Последние новости

В ОТКРЫТОМ МОРЕ РУССКОГО СЛОВА

"Век мой. Зверь мой. Кто сумеет заглянуть в твои зрачки и своею кровью склеить двух столетий позвонки?.." - эти строки Осипа Мандельштама  могли бы послужить эпиграфом к литературе целой эпохи, к творчеству больших русских писателей и поэтов минувшего столетия, тех, кому удалось донести до своих современников и поколений, которые придут потом, пульс и дыхание  века.

 В  конце прошлого года в издательстве "Тигран Мец" вышло в свет учебное пособие для филологических и других гуманитарных факультетов вузов Армении "История русской литературы XX века (20 - 90-е годы)". Его автор - кандидат филологических наук, доцент Наира СЕЙРАНЯН.

БОЛЕЕ СОРОКА ЛЕТ НАИРА СЕЙРАНЯН ЧИТАЛА КУРС РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА, называвшейся тогда советской литературой, в - опять же тогда - Ереванском государственном  институте русского и иностранных языков им. В. Я. Брюсова. В ту, доинтернетовскую, эпоху написание диплома не сводилось к "надыбать и скомпилировать". Да и материалами о совсем недавно "реабилитированном" Мандельштаме особо разжиться было негде.  Так что дипломная работа под названием "Мандельштам и Армения" была делом интересным, увлекательным и творческим. И с руководителем  работы - Наирой Паруйровной Сейранян - мы встретились не за день до защиты… Это были постоянный контроль и координирование – без давления, без диктата собственных взглядов и позиций.  Это была точная навигация, осуществляемая не просто преподавателем со стажем – ученым, закончившим филологический факультет  Московского государственного университета  им. М.В. Ломоносова, для которого океан русской литературы был любимой стихией, призванием, делом жизни. Впрочем, хотя издание и именуется учебным пособием, читается оно увлекательно, как художественная литература. Ведь автор делится с читателем не только своими обширнейшими знаниями – он делится любовью.

               "Я преподавала этот курс практически с 70-го года – то есть писала этот учебник почти сорок лет, - рассказывает Наира Сейранян. - В отличие от других литературных курсов - это был курс обновляющийся. Одни имена приходили, другие уходили, так что вместить все в количество имеющихся часов просто не представлялось возможным.  Учебники не успевали за этим ходом литературы, тогда мы пользовались  российскими, и приходилось все время над курсом работать. Например, значительные изменения в жизни произошли с приходом во власть Н.С.Хрущева.  С "оттепелью" в политике в литературу мощно вошли "шестидесятники". Это время я помню по личным непосредственным впечатлениям. Я училась в Москве, была в гуще новых культурных событий. Например, когда в 62-м году в "Новом мире" была опубликована повесть А.И.Солженицына "Один день Ивана Денисовича", в Ленинской библиотеке, как она тогда называлась, за этим номером журнала образовалась большая очередь, его давали на два часа – прочесть и сдать.  С перестройкой 80-х наступило время кардинальных переоценок, переосмысления исторического опыта страны, появилась  так называемая задержанная литература, все, что ранее писалось "в стол". Потом настал 87-й год, - и сошла лавина: Булгаков, Платонов, Пастернак, Солженицын… Стали выходить новые литературные журналы. Это было время настоящего читательского бума. Все это надо было ввести в лекционный курс. А кроме него были дипломники, магистранты, элективные курсы, аспиранты. Помимо преподавания я  постоянно работала как ученый и внесла свой авторский исследовательский взгляд в интерпретацию многих произведений".  

 "ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА (20 - 90-е ГОДЫ)" - это три обзорные и 23  монографические статьи, в каждой из которых – немного биографии, затем общий обзор творчества, наконец, основательный анализ "главных" произведений. Горький и Есенин, Маяковский и Мандельштам, Цветаева и Платонов, Булгаков, А.Толстой  и Ильф с Петровым, Шолохов, затем Ахматова, Пастернак, Солженицын, потом Трифонов, Астафьев, Айтматов, Шукшин и Распутин, за ними идут поэты-шестидесятники: Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, наконец, Окуджава и Высоцкий. И каждый выпукло светится, отраженный всполохами времени и судьбы за спиной. И к каждой почве и судьбе, к каждому большому писателю и преломленной в его творчестве эпохе Наира Сейранян предлагает свой ключ понимания, по ее словам, авторский исследовательский взгляд. Конечно, не всем, даже значительным писателям удалось отвести отдельные главы, отчасти этот пробел она постаралась восполнить за счет обзорных глав. Кроме того, ее задачей было создание учебного пособия, а не научной монографии.

