Последние новости

КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ?

Открытое письмо к интеллигенции Армении и Диаспоры, ко всем общественным и партийным организациям, ко всему армянскому духовенству, ко всему армянскому народу

Четырехдневная война еще раз доказала парадоксальную с точки зрения других народов и наций закономерность: мы, армяне, в мирное время ругаем, на чем свет стоит, все и вся, в том числе и Отечество, и уезжаем куда глаза глядят, но в трудную минуту, забыв все распри и неприязнь, собираемся в один крепкий кулак и становимся на защиту Родины. 

ВИДИМО, ЭТО ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ ПОДСКАЗЫВАЕТ, КАК ВЕСТИ СЕБЯ в тяжелые для страны времена. Ведь не случайно же, несмотря на многочисленные тяжелейшие испытания и находясь в таком, скажем мягко, недружественном окружении, наша страна, в отличие от многих и многих государств - больших и малых, грозных и не очень, - сумела достойно пройти славный исторический путь. Честь и хвала нашей Родине, нашему многострадальному, но талантливому и здравомыслящему народу! Он еще раз показал миру свое жизне- и свободолюбие, приверженность общечеловеческим и гуманным ценностям.

Наш народ должен жить нормальной жизнью! Но, к большому сожалению, от достойной жизни мы еще очень далеки. Причин - как объективных, так и субъективных - множество, вплоть до криминальных, но этим пусть занимаются юристы, это их дело. Мне же главная причина всех этих безобразий видится вот в чем: надо нам срочно перестроиться, т.е. поменять государственное устройство. Надо заново обустроить наше государство и принять новую Конституцию!

Что имеем мы сейчас? Сегодня в нашем государстве около 3,0 млн армян с умственным потенциалом ниже среднего общеармянского, т.к. большинство интеллектуалов в поисках достойной работы уехало туда, где их мозги более востребованы, чем дома. А где высокоорганизованные, интеллектуальные армяне Спюрка с более чем 7-миллионным населением? Почему они не участвуют в построении государства? Они, что, нужны нам только для денежных вливаний, которые потом уходят в песок? За пределами Армении живут и работают много высококлассных специалистов с мировым именем в различных областях науки и техники, готовые по первому же зову Родины-матери отдать ей свои знания и умения, нарастить военную мощь нашей страны, поднять промышленность и хозяйство на более качественный уровень. Их знания, ох, как нужны нам сегодня! Тем более что перед нами опыт Государства Израиль, со всех сторон окруженного недружественными странами: живет и процветает, со всего мира притянув в страну евреев и полукровок. Буквально, на голом месте построили сильнейшее на Переднем Востоке государство! Так чем же мы хуже евреев? У нас есть все их плюсы, если не больше! Единственное, что требуется от нас, - твердая воля народа и властей предержащих к изменениям, отбросив в сторону все личные амбиции.

ЧТО ЖЕ Я ПРЕДЛАГАЮ? Я ПРЕДЛАГАЮ ПОСТРОИТЬ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО. Наш парламент называется общенациональным, но мы видим, что он является парламентом 3 миллионов армян, а не 10-11-ти. Поэтому надо дать возможность управлять своим национальным государством всему армянству всех стран мира, устранив все естественные и искусственные препоны. А возможность эта появляется при создании общенационального парламента всего армянства.

С чего же начать? В первую очередь надо принять временную Конституцию, для чего создается группа из лучших мировых юристов- армян. Далее уточняются списки и количество выборщиков во всех странах мира, т.к. количество депутатов от каждой страны будет вычисляться в процентном отношении к числу жителей. Если число армян в стране проживания очень мало, то они объединяются с другими и выбирают общего депутата. Всем этим будут заниматься армянские организации данной страны. По уточненным спискам выборщиков будут проводиться выборы депутатов в Национальное Собрание из выдвинувших свою кандидатуру граждан данной страны. Кандидата в депутаты могут выдвинуть и общественные организации. В каждой стране выборы могут быть разные: одноступенчатые, двух- или трехступенчатые, в зависимости от количества армян в данной стране и размеров страны проживания. Например, возьмем Россию. Думаю, здесь выборы пройдут в три ступени: 1-я ступень - выборы кандидатов в депутаты от районов в областной список, 2-я - выборы от области в центральный список и 3-я - окончательные выборы в наш парламент согласно квоте. Выборы же в Тихоокеанском регионе, видимо, пройдут по другой схеме. Тут, наверное, все страны Океании вместе с Новой Зеландией выберут одного единого депутата. Вариантов будет много. Главное - честные и справедливые выборы достойных депутатов.

