Последние новости

ТАМАРА ОГАНЯН

Без пауз и сомнений

Мы сидим за небольшим столом в миниатюрном дворике в Мериленде, в предместье Вашингтона. Здесь все экзотично: и деревья, и цветы, посаженные в необычной формы керамические горшки. Я в гостях у сотрудницы Библиотеки Конгресса Тамары Оганян, женщины с коротко стрижеными каштановыми волосами и живыми искрящимися глазами.

- Мечтаю приехать в Ереван, но в этом году не получится, - с сожалением говорит она. Тамара вдохновенно и тепло говорит о лучшем в мире книгохранилище древних рукописей - Матенадаране, где она работала реставратором до переезда в США. А в Библиотеке Конгресса Вашингтона у нее открылись новые перспективы, связанные с любимым делом.

СТОЛЬКО, СКОЛЬКО ДЕЛАЕТ ТАМАРА ОГАНЯН НА ЭТОМ ПОПРИЩЕ, кажется, не по силам одному человеку: она отыскивает и реставрирует ценнейшие рукописи, восстанавливает уникальные, древние памятники культуры, выводит на свет божий из небытия имена их авторов. Как никто другой, умеет общаться с людьми, если видит в них своих единомышленников. Очень требовательна к себе, компромиссы для нее совершенно неприемлемы.

Однако не следует думать, что у Тамары все получилось легко и просто. Были и тернии, и семейные трудности, и сложные проблемы. В том числе и финансовые. Вряд ли на свете есть эмигранты, у которых с самого начала все легко складывалось. У Тамары бывали случаи, когда она прикидывала: идти домой пешком пять километров или купить хлеб. Проще было поступить как все - стать няней за $1500 в месяц. Но на такой компромисс она не могла пойти, это означало бы предать профессию. У нее была цель и она упорно шла к ней, невзирая на обстоятельства. Она взялась доказывать всем и прежде всего самой себе, что ум, воля, способности, энергия и любовь к своему делу могут преодолеть все. Это редкое обретение себя, замешенное на недюжинной силе воли, уверенности в том, что если ты специалист и любишь свою профессию, то невозможно не состояться. Слова "бесполезно", "ничего не выйдет" не для нее. Им она противопоставляет активное действие. Через четыре года мучительной работы без выходных, за гроши (служила у одного частного реставратора, совмещая со стажировкой в Библиотеке Конгресса) она наконец получила грин-карт и право на работу. Но и эти трудные годы не прошли для нее даром. Она имела возможность испытать свой профессионализм, приобрести новые знания и навыки. Теперь у нее другой статус и совершенно иное финансовое положение. Львиную долю работы в армянском отделе реставрации Библиотеки Конгресса выполняет Тамара.

У Шолом-Алейхема есть рассказ о бедняке, который плохо видит, носит очки без стекол - на большее у него не хватает денег. Его спрашивают: "Что же вы так?". Он отвечает: "Лучше что-нибудь, чем ничего". Такая философия свойственна нашей героине. Уметь задрать нос перед превратностями судьбы, не подчиниться обстоятельствам - это она считает главным. Она не только состоялась в профессии, но и развила ее.

КАКОЙ УРОК ОНА ВЫНЕСЛА ИЗ ТЕХ НЕЛЕГКИХ ЛЕТ? В отличие от многих своих соотечественников, которые в эмиграции, как правило, теряют свою профессию, Тамара не пошла на компромиссы. Конечно, за рубежом некоторым удается достичь определенного результата. Но это исключения, лишь подтверждающие правило: талантливые артисты так и остаются на всю жизнь маникюршами, музыканты - работниками бензоколонок, а ведущие инженеры - рабочими. Так что выражение "все умные уехали", подхваченное желающими последовать их примеру, не соответствует действительности. Умные уезжают и становятся глупее, ибо научные работники  или артисты, ставшие дворниками или ночными сторожами, неизбежно деградируют.