 Кандидат филологических наук, доцент Наира СЕЙРАНЯН"Моя диссертация о сатире Платонова в контексте всего творчества этого замечательного писателя была первой в Союзе. Статья "Сатира Андрея Платонова" появилась в свет в "Вестнике Ереванского университета" в 1968 году.  Мне пришлось, отстаивая писателя, дискутировать со многими критиками, опровергать ложные обвинения. Я писала о произведениях, которые или еще вовсе не были опубликованы, или, раз напечатанные и разруганные, не переиздавались. Познакомилась с вдовой Платонова Марией Александровной, она как-то поверила мне и дала возможность пользоваться архивами, государственным и домашним, прочесть "Котлован" и "Чевенгур". Поэтому, хотя и были некоторые сложности, мне удалось успешно защитить диссертацию о сатире писателя на 17 лет раньше, чем о ней, да и обо всем творчестве Платонова,  широко заговорили, признали гениальным, перевели на многие языки. Так что Платонов в учебнике – это  мое прочтение. Глава о  Чингизе Айтматове тоже выросла из моих исследований. Творчество этого киргизского писателя, создававшего свои произведения на русском языке, стало значительным явлением в русской литературе начиная с 60-х годов и вплоть до сегодняшнего дня. У меня шесть статей о творчестве Айтматова. В 2008 году, когда в Бишкеке отмечали 80-летие писателя, я от Армении приняла участие в международном форуме. Или вот Ильф и Петров. До сих пор, по опросам библиотекарей на тему читательского спроса,  они идут  в тройке лидеров, их читают, цитируют, экранизируют. Романы "Двенадцать стульев" и "Золотой теленок" - это классика советской сатиры. Из нее вышли Райкин и Жванецкий, Хазанов и Задорнов, Петросян и Степаненко, а между тем статья об Ильфе и Петрове есть только в академическом томе 1967 года, современного же прочтения этих писателей нет. Ну и, наконец, Булгаков – сколько бы о нем ни писали, мне кажется, не все еще точки над "и" расставлены, я внесла свою лепту в его прочтение. И так далее.

 Конечно, представляя творчество писателей, я выбрала для анализа те произведения, которые получили всеобщее признание, останутся во времени,  которые интересны не только  российскому читателю, но и всем тем, кто просто воспитан в хороших культурных традициях. И еще, чтобы тема свободы, уважения к личности   присутствовала всегда. Я и в аудиторию всегда старалась нести именно это", - говорит Наира Паруйровна. - Идеал великой ценности человека несет в себе мудрое творчество всех тех писателей, которые составили цвет литературы ХХ века. Их надо читать и слушать, а не вспоминать только по юбилейным датам".                                  

 "ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XX ВЕКА (20 - 90-е ГОДЫ)" - ЭТО НЕ ТОЛЬКО мысли ученого, направленные к заинтересованной аудитории, оформленные живым и роскошным русским языком. Это возможность приобщиться к великой плеяде русских поэтов и писателей за раз. Это неизбежное изобилие цитат – самый главный аргумент в литературной дискуссии и в то же время возможность пробовать текст на вкус, получать удовольствие от самого рядом стояния слов и фраз. А еще, это непременное представление связей авторов с Арменией – а такие связи находятся почти у каждого, начиная фактов биографии до перечня произведений, переведенных на армянский язык, – в надежде, что такой подход не только возбудит дополнительный интерес, но, может быть, подвигнет кого-то заняться переводом.

Выбор – всегда дело сложное. А выбрать в бескрайнем океане великой литературы имена-острова и не сбиться на уровень личных литературных пристрастий – дело сложное вдвойне. Кто-то был канонизирован, а потом канул в небытие, кто-то был репрессирован, а потом назван гением и классиком, кто-то навсегда вошел в первую обойму, кто-то еще вспоминается, но не в первую очередь…