ИЗБРАННЫЕ ДЕПУТАТЫ ПАРЛАМЕНТА ДОЛЖНЫ ЖИТЬ И ТВОРИТЬ В ЕРЕВАНЕ. Депутаты из стран, где имеется двойное гражданство, могут принять его, а где его нет, обязаны стать гражданами Армении. Собственно, все эти чисто технические вопросы легко разрешимы; как говорится, было бы желание.

Я думаю, на первое время, чтобы все депутаты находились в равном положении, временно расширить число государственных языков русским, английским, французским и испанским, т.к. много еще армян (это не их вина) не очень хорошо владеют родным языком, но готовы отдать все свои силы и знания процветанию Родины.

Выбранные депутаты разработают и примут новую Конституцию. Депутаты выберут также президента, если будет президентская власть, и правительство. Естественно, в парламенте обязательно должны быть представлены все малочисленные народы, живущие в Армении.

Уважаемые мои соотечественники, если взяться всем миром, - через год-полтора мы будем жить в новом обществе! Не так страшен черт, как его малюют. Надо просто верить и действовать, особенно тем, кто имеет определенный вес в обществе. Сейчас самое главное - начать. А начать надо с того, чтобы выработать временную Конституцию. Для этого нужно собрать вместе десять хороших юристов (трех - из Армении, семерых - из Спюрка). Все возникающие вопросы будут с ходу решаться. Надо начать! Прошу всех политологов, востоковедов, арменоведов, кавказоведов и всех других -ведов, политических деятелей, действующих депутатов, деятелей культуры, спорта, науки, мелькающих на телеэкранах и на страницах газет, ради наших детей и внуков, ради нашего народа, наконец, ради нас с вами отбросить все амбиции и, засучив рукава, помочь осуществить вековую мечту нашего народа: сплотиться и зажить по-человечески. Дел невпроворот. Да поможет нам Бог!

С уважением

Валерий ЦАРУКЯН

Эчмиадзин

P.S. Извините за сумбурность, тороплюсь! Враг становится все наглее и наглее. Время не терпит. Нам как можно скорее надо построить достойное нашего народа общество, восстановить экономику, разработать и производить сверхсовременное оружие. Только так мы сможем остановить тюркский ятаган, а в дальнейшем и возвратить земли предков.