Строки биографии

А начиналось все просто. Окончив среднюю школу в 1984 году, Тамара решила поступить в Художественное училище на отделение миниатюры. Это решение дочери мать восприняла без энтузиазма: как правило, окончившие с отличием школу поступают в институт. Но Тамара не отступила.

ПОСЛЕ ДВУХЛЕТНЕГО ОБУЧЕНИЯ В УЧИЛИЩЕ ОНА ПОСТУПИЛА в Армянский педагогический институт на факультет живописи. Это были не самые благоприятные для учебы годы, особенно на последних курсах: голод, холод. Однако она упорно занималась, и не случайно темой ее дипломной работы стала техника миниатюры средневековья. Работая над дипломом под руководством известного историка, искусствоведа Граварда Акопяна, Тамара шесть месяцев посещала Матенадаран, знакомилась с его сокровищами - собранием древних рукописей, подружилась с людьми, которые хранят, лечат, исследуют рукописи, делают их всеобщим достоянием.

Здесь ее внутреннему взору открывается совершенно иной мир, она узнает многое, в том числе и то, что рукописи порой попадают в Матенадаран в таком состоянии, что их срочно приходится спасать. Этим и занимаются реставраторы. Это - ответственнейший труд: путь через толщу веков к личности творца требует особого внутреннего состояния, особой собранности душевных сил. Древние рукописи надо не только смотреть, но и ощущать - так реставратор приближается к творцам, которые их создавали. По признанию Тамары, это поразительное ощущение давно ушедшей жизни.

Все пережитое за эти шесть месяцев в Матенадаране запало Тамаре в душу. Поэтому нетрудно понять, что работа в качестве педагога в эчмиадзинской школе, куда она попала по направлению после защиты диплома, ее совершенно не тронула. Она мечтала о работе в Матенадаране, о возможности вновь прикоснуться к его богатейшим сокровищам, работать с рукописями, восстанавливать их первоначальный облик, внести свою лепту в сохранение богатейшей культуры нашего народа. И спустя год, когда в Матенадаране открылось место в отделе реставрации, Тамара осуществила свою мечту. Здесь она работала семь лет до своего отъезда в США.

Тернии на пути к успеху

Это были тяжелые для республики годы. Зарплата была мизерной, но работа поглощала целиком, требовала терпения, любви, гибкости и... ответственности. Взять в руки древнюю рукопись интересно, но и страшновато. Ведь главное - не навредить, а тщательно изучив, позаботиться о ее спасении.

ОДНА ИЗ ТРУДНЫХ ПРОБЛЕМ, С КОТОРОЙ ЧАЩЕ ВСЕГО СТАЛКИВАЮТСЯ РЕСТАВРАТОРЫ, - это кислотная коррозия чернил. В результате нарушения правил хранения чернила активизируются, идет разрушение рукописного текста, его угасание. Но есть еще масса причин, приводящих к разрушению рукописных книг.

"Пробуя, сомневаясь, изучая рукописи, я стала понимать, как они первоначально создавались, как делали обложку, складывали бумагу, как резали, наводили блеск (наши рукописи имеют блеск), какой грунт использовали, чтобы рисовать миниатюру. Этому всему можно было научиться, рассматривая и изучая разрушенные, поблекшие рукописи. И к моменту, когда вошел в обиход цифровой аппарат, у меня уже был собран огромный материал", - рассказывает Тамара.

Следующим шагом на пути к более глубокому освоению профессии было ее обращение в разные мировые реставрационные центры с целью изучения европейских рукописей, углубленного освоения техники. В результате она получила приглашение из двух реставрационных центров: из Библиотеки Конгресса США и Шекспировской библиотеки Фолджера, которая  обеспечивала своих стажеров стипендией ($1000). Однако Тамара остановила свой выбор на Библиотеке Конгресса, хотя стипендии здесь не было. Но зато перед реставратором открывались беспредельные возможности приобретения  новых знаний, опыта.

