Последние новости

ТРАМП МЕЖДУ ЭРДОГАНОМ И ПУТИНЫМ ИЛИ ЭРДОГАН МЕЖДУ ПУТИНЫМ И ТРАМПОМ?

Сохранится ли преемственность политики США на Ближнем Востоке

Президент Турции Тайип Эрдоган в ходе своего недавнего африканского турне заявил, что МИД страны получил задание готовить его визит в Вашингтон для встречи и переговоров с президентом США Дональдом Трампом. Правда, на данный момент четких планов относительно переговоров с Трампом еще нет. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, который представлял Турцию на инаугурации президента Трампа, подтвердил, что турецкая сторона надеется, что "все недопонимания, которые возникали с прошлой администрацией, будут разрешены и сняты", и что "в ближайшее время состоится личная встреча Эрдогана и Трампа, которая принесет новое, позитивное развитие отношений двух стран". В свою очередь ранее Эрдоган говорил, речь будет идти об обсуждении ситуации на Ближнем Востоке и видении со стороны Вашингтона роли Турции в этом регионе. При этом Эрдоган определил две важные для него позиции: 1. сохранение территориальной целостности ближневосточных стран, отказ от попыток изменения карты региона; 2. страны, "не имеющие отношения к региону", должны быть лишены возможности принимать решения, которые не учитывают его специфику", поскольку "Турция — самая сильная страна на Ближнем Востоке, которая влияет на динамику процессов в регионе".

Начнем с того, что до момента начала сирийского кризиса в 2011 году Турцию абсолютно не беспокоила проблема сохранения своей территориальной целостности, не говоря уже о других странах региона, которые были захлестнуты волной "арабской весны". Только потом, когда по ходу развития событий в Сирии Анкаре стали очевидны планы Вашингтона по созданию единого "курдского пояса от границ Ирака до Средиземного моря", она заговорила о важности территориальной целостности Сирии, имея в виду прежде всего свои собственные национальные интересы. Более того, стало ясно, что озвученный некогда в США проект "Нового Ближнего Востока" — не просто изменения в политической фразеологии американских политиков, но и конкретные намерения и действия с участием Израиля (официально — за спиной Турции, хотя есть основания предполагать и участие в этом проекте определенных политических и военных кругов в Турции — С.Т.) по фрагментации геополитического пространства региона через создание дуги нестабильности, так называемого "конструктивного хаоса и насилия" — от Ливана, Палестины до Сирии, Ирака, Персидского залива, Ирана вплоть до границ Афганистана.

В этом проекте выделялись две фазы: балканизация (раздел) и финляндизация (умиротворение). Администрация президента Барака Обамы успешно прошла на Ближнем Востоке первую фазу, которая еще не завершена. Поэтому когда президент Трамп заявляет о создании ПРО против Ирана и возможном отказе от ядерной сделки с ним, отмечая, что "мы потратили на Ближнем Востоке 6 трлн долларов, а регион сегодня находится в гораздо худшем состоянии, чем когда бы то ни было", это напоминает риторику Обамы в первый период его президента, когда он сначала критиковал политику Буша-младшего на Ближнем Востоке, а потом ее продолжил в несколько иной вариации.

Что касается второй позиции Эрдогана: страны, "не имеющие отношения к региону", должны быть лишены возможности принимать решения", то речь идет в первую очередь о России, появление которой в Сирии Турция считает "результатом ошибок" администрации Обамы, во вторую — заметное увеличение регионального влияния Китая. Как заявил в этой связи вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш, США "поменяли своих союзников на Ближнем Востоке, и хорошо бы понимать причины подобных действий". Смена союзников — налицо, о причинах можно пока выстраивать разные версии.

Турецкая дипломатия действительно оказалась в очень сложной ситуации. Анкара имеет серьезные разногласия с Вашингтоном в отношении курдской проблемы, но в душе рассчитывает, что сможет договориться по этой проблеме с западным альянсом, членом которого она себя считает. В то же время при определенных условиях, а тем более что войны в Ираке и в Сирии далеки от своего завершения, Анкара опасается того, что на этом направлении Москва и Пекин могут поменяться с Вашингтоном местами. Дело в том, что почти все конфликты Большого Ближнего Востока, включая и нагорно-карабахский, имеют глубокие исторические корни и их урегулирование на основе принципов демократии усложнено в силу отсутствия там самой демократии. Даже Турция, считавшаяся до недавнего времени "образом демократии западного типа в исламском мире", стала дрейфовать в сторону авторитаризма. Она по-прежнему считает себя входящей в зону влияния Запада, который и осуществляет проект по ее фрагментации после Ирака. В 2003 году США не смогли прорваться в Иран через иракский портал, застряли в проблемах этой страны, а через Турцию "чужими руками" такое возможно. Вспомним, что бывший советник по национальной безопасности США Збигнев Бжезинский считал, что Турция и Иран — две державы на "Евразийских Балканах", "потенциально уязвимые перед лицом внутренних этнических конфликтов (балканизация)", и "если одна из этих стран, либо обе они будут дестабилизированы, внутренние проблемы региона могут выйти из-под контроля". В Турции этот процесс уже начался.