Основная тема:
Теги:
  • Михаил Абагян 26-Май-2016
    Вот союз юристов США. Armenian Bar Association https://www.facebook.com/ArmenianBarAssociation/
    Ответить
  • Адамян 28-Май-2016
    Откровения легендарного английского разведчика и негодяя Лоуренса Аравийского Американский журналист Линкольн СТЕФФЕНС описывает свое интервью с британским разведчиком Лоуренсом АРАВИЙСКИМ как самое необычное за всю свою журналистскую жизнь. Человек, способствовавший созданию королевства Ирак, остался таким же таинственным в частных беседах, каким он выглядел в публикациях периода своей политической активности. Материал был написан во время мирной конференции в Париже в 1919, впервые опубликован в журнале "Аутлук энд индепендент" в 1931 и не потерял актуальности по сей день. -------------------------------------------------------------------------------- Это интервью было моим. Я был его инициатором, моей целью было выудить что-нибудь у этого пионера Империи о практической политике в Малой Азии и на Ближнем Востоке, и мне казалось, что я направляю течение беседы. Только впоследствии я осознал, с некоторым шоком, что и он преследовал свою цель, и целью этой было внушить мне британскую идею американского мандата над армянами. Но я был восхищен и ничуть не унижен, обнаружив, несмотря на свою приверженность самоопределению, что есть особый смысл в том, чтобы мы, американцы, пересекали полмира, взваливали на себя заботу об армянах и не только для того, чтобы спасти их от турок, греков, французов, итальянцев, британцев и самих себя, но в какой-то степени спасти себя от самих себя и от них. Для мечтателя-неудачника, подобного мне, в нижайшей из наций таилась непреодолимая притягательность. Так я и сказал. Этот британец явно оценил сказанное мною. Мне казалось, что он с наслаждением рассмеется -- или что-то в этом роде; он раздулся до размеров Британской империи, и казалось, вот-вот лопнет. Но он не лопнул, не рассмеялся, не выразил ничего похожего на юмор. После долгой паузы он процедил: "Точно". И затем, после следующей паузы, заговорил серьезно, даже скучно, об американском идеализме. Он находил его очаровательным: я полагаю, слишком очаровательным. Мы, американцы, чересчур идеалисты. А армян он считал чересчур практичными. Мы дополняли друг друга, таким образом, мы были лекарством для них, они -- для нас: два безнадежных случая, особенно армяне. Я обнаружил, что он испытывал невыразимое сострадание, или, если можно так выразиться, - определенное знание армян, позволявшее ему понимать по-человечески турок или других ближайших соседей армян, кто когда-либо пытался истребить эту сиротскую расу. Казалось, именно это он и считал нужным проделать с армянами. Он не высказался явно. Его метод заключался в том, чтобы, не высказываясь самому, вынудить меня написать все в такой форме, чтобы он мог в случае необходимости отрицать все. Так, он не сказал, что армяне должны быть полностью истреблены. Он только дал мне понять, что это было бы единственным решением армянской проблемы: и именно этим объяснялось его желание, чтобы мы, американцы, взяли на себя эту заботу. Он считал, или внушил мне, что туркам не следует браться за это: они слишком примитивны и не христиане. Греки же испытывают от этого чрезмерное наслаждение и неэффективны: они ничего не доводят до конца, и когда их антиэстетичное наслаждение от избиения армян будет удовлетворено, они остановятся. И так со всеми остальными древними соперничающими расами. Они останавливались, не истребив всех армян до единого. Даже если они брались за дело сообща, то неизбежно оставляли парочку тут или там: Адама и Еву, которые, как только улучали момент, плодились, плодились и плодились. Так что при следующем посещении Армении там можно было обнаружить миллионы и миллионы армян, смиренных и униженных, но при этом днем занятых бизнесом, а по ночам тайно плодящихся, медленно распространяющихся и распространяющихся. Он открыл передо мной все свое мальтузианское отчаяние и ужас перед армянами, так что я чуть было не проглотил все целиком, всю схему американского мандата над армянами. Меня спас мой американский юмор. "Но почему бы британцам самим не выполнить эту задачу?" -- спросил я и, предвкушая его чувство юмора, улыбнулся. Увы. Он не уловил американского юмора, я думаю. Он подождал, пока с моего лица не исчезла ухмылка, и ответил серьезно. "Буквальное избиение армян, - возразил он, - вызовет скандал, если британцы совершат его". И он объяснил, что хотя Империя пережила подобный шок и должна пережить еще, не следует без необходимости сотрясать ее сейчас. Британская империя -- это прототип мирового управления. Все наши великие проблемы -- войны, революции, забастовки, бедствия и т. д. -- все это следствие того, что земля не управляется как целое. Британия в один прекрасный день положит этому конец. Но Империя все же молода, сравнительно невелика, слаба и обременена проблемами. Подумайте об островах, колониях, стратегических пунктах, морях, торговых путях -- всех новых тяготах и ответственности, обрушившихся на Империю вследствие краха германского империализма! Нет. Империя