Размышления о профессии

- Главный принцип сотрудников Библиотеки Конгресса - делиться своими знаниями, чтобы потом передавать их другим, - отмечает Тамара. - Это очень важно. Ведь так поступали старые мастера, передавая своим воспитанникам тайны мастерства. Полтора года в Библиотеке Конгресса я потратила на переподготовку, и в течение этого времени они контролировали меня.

ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА ОНИ МНЕ ПОРУЧИЛИ МАЛЕНЬКУЮ АРМЯНСКУЮ РУКОПИСЬ XVII ВЕКА - ЕВАНГЕЛИЕ. Она была крайне ветхой, без обложки, страницы невозможно было даже трогать. Рукопись была покрыта плесенью, местами обгоревшая. Библиотека приобрела ее лет 15 назад, но никто не мог даже приблизиться к ней. Я работала над рукописью 8 месяцев: часами, месяцами, под микроскопом изучала ее. Конечно, многие помогали мне советами. Было ощущение, что над рукописью корпит целая группа, но ее реставратором была я. И когда я ее сдала, восстановив исторический облик, заведующий армяно-грузинским отделом, прекрасный специалист Левон Абдоян сказал: "Эта работа - твой пропуск в библиотеку". На работу меня взяли с условием, что буду работать с индивидуальной клиентурой и частными организациями над проектом под названием "Национальная цифровая библиотека". Этот проект начал действовать с 1995 года по инициативе доктора Биллингтона, директора библиотеки. Оцифровываются самые известные рукописи из разных библиотек мира. Однажды какой-то богатый коллекционер из Египта привез множество рукописей XVIII-XIX веков, передал их даром, попросив лишь оцифровать и поместить в интернет.

К Тамаре попадают рукописи из разных стран, среди которых случаются и исламские рукописные тексты. А несколько лет назад ей пришлось работать над рукописями XV века Верхнего Нораванка. Эту древнюю армянскую рукопись Левон Абдоян приобрел для Библиотеки Конгресса. Она была не в лучшем состоянии. "Начав ее изучение, мы с моей коллегой - Жасмин Хан обнаружили химический состав, который в мировой истории используется лишь с XVIII века. Выяснилось, что в Верхнем Нораванке этот состав получали в XV веке. Это было сенсацией. Мы решили, что это должно быть известно и за пределами Библиотеки Конгресса, в связи с чем написали большой доклад. Я занялась реставрацией рукописи, длившейся целый год. Чтобы работать с рукописями, надо отлично представить себе условия, в которых они создавались, место, где они родились и хранились. Наверное, еще очень важно сохранить ощущение времени" - говорит Тамара.

С ЭТОЙ ЦЕЛЬЮ ОНА ПРИЕХАЛА В ЕРЕВАН. В МАТЕНАДАРАНЕ сохранились лишь несколько рукописей этого периода Верхнего Нораванка, который находится в горах по пути в Ехегнадзор. Побывав там, она поняла, как восстановить рукопись. Вернувшись в Вашингтон, быстро завершила работу. На конференции в Турции, посвященной истории средневековой восточной рукописи, ее коллега Жасмин Хан и представила доклад на тему этой рукописи из Верхнего Нораванка.

С особой гордостью Тамара Оганян рассказывает о состоявшейся несколько лет назад в Библиотеке Конгресса выставке старопечатных армянских книг и древних рукописей, посвященной 500-летию института.

"Это было большим событием, полагаю, даже для Армении, потому что в истории Библиотеки Конгресса не было случая, чтобы демонстрировались старопечатные армянские книги и рукописи. Выставка продлилась 4 месяца. Левон Абдоян также участвовал в этом проекте вместе с группой других реставраторов. Через полгода рукописи надо было оцифровать. До этого проекта я как-то не обращала внимания на старопечатные рукописи. Но вскоре поняла, что над ними очень интересно работать, потому что видишь синтез армянских рукописей XVI-XVII веков и влияние европейского стиля. Книги печатались, но обложки выполнялись в стиле армянских рукописей. Все превращения на пути от рукописи к современной книге были для меня открытием. Мы с Жасмин обнаружили, что в ходе перевоплощений использовался стиль каптала, который потом исчез. И если найдется книга с таким капталом, ее надо сохранить: это большая ценность", - заключила Тамара Оганян.