"Двадцатый век невозможно представить без политики  - три революции и четыре войны. Я и в оформлении обложки использовала картину И.К.Айвазовского "Среди волн". Потому что ХХ век – это действительно буря, бушующее море. И без включенности писателя  в текущую жизнь он просто не существует, кого ни возьми, - комментирует Наира Сейранян. - Как писатель воспринимает свое время? Горячее, очень заинтересованное отношение к действительности плюс отточенное мастерство, - так и получается действительно уникальное произведение.  И успех его был связан именно с этим. Потому что читатель тоже жил в этом времени  и жаждал отклика на свои вопросы и поэтому шел к тем писателям, которые давали на эти вопросы ответы. Вспомним поэтов-шестидесятников – ведь они собирали залы-стадионы. Я помню, как они приезжали  к нам в МГУ, еще в тот корпус, что в центре, на Моховой. Там была большая аудитория, расположенная амфитеатром, называлась тогда "Коммунистической аудиторией", и она была  переполнена до отказа. Одни бурно не принимали Евтушенко и возносили Вознесенского, другие – с точностью до наоборот. Это было восприятие очень горячее и заинтересованное".

Увы, времена горячего и заинтересованного восприятия литературы ушли и, кажется, безвозвратно. А посему главный вопрос, адресованный Наире  Паруйровне, звучал вполне незатейливо: почему она решила написать учебник? Что заставило ее сегодня, когда читающих людей становится все меньше и меньше, а на русском – тем паче, взяться за написание такого труда?

"ПРЕДСТАВЬ СЕБЕ, ПРОСЬБЫ – СТУДЕНТОВ, ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ, ДАЖЕ РОДИТЕЛЕЙ, - отвечает она. – Практически это первый учебник для вузов Армении. У нас ведь ничего своего не было, мы пользовались московскими. Сейчас многое изменилось: наш студент  - выпускник армянской школы, так что у него  свои предпочтения и свои вкусы. К тому же речевые навыки надо учитывать. Этот курс уже обкатан, апробирован в аудитории. Я пришла к нему за долгие годы и знаю, как его подать, чтобы это было воспринято и помогло студенту включиться в социо-культурный контекст, включаться в который необходимо. Словом, курс начал писаться спонтанно, но век закончился, и настало время подвести итоги, передать опыт следующим поколениям. В книге есть что выбрать – и студенту, и магистранту, и аспиранту, и преподавателю. Я дала материал достаточно широко, сопроводив его списком литературных текстов, вопросником к практическим занятиям, библиографией к каждой главе. Если вы посмотрите учебники, издающиеся сегодня по этому профилю, то увидите, что все они  разные, есть такие, которые состоят только из обзорных глав. Но обзор студенты воспринимают вяло, лучше – конкретное яркое произведение и его анализ.  Поэтому я постаралась дать литературоведческий анализ текста, одновременно ставя цель привить учащимся навыки анализа".

В 2012 году в издательстве "Антарес"  Наира Паруйровна выпустила 2-томную антологию "Русская поэзия Серебряного века". Ее можно было бы назвать предтечей учебника "История русской литературы XX века (20-90-е годы)" и его подспорьем. Все это тем, для кого не существует книжных бумов и моды на чтение, тем, для кого всегда существуют широкий культурный контекст и большая литература. Проплыть по ее волнам вместе с Наирой Сейранян не только познавательно, но и интересно и увлекательно. 

Основная тема:
Теги:
  • Армен Кешишян 24-Мар-2016
    Блестящая статья блестящего знатока русской (далеко не только) литературы, человека, который знает, что такое учитель, преподаватель, учение, книга, вкус и отточеный язык. Сона Мелоян - профессионал, из тех редких, что снимает всякий вопрос о покупке периодики, если среди авторов значится ее имя. Из тех редких, статьи которых вызывают бурю эмоций, желание прочесть больше о том, о чем она пишет (о чем бы эти статьи ни были), открывают казалось заржавевшие засовы кладези интереснейших поучительных воспоминаний и делают молодыми тех людей, которые знают героя статьи. Как в данном случае - Наире Сейранян, ученого и дочери исключительного человека - Паруйра Абрамовича - полного жизни, любящего жизнь любимца студентов, всегда стоящего на стороне студента декана филфака, не забытого и любимого еще, слава Богу, многими. Из тех, чьи статьи читают вслух в семье те, кто ценят уровень, знание, юмор, способность анализировать и литературное произведение, и его героев, и его автора. И мне особенно дорого то, что несмотря и на сокращающееся число читателей вообще, и русского печатного слова в частности, благодаря статьям Соны Мелоян у читателей не только теплится надежда, что время литературы не прошло безвозвратно, но и подпитывается надежда на сохранение важнейшей традиции - возвеличивания Учителя, Преподавателя, без которой не может быть учеников, превосходящих учителей. Слава Богу, что они еще есть; ярчайший пример - Сона Мелоян.
    Ответить
  • Торосян 27-Мар-2016
    Ув. Армен Кешишян! Ваш отзыв на статью мне понравился столько же, сколько сама статья! Спасибо!................... А книгу нужно быстро приобрести для внуков!!
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
    2018-09-05 16:00
    1960

    С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.