должна быть избавлена от этого в настоящее время. Позже, когда британское владычество распространится с вод до суши, до всей суши, тогда Великобритания сможет выдержать подобный шок, но пока нет, не сейчас, не в младенческом состоянии Империи. Более того, протянул он, британский империализм в этом состоянии заинтересован более в натуральных ресурсах, чем в человеческих. Англичане -- практичный народ, не идеалисты. Они осознают, что мировое управление должно быть основано не на "вашей" Лиге Наций, т. е. идеях и идеалах, но на реальных вещах -- нефти, воздухе, море. "Но, - возразил я, - в Армении есть плодородные земли и богатые месторождения". Он сохранял спокойствие и молчал так долго, что я решил, что загнал его в угол: что он не знал о богатстве Армении. Но тут он вновь начал раздуваться, рискуя разорваться в клочья. И как я хотел, чтобы он рассмеялся! Я думал, это раскрепостит и меня и его. Но нет. Он даже не улыбнулся. Он только протянул паузу и затем напомнил мне, что Армения должна быть разделена. В одной части должны быть природные богатства, в другой -- ничего, кроме армян. Мандат над армянами должен быть дан Америке -- не Британия, но столь же мощный партнер должен получить Армению. "Но, - возразил я, - что за польза от природных богатств страны без народа, разрабатывающего их? Шахты, нефтяные месторождения, тучные земли -- природные ресурсы, - терпеливо объяснял я ему, - не представляют пользы для капитала без труда. И жители страны являются естественным трудовым ресурсом, самым дешевым и послушным". Он был утомлен, раздосадован, как я мог видеть, но остался вежливым, он продолжал слушать, и я приводил ему примеры один за другим - как из американских, так и из британских колоний, чтобы доказать ему, что было бы ошибкой отлучить народ от ресурсов страны. Они должны развиваться вместе, как оно и бывает обычно. Другого пути нет. Я описал ему беспомощность турок или французских банкиров, или других неработающих людей, пытавшихся добывать богатства Армении без армян. И я распространял свое красноречие в направлении, показавшемся мне очень удачным. "Я провозглашаю, - восклицал я, - не идеалистически, не "Армения для армян", но практически, "армяне для Армении". Он смерил меня с ног до головы с интересом, как если бы получил новое представление о нас, американцах. Я сказал ему, что он не знает нас, но он возразил: "Любой разумный англичанин может понять любого неразумного американца". Что-то в этом роде, породившее у меня ощущение, что он воспринимает нас совершенно неверно, и я решил доказать ему, до того как он разделается со мной, что мы, американцы, вовсе не такие совершенные идеалисты, как он и большинство европейцев заключили на примере президента Вильсона. "Если мы, американцы, завладеем армянами, - объявил я, - мы сделаем это для их же пользы. Мы должны управлять ими лишь до тех пор, пока они не смогут управлять собой сами". "Да, да, мы все это понимаем", - сказал он. Но я чувствовал, что это не так, и продолжал раскручивать свой силлогизм. "Ну, хорошо, - тактично сказал я, - вы должны согласиться, что на пути к самоуправлению мы должны будем заставлять армян работать. И так как невозможно заставить людей работать, не имея объекта труда, мы будем нуждаться в шахтах и землях Армении: не для того, чтобы эксплуатировать их богатства, но в качестве тренажера для обучения их индустрии, бережливости и всем христианским добродетелям с тем, чтобы обратить их в хороших людей и хороших граждан". Он выглядел обескураженным. Я не понимал, в чем дело, пока он не объяснился. "У армян нет недостатка в бережливости, - сухо сказал он, - и, конечно, вы знаете, что они христиане, древние христиане?" Конечно, я знал это, только забыл в своем энтузиазме. Однако он поймал меня на этом, и я вернулся на круги своя. "Но, - сказал я, - армяне должны работать. В этом секрет успеха, все равно, для человека или для нации, в работе, упорной работе. И армяне должны иметь Армению, чтобы работать над ней". "Армяне не будут работать, - заявил он. -- Вот в чем беда вашего плана и беда армян. И это беда всех древних рас, некогда цивилизованных, изучивших правила игры, которые однажды, завладев миром и поуправляв им, потеряли власть и деградировали. Они продвинулись вперед в логике, психологии, физиологии. Им не нужен тяжелый труд. В этом они отличаются от младенческих, по-настоящему отсталых наций, с которыми вам, американцам, приходилось иметь дело. Примитивные народы всего-навсего ленивы. Их можно заставить работать и развиваться, можно эксплуатировать их, если хотите. Они не безнадежны, от них есть определенная польза. Но эти выдающиеся народы, экс-цивилизованные нации -- они не ленивы. Они чересчур интеллектуальны, чтобы работать на других. Они эксплуатируют самих себя, инстинктивно, врожденно, безнадежно. Все нации состоят из развивающихся людей. Они говорят о развитии своей страны, но здесь есть обратная связь: их страны развивают их. И древние нации представляют тип людей, которые творят новые. Эти древние народы являются результатом эволюции. На берегах Средиземноморья вы можете увидеть