В Армении в последние несколько лет проводятся международные конференции под названием "Лики памяти". Под этим же названием издаются и сборники докладов на конференциях, где печатаются и статьи Тамары о реставрационных работах, о новостях в этой сфере. Матенадаран всегда присутствует в ее жизни. Приехав в Ереван к своим родным, она прежде всего спешит в Институт древних рукописей, на встречу со своими коллегами, которые по-прежнему делятся с ней своим опытом. В свою очередь и Тамаре есть о чем рассказать: о новых технологиях в реставрации, новых методах работы...

Смотрю на нее: вот еще один человек сделал свой выбор. Тамара Оганян не смирилась с трудными обстоятельствами. Выразила себя, утвердив свое человеческое предназначение. По-своему ответила на вечный вопрос, как быть.

Вашингтон - Ереван

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ЕГО МИР ОМЫТ ДОЖДЕМ
      2018-05-16 16:09
      2599

             На 77-м году жизни ушел из жизни художник Фрэнк ГАСПАРЯН. Весть о его кончине огорчила всех, кто его знал, кто хоть раз видел его работы. А знали художника не только зрители Армении, но и всюду, где открывались его выставки - в Риге, Варшаве, Варне, Берлине, Праге, Гамбурге, Москве, в Дубае.

    • ОТ ВЕРШИНЫ К ВЕРШИНЕ
      2018-05-14 15:36
      3196

      Валерию Гергиеву - 65 лет   В начале мая вся музыкальная общественность России и многих стран мира отмечала 65-летний юбилей выдающегося дирижера современности, художественного руководителя и главного дирижера симфонического оркестра Мариинского театра, трехкратного лауреата Государственной премии РФ, пятикратного лауреата театральной премии "Золотая маска", четырехкратного лауреата театральной премии "Золотой софит" и других престижных премий и наград мира, а также обладателя ордена Святого Месропа Маштоца Валерия Абисаловича ГЕРГИЕВА.

    • В МИРЕ ЖИВОПИСИ НИНЫ АГАВЕЛЯН
      2018-05-11 15:58
      2861

      Персональные выставки современных мастеров изобразительного искусства в залах Дома художника Армении - нередкое явление. И это заставляет изрядно пересмотреть расхожее мнение о том, что, мол, классическая живопись в актуальном пространстве искусства не имеет право на серьезную репрезентацию. Дело, видимо, не в живописи как таковой, а в личностях, ее создающих.

    • БЕТХОВЕН И МАЛЕР: ПОЧТИ КАК СОВРЕМЕННИКИ
      2018-05-02 15:00
      2523

      Что происходит, когда, преодолевая напряжение репетиций, талантливый артист вырывается на просторы свободной исполнительской импровизации? Что происходит, когда в руки дирижера попадает музыка композитора, духовно близкого? Цепь замыкается вспышкой ослепительной яркости, сметая напрочь прежние исполнительские штампы.          Такая вспышка произошла на недавнем концерте Национального филармонического оркестра под управлением Эдуарда Топчяна в Большом зале филармонии им. А.Хачатуряна. Уже сама программа - необыкновенная и не заигранная - не оставляла сомнений: концерт должен быть интересным. В афише значились два масштабных сочинения - одно из редких в наследии Бетховена лирических произведений крупной формы - Четвертая симфония - в первом отделении и Четвертая симфония Малера, занимающая совершенно особое место в творчестве выдающегося австрийского композитора и дирижера, - во втором.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