемлющего и целостного представления о нашем требовании.

Здесь возникает другой вопрос – должно ли оно у нас быть? Должны ли мы публично заявлять, чего мы требуем? Какие последствия это может иметь? Надо изучить эти вопросы. Иначе, если комиссия будет собираться только для того, чтобы планировать мероприятия и делать заявления, не думаю, что таким образом мы сможем придать новый импульс нашей борьбе. После 2015 года мы должны приступить к консолидированной работе на политико–правовом поле с участием Армении, под ее покровительством и руководством.

– Всеармянская декларация уникальна в своем роде в нашей истории. Насколько реалистичным вы считаете претворение в жизнь ее тезисов?

– В рамках работы комиссии мы больше сосредоточились на организации мероприятий, однако могу сказать, что принятие Всеармянской декларации было поворотным событием. Конечно, этой декларацией нельзя сказать все, однако основные принципы в ней отражены. Думаю, она должна послужить стартовой точкой для предстоящих работ. Надеюсь, на ближайшем заседании комиссии будет обобщено то, что уже сделано, и уточнены дальнейшие действия.

Мы в Армении и в диаспоре любим видеть все в розовых тонах: организовали то–то, прошло хорошо и т.д. Это неправильно. Мы должны смотреть на происшедшее исключительно самокритично: где достигли успеха и где допустили ошибки? Я всегда выражал свою точку зрения по этим вопросам. Понятно, что политико–правовая сторона борьбы должна затрагивать чувствительные вопросы, поэтому членство в комиссии должно быть пересмотрено, она должна стать более представительной и включить специалистов в некоторых областях, учитывая специфику нашей будущей работы. Мы должны четко знать, когда должна говорить Армения и молчать диаспора, а когда наоборот.

– За этот год мы не научились как это следует делать?

– Нет, за этот год мы не затрагивали эти вопросы, и сейчас самое время говорить об этом.

– Стало ли 100–летие Геноцида поводом для переоценки и переосмысления отношений Армения – Диаспора?

– Единство Армении и диаспоры – неиссякаемый источник усиления нашего народа. Говоря "единство", я не имею в виду однообразие. Это вредно. Сотрудничать означает сохранять и уважать различия друг друга. Они не должны отдалять нас друг от друга или вести к конфронтации. Это может иметь пагубные последствия. Различия следует гармонизировать.

Порой партнерство Армения – Диаспора носит более формальный, туристический характер. Мы должны избежать этих формальностей. Взаимные визиты действительно важны, однако наши работы должны планироваться таким образом, чтобы это сотрудничество укрепилось в каждодневной жизни нашего народа. Нужно оставить в стороне туристические, эмоциональные инициативы. Необходимо понять, что может предложить диаспоре Армения, и наоборот?

Триединство Армения – Диаспора – Арцах должно гармонично функционировать. За прошедшие 20 лет в этом направлении были обретены важные достижения, однако я жду большего как от диаспоры, так и от Армении и Арцаха.

– Геноцид настиг армянский народ в условиях отсутствия государственности. Сегодня, когда у нас есть государственность, какие уроки мы должны извлечь из прошлого?

– Прежде всего мы должны полагаться исключительно на свои силы, не ждать спасения нашего народа извне. Иногда некоторые страны выражают поддержку в деле достижения справедливости, однако все это условно, временно и делается в корыстных целях. История показывает, что мы устояли перед бурями истории именно благодаря своему внутреннему единству, крепкой вере, сильной воле. Мы должны крепко держать свою родину, а она сильна своим народом. Сегодня родина проигрывает свой народ. Существует эмиграция. Будем мы говорить или молчать об этом, не важно, это реальность. Иногда не нужно молчать. Я не хочу высказывать мнение о внутренних делах Армении, однако, когда проблемы носят общеармянский характер, мне есть что сказать и по мере возможностей делать.

Эмиграция сегодня наносит самый большой вред нашему народу и Армении. Об этом я говорил и в Армении, и в диаспоре. Что нужно сделать, чтобы удержать наш народ в Армении? Как и во всех общинах диаспоры, в Армении есть партийные, политические различия. Это естественное явление. Однако безопасность родины, улучшение экономического благополучия важнее для Армении. Родина сильна не только армией, но и живущими там людьми, сильной экономикой.

У нас есть арцахская проблема, и мы должны понять, что мы как диаспора можем сделать для усиления Карабаха? Противник – Азербайджан – смотрит на нас. Мы окружены врагами, и так было на протяжении всей нашей истории. Армения всегда была яблоком раздора между разными силами. Сегодня происходит то же самое, изменились только формы. Следовательно, что могут сделать в такой ситуации Армения, Арцах и диаспора? Мы неотделимы друг от друга. Совершившие Геноцид разделили нас. Не мы решили стать диаспорой. Мы принадлежим к одной нации, и эта национальная принадлежность должна быть видна как нашему народу, так и друзьям, и врагам.

– Ваше Святейшество, каково Ваше послание армянскому народу?

– Каждый армянин должен всегда помнить, что является сыном народа, пережившего Геноцид. Требование справедливости – зов нашей крови. Оно неразрывно связано с нашим ментальным и духовным формированием. Каждый армянин должен укрепить это сознание в себе. У нас есть свободная, независимая Армения, которая была ежедневной мечтой для диаспоры и стала частью нашего национального и христианского воспитания. Мы должны всегда хранить в себе образ целостной Армении, он должен жить в нашей повседневной жизни.

Нации живут мечтами. Горе той нации, у которой нет мечты. Мы требуем справедливости, значит – у нас есть мечта.

Гармония реальности и этой мечты должна занимать особое место в жизни нашего народа. Вот чего я жду и требую от нашего народа. Мы должны сплотиться вокруг наших общенациональных ценностей: Армении, Арцаха, нашего требования и наивысших стремлений.

С Католикосом Арамом Первым беседовала Екатерина ПОГОСЯН

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