то, что вы отбираете, воспитываете, развиваете дома сейчас. Выжившие древние расы по своему характеру являются коммерческими, как ваша". "Наши, - поправил я, - включая и Англию". Он продолжал. "Вы, новые нации, должны понять на примере старых народов, - повторил он, - что современные представители даже великих и славных наций являются неизбежным и естественным продуктом искусственного отбора в обществе, которое заключает в тюрьму храбрых, изгоняет оригинальных, подавляет массу, душит любое отклонение от среднего и культивирует смиренных, ловких и терпеливых. Потому что это соответствует коммерческому типу. Современные греки являются прямыми наследниками эллинов, и их неприятнейшими чертами являются те, что восходят к древней греческой культуре; не к великим, исключительным личностям, ораторам, певцам и скульпторам, а к средним грекам, практиковавшимся в бизнесе, тем, кто приговорил Сократа к смерти. Египтяне являются пра-пра-пра-правнуками египетской культуры, запоздалым ответом на загадку Сфинкса, так красиво оставленную их предками. Сегодняшние арабы -- это пыль пустыни. Они лишены искусства, обычаев, ремесел древней цветущей Аравии". Он предвосхитил мой протест. "Древние греки, египтяне, сирийцы, турки наконец, они тоже имеют своих гениев -- поэтов, художников, полководцев, которые завоевывали отсталые народы, и капитанов индустрии, давших им работу, и они также имеют свой собственный рабочий класс. Но отборные особи, аристократы, богачи не сохранились. Они даже не выжили. Дети удачливых, богатых, обладающих властью, привилегированных провалились к чертям. И удачливые поколения трудящихся, перерабатывающих, недоедающих, бездуховных и дисциплинированных, опустились до уровня тупых рабов, вымерли или были истреблены. Именно средний класс доказал и доказывает способность к выживанию в обществе, низший средний класс. Итак, вы имеете сейчас весь древний мир, заселенный практически одними бизнесменами, мелкими бизнесменами, торговцами, лавочниками, ростовщиками, лоточниками -- не производителями. Они будут покупать и продавать и, происходя от покупателей и продавцов, будут победителями в коммерческой конкуренции -- из поколения в поколение. Они ездят торговать по всему миру: не созидать, не организовывать, строить, планировать или работать. Их братья, которые занимались подобными вещами, погибли, не оставив наследников. Нет, только смиреннейшие, наиловчайшие торговцы выжили, и их мы видим повсюду, прокладывающих свой путь. Я встречал арабов в колониях Южной Америки, торгующих и богатеющих. И что касается сирийцев, греков и армян... " "И евреев", - ввернул я. Он проигнорировал. "Мои древние народы, - сказал он, - поедут повсюду, где есть рабочие руки, тихо промышляя, смиренно страдая, копя деньги, работая. Да, они работают так, как не снилось рабочим. Они работают, как работают только бизнесмены, долго, тяжело, приближаясь к вожделенной прибыли. Но они не будут трудиться. Они не могут. Они не выносят работу за зарплату. Это в них инстинкт, жилка, интеллект, развитый так же, как мы культивируем породу собак путем селекции. У них в крови знание того, что в работе за зарплату нет смысла, даже за высокую, если вы хотите разбогатеть. Жизнь по шкале заработной платы не предполагает ни выгоды, ни капитала, ни прогресса. Они не говорят об этом, это для них слишком очевидно, они живут этим. Они мудры, как могут быть мудры только древние расы. С момента, как они открывают свои глаза, они видят абсурдность созидательного труда. Стоящим делом для них является выжидать, пока материальные блага будут произведены и затем каким-нибудь образом отнять их у производителей. И они знают, как осуществить это, подобно животному, знающему свое дело, и растению, знающему свое дело, -- инстинктивно. Так, они будут практиковать медицину, право -- любую профессию, которая, как и бизнес, получает свою долю от совершенной, законченной, чеканной формы материальных благ, после того как простой народ произведет их. Но в поте лица своего добывать сырье из земли и производить из него рыночный продукт -- нет. Древние народы ненавидят это, а ваши армяне просто не будут". Он помолчал, глядя на меня, и, видя, что я не смотрю на него, вылил еще порцию своей пропаганды. "Армяне, - сказал он, - наиболее интеллектуальная, в совершенстве отобранная, наиболее высоко развитая раса в мире -- с точки зрения цивилизованности". Я снова назвал своих протеже. "Евреи? -- повторил он. -- Вы уже упоминали их, к моему удовольствию. Это означало, что вы уловили этот нюанс о древних народах. Евреи -- это самый обычный пример -- пример древнего, ловкого, интеллектуального народа, и действительно, они обладают инстинктом эксплуататоров. Они выезжают на ростовщичестве. Но они будут работать. Они не любят работать, но их можно заставить. И они творческие, изобретательные и сентиментальные люди. Среди них все еще есть художники, философы, пророки. Они не совершенны. Они являются незаконченным продуктом цивилизации, полуфабрикатом. Я понимаю, почему их боятся и ненавидят, в них есть чувство собственного превосходства древней расы. Но упоминать