Вот почему Анкара с повышенным вниманием следит за переменами в Белом доме, проявляя на всякий случай сдержанность в диалоге с Москвой и Тегераном. В то же время ее настораживает то, что президент США Трамп негативно относится к движению "Братья-мусульмане" в Египте, Саудовская Аравия, главный американский союзник среди арабских государств Ближнего Востока, нервничает, тогда как Израиль избрание Трампа считает чуть ли "не своей победой" и уверен в том, что новый президент США будет более активно вовлечен в ближневосточную политику. Но как и с кем? Сейчас он заявляет о готовности вести борьбу с ИГИЛ (структура, запрещенная в России), в которой, по оценке американских экспертов, его ждет "большая игра с высокими ставками", с которой "не сталкивался еще ни один президент Америки". ИГИЛ (структура, запрещенная в России), или то, что именуют такой аббревиатурой, можно вскоре объявить разбитой в зависимости от того, что под этим понимать, но есть "второе дно": природа конфликтов в регионе, гибридная война в Йемене между Саудовской Аравией и Ираном, будущее государственности в Ираке и в Сирии, противостояние между Израилем и палестинцами, наконец, сложнейшие проблемы в Турции и вокруг нее. Если вывести за скобки ИГИЛ и Иран (хотя объективно политику США в Ираке и Сирии можно считать проиранской — С.Т.), то Турция от США до сих пор не получила пока ни одного сигнала, свидетельствующего о смене политической стратегии США в регионе. Турция чувствует себя преданной со стороны США. В то же время, как считает норвежское издание Dagbladet, может случиться и так, что появится новая "тройка" — Трамп — Путин — Эрдоган, которая "зажмет снаружи ЕС, инициируя изменения внутри", предлагая не только Брюсселю, но и всему миру "сложное уравнение со слишком большим количеством неизвестных в политической математике". "Путин давит на восточные границы ЕС, — считает Dagbladet. — Трамп угрожает солидарности в НАТО. Выход Великобритании ослабляет ЕС. Эрдоган угрожает открыть шлюзы для потока беженцев, что вновь вызовет разногласия в ЕС". Но такая "тройка" возможна только в случае, если Трамп и Путин возьмут Эрдогана в свою компанию и будут использовать его в "игре" за пределами Большого Ближнего Востока. Другая комбинация — только Трамп — Эрдоган — малоэффективна даже в Ближневосточном регионе. Так что теперь дело за выбором Вашингтона и Анкары, поскольку, надо полагать, что встреча президентов США и Турции состоится ранее встречи Трампа со своим российским коллегой.

REGNUM 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТРАМП МЕНЯЕТ ТАКТИКУ В ОТНОШЕНИИ ТЕГЕРАНА
      2018-07-27 17:35
      6148

      Кто же в Иране готов к диалогу с США? Президент США Дональд Трамп, выступая во вторник в Канзас-Сити (штат Миссури) перед ветеранами американских военных операций за рубежом, заявил, что готов заключить настоящую сделку с властями Ирана в ядерной сфере, которая будет отличаться от предыдущей провальной.

    • МОСКВА МОЖЕТ ПРИЗВАТЬ ПРИНЯТЬ СТЕПАНАКЕРТ КАК УЧАСТНИКА ПЕРЕГОВОРОВ
      2018-07-27 12:40
      4985

      Состоится ли осенью встреча Алиев – Пашинян? После того как в Брюсселе состоялись переговоры между министрами иностранных дел Азербайджана и Армении Эльмаром Мамедъяровым и Зограбом Мнацаканяном, которые продолжались четыре часа, стало казаться, что на горизонте замаячила главная цель - организация переговоров по урегулированию нагорно-карабахского конфликта между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном. Тем более что в заявлении сопредседателей Минской группы ОБСЕ по итогам этой встречи говорилось, что конфликтующие стороны "обменялись мнениями и обсудили дальнейшие шаги по возвращению к субстантивным переговорам".

    • МЕДВЕДЕВ ВСТРЕТИТСЯ С ПАШИНЯНОМ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
      2018-07-25 13:08
      1172

      Есть ли у ЕАЭС закавказская политика? Вопрос к представителю Армении во главе ЕЭК Состоялся телефонный разговор президента России Владимира Путина с премьер-министром Армении Николом Пашиняном. Собеседники обсудили вопросы, касающиеся Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и двустороннего сотрудничества.

    • ВАШИНГТОН СНОВА СОБЛАЗНЯЕТ ТЕГЕРАН
      2018-07-23 13:46
      1043

      О несостоявшихся контактах между Трампом и Рухани Глава администрации президента Ирана Махмуд Ваези, отвечая на вопросы журналистов иранского агентства "Мехр", решил рассказать о том, как "в ходе визита Хасана Рухани в Нью-Йорк в сентябре 2017-го на сессию Генеральной Ассамблеи ООН президент США Дональд Трамп восемь раз просил иранскую делегацию о проведении встречи с иранским лидером". Отчего сразу возник вопрос о причинах обращения Тегерана к таким "историческим воспоминаниям".






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