Последние новости

АНКАРА КОРРЕКТИРУЕТ КУРС

Визит премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу в Иран, состоявшийся 5 марта, может сигнализировать о начале серьезного пересмотра ближневосточной политики Анкары. После того как ориентация на США и альянс с Саудовской Аравией, по сути, завели Анкару в тупик в Сирии, и на фоне острого конфликта с Россией визит Давутоглу в Тегеран представляет собой попытку вступить в прямой контакт с главным конкурентом Анкары в Сирии. В целом в ходе визита главы турецкого правительства выделялось несколько основных тем. 

ПЕРВОЙ БЫЛА УЖЕ ОТМЕЧЕННАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ТЕМАТИКА. Здесь примечательны заявления сторон, озвученные в ходе переговоров. Давутоглу, в частности, заявил, что Тегеран и Анкара должны работать вместе, чтобы помочь восстановить безопасность и стабильность на Ближнем Востоке и предотвратить проникновение иностранцев в регион. Он также отметил, что Турция полностью открыта к сотрудничеству с Ираном в борьбе с террористическими группировками в регионе. В свою очередь президент Ирана Хасан Роухани заявил: "Мы убеждены, что региональные проблемы должны решаться государствами и народами региона. Сотрудничество Ирана и Турции поможет принести Ближнему Востоку длительный мир"

В целом в заявлениях турецкого премьер-министра достаточно прозрачно прослеживается намек на желание урегулировать разногласия между Ираном и Турцией по Сирии без участия и через голову внерегиональных игроков - США и России. Очевидно, что новый ход Анкары является следствием разочарования Турции итогами союза с США в Сирии, который на практике способствовал формированию курдской автономии у границ Турции, при этом не обеспечив реализации стратегических задач Турции в рамках конфликта. В то же время момент для инициативы Анкары был выбран явно не случайно, так как визит состоялся на фоне активного взаимодействия США и России по Сирии, что может вызывать недоверие и недовольство Тегерана, выступающего в качестве основного союзника России в рамках конфликта. В этом контексте появление турецкого премьера в Тегеране было нацелено именно на то, чтобы эксплуатировать это недоверие и внести трещину в российско-иранский альянс в Сирии.

ПРИМЕЧАТЕЛЬНО, ЧТО НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОСЛЕ ВИЗИТА ДАВУТОГЛУ В ТЕГЕРАН Иран впервые открыто заявил о возможных разногласиях с Россией по Сирии. В частности, уже 6 марта президент Роухани заявил, что Тегеран необязательно будет одобрять все действия Москвы по сирийскому вопросу. "Наши отношения с Россией находятся на хорошем уровне, между странами есть сотрудничество. Конечно, это вовсе не означает согласия Ирана с любым шагом России", - отметил Роухани. Он также подчеркнул: "Мы говорим всем, в том числе и нашим друзьям, что сирийцы должны сами решать свою судьбу, мы выступаем за целостность Сирии, за сохранение режима прекращения огня и чтобы власть в стране отвечала чаяниям сирийского народа". Высказывания Роухани относительно целостности Сирии особенно примечательны на фоне сообщений о том, что совместный американо-российский план по урегулированию в Сирии предусматривает разделение страны на несколько федеральных округов.

Еще одним региональным узлом противоречий, который мог обсуждаться между Турцией и Ираном в Тегеране, предполагается усиление геополитической конкуренции на севере Ирака и, в частности, вокруг еще не осуществленного освобождения Мосула от ИГ. За этот город, имеющий ключевое значение во внутренних раскладах Ирака, в настоящее время уже развернулась конкуренция между иракскими шиитами, поддерживаемыми Ираном, и туркоманами, курдами и суннитами, пользующимися поддержкой Турции и Саудовской Аравии. При этом Анкара и Эр-Рияд активно расширяют сотрудничество с Иракским Курдистаном, а Турция кроме того с 2015 года расширила и свое прямое военное присутствие на севере Ирака. Все это ожидаемо вызывает недовольство и беспокойство Тегерана, и примечательно, что визит Давутоглу прошел на фоне сообщений о развертывании Ираном тяжелой техники и войск на границе с Иракским Курдистаном.