евреев в том ряду древних народов, о котором я говорю, нелепо. Мои древние расы изгнали ваших евреев из их собственной страны. Евреи не могут жить за счет арабов, сирийцев, египтян. Они процветают в Англии, богатеют во Франции и Германии и, конечно, в Соединенных Штатах. Но китайцы, например, адсорбировали евреев, как кит заглатывает мелкую рыбешку, так и арабы, турки, греки, а что касается армян..." "Евреи, - сказал он, переводя дыхание, - евреи сами относятся к армянам так, как европейцы-антисемиты относятся к евреям, и точно так же греки, турки -- все остальные расы, когда-либо имевшие с ними дело. Они чувствуют, что армяне всех их заставят работать на себя. И так оно и есть. Армяне вмещают в себя все от евреев и всех остальных рас -- и помимо того, они христиане!" Он приостановился, ожидая, что я сам сделаю вывод, но, поскольку я не проглотил эту наживку, продолжил, давая мне еще один шанс. "Армяне, - произнес он, - не должны владеть Арменией, плодородными землями. Они не будут сами работать на них, даже для самих себя. Они хотят только обладать землей, как собственностью. Они даже не станут заниматься организацией работ и развитием. Они отдадут землю другим в концессию. Они хотят жить на побережье, в городах, на ренту, прибыли, дивиденды и доходы от торговли в акциях и звонкой монете, созданных капиталом и трудом". "Таких людей очень много, - возразил я, - армяне не исключение". "Я вижу, вы все еще не ухватили мою точку зрения, - ответил он. -- Действительно, есть множество других, кто хотел бы этого. Французская буржуазия идет в этом направлении, к этому склоняются наши английские буржуа, в особенности так называемый высший класс. Это является их идеалом. Они бы хотели ничего не делать, но они не могут. Они безвредны. Они желают только тратить. И они тратят, как вы видите. Даже ваши евреи -- транжиры, великие транжиры. Но ваши армяне не будут ничего делать и не будут тратить. Они получают и хранят, они продают, но только чтобы снова покупать и получать больше и больше. Развитие такого совершенного, истинно коммерческого духа -- это результат эволюции, а в эволюции различаются степени. И армяне -- это высшая степень. Я говорю вам, если когда-нибудь армяне получат возможность, если они будут владеть одним уголком земли, они завладеют всей землей и заставят работать все остальное человечество. Вот что знают и чего боятся турки, греки -- и все, кто знает их". Он опять подталкивает меня сделать вывод за него. Я не хотел этого делать и вынудил его продолжать. "Итак, - отпарировал я, - Армения -- для некоего вашего союзника, некоего партнера британского капитала, а армян вы предоставляете нам, американцам. Прекрасно. Возникает два вопроса: что может ваш союзник сделать в Армении без трудовых ресурсов? И что, черт возьми, можем мы, американцы, сделать с армянами без Армении?" "О, - сказал он, - есть и другие народы на Балканах, в Малой Азии, Индии и Африке -- отсталые нации, действительно отсталые нации, которые будут работать. Они могут быть переселены в Армению. В трудовых ресурсах недостатка нет". "Итак, это разрешает для британцев практическую проблему, - сказал я. -- А как насчет идеалистичекой, американской проблемы? Что мы должны делать с армянами?" Он не ответил. Его британский юмор или дипломатическая осторожность, или что-то еще не позволили ему. Он пустился рассуждать об опасности для азиатских трудящихся или европейских капиталистов допускать армян куда-либо, где есть шахты и земли. "Вы не осознаете, - заключил он, - какая трудная и деликатная задача управлять чужим народом". "Вы ошибаетесь", - сказал я с негодованием и повторил мое обвинение в его незнании нас. "Вы неправильно информированы о моем народе, - заявил я, - как и, по-вашему, мы -- о европейцах, турках, армянах и остальных". Я сослался на Филиппины, Кубу, Сандвичевы острова -- все страны, которыми мы успешно управляли. И я напомнил ему, что мы имеем иностранцев всех мастей в самом центре нашей страны. Мы заставили работать даже армян. Мы сделали нашу черную работу, заявил я, так же, как любое правительство на земле, не исключая британского, и чтобы убедить его в нашей практичности, я рассказал об иностранных рабочих в Новой Англии, на Юге, Западе, повсюду. Но я случайно упомянул наших аборигенов, американских индейцев. Он тут же ухватился за это. "Вот оно, - воскликнул он. -- Вот, что я подразумевал все время! Ваша политика по отношению к вашим индейцам -- единственно возможная по отношению к армянам". Я был опрокинут, поражен. Я спросил, что он подразумевает под нашей политикой по отношению к индейцам, и он отвечал, что мы "истребили их всех -- не так ли?" Я смерил его с ног до головы, как некогда он. С наслаждением. "Итак, - сказал я после долгой паузы, - вы полагаете, что именно это мы должны проделать с армянами -- убить их всех до единого". "Нет, нет, нет, - поправил он. -- Как вы, газетчики, неправильно понимаете и цитируете". Он вовсе не подразумевал истребление в качестве политики. Он знал, что мы не способны на это. Что мы должны делать? Он не сказал. Он кружил и кружил вокруг да около, это было