  • НЕ ЗВОНИ МНЕ, НЕ ЗВОНИ!
    2018-09-05 15:38
    1433

    "Черный ящик". Что в нем? Скелеты в шкафу? Круто завинченный сюжет? Реплики под острым соусом? Блистательный актерский ансамбль? Минута на размышление. И то, и другое, и третье? Угадали! Приз в студию!

  • НУЖЕН ЛИ СОВЕТ, ЕСЛИ ОН "БЕСПЛАТНЫЙ"?
    2018-08-29 15:58
    934

    То, что при словосочетании "культурная реформа" или "культурная революция" рука у артиста тянется не к перу и кисти, а к автомату, естественно - нахлебались. Впрочем, следует признать, что при всех духоподъемных разговорах об арт-революции нынешнее культурное руководство ведет себя крайне консервативно, без резких движений, с сознанием "я знаю, что ничего не знаю", и это пока лучшее из его проявлений. Тем не менее вокруг дальнейших векторов развития культурной политики звучат разговоры - официальные и кулуарные, а главное, часто взаимоисключающие. И здесь есть над чем подумать.

  • 100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ДЕТСТВА
    2018-08-27 17:19
    1318

    Выросло ли руководство Минкульта из коротких штанишек? Министру культуры Лилит МАКУНЦ много пеняли за заявление "Культура – это я!", сделанное ею в первый день назначения. Прошло 100 дней, и министр сотоварищи - с заместителями бросили в народ новый хит грядущего осеннего сезона: "Культурная революция – это мы!" По крайней мере едва ли не каждый, сделанный за отчетный период шаг, был классифицирован "шагающими" как революционный. "Одно то, что Ширакскому краеведческому музею предоставлено здание, – уже революция!" - воскликнул один из заместителей министра, полный энтузиазма. Как хорошо быть неофитом!






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • ЧЕРНЫЙ АВГУСТ 1941-го
    2018-08-24 15:37
    2124

    Недавно мне довелось познакомиться с интересным человеком - Виктором Генриховичем ВУХРЕРОМ. Он - химик-техонолог, кандидат технических наук, академик Армянской технической академии. Работал в химической отрасли, в МО РА (подполковник), изобретатель, председатель культурной общественной организации немцев "Тевтония". Я сознательно опускаю иные подробности биографии немца, шваба, прожившего почти всю жизнь на армянской земле. Почему почти? Вот, пожалуй, с этого и начнем углубляться в родословную Вухреров, которую Виктор Генрихович (он к тому же еще и пишет) представляет в своих книгах - две свои, а две в соавторстве с Наталией Алгульян.

  • ВСЕ СРОКИ ВЫШЛИ
    2018-08-22 15:43
    2960

    Армянские церкви в Грузии нуждаются в реконструкции Вторая книга из серии "Армянские церкви Тифлиса" посвящена историографии церквей Шамкорецоц Сурб Аствацацин (или церковь Красного Евангелия) и Ереванцоц Сурб Минас.

  • В ПАМЯТЬ О ДРУГЕ
    2018-08-20 17:29
    2522

    Двадцать лет назад, в 1998 году, академик Левон Мкртчян издал "Книгу скорбных песнопений" Григора Нарекаци (в переводе Наума Гребнева). Это было очередное обращение Мкртчяна к главному произведению гениального армянского поэта X века. Первым была небольшая книжечка Нарекаци на русском языке, вышедшая в 1969 году. В ней было всего несколько глав из "Нарека" (перевод того же Н.Гребнева).

  • Сергей ПАРАДЖАНОВ: ГОДЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ
    2018-07-27 17:24
    4211

    Вышла в свет книга "Сергей Параджанов. Изоляция". В ней представлено 240 писем Сергея Иосифовича из мест заключения (1974-1977 гг.), а также различные документы и материалы, имеющие отношение к гонениям на кинорежиссера. Составитель издания Завен Саргсян, директор ереванского Музея Сергея Параджанова.