Вторым ключевым аспектом визита стали экономическая и энергетическая повестки. Турция в условиях сокращения экономических контактов с Россией пытается компенсировать их расширением торговли с Тегераном, стремясь принять участие в "открытии Ирана". В ходе переговоров стороны договорились достичь двустороннего ежегодного торгового оборота в 30 млрд долларов через два года (при том, что этот показатель в последние годы снижается, упав с $22 млрд в 2012 году до $10 млрд в 2015 г.). И наконец, важной задачей Давутоглу было укрепление сотрудничества с Ираном в энергетической сфере и, в частности, усиление позиций Анкары в предстоящей конкуренции вокруг маршрутов поставок иранских энергоносителей в Европу.

ВИЗИТ ПРОШЕЛ НА ФОНЕ РЕШЕНИЯ РЕГУЛИРУЮЩИХ ОРГАНОВ ЕВРОСОЮЗА об одобрении соглашения Греции с участниками строительства Трансадриатического газопровода ТАР, согласно которому Европа будет получать газ из Азербайджана. При этом ТАР является компонентом Южного газового коридора, предназначенного для поставок газа в обход России в Европу. В этих условиях вновь стали актуальны варианты с подключением Ирана к указанным обходным проектам, как правило, имеющим проблемы с ресурсным обеспечением, а также выросло значение территории Турции как транзитного узла при поставках энергоносителей в Европу в обход России. В ходе своего визита турецкий премьер-министр постарался напомнить об этих факторах, заявив, что Иран является страной, через которую Турция выходит на страны Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, в то время как через турецкую территорию Иран может выходить на государства Европы.

В целом визит Давутоглу в Тегеран продемонстрировал сохраняющееся экономическое и энергетическое значение Ирана для Турции, несмотря на геополитические разногласия. В части региональной конкуренции поездка турецкого премьера может отражать растущее осознание правящей элитой Турции того, что союз с США и саудитами по Сирии на деле вовлек Турцию в стратегический тупик и лишил ее свободы маневра, приведя к появлению курдского анклава и росту нестабильности в самой Турции при практически нулевых результатах с точки зрения интересов Анкары, которые США явно не спешат учитывать. На этом фоне инициативы Давутоглу в Тегеране являются важным сигналом о предпринимаемом Турцией маневре и возможном пересмотре некоторых региональных подходов Анкары. Станет ли это началом более широкого пересмотра ближневосточного курса Турции, станет ясно уже в ближайшее время.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ВАШИНГТОН В ПОИСКАХ ВЫХОДА ИЗ ИЗОЛЯЦИИ?
      2018-11-02 15:02
      1919

      Визит в Москву помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона вызвал массу комментариев, причем основное место в них занимала тема планируемого выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД).

    • КРИЗИС ХАШКАДЖИ: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ САУДОВСКОЙ АРАВИИ
      2018-10-22 14:41
      2736

      Кризис вокруг исчезновения саудовского журналиста стремительно развивался последние дни, приобретая все более неблагоприятный для саудовских властей оборот. На фоне разоблачительных публикаций в турецких СМИ относительно обстоятельств убийства Джамаля Хашкаджи в саудовском консульстве официальный Эр-Рияд столкнулся со все более массированным давлением со стороны Запада.

    • УБИЙСТВО В КОНСУЛЬСТВЕ?
      2018-10-15 14:45
      1213

      Инцидент с исчезновением саудовского журналиста Джамаля Хашкаджи может оказать определенное влияние на конкуренцию на Ближнем Востоке и негативно сказаться на отношениях Саудовской Аравии с Западом.

    • ВЫЗОВЫ ДЛЯ КРЕМЛЯ
      2018-10-10 12:46
      1792

      Внешняя среда для политики России продолжает ухудшаться все последние месяцы. Сохраняется тенденция к дальнейшему ужесточению конфронтации Москвы с коллективным Западом. В частности, проявлением этого стали новые обвинения в адрес российских спецслужб со стороны теперь уже Нидерландов. При этом новая кампания была быстро поддержана США и другими европейскими странами.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