утомительно. Но я проглотил наконец наживку. Он вынудил меня высказаться и не поправлял. Он определенно не имел в виду, что мы должны сознательно и умышленно истребить армян. Ни в коем случае. Он всего лишь верит, что, перепробовав все прочие возможности, мы придем к этому. И сделаем это хорошо, не оставя ни Адама, ни Евы, которые могли бы зачать Каина. "Но не вызовет ли это скандала?" -- спросил я. Он полагал, что нет. Он напомнил мне, что мы настолько идеалистичны и филантропичны, что можем делать все, что угодно, не теряя ни нашего идеализма, ни доброго имени. "Разве был какой-нибудь скандал по поводу ваших индейцев? -- спросил он. -- И вы никогда не сомневались в вашей правоте. Вы захватили часть Мексики, оккупировали Гавайи, взяли Филиппины и Пуэрто-Рико силами испанских армий, вы купили Датские острова и разместили ваших морских пехотинцев в Центральной Америке. Вскоре вы будете вынуждены восстановить порядок в остальной части Мексики. И все же, - сказал он с восхищением, - я думаю, вы продолжаете ратовать за самоопределение малых наций. Вы -- маленькая империя и вы предупредили нас в вашей Доктрине Монро, что собираетесь стать большой. И, несмотря на это, вы -- антиимпериалисты. Вы воевали против германского империализма". "Вы также", - сделал я выпад. "О, это не одно и то же, - возвратил он выстрел. -- Мы империалисты. Мы честно называем себя Империей и мы честно воевали за нашу Империю против германской. Но вы -- вы воевали против империи за самоопределение". В этом что-то было, и он коварно выждал, пока я проникнусь этим. И когда я не ответил -- а я не мог в ту минуту, -- он продолжил: "Я верю, что вы, американцы, можете сделать все, что угодно, и не будете осуждены ни миром, ни самими собой. В этом есть что-то очень значительное, очень полезное для мира. Это позволяет вам осуществить в Армении то, что нужно, - тщательно, постепенно и полностью, не пропуская ни одного армянина, и все без скандала, ни в малейшей степени не ухудшая вашего мнения о себе". "И, - поспешил он добавить, - кто-то же должен решить армянскую проблему. Мне видится некая поэзия, добрая политика в том, что самая идеалистичная в мире нация одержит верх над самой практичной". Что он мне подсовывал? Был ли это английский юмор? Я пристально посмотрел на него. Он и глазом не моргнул. Он опять имел раздувшийся вид. Это утомительно и рискованно -- интервьюировать англичанина. Я вспомнил, что он может при желании отречься от интервью, и решил тут же подвергнуть его тесту: "Как я понял, - сказал я, - мы, американцы, - коммерческая культура, как армяне, как все эти древние народы, которые должны быть истреблены". Он кивнул: "Они думают, что развивают бизнес, в то время как культивируют определенную породу людей -- расу бизнесменов, зависящих от созидательного труда остальных людей, которые ненавидят их за то, что они всякого могут превзойти в торговле и жить не работая -- трутни, паразиты, самые практичные люди с самыми христианскими манерами". -- Вы, американцы, говорите хорошо, - сказал он. -- Ни один англичанин не смог бы сформулировать что-либо так ясно. -- Если сейчас, в нашей современной, ранней стадии развития, мы можем, управляя армянами, видеть конечный продукт нашей культуры, если мы можем понять, что армяне сегодня -- это американцы в будущем... -- Завтра, - поправил он. -- Тогда, - продолжал я, - мы должны в исступлении истребить их всех. -- Так, так. -- Мы должны убить всех армян, но для этого мы должны хотя бы предварительно попасть домой. -- Телеграф, - предложил он, - это быстрее. -- Телеграфировать домой, - согласился я, - предупредить об опасности пересечения практического бизнеса с христианским идеализмом. Слишком много идеализма и слишком много бизнеса могут испортить и то, и другое и навредить нам как нации. -- Так, так. -- Это может превратить великую процветающую Америку в Армению, которую Британия и Россия (в будущем) поделят надвое: одну часть -- земли -- для Англии, другую -- людей -- для России. Он молчал. Я подождал, надеясь, что он уловит американский юмор. Он тоже подождал, но поняв, что я чего-то жду, заговорил сам. -- Ваша идея, - начал он. -- Моя идея! -- взорвался я. -- Да, - сказал он. -- Это идея. Это хорошая идея в теории, но по сути идеалистическая. Неужели вы верите, что американцы согласятся увидеть свою схожесть с армянами? -- Вы, англичане, видите, - отрезал я. -- Правильно, - согласился он задумчиво. - Мы видим значение армян для американцев, мы, английские империалисты. Но я сомневаюсь, что простые англичане смогут предвидеть свою судьбу в судьбе древних народов, которыми они управляют. Я был совсем повержен. К счастью, он этого не видел. Его глаза были опущены. Он поднялся и проводил меня до дверей, оставаясь в глубокой задумчивости. - До свиданья, - сказал он, - мне понравилась ваша теория. Это заманчиво. Боюсь, это не будет работать на практике, но пишите. Пишите осторожно, не слишком ясно, и, кстати, не цитируйте меня: я не сказал ничего, ничего...
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • ВАНДАЛИЗМ ПРОТИВ КУЛЬТУРЫ МИРА
    2019-04-19 13:28
    369

    "Уничтожение культурного наследия любой нации должно быть рассмотрено как акт вандализма, направленный против культуры всего мира". Это слова известного польского юриста еврейского происхождения Рафаэла Лемкина, автора термина "Геноцид" и проекта Конвенции ООН о предупреждении и наказании преступления геноцида. Понятие "культуроцид" также было введено Лемкиным. Оно нашло свое отражение в проекте Конвенции ООН в середине XX века, но, к сожалению, не привлекло должного внимания и было затеряно в мировой юридической практике. Между тем этот термин крайне важен для оценки исторической судьбы армянского народа.

  • НОВАЯ ОБЛАЧНАЯ АТС VIVACELL-MTS
    2019-04-19 12:03
    250

    Телекоммуникационная компания VivaCell-MTS разработала облачную АТС, которая станет удобным и экономичным решением для крупных, средних и малых организаций, передает пресс-служба компании.

  • ВСЕ ЦЕНТРЫ ОБСЛУЖИВАНИЯ КОМПАНИИ VIVACELL-MTS В СТРАСТНУЮ ПЯТНИЦУ БУДУТ РАБОТАТЬ
    2019-04-19 11:16
    239

    В Страстную Пятницу, которая в этом году отмечается 19 апреля, будут работать все центры обслуживания компании VivaCell-MTS, сообщают в пресс-службе компании.

  • ВАЛЬС ЦВЕТОВ
    2019-04-19 10:53
    230

    Весна с трудом, но входит в свои права. Город  задышал, тянет на природу, и оказывается, для этого совершенно не обязательно выезжать на пленэр. Достаточно  сходить в  галерею "Саргис Мурадян",  где проходит  выставка картин Альвины АБЕЛЯН-БАРХУДАРОВОЙ.  Уникальность ее работ в том, что материалом для их создания служат не краски, а лепестки цветов. Так получается гармоничное продолжение жизни, созданной природой...






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • В Киеве прошла конференция "Украина – Армения: история, культура, туризм"
    2019-04-16 09:51
    323

    В Киеве состоялась международная научно-практическая конференция, "Украина – Армения: история, культура, туризм" – приуроченная к 95-летию со дня рождения Сергея Параджанова.

  • С ШИРОКО ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ
    2019-04-02 11:46
    2736

    Как хотите, но то, что происходит сегодня в армянском обществе, похоже на некий немыслимый сплав гротеска и сюрреализма в одном флаконе. Такое впечатление, будто власти "новой Армении", до сих пор пребывая в состоянии революционного дурмана, просто не желают реагировать на серьезные проблемы и сигналы в разных сферах жизнедеятельности государства (экономика, армия, образование и наука, культура, социалка и т.д.), не говоря уж об общественных настроениях, либо напрочь игнорируя их, либо отвечая шквальным огнем демагогии.

  • ЛЕД В СТАКАНЕ С ВИСКИ РАФАЭЛЯ АРУТЮНЯНА
    2019-03-26 10:35
    1507

    Чемпионат мира по фигурному катанию в японском городе Сайтама по мнению многих специалистов стал лучшим в истории. Во всех видах наблюдалось увлекательное соперничество, а победителям пришлось откатать "на разрыв аорты".

  • Баграт Эстукян: основные кандидаты Арам Атешян и Сепух Чулджян
    2019-03-19 10:15
    514

    Процесс избрания Константинопольского патриарха начнется по прошествии сорока дней после смерти архиепископа Мутафяна. Об этом в беседе с Tert.am сказал редактор армянской версии еженедельника "Акос" Баграт Эстукян, говоря о выборах Константинопольского патриарха.