Последние новости

ВЫБОРЫ В ИРАНЕ: СДВИГ В СООТНОШЕНИИ СИЛ

Выборы в парламент и Совет экспертов Ирана продемонстрировали укрепление позиций реформистского крыла элиты страны. Успех был достигнут несмотря на прямую поддержку консерваторов со стороны верховного лидера страны и исключение наблюдательным советом из предвыборной гонки ряда кандидатов от реформистов. 

В ЧАСТНОСТИ, ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫМ ДАННЫМ, РЕФОРМИСТЫ ОДЕРЖАЛИ сокрушительную победу в столице страны Тегеране, получив 30 из 30 возможных мест. При этом лидирующую позицию в списке занимает один из лидеров реформистов, Мохаммад-Реза Ареф, в то время как один из лидеров консерваторов, Гулям Али Адель, заняв в списке 31-е место, не проходит в парламент от Тегерана.

Впрочем, в целом по стране консерваторы лидируют за счет результатов в сельских районах, традиционно поддерживающих  консервативный блок (при этом необходимо отметить, что нынешние результаты не носят окончательного характера, так как в ряде регионов в апреле пройдет второй тур выборов). Однако уже сейчас очевидно, что реформистам удалось укрепить свои позиции по сравнению с парламентом предыдущего созыва, что позволит им, взаимодействуя с независимыми депутатами (часть которых поддерживает реформистов) и умеренными консерваторами, расширить свое влияние на решения парламента Ирана. В то же время консервативная фракция, скорее всего, утратила имеющийся  у нее ранее полный контроль над парламентом.

Еще одним важным аспектом нынешних выборов является то, что параллельно с парламентом иранцы выбирали и влиятельный Совет экспертов, который в том числе определяет и верховного лидера Ирана. Имея в виду преклонный возраст и неблагополучное состояние здоровья нынешнего лидера аятоллы Али Хаменеи, новый состав совета, избираемый на срок в 8 лет, скорее всего, определит будущего главу Ирана. Отметим, что и здесь реформисты выступили достаточно успешно. Согласно результатам выборов, в Тегеране первую позицию занимает ключевая фигура среди реформистов аятолла Али Акбар Хашеми-Рафсанджани, а действующий президент Ирана Хасан Роухани, поддерживаемый реформистами, занимает третью позицию в списке. В целом реформисты и их сторонники получили 15 из 16 мест в Совете экспертов, закрепленных для представителей от Тегерана.

В ТО ЖЕ ВРЕМЯ РЯД ЛИДЕРОВ КОНСЕРВАТОРОВ, ПОХОЖЕ, НЕ ПРОХОДИТ В СОВЕТ, в частности, в списке отсутствует имя нынешнего председателя Совета экспертов аятоллы Мохаммада Язди. При этом в случае с Советом для реформистов будет критически важным наличие хотя бы небольшой фракции в составе совета, что уже позволит им влиять на выбор верховного лидера. Примечательно также, что ранее лидер реформистов Рафсанджани выступил с предложением при необходимости отказаться от избрания одного пожизненного лидера в пользу коллективного руководства Совета лидеров, что в случае реализации будет означать кардинальное изменение в системе власти в Иране.

Причины произошедшего сдвига в пользу реформистов лежат прежде всего в социально-экономической плоскости и во многом связаны с ожиданием населения Ирана относительно улучшения экономического положения после снятия западных санкций. Иран в настоящее время имеет дело с двойным давлением, связанным как с воздействием мирового экономического кризиса, так и с последствиями санкций. Еще одним объективным аспектом является фактор молодежи, которая составляет примерно 60% населения страны и в крупных городах все более отрицательно относится к консервативному курсу и в общественно-культурной сфере.

При этом ослабление массовой поддержки консерваторов носило постепенный характер и отражало неудачи и вынужденные уступки консервативной элиты, фактически постепенно отказавшейся от собственной линии во внешней политике в части отношений с Западом, а также самостоятельного курса в экономической сфере. По сути, внутри страны консервативный проект оказался ужат до пределов консерватизма в общественно-культурной сфере. Ранее усиление позиций реформистского крыла уже наметилось в ходе президентских выборов 2013 г., на которых одержал победу поддержанный реформистами Хасан Роухани. Его приходу к власти предшествовало резкое ухудшение социально-экономической обстановки в 2008-2012 гг., на которое консервативная администрация Ахмадинежада, по сути, отвечала расширением элементов неолиберального курса, не способствовавшим снижению социальной напряженности. Сочетание внешнего давления и экономического кризиса предопределило начало сдвигов в политике Ирана, а также взаимосвязанное с ним изменение соотношения сил во властной элите страны.

ПЕРВЫМ ПОДОБНЫМ СТРАТЕГИЧЕСКИМ СДВИГОМ СТАЛИ НАЛАЖИВАНИЕ контактов с Западом и отказ от реализации ядерной программы Тегерана, запущенные администрацией Роухани после прихода к власти. Эти меры практически не встретили сильного сопротивления консерваторов и происходили при наличии консенсуса в иранской элите относительно необходимости отказа от наиболее крайних форм противостояния Западу. В то же время в социально-экономической сфере обстановка оставалась скорее статичной, администрация Роухани, по сути, продолжила неолиберальный экономический курс, решившись на сокращение субсидий на ряд социально значимых товаров. Последний аспект отражает отсутствие на данном этапе в иранской элите альтернативных неолиберальному курсу подходов к экономическому развитию. 

В целом укрепление позиций реформистов по итогам выборов позволит им увереннее реализовывать свою программу привлечения иностранных инвестиций и налаживания отношений с Западом. Возможно также усиление тенденции на сближение с Евросоюзом, на контакты с которым традиционно ориентированы реформисты, при сохранении в целом неприкосновенными основные направления внешней политики Ирана. В то же время очевидно преждевременны ожидания резких сдвигов во властной системе и политике Ирана по образцу советской перестройки. Более того, сохранится определенный баланс во властной системе Ирана с учетом наличия у консерваторов собственной социальной базы, прочных экономических позиций, а также контроля над силовыми структурами, в частности, Корпусом стражей исламской революции. Таким образом, сдвиги во внутренней политике Ирана означают на данном этапе лишь изменение в соотношении сил между двумя группировками элиты в рамках действующей в стране системы власти.  

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • АНТИИРАНСКИЙ КУРС ТРАМПА НА ХАОС
      2017-10-16 14:51
      1202

      13 октября США приняли ряд мер, направленных против соглашения по ядерной программе Ирана и политики Тегерана в целом. Центральным моментом здесь стал отказ президента Трампа подтвердить выполнение Тегераном условий соглашения по ядерной программе. Теперь вопрос передан на рассмотрение Конгресса США, который в 60-дневный срок должен решить - возобновлять или нет отмененные в рамках соглашения санкции в отношении Тегерана. 

    • ТУРЦИЯ - США: НОВЫЙ КРИЗИС
      2017-10-16 12:22
      1415

      Турецко-американские отношения в октябре были отмечены новым кризисом. Он был инициирован арестом сотрудника Генконсульства США в Стамбуле, гражданина Турции Метина Топуза, которого турецкие власти обвинили в связях с организацией проповедника Гюлена, в свою очередь обвиняемого в организации мятежа военных в 2016 году. В ответ США приостановили выдачу неиммиграционных виз гражданам Турции, затем зеркальные меры в отношении США приняла и Анкара. Конфликт сопровождался взаимной жесткой риторикой, при этом турецкая сторона в особенности концентрировала обвинения против посла США в Анкаре Джона Бассе, президент Турции заявил, что Анкара не рассматривает его в качестве представителя Соединенных Штатов в Турции.

    • НОВАЯ АВАНТЮРА АНКАРЫ?
      2017-10-11 16:35
      905

      Турция в октябре начала операцию в провинции Идлиб в Сирии. Ее целью называется создание еще одной зоны деэскалации, сообщается, что турецкие военнослужащие уже пересекли турецко-сирийскую границу для проведения разведки. Также с границы двух стран поступает информация о ее подготовке в инженерном отношении для ввода войск.

    • КУРДСКИЙ РЕФЕРЕНДУМ: ОСЛАБЛЕНИЕ США И УСИЛЕНИЕ РОССИИ?
      2017-10-06 12:12
      3272

      Референдум о независимости Иракского Курдистана, вызвав рост напряженности в регионе, в то же время не оправдал некоторых прогнозов о начале нового ближневосточного вооруженного конфликта. Реакция соседей Ирака – Турции и Ирана - не перешла в плоскость силового противостояния, сосредоточившись главным образом в сфере резкой риторики, экономических санкций и транспортной блокады. При этом примечательно, что Турция, несмотря на резкие заявления, пока не реализовала свою наиболее серьезную угрозу перекрыть нефтепровод из Иракского Курдистана, доходы от которого являются основным источником валютных поступлений автономии. Данный аспект, скорее всего, отражает стремление Анкары не сжигать мосты в отношениях с автономией, во многом экономически зависимой от Турции